ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Месяц май
Вступил в свои права,
принося с собой чарующие
виды цветущих вишен и
живительную прохладу майских
гроз. Днём столбик термометра
чаще всего показывает приятные +17,
ночью температура не опускается ниже
+10 °С. конники вовсю наслаждаются
работой на плацу и выездами на природу,
а городские парки с каждым днём встречают
всё больше и больше посетителей.
Насладитесь и Вы тёплыми майскими деньками!
ФЛУДЕР
Black Line
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mayrin Когда идёшь по конюшне и мельком рассматриваешь четвероногих постояльцев, за силуэт Мэйрин цепляешься взглядом почти сразу и всегда — невольно. Эта огромная по своим габаритам лошадь обладает не менее большим, добрым, но, к сожалению, ещё и очень пугливым сердцем, и справиться с такой кобылой может только опытный спортсмен. Ей сильно повезло, что один из студентов даже вопреки всем запретам решил наладить с ней общий язык, надеемся, что всё у них получится.
ФЛУДЕР
Camille Gerber
АКТИВИСТ
Hyuna Ten
АКТИВИСТ
Yvonne Richard
АКТИВИСТ
Kim Tae Shin
АКТИВИСТ
Tokko Jae Hong
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Vladislav Karelin и Ninel Moreau
Наверное, не даром у русских к французам предвзятое отношение ещё с тех самых пор, как облажался Наполеон, но кто бы мог подумать, что характерная француженка Нинель — Ниночка, как её взялся ласково обзывать наш суровый русский троеборец — устроит старшему тренеру факультета такую взбучку за его осечку? И главный вопрос — захочется ли теперь Карелину оставлять своего коня без присмотра после знакомства с грозными женскими поучениями?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Li Hyun Jun и Шэрон
Настоящего друга определяют поступки, а не слова. Подлинность дружбы между странноватым и нелюдимым Хён Джуном и депрессивной школьницей Шэрон не единожды подтверждалась с обеих сторон. Очередной подарок судьбы - испытание на прочность, и на этот раз им будет куда сложнее выйти сухими из воды.
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Tyler Blackburn
Она говорит тут, на вершине склона, меньше, но по существу, и это кажется чем-то удивительным — словно читая мысли, пусть с запозданием, спрашивает: Ты не сердишься? А я на самом деле удивляюсь, потому что сердиться на нее я и не могу, кажется, только на себя. И не знаю в эту секунду, стоять вот так в изумлении, или же улыбнуться ей по-настоящему, потому что этот вопрос так удивителен и забавен, что не улыбнуться нельзя...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Проход и развязки


Проход и развязки

Сообщений 31 страница 45 из 45

1

http://sh.uploads.ru/OmuNs.jpg
Проход в корпусе клубной конюшни самый оживленный, ведь с каждый годом академия набирает всё больше и больше студентов. Здесь всё оборудовано с максимальным удобством: много развязок и отсутствие громоздких ящиков, мешающихся как под ногами, так и под копытами. Уходя, не забывайте запирать денники на щеколды во избежание несанкционированных побегов постояльцев, а амуницию и щётки убирайте в амуничник.

0

31

Грация коснулась мягкими губами залежалой каши в собственной кормушке. Конюх, обслуживающий это крыло конюшни, не замечая, что она не проедает порцию, каждый раз кидал новое поверх старого. Запаренный овёс из старых слоёв на дне кормушки уже начал покрываться плесенью, и кобыла, вдохнув широкими ноздрями споры, громко чихнула и резко отошла в другой угол денника.
Время тянулось так удивительно медленно и ленно, и дело вовсе не в этом конкретном дне, а в принципе. С той безумной прогулки, что подарил ей Блэк, прошло уже очень много времени. Сменился сезон и вместо яркой шуршащей на ветру листвы над головой можно было увидеть снежные шапки поверх голых ветвей, а сейчас и вовсе – голую влажную землю, на которой только-только стала пробиваться первая зелень. Сначала Грэйс скучала, ощущая стойкий жизненный подъём внутри себя - такой силы, что даже начала набирать вес на радость своему берейтору. Потом ностальгировала и вот уже снова тосковала, не переставая выглядывать среди вороных лошадей одного единственного чёрного как смоль Блэк Лайна, так нужного ей как глоток воздуха, как электрический заряд, что встряхнёт всё её хрупкое тело от кончика носа до последней пряди хвоста.
К своему берейтору она постепенно привыкла, его звали Рик Клейтон и частенько он был немного печальным. Наверное, слишком уставал, работая с другими лошадьми, а может - была и какая-то другая причина. Этот мужчина поддерживал чистокровку в стабильной физической форме - Грэйс вроде и ела, а то периодами отказывалась. Таскала ноги и ладно, пусть и отличалась от других холёных лошадей "Кавалькады" совсем не в лучшую сторону - худой круп с выступающими маклоками, тонкая шея которая, казалось, скоро переломится, лишь бы не таскать на себе тяжесть головы, и втянутый живот.
Глубоко вздохнув, Грация встала вдоль дальней стенки денника, чуть касаясь её правым боком. Она привычно поставила левую заднюю ногу на кончик копыта, что утопало в свежих опилках, и задремала. Лёгкое забвение легко впускало в себя посторонние звуки, голоса – утром, пусть и очень рано, конюшня была оживленной. Издавали различные звуки её соседи по крылу: будь то чей-то звучный всхрап или удар копытом по доскам, разделяющим денники. Кто-то усиленно жевал свой завтрак, а кто-то, уже поглотив свою порцию, спорил с соседом на тему "самый эффективный способ сбросить всадника, если он мешок с картошкой". Всё это было слишком далеко от неё, чтобы волновать, равно как и судьба прокатной лошади. Наверное, если бы она могла понимать свою удачу в лице Рика Клейтона, она бы приложила собственное желание к тому, чтобы восстановиться, но Грация лишь апатично принимала работу с ним и заботу как должное - она так привыкла. У конной академии не было цели перепродать её подороже, отбив деньги, да и хоть чуть навариться сверху. Поэтому никто не носился с ней, как с писаной торбой, уговаривая лошадку покушать, подбирая подкормки и прочее-прочее. Потратив кучу денег на то, чтобы обследовать вдоль и поперек купленную, между прочим, за хорошие деньги спортивную лошадь, академия так и не нашла физиологических причин её худобе, недугов, из-за которых она могла бы отказываться от пищи. Организм лошади устроен таким образом, что корм должен поступать в него в больших объёмах и с малыми временными промежутками. Конечно, её голодовки не приведут ровным счётом ни к чему хорошему, она сама угробит своё здоровье.
Иногда приходил человек, чьи руки пахли лекарствами и, цепко хватая её рукой за нос, выдавливал в рот какой-то препарат - пресный, странный вкус. Так пытались поддерживать её страдающий желудочно-кишечный тракт. Он был вроде даже... Вчера? Да, какая разница. Кобыла шумно выдохнула и повела ухом, провожая тяжёлые незнакомые шаги человека, проходящего мимо ее денника. А потом снова меланхолично развесила уши в сторону, погружаясь в сон.
Её дрёма вдруг разбилась на кусочки звуком брякнутого рядом с денником седла, звоном трензеля, глухо ударившего по деревянной стенке. Это не Рик – он намного аккуратнее, его действия всегда логичные и спокойные. И не ветеринар. Впрочем, кобыла не имела привычки активно интересоваться всем, что происходит в конюшне, поэтому не обернулась на шум. Но ухо всё же дёрнулось в сторону, уловив своё имя. Здравствуй, солнышко, как твои дела?   Теперь я буду с тобой заниматься. Грэйс медленно повернула голову на тонкой шее, чтобы посмотреть на человека, что нарушал её уединение. Ты перепутала. Со мной работают мужчины.
Прикосновения нежных и маленьких рук кобыла принимала как необходимость, не придавая своим реакциям ровно никакой эмоциональной окраски.  На морду легли ремни недоуздка. Сейчас эту девочку вразумят взрослые, и всё вернётся на круги своя.
Водя длинными ушами, чистокровка прислушивалась к звонкому голосу девушки, разбивающему тишину, навечно повисшую в атмосфере денника этой кобылы. Где у тебя кнопка выключить? – усмехнулась вороная. Своим поведением Грация отличалась от многих других лошадей, с которыми обычно сталкиваются на первых порах студенты. Она не исследовала карманы, не кусалась, обороняя территорию – не делала ровным счётом ничего, лишь застыв как восковая фигура – чья-то фантазия, случайным образом воплощённая в реальность.
Когда натянулся чёмбур, увлекающий её наружу, Грэйс шумно выдохнула, раздувая ноздри, и медленно передвигая точёными длинными ногами, вышла из денника в проход, где почти сразу была пристёгнута с развязками. Взгляд кобылы упал на женщину: её волосы короткие и светлые, манера разговора и действий выдаёт в ней профессионала своего дела. Объясни своей девочке, что она ошиблась. Грация почувствовала, как скребница больно затронула шкуру, в том месте, где сквозь неё значительно проступала кость, и крепко зажала к голове уши.

Отредактировано Grace (2018-03-20 22:50:58)

+2

32

Рабочий день по обычному суматошный. Сейчас Мэй быстро шёл по коридору, таща за собой высокого вороного мерина, что устало влачил ноги после тренировки со своим берейтором. Задача состояла в том, чтобы быстро разобрать коня, самому молнией собраться на тренировку и не сильно опоздать. Пол, конечно, знал, что успеть сделать всё за такой короткий промежуток времени - нереально, но это для него был совершенно не аргумент. Загнав коня в денник, брюнет ловко дёргая за ремни, расстегнул и снял амуницию с лошади, накинул и застегнул на вороном теле денниковую попону, запер денник и, подхватив всё снаряжение, вихрем улетел в сторону амуничников. Развешивал вещи по кронштейнам и крючкам Мэй уже абсолютно автоматически, ровно так же, как и похватал амуницию на Пацифика. Тут уж пришлось пробежаться по коридору до других помещений, ведь клубная амуниция к коню не очень хорошо подходила, поэтому была почти вся куплена конкретно на него индивидуально и, конечно, хранилась в личном амуничнике студента. По сути, из клубного у Пацифика осталась только уздечка.
Кстати, самого серого коня в деннике не оказалось. Вот так всегда, когда я очень тороплюсь. Мэй досадливо махнув рукой, сложил амуницию в проходе и поспешил на улицу к левадам, куда по его самому первому и самому здравому предположению могли вывести жеребца, чтобы, например, денник почистить. Удивительным образом он умудрился разминуться с Шэрон, уводящей Пацифика с улицы - всё шутки судьбы, какая-то нелепая случайно. И выйдя к левадам, он, конечно, не нашёл там закреплённого за собой коня, зато обнаружил валяющийся клок от очень знакомой попоны и глубокие отпечатки копыт около оград. Айщ! Кореец с размаху залепил себе ладонью в лоб, нервно постукивая носком ботинка по подтаявшему снегу. Пац-то где?
В расстроенных чувствах Хван сходил до лазарета, но там его жеребца не оказалось. Айщ! Как сквозь землю провалился. Тем временем, минутная стрелка на наручных часах всё поторапливала его, ведь если эта история завершится хэппи эндом, ему не хило так влетит от тренера за опоздание. Позвонить ему, сказать, что у меня конь пропал? Мэй шёл по конюшне и пытался экстренно сообразить насчёт дальнейшего плана своих действий. Как вдруг, кинув свой взгляд в проход конюшни, увидел там знакомую жопу в драной попоне. Пац! - выдохнул студент, бессильно опуская вниз руку с телефоном, и глядя как серая тушка разворачивается и с ором торопится в его сторону. Где ж тебя носило?! - вопросил брюнет как ревнивая жена, едва сдержавшись, чтобы после перенесённого стресса не заобнимать коня до изнеможения. Пацифик был не один, а с компанией, и Мэй практически сразу вспомнил это лицо, голубые глаза и длинные волнистые волосы. О, Шэрон - улыбнулся он, чуть смущённо, потому что вообще не ожидал её здесь увидеть.
Взяв руководство лошадью в свои руки, Мин Мэй бодро осадил Пацифика задом до его денника, привязав на развязки рядом. Прими, прими, прими - настойчиво повторял он, толкая жеребца ладонью в грудь. И, уже зафиксировав горе-беглеца на развязках, наконец выдал ему вожделенное лакомство. О, Пацифик, конечно, давно запомнил, что карманы его студента практически никогда не бывают пустыми.
Что произошло, ты видела? Кореец снял с коня рваную попону и с крайне разочарованным видом посмотрел в дыру, сквозь которую виднелась ехидная рожа Севары в другом конце конюшни. Пац, это даже не зашьёшь, а. - огорчённо заметил он и бросил в комок около двери денника, чтобы пойти рассматривать смачный укус на заднице друга и боевого товарища. Вот мастер на пустом месте влипать. Блин, время идёт, Пол мне голову снесёт. Уже должен был в манеж выйти, а конь ещё не собран от слова вообще. Постоишь с ним? Я за аптечкой сбегаю. - Мэй был уверен, что Шэрон не откажет ему в этой маленькой просьбе, поэтому даже не стал дожидаться ответа, быстрым шагом уходя и скрываясь за поворотом, откуда вскоре уже вернулся с небольшим чемоданчиком.
В соседнюю леваду поставили жеребца и они подрались через ограду? - предположил он, звонко щёлкая пластиковыми замками на ящике, чтобы достать оттуда длинным флакон, похожий на лак для волос. Осторожно, он сейчас может шарахнуться - серьёзно предупредил Мэй. Кому уж как не ему знать, как опасно бывает находиться рядом с испуганными лошадьми.
Энергично встряхнув флакон с аэрозолем, кореец осторожно, готовый пружинисто отскочить в сторону, если Пацифик решит смести его своей задницей, обработал полученные конём ранения алюминиум-спреем. Вот таааак. И больше не надо нам таких приключений. Зайдя с головы, он провёл ладонью по лбу, с улыбкой тронув пальцами косичку, в которую была заплетела конская чёлка. Маль ын! Ильхэё!* Мяу рассмеялся, похлопав коня по шее, и отойдя в сторону амуниции, лежащей около денника. Работать, говорю, пойдёшь! Мэй, кладя вальтрап на спину жеребца, между делом обратился к девочке: Как у тебя дела? Не ожидал тебя здесь встретить. Спасибо большое, что позаботилась о нём!

перевод

*말은! 일해요! - Лошадь! Работать!

+2

33

Так только кажется. Со временем запоминается. Хотя Айлин, когда впервые пришла тоже  говорила что сложно, ничего потом запомнила.
- Уфф, надеюсь, - Рамси тяжко вздохнул, пробегаясь глазами по тексту снова и снова, не отрываясь сперва, но не мог не обернуться на Джейка, когда он заговорил о сестре. Он мог только догадываться, насколько нелегко Джейку говорить о погибшей. А может и наоборот, ему хотелось что-то рассказать о ней. Рамси не мог проигнорировать. Не мог просто уткнуться в этот стенд, даже если он не знает, что нужно сказать и стоит ли вообще. Парень ответил едва заметным кивком и взглядом, которым хотел выразить то, к чему не мог подобрать слов: помню, знаю, я с вами.
Девчонка наконец остановилась и Рамси смог наконец спокойно увидеть ту, с кем заговорил. Оказалась милой девушкой-кореянкой, которая хоть и притихла на какое-то мгновение, но в глазах её был по прежнему задорный огонек.
- Интересно, она всегда такая зажигалка? - он улыбнулся, расслабившись совсем. Невозможно было не пойматься на её позитив, не было в ней чего-то отталкивающего, никаких стоп-сигналов "не подходи близко", которые Рамси всегда так настороженно искал в людях.
- Очень приятно, Рамси, меня зовут Мина. Я пока здесь только учусь. Сегодня моя первая тренировка, а ты когда-нибудь ездил на лошади?
- Неа, у меня сегодня тоже первая тренировка. Я лошадей даже близко до этого не видел. Но тоже поступаю сюда, готовлюсь к экзаменам экстерном. Сюда тяжело поступать?
Он едва успел задать вопрос, как случилось нечто такое, к чему его жизнь не готовила. За долю секунды он оказался в крепких тисках, казалось бы, такой хрупкой девушки, но Рамси всерьез боялся услышать хруст в ребрах, прошлая трещина срослась не так давно и возвращаться к Джуну особого желания не было. Пара секунд на панику, еще несколько на шок и удивление. Парень недоуменно смотрел на Джейка, словно тот мог ответить, что происходит, и бывает ли такое вообще. Видимо да, судя по тому, что он все ёще в тисках, а Мина лопочет что-то на незнакомом ему языке, а переспросить не то, что неловко - физически трудно. Рамси в принципе не знал, что такое обнимашки, и что они могут быть настолько крепкие. Ещё немного, и он смог чуть расслабить скованное с перепугу тело и осознать для себя, что теплая и дружелюбная хватка хоть и непривычная, но неплохая штука. Привыкать к хорошему рискованно, но так заманчиво. Мина выпустила его из рук только когда вернулась миссис Картер.
Ну что, все прочитал?
- Да, конечно! - Рамси закивал, уже готовый рассказывать правила здесь и сейчас, хотя и не был так уверен, что запомнил все тонкости наизусть. Он послушно заполнил графы журнала там, где указала Картер, особенно вдумчиво выводя свою нехитрую подпись. Пока Джейк расписывался, сосредоточенность  на миг улетучилась и Рамси рассеянно рассматривал конюшню. Когда на тебя сваливается так много впечатлений сразу, трудно собрать мозги в кучу, но приходится - тренер обратила внимание на себя и парень приготовился внимательно слушать, стараясь больше не отвлекаться. Какой будет следующий шаг?
Рамси, лошадь, на которой ты сегодня будешь ездить, зовут Эль Севара. Мистер Смит поможет тебе привести ее с прогулки. Постарайтесь не задерживаться, будьте так любезны.
- Хорошо! - он кивнул и сразу же нашел взглядом конюха и кивнул, чтобы не потеряться.
Не так-то просто взять себя в руки, как казалось на первый взгляд. Рамси потряхивало от предвкушения, волнения, в голове словно опилки и какой-то шум. Он едва сдерживал темп, хотя хотелось бежать. По пружинистым и коротким быстрым шагам можно было заметить, что его переполняют эмоции. Сейчас он увидит свою лошадь? Эль Севара...Звучит тонко и легко. Какой она окажется? Какой она масти, вида, натуры? Тихая она или упрямая и неуемная? Поладят ли? Рамси оборачивался на Джейка особенно боясь потерять его из виду. С ним он чувствовал себя увереннее, будто за его спиной каменная стена, не дающая повернуть назад. Пришли. Конюх открыл калитку и пропустил Рамси внутрь, заходя следом.
- Ну что, парень, давай ловить твою кобылу. Вон ту серую видишь?
Рамси кивнул, заметив светлый силуэт. Издали он не мог хорошо её рассмотреть, но видно, что кобыла двигалась легко и изящно.
- Можем за ней побегать, конечно, но поступим по другому. Принес что-то вкусное? Отлично. Протяни это на ладони и позови.
Пакет с угощениями лежал как раз сверху, открыть и достать. Рамси заранее позаботился и собрал все, что пришло в голову и не противоречило позволенному: ломтики морковки, яблок, сахар и подсушенный хлеб. Если будет выбирать - потеряет время. Пусть будет яблоко. Оно сочное, сам пробовал!
- Севара! - мальчишка хотел сразу выговорить это громко и четко, но не привыкший к такому тону, еще и на холоде, сперва вышел какой-то хриплый звук. Со второго раза удалось как положено. Он завороженно наблюдал, как лошадь легкой походкой, бежала к нему, а через пару минут уже взяла яблоко с ладони мягкими теплыми губами. Щекотно! Рамси не смог сдержать тихого смеха под наплывом эмоций от нового ощущения. Невысокая Севара напоминала маленькое облачко или зефирку.
- Похвали. Можешь погладить, по шее похлопай легонько. Смелее, делай всё уверенно и будет тебе счастье.
Рамси всё же решился прикоснуться, медленно провел ладонью по шее, замечая, какая она теплая, как ощущаются под рукой упругие мышцы и впадины, и не мог оторвать завороженного и счастливого взгляда. - Севара, красавица! Хорошая! Лошади еще лучше, когда их касаешься. А какой у них мягкий нос! Парень обернулся на Джейка, Смита, надеясь передать свой спектр эмоций одним взглядом, потому что слов у него не было.
- Ну ладно, налюбовался, теперь пойдем, пока нас миссис Картер не хватилась! - послышался добродушный смешок конюха. Надо же, парень лошадей в глаза не видел, как заколдовали. Смит вручил мальчишке чомбур и показал куда пристегнуть, как нужно вести лошадь, пошел рядом и чуть позади, чтобы подстраховать на всякий случай. Рамси немного потряхивало, но он помнил об уверенности. Всё хорошо. Джейк рядом, Смит тоже, а сам он первый раз в жизни держит кого-то большого и сильного и должен чувствовать себя соответственно - сильным и уверенным. Поэтому он встряхивается, собирается, перехватывает крепче чомбур и делает шаг вперед.
- Идем, Сева!
Вернулись в конюшню они благополучно, хотя Рамси нахватался эмоций и впечатлений от новой ответственности за доверенную ему кобылу: чтобы никуда не дернулась, не пошла искать приключений и не полезла к другим лошадям. Пока все было не так страшно и парень даже приободрился, почувствовав первые успехи.
- Миссис Картер, мы пришли. Что мне нужно делать дальше?

+3

34

-------------> из левады
Эль упивалась своей победой совсем недолго - вот, она услышала, как её настигает грузный топот копыт и, не успев ускориться или хотя бы отсалютировать задними ногами в воздух, чтобы противник не посмел приблизиться, ощутила как челюсти Пацифика сошлись у неё на холке. По-жеребцовски басом заорав, кобыла вывернула шею назад, но так и не смогла достать своей оскаленной мордой ненавистного компаньона. Ты!!! Тварина! Севара споткнулась и чуть не упала, вовремя восстановив своё равновесие.
Войдя в крутой поворот, арабка второй раз едва не поцеловала землю, поднимая в воздух фонтан мокрых снежных брызг. Сейчас я ему зубы-то выбью! Чтоб сено потом только сосать мог! Серый урод!
Обуревая огнём ярости (а ведь после того, как укусила за задницу была готова вообще забыть о его существовании), Звень стремительно нагоняла убегающего от неё коня. Она не видит ни забора, что вырос на её пути, ничего кроме соперника и, вот, выбросив шею вперёд словно кобра, кобыла хотела укусить, но её зубы цепко сжались лишь на попоне. Треск рвущейся ткани, гулкий удар об ограду, в которую она впечаталась грудью почти не успев затормозить.
Сдавленно кашлянув, Севара выронила свой трофей и опустила голову к самой земле, примиряясь с шоком от удара, способного не казаться незначительным даже для неё. Глубоко вдохнув обжигающе холодный воздух, арабка широкой рысью полетела вдоль ограды, со стороны Эль казалась крайне озадаченной. Нужно немного времени, чтобы переварить всё случившееся.
Скрип калитки привлёк её внимание, и кобыла повернула голову в сторону нежданных посетителей. Сразу трое: это интригует. Самый младший из трёх мужчин несколько раз назвал её имя, держа на вытянутой руке какое-то угощение - из другого конца левады было плохо видно, что за ломтик лежит на его ладони. Конечно, её это заинтересовало. Маааальчикииии! Красуясь перед нагрянувшей публикой, арабка мотнула шеей, чтобы длинные светлые пряди взметнулись словно веером. Пружинистой рысью, гарцуя и приподнимая репицу хвоста, она подбежала к людям, разглядывая их лица, а потом, сориентировавшись, нашла угощение, ткнувшись в ладонь паренька бархатным носом. Смакуя яблоко, кобыла непонимающе обвела своими огромными глазами присутствующих. Ну ладно, одна рожа ей знакома - это конюх. А Вы что за туристы? - фыркнула она в лицо мальчика, а потом требовательно боднула незнакомого взрослого мужчину. От конюха-то, давно известно, особо подношений не получишь, а вот люди пришлые, не входящие в персонал - другой разговор.
Почему-то они совсем не торопились пристегнуть к кольцу недоуздка чёмбур, как обычно делают в таких случаях. Ну же, туристы, я уже замёрзла! Севара, красавица! Хорошая! Знааааю - кобыла легко щипнула подростка губами за ухо и резко отдёрнула голову, потому что ожидала схлопотать за свою выходку по морде.
Наконец, люди зашевелились с чёмбуром, но кажется, это были самые туристические туристы на свете, потому что Смит ещё минут десять объяснял что такое лошадь и как её водить. Шумно фыркая, Эль хотела бы поторопить процесс, но не знала как.
Когда, наконец, чёмбур был пристёгнут, а юное дарование скомандовало “Идем, Сева!”, Эль быстро двинулась вперёд, перегоняя человека с возгласом: Сам ты Сева! Увидев краем глаза, как замахнулся мистер Смит, чтобы влепить ей по ушам, кобыла чуть поумерила свой пыл, всё равно поторапливая своего человека, но уже не пытаясь бежать или крутиться вокруг мальчика. Главного она тут определила сразу: Смит - конюх, тот второй - видимо просто сопровождение, а ездить, ездить на ней будет этот малый. Судя по неуверенности и благоговейному трепету - совсем нулевой. Оно и хорошо - напрягаться не надо.
Улица осталась позади едва копыта вступили на пол конюшни, выстланный резиновыми ковриками. Послевкусием, оставшимся в памяти после всего произошедшего за время этой короткой прогулки в леваде, стал лишь лёгкий дискомфорт в груди, которой она с разбегу впаялась в забор. Крепкие, однако, ограды стали делать. На прошлой конюшне эта кобыла однажды так целую секцию вынесла.
Войдя в конюшню, Эль Севара заорала, оповещая о своём приходе. Её ноздри возбуждённо подрагивали, стояли домиком длинные уши-локаторы, внимая ответам соседей, посыпавшихся из ближайшего крыла наперебой.
Они завернули в знакомый проход, в котором нынче царило оживление. Вот стоит на развязках незнакомая ей унылая и худая кобыла, с ней девушка нетрадиционной для Канады наружности, а там… А вдалеке. ЖОПА ПАЦИФИКА! ИШАААААК! - проорала Севара, злая от того, что он ещё и в тепле умудрился оказаться быстрее неё. Вот уж она жаждала выйти с ним на один манеж и разобраться там безо всяких заборов. Уж этого мальчишку ей не составит труда ссадить на время разборок. Миссис Картер, мы пришли. Что мне нужно делать дальше? Приветули - кобыла требовательно толкнула носом женщину с короткой стрижкой, намекая на то, что от неё бы ей тоже хотелось получить лакомств. 
Незнакомая кобыла была худой, но лучше бы ей быть прозрачной - за её угловатым силуэтом всё же было плохо видно объект истерических нападок Севары.

+3

35

-Спасибо, - это все, чем могла ответить Шэр на нежное гугуканье жеребца, даже желание отчитывать его куда-то пропало.   Со стороны казалось, подросток понимала  все, тот  что хотел сказать. Как в зеркале, она видит свое отражение в  карием глазу жеребца, - хотя, чего я хочу от тебя, если в случае со мной, осторожность и разум    не то, что взяли отгул… они даже на работу ни разу не появились?   Возможно, мне так тяжело воспринимать раны животных лишь потому, что вы принимаете боль слишком тихо... и смотрите на все так,  то смирением, то так будто ничего страшного, уже через пять минут. Шэрон  о чем-то задумывается,  прислушиваясь к движениям  серого,  представляя какие мышцы задействуются во время простого движения, для   чтоб  достоверно передать все на рисунках, если конечно однажды засядет за рисование столь сложных животных как лошади. На какое-то время, девчонка  отстраняется от ситуации, наслаждаясь возможностью просто пройтись с лошадью, вот так вот плечом к плечу.   
-И все-таки судьба порой удивительна, то, что я не получила с гнедой лошадью, дал мне ты... спасибо. А еще… чувство будто на моей шее веревка, которую с каждым днем затягивают, исчезло, - она не делилась  своими чувствами с двуногими, снова и снова, испытывая к одной мысли "поговорить с окружающими"  небывалое отвращение, - если когда-нибудь встретимся попробую нарисовать тебя углем…
Чуть позже Шэрон  вспоминает о том, что это она - то ведет вестфальца в конюшню, а не наоборот и  будто подтверждая эту мысль, крепче сжимает ремень недоуздка.  Девочка как-то отстраненно окинула взглядом незнакомцев, что стояли в конюшне, подумывая о том запихнуть ли серого в какой-то свободный денник или оставить на развязках.    Шэр  остановилась на месте, взвешивая все за и против, но кто-то рядом всегда принимает решение быстрее.   Неужели она слишком медлительная?  Услышав незнакомый голос,  серый резко потянул ее  за собой.  Подросток  и  подумать ничего не успела, оказываясь  на небольшом расстоянии от земли.   
«Твою мать! Мы же нормально общались! Что за хрень?! Вот что я сделала тебе?! »
Шэр  слышала ржание, но так и не смогла понять радостное, оно или нет?   И хоть тяни, хоть не тяни вниз, на вестфальца это не влияло.  Как только  серый опустил голову, Шэрри облокотилась на него.
-Это было нечестно. Мы с тобой в разных весовых категориях.
Она смело перевела взгляд на того, кто побеспокоил ее временного подопечного. Что-то в чертах этого человека казалось знакомым, но что именно? Шэр  совершенно не помнила о том, что с этим студентом, уже была встреча.  А пока он снова незнакомец.
О, Шэрон
От   обращения стало неловко. Шэр и сама смутилась, отвела взгляд,  пытаясь вспомнить того кто перед ней, но  память упрямо скрывала нужное воспоминание.   
-Э…привет. А мы знакомы? Ты если что..прости херовая память. В кавалькаде, я ни с кем особо не общаюсь. Вне  Кавалькады тоже...
Она с радостью передала управление Пацификом, поражаясь  тем, как же ловко  парень управлялся с жеребцом. Шэрон  вспоминала свою неуклюжесть и медлительность, когда проводила время с Пухом.  Внутренний голос снова иронизировал, снова подкалывал.
Что произошло, ты видела?
-Да, - тихо ответила  Шэрон, сделав  паузу, после которой собиралась начать   рассказ. Она отвлеклась, сбилась с мысли, когда парень снял коня попону. И новая фраза, полная негодования не дает вернуться  к рассказу.
Пац, это даже не зашьёшь, а.
Если что я могла бы попытаться…- предложила свою помощь  Шэрон,- время есть так что…  Да и к тому же  не во всех аспектах жизни,  у меня руки из задницы растут…
Кажется, ее не услышали или предложению  не предали просьбе значения.
«Ты еще тише можешь говорить?»
«Да замолчи ты уже. Хватит!»
Это была попытка заткнуть свое  внутреннее я.
Постоишь с ним? Я за аптечкой сбегаю.
Шэрон кивнула головой и подошла к серому, обняла за шею, вдыхая  запах конской шерсти, перебирая гриву.  Она   совершенно не хотела его отпускать даже тогда, когда послышались шаги Мяу, будто подобного шанса пообщаться больше не будет.
В соседнюю леваду поставили жеребца, и они подрались через ограду?
Ах да...она не рассказала о том, что произошло – чертова патологическая отвлекаемость. 
-Ну…  в его леваде была та лошадь которую сейчас седлают. Не знаю, что они там не поделили, но он прыгнул от нее в другую  леваду, потом пришел туда, где  бродила я, - ответила Шэрон. Пожав плечами, она отошла от Паца подальше,  безоговорочно подчиняясь серьезному тону. К тому же смотреть на ветеринарные процедуры не хотелось.  Шэр глянула на Мяу, когда все кончилось. Ее приятно тронуло то, что косичку на гриве оставили.
Маль ын! Ильхэё!
Незнакомый язык режет слух.  Все казалось какой-то нецензурной бранью. Она пострела на парня с видом «Сделаю вид, что я тебя поняла…. »   От смеха Мяу на душе становилось легко, он казался ей таким беззаботным.
Работать, говорю, пойдёшь!
-Да, я поняла тебя, мог не переводить,  - сказала Шэрри, чтобы замять неловкий момент,  а затем, вспомнив о недосказанной подробности, упуская необходимость сейчас отвечать на вопросы,  - стоп погодь. Как работать. Он же ногой об ограду стукнулся… может посмотришь. Я не знаю, какой именно из задних, но все-таки…
Пока есть время, Шэр отвечает на заданные вопросы, ее смущает благодарность, заставляя внутреннего ежа спрятаться подальше. Если бы подобные вопросы, задавала  сходу налетевшая Соу, ответ непременно был бы резкий и колючий,  но благосклонность со стороны студента, меняет все.  А может, это все виновна человеческая сущность, такая падкая на  тепло?
- С  возвращением сюда,  морально намного лучше. Я тоже не ожидала, что когда-либо вообще сяду в седло.  Я сбиралась пойти в какой-то конный клуб,  нашла адреса, но не решалась, а потом меня привели сюда и арендовали лошадь, - ответила Шэрон, - а ты как?   И с его ногой серьезно все?

+2

36

Радость от встречи со своим всадником переполняла Пацифика, но теперь, вспомнив про малышку, державшую его, он вел себя смирно и не давал эмоциям заглушить голос разума. Это было нечестно. Мы с тобой в разных весовых категориях. Жизнь вообще несправедлива, человеческий детеныш, привыкай. - он легонько боднул ее носом в знак примирения прежде, чем услышал радостный голос Мяу-Мяу, который перехватил недоуздок. Вот тут было совсем другое, нежели с Шэрон. Наконец-то я узнал, как тебя зовут. Тут со студентом можно было и повыпендриваться и потягаться, поэтому тому пришлось туго, прежде чем он наконец смог сдвинуть серую тушу назад. Оказавшись плотно зафиксированным на развязках, жеребец сразу начал чесать морду, вернее, пытаться это сделать об недоуздок, смешно выгибая голову набок и закатывая глаза. И даже крик ИШАААААК! с другого конца конюшни не оторвал его от этого важного занятия.
В попытке выяснить, что произошло с несчастный серым конкуристом, Мин Мэй ожидаемо обратился к Шэрон. Только молчи! - взмолился конь, направив очи на темноволосую девчушку. Но куда ей понять его мысли. Эти люди вечно склонны переживать по пустякам, вот и сейчас шансов на то, что она промолчит, почти не было. Ее тихое да чуть не заставило Паца взвыть. Он знал, что прыгающих через левады лошадей выпускают гулять через раз, особенно таких, как он. Лишиться моциона на свежем воздухе ему совсем не хотелось, особенно по глупости. Особенно из-за такой дурочки, как эта Севара. Ну да, жажда мести за укушенный зад затмила ему разум и он сиганул за ней. И потом, спасаясь от нее, сиганул обратно. Но в этом ведь не было ничего такого! Он же умный конь, он знает, что нужно гулять внутри заборчика! К счастью, продолжения не последовало и Пац облегченно фыркнул, жуя вкусную ванильную конфетку.
Пац, это даже не зашьёшь, а, - расстроенный голос Мэя, взирающего на творение зубов серой арабской бестии, все-таки привлек внимание Пацифика. Ткнув студента в спину, он тут же отпрянул назад, боясь получить за такое по морде. Хотя он уже давно понял, что его студент - милашка и никогда его не обидит, все равно воспитание и природная хитрожопость подсказывали, в какие моменты лучше поберечь шкуру и отпрянуть назад. Но Мяу, похоже, не заметил этого, или просто решил не обращать внимание. Видимо подумав, что укус Севары требует внимания, он побежал за аптечкой, оставив Паца на попечение Шэрон. Девочка так трогательно обняла его, что жеребец, не ожидая этого от себя, сам аж расчувствовался и опустил шею пониже, чтобы малышке было удобнее. Наслаждаясь крепкими объятьями, она прикрыл глазки и даже не заметил, как вернулся студент.
Предмет в руке Мяу был хорошо знаком Пацифику. Флакончик с распылителем ему часто приходилось видеть и неоднократно испытывать на своей шкуре. Неприятный пшикающий звук, в первый раз напугавший его, сейчас уже не вызывал никаких эмоций. Правда, попу жгло, конечно. И сейчас Пац с сомнением посмотрел на своего всадника, с такой осторожностью подбиравшегося к ране. Да чо ты ссышь-то, норм все будет, не укусит тебя эта фигня. Поджав круп и задергав шкурой, Пацифик мужественно вытерпел экзекуцию. Вот таааак. И больше не надо нам таких приключений. - конь уже думал было возмутиться. Я ж не виноват, что все так вышло. Само как-то. - думал он, начисто позабыв про свои подначивания и подколки. Кому вообще могла прийти в голову светлая мысль обращать на них внимание?
Когда Мяу ласково провел рукой по лбу Паца, тот не упустил шанса и сунул морду к нему в карман, откуда так заманчиво пахло вкусняшками. Правда, ничего не получил и расстроился. Студент что-то пробормотал непонятное, но общий смысл жеребец уловил по интонации. Ничего хорошего это не сулило, что и подтвердилось следующей фразой. Опять работать... Вчера работали, позавчера работали, когда выходной уже? - ругаясь на несправедливую жизнь, жеребец ощутил вальтрап, легший на спину. Шерон стояла рядом и разговаривала с Мяу, вестфалец почти перестал обращать на нее внимание. Она все-таки решила сказать про его прыжок, но студента это не насторожило и Пац выдохнул. А тут решила все-таки уточнить про задние ноги, вернее про удар ими об леваду. Такой подставы от нее конь не ожидал.
Ну чо ты начинаешь, нормально общались же, - грустными глаза посмотрел он на девочку, предвкушая осмотры и всевозможную панику. Это все из-за той неадекватной женщины! - не выдержал он, громко заржав. Проходивший мимо конюх погладил его по плечу. Весна у парня, погляди-ка на него, - обратился мужчина к Мяу. От такой несправедливости жеребец и вовсе опешил. Да это она ко мне приставала, а не я к ней! Вон, вишь как заливается, кобылу бы ему, - гнусно хихикнул мужик, но увидев рядом маленькую девочку осекся и поспешил ретироваться. Вот я так и знал, что этим все и кончится, - страдальчески смирился Пац. Всегда во всем жеребец виноват.

+2

37

Мэй аж зубами скрипнул, когда заглянув за хрупкий силуэт стоящей в полном унынии Грэйс, увидел хитрую щучью морду арабки. Её вон до сих пор не отпускало произошедшее в леваде - всё скалилась и била копытом, эдакий конёк-горбунок. Ах ты ж сука. - огорчённо подумал он. Эль Севару он, конечно, знал в лицо как и всех остальных лошадей, находящихся на факультете начальника. Более того, приходилось уже и на корде гонять этот маленький ураган, в котором энергии хватило бы на десять трудолюбивых китайцев. К слову, в проходе-то оказалась и другая уже знакомая ему публика, которую в заботах и тревогах о Пацифике, Мэй из своего внимания упустил. С Севарой возился, так же уже знакомый ему Рамси - целеустремлённый мальчик, который очень хотел сдать зачёт по практике и поступить в эту академию. Рядом с Грэйс - Мина, и всё это под предводительством миссис Картер. Здравствуйте - Мэй, широко улыбнувшись, поклонился тренеру, потом приветственно кивнул Мине и Рамси. Быть может, очень запоздало, но эта тренировка на сосватанной им Грэйс всё же состоится. Правда Мэй не чувствовал особой радости от этого свершения, ибо по его мнению, оно произошло слишком поздно. Кореец перегорел этой идеей и потерял к ней интерес сразу, как получил в лоб обратной волной за свою инициативу. Два новичка сразу, ещё и Севара...
Терпения Вам, миссис Картер. - мысленно пожелал кореец, но, кажется, встретившись с тренером взглядами, они поняли друг друга и без слов. Со временем притеревшись друг к другу и, в случае Мэя, смирившись с постоянным поддержанием контакта при отчетах о работе с Мэйрин, они общались достаточно дружелюбно. Брюнет подстраивался под её манеру общения, осторожно и деликатно прощупывая почву. Впрочем, тут было однозначно легче, чем в общении с Полом Энтвундом.
Возможно, в какой-то другой ситуации Мин Мэй подошёл бы поговорить, но сейчас не время - глава факультета, ожидающий в манеже, таких задержек точно не оценит. Хван уже заранее внутренне сжимался, предчувствуя ор, который встретит его в воротах рабочего поля.
Быстрая седловка была прервана свидетельскими показаниями Шэрон, оказывается - подранной задницей тут дело не ограничилось. Твою мать!
Брюнет резко опустился на корточки у ног серого вестфальца. Это очень-очень плохо - сказал он, лихорадочно ощупывая мокрые от снега суставы. Мяу даже в жар бросило, когда он представил, что их взаимовыгодное и приятное сотрудничество может сейчас встать под угрозу из-за казалось бы невинной прогулки в леваде. И уж настолько он любит всех лошадей в принципе, этой арабке-скандалистке сейчас очень захотелось всыпать так, чтобы впредь неповадно было. Хорошо, что хоть не передние. - пробормотал он себе под нос, пытаясь отставить в сторону панику и трезво оценить ситуацию. Конечно, Хван узнал всю доступную информацию про своего коня и в курсе его старой травмы. Она не беспокоила Пацифика на данный момент времени, но коня нужно беречь, что расходится с его приключениями в леваде.
Мокрыми и грязными руками Мин Мэй, хмурясь, пытался нащупать то, чего возможно и в помине нет, извел и самого себя в догадках и сомнения и надоел коню, что стал переминаться с ноги на ногу. Серый вертелся, пытаясь вывернуть голову вниз и назад. Вот тебе больно, или интересно, или клянчишь? Ааайщ!
Выпрямившись, брюнет взял в руки клочок сена, обтирая ладони. Принять решение об отмене сегодняшнего занятия в одиночку он никак не мог. Надо ещё постараться разминуться с Севарой в проходе, а то сцепятся второй раз… Кобыла всё никак уняться не может. И вроде ж нормальная показалась, как только привезли - не вторая Умбра, при мне агрессии не проявляла. Да и Пац-то вроде не конфликтный. А как в итоге вышло...
Хван схватился за телефон, но проходящий конюх отвлёк его своими разговорами, которые впрочем, были больше похожи на мысли вслух, чем на оформленную речь. Оооочень его понимаю - усмехнулся Мэй, рассеянно похлопав ладонью сильную шею коня. Весной все хотят. Впрочем, было не время рассуждать об отсутствии секса в их с Пацем тяжёлой трудовой жизни.
Пол, тут форс-мажор… - быстро заговорил кореец в трубку, едва на том конце послышался сердитый голос. Пацифик выпрыгнул из левады и ударился задами. Мне стоит выводить его на тренировку? Вроде не хромает, отёка нет, но ведь он и не может появиться так быстро… Хорошо, спасибо.
Что же. “Ильхэё” сегодня отменяется. - объявил Мэй, кладя трубку. Как раз ученики миссис Картер собирались выходить, поэтому Хван заторопился, снимая со спины вальтрап, который успел на неё положить. Сейчас-сейчас, мы заведёмся! - объявил он, отстёгивая и затаскивая Пацифика в денник, чтобы уберечь от кобыльего гнева. Когда белую фурию провели мимо, он высунулся наружу, встречаясь взглядом с тренером, замыкающим процессию. Миссис Картер. - на полтона тише сказал он, задерживая её на самую малую толику времени, насколько это возможно. Утром работали в шпринте, всё нормально, как обычно. - отрапортовал он, имея в виду Мэйрин. А Пац в леваде вот побился - зачем-то добавил он, объясняя, наверное, свою суету в проходе. Скорее всего, видок у него со стороны казался подавленным. Мэя бы так не огорчила собственная травма, чем временная неработоспособность, да пусть просто дискомфорт, этого классного честного коня.
А… о чём ты… кореец перевёл рассеянный взгляд на Шэрон, напрягая память, чтобы восстановить её слова. Мы познакомились в чайнатауне во время дождя, позже ты помогла мне в больнице - телефон дала, когда мне надо позвонить. Я тогда с сотрясением головного мозга в госпитале лежал. Неужели не помнишь? - грустно улыбнулся брюнет. Ты ещё меня за какого-то своего товарища приняла сначала.
Мэй с лёгкой улыбкой пальцами чесал жеребцу холку, смотря как у того блаженно вытягивается лицо. Разбойник. Вот зачем прыгал из левады, а… Арендуешь лошадь, говоришь… - задумчиво спросил Хван. А кого именно? Глянув на часы, Мэй прикинул время. Пойдём по дорожкам прошагнём с ним, по пути и поболтаем. Ты не торопишься?

+2

38

От этого грустного взгляда  Пацифика Шэрон стало не по себе. Будь бы она на все сто процентов уверена, то могла бы с уверенностью сказать, что этот взгляд отчаянная просьба сохранить, или обида за несохраненную, тайну.    Она была даже готова поверить  в то, что голос жеребца которым он обратился к кобыле полно отчаянья и какой-то обиды.  И  только желание не казаться слишком ненормальной  и здесь, заставляет молчать.
- Не обижайся, но так будет лучше, - тихо говорила Шэр.    Подросток   лениво переводит пустой, равнодушный взгляд на конюха и  эта шутка заставляет лишь устало  вздохнуть. Вроде и взрослый человек, но шутит не лучше, чем ее одноклассники.
«Неужели глупость не проходит с возрастом и некоторым так  и суждено быть идиотами?  Куда же  ты катишься, человечество?» 
А в прочем пусть Мин Мэй общается с этим человеком.
Это очень-очень плохо
  Мысли о перспективах развития или деградации человечества прерваны голосом  корейца. Кажется, все-таки она не зря переживала о том прыжке.   И беспокойство Мин Мэя, тому подтверждение. Шэрри виновато пожала плечами и снова ушла в сторону.     
Может ей подойти к  Пацифику отвлечь его внимание на себя, лишь  он перестал  вертеться и выдергивать ноги? Или в таких случаях инициатива наказуема? Как же бесит собственная беспомощность в таких случая. Девочка пользуется моментом, пока Хван говорит по телефону, не слишком вслушиваясь в разговор, Шэр  подходит к Пацифику.
- Дурак ты... Неужели ваш конфликт нельзя было мирно решить?  - задумчиво произнесла девчонка, снова «забыв» о существовании  Мэя, - а впрочем, кому из нас судить об осторожности, если  мы  оба с тобой хороши?
Что же. “Ильхэё” сегодня отменяется
Это слово звучит очень странно и непривычно. Шэрон попыталась мысленно произнести его, но это кажется чем-то непроизносимым.
«Да уж,  об ваш корейский запросто можно язык переломать…»
Но из уважения к другому человеку, другой культуре и менталитету, это так и останется простой мыслью.
-Ничего…поработаете в другой раз. Думаю, у вас время еще будет, - это попытка приободрить кажется совершенно неудачной от слова совсем. Процессия в другом конце конюшни собирается тронуться с места, Шэр  отходит с дороги. И все-таки было забавно,  и мило наблюдать  за тем как Мэй заталкивает Пацифика в денник.
«Интересно, а с Винни мы так же смотримся?  Хотя, бред какой-то...  кто нас смотрит, Пф?». Она отбрасывает эти сентиментальные мысли, стараясь, стать холодной ледышкой.
Девочка   без интереса  смотрит на нового человека, с которым говорил Мин Мэй.   Шэрри  намеренно пропускала обрывки разговора мимо ушей,   все-таки неправильно слушать чужие беседы, а раз уж оказалась невольным слушателем лучше прикинуться веником, стоящим у стены.   
Ее попытка поддержать Мэя и правда, не удалась: подавленность никуда не делась. И может за слишком спокойным видом, казалось, Шэрон наплевать, на деле она не могла  понять, что в этой ситуации послужит моральной поддержкой.

«Дождь? Чайнатаун? Больница? Эээ я когда там была? Да и какая встреча-то?  И ради кого бы я перлась в ту часть города? Я что совсем ненормальная?» в мыслях удивлялась девчушка, пытаясь понять, о чем говорил Мэй, досадные приключения унесло время. И все-таки досада служит спусковым механизмом, заставляя что-то вспомнить. "Где-то уже было это чувство"
Больничный коридор телефон и странный номер в набранных, - Шэрри помнила как ездила в больницу, чтобы забрать какие-то документы, а потом отвезти отцу, вспомнила и тот разговор… о работе с какой-то Умброй или не Умброй… Со временем вспомнилась досадная поездка в чайнатаун, где какой-то идиот спер рюкзак, а сам Мэй вспомнился в последнюю очередь. Как же давно это было. Вспомнилось и то жгучее чувство тоски, когда она   услышала что парень из Кавалькады. Тогда  душа разрывалась на части, а на лице умиротворение и покой.  Тогда Шэрон была уверена: ей больше никогда не сесть в седло.
- А, теперь поняла кто ты, хотя… -  не спеша отвечала подросток, - в то время, я   не хотела заводить каких-либо знакомств и нашу встречу сочла бесполезной.    Извини, были  свои проблемы, а потом и возвращение сюда… 
Она  не рассказывала о том вечере, когда ей подарили надежду, не рассказывала  о побеге из дома и все что вообще с этим связано, и тот момент, когда Джун сообщил ей о том, что Винни арендован так же останется в тайне.   
И  все-таки  ей совершено не хотелось, чтобы Мэй обижался за  то, что был сочтен бесполезным почти сразу.  А Пацифик кажется, нагло ловил ни с чем не сравнимый кайф от почесушек.
Арендуешь лошадь, говоришь.
-Ага, -  Шэр  ответила, скрывая свою гордость и счастье, но  напускное равнодушие не сработало.
А кого именно?
- Вини Пуха.  Гнедой мерин  с отметиной нам морде и белыми носочками, тот самый, кому некомфортно в темноте.
Она могла и не уточнять подробности, но почему-то казалось, Мин Мэ, не может упомнить всех местных лошадей.
Пойдём по дорожкам прошагнём с ним, по пути и поболтаем. Ты не торопишься?
- Я абсолютно свободна.
А ведь и правда, ей некуда спешить сегодня, учитывая что родители вернулись домой, ей туда совершенно не хотелось.  К тому же раз зовут прогуляться с лошадью, так  зачем отказываться?
-Ты же вроде учишься еще? А как Пацифик попал к тебе или ты к нему? -задала вопросы Шэрон,-     и почему так оказался опасен тот прыжок?
Девчока вышла из денника первой и открыла двери денника как можно шире, чтобы жеребец снова ни нашел приключений на свое серое тело.

+2

39

Музіка

here without you

Митчелл с невозмутимым видом, наблюдал за экзекуцией Рамси, предпочитая держаться подальше от этого урагана. Пожалуй, ему не слишком хотелось, чтобы его с перовой встречи кто-либо стиснул в объятиях.  Неужели даже Смертники  чего-то бояться и у них просыпается инстинкт самосохранения?  Хотя за последние годы от  этого инстинкта самосохранения ни черта не осталось.
«Я сам ищу грубость, хамство, ярость что проявление чего-то доброго и позитивного кажется подозрительным.  Я давно дошел до ручки:  только  ненависть обращенная на меня, заставляет почувствовать себя живым...»
И все-таки нужно отдать должное этой девчонке: за столь позитивным проявлений эмоций приятно наблюдать, навевает приятные воспоминания. Хотелось бы и ему так жить: быть беззаботным, смеяться от души,  но уже слишком поздно…  А на что-то подобное просто нет моральных сил.   
Постепенно все эмоции сменились каким-то равнодушием. Джейк просто ждал, ждал пока начнется тренировка, ждал пока она закончится, ждал пока нужно будет забрать Рамси и провести до метро, ждал когда останется один, принимаясь искать усталость где угодно, только бы потом под конец дня свалиться и забыть кто  ты. Нахождение в компании обычно  отвлекало, приободряло, но сейчас хотелось лишь одного – оборвать то,  что зовется жизнью.  Он даже нашел отличный способ, нужно только решиться на него и все прекратить, когда жить станет совсем  не вмоготу. Джейк всегда относился к смертникам с каким-то презрением, но жизнь и карма удивительны тем, что однажды мы сами окажемся на пути тех, кого презираем.
Мистер Митчелл, ваша роспись в этой графе. Вы, как сопровождающий, должны тоже отметиться.
Джейк как-то ошарашено глянул на Элизабет, опасаясь того что она рассекретила его намеренья исполнить свой смертный приговор.   Хотя, он прекрасно понимал то, что люди не умеют читать мыслей друг друга. Мужчина не сразу уловил то, что от него хотят. И лишь спустя какое-то время понял, что пауза долгая,  оставил подпись в нужных графах.
-Извините, кое-что вспомнилось, - легко ответил Джейк,  желая задурить голову не столько Картер, сколько Рамси, так обеспокоенно смотрящего на него.  Он прекрасно понимал необходимость соблюдать правила, и для него это не было формальностью.  Жаль на оперативной работе Джейку сносило башню, и он намеренно рвался на рожон.  И где же были мысли о правилах и  протоколах? Безумно хотелось закурить: говорят, от этого становится легче. Правда, Митчелл не курил ранее,  да и после встречи с пьяным, прокуренным водителем он не смог выносить этого запаха.
Мужчина считал, что его роль на этой банальной подписи закончена. Картер продолжала  начала инструктировать своих учеников.  Джейк надеялся, что этот человек направит энергию мальчишки в нужное русло и обретя смысл жизни, Рамси станет легче воспринимать холод от близких ему людей, перестанет пытаться заслужить хоть толику внимания.  Опер направлялся на выход и если бы  Кроули не обернулся,  ушел на выход. Какую же клоунаду он играет: находясь далеко не в норме, делает вид что все хорошо. Вот и сейчас проходя за мальчишкой, исполнял свою роль. Джейк  ничего говорил: просто не знал что. В его душнее давно не было трепета от встречи с лошадью, а Рамси был так..счастлив.   Чужое счастье  радовало и становилось легче забывать о своей боли.
«Надеюсь, это место станет для тебя вторым домом. И я буду спокойнее, когда не вижу тебя».
Опер с улыбкой смотрел на то как конюх общался  с мальчишкой, а затем эти двое ушли ловить светло-серую лошадь. Джейк и сам залюбовался ею. Легкая в  движении бежит, будто танцует. Севара так похожа на конька-горбунька из глупой детской сказки.
На самом деле Митчелл планировал и сейчас отстояться прикидываясь чем-то не более живым, чем фикус в холле. Интересно почему женщины замечают его именно тогда, когда он планирует просто перекантоваться в сторонке, не участвуя в событиях. И все же внимание арабки радовало. Джейк улыбнулся и поладил кобылу по  щеке. У него с собой не было никаких угощений.     Мужчина  совсем не ожидал того что общение с лошадью вызовет столько эмоций у Рамси, и кажется тот забитый мальчишка куда-то исчез.
-Попрошайка, - с нежностью произнес Митчелл.
- Ну ладно, налюбовался, теперь пойдем, пока нас миссис Картер не хватилась!
- Хорошая идея, - ответил Джейк, - если что наверняка можешь приезжать не только на занятия. Общение на земле тоже важно. 
Ох уж эта неугомонная кобыла, оповещающая о своем приходе на всю конюшню. Джейк поневоле сравнил ее с неугомонной кореяночкой, что обнимала Рамси.   Он снова предоставил Рамси мисс Картер, а сам отошел подальше от лошадей  и облокотился на решетку пустого денника.
«Может, навестить Кристаллика?»

Отредактировано Jake (2018-04-15 12:15:32)

+3

40

Ох уж эти люди - вечная суета и тревожность. Вместо того, чтобы порадоваться за приключения Пацифика и его нескучную жизнь на старости лет, Мяу-Мяу решил паниковать. Вестфальцу оставалось только тяжело вздохнуть. В мире, где лошади так сильно зависели от людской воли, их мнение особо-то и не учитывалось. Да даже если Пац и попытался бы что-то объяснить своему всаднику, все равно был бы понят неправильно. Ведь начни он скакать по проходу и веселиться, Мин Мэй тут же решит, что это из-за боли. Или что он еще не успокоился и поэтому не чувствует боль. Или еще что-нибудь другое придумал, подтверждающее ужастики в его голове.
Конечно, забота - это всегда приятно. И даже Пацифику это нравилось, только вот он не собирался из-за беспочвенных опасений студента пропускать свой ежедневный моцион и тренинг. Терпеливо ожидая, пока корейцу надоест щупать его ноги, серый потянулся к девочке. Он помнил, что вкусняшек у нее не осталось, но она могла бы почесать его широкий серый линяющий лоб или нежно потереть глазки. Только вот Шэрон как-то робко стояла в стороне, не принимая участия в процессе, точно стеснялась чего-то. Пацифик громко фыркнул и выдернул заднюю ногу из рук Мяу. Чувак, я не при смерти, - мысленно взмолился он, обернувшись на студента и сделав несколько шагов в сторону от него. Тот настойчиво продолжал его щупать, а Пацифик настойчиво продолжал вырывать ноги, поднимая их наверх. Будь на месте Мяу кто-нибудь менее терпеливый, уже давно зарядил бы неугомонному жеребцу по серому пузу.
Темноволосая малышка подошла к нему поближе и начала что-то тихонечко и успокаивающе мурлыкать. Мин Мэй наконец-то оторвался от осмотра и теперь звонил по телефону. Только не ветеринару, я тебя прошу! - чуть заурчал конь, прослушав то, что сказала ему девчушка. Виновато ткнувшись ей в руки бархатным носом, он тихонько лизнул ладонь, от которой отдаленно пахло яблочками. Все-таки эта девочка прелесть и спорить с этим было бесполезно. Такая ласковая и открытая, такая беззащитная… Пацифик растаял в ее руках и чуть прикрыл глаза, чуткими ушами ловя звуки, которыми был полон проход в это утро. Обычно в это время он еще гулял в леваде, но раз уж сегодня ему не повезло и пришлось вернуться пораньше, он мог сполна насладиться утренней суетой в конюшне, которая с наступлением весны только усилилась. Жизнь не останавливалась ни на секунду, но именно с появлением зелени и теплых солнечных лучей в ней появлялась особая живость и энергетика.
Что же. “Ильхэё” сегодня отменяется, - по логике вещей Пацифик должен был расстроиться. Но сейчас, расслабившись и поддавшись влиянию весенней атмосферы, он был согласен и просто погулять и насладиться солнечными лучами. Тем более что дисциплина на прогулках была не такой строгой, а значит это будет веселее, чем тренировка. Пац ткнулся в карман Мин Мэя, стоило тому отстегнуть карабин на развязке. Нехотя жеребец пошел за ним, волоча копыта в денник. Красавица Севара и какая-то тощая вороная кобыла прошли мимо по проходу, Пацифик проводил их взглядом и не смог удержаться от колкости в адрес Севары. Сегодня трудишься в прокате? А я иду шагать, - весело сверкнул он глазами из денника, провожая арабку приглушенным ржанием. Весна. Весна чувствовалась в каждом порыве ласкового ветра, залетающего из окна.
Мяу-Мяу остановил какую-то женщину и Пацифик понимающе ткнул его в плечо. Она не старовата для тебя? - немой вопрос, застывший в глазах жеребца явно был проигнорирован, но вестфалец не сильно расстроился. Сосредоточенно пихая носом студента в бедро, он все-таки смог привлечь к себе внимание. Закончив разговор со своей знакомой, он наконец-то занялся куда более важным делом - начал чесать холку серого, точно зная все его самые чувствительные зоны удовольствия. Ох, ох, ох продолжай, продолжай, - тащился Пац, вытягивая верхнюю губу и за ней всю голову наверх, чуть поворачивая ее набок, как собака.  Да, да, да, и левее чуть-чуть, вооооот тут… Жеребец был готов оставаться тут сколько угодно и никуда не ходить, только бы кореец не убирал руку и это счастье не заканчивалось. Но всему хорошему рано или поздно приходит конец, и блаженству вестфальца не суждено было длиться вечно. Слегка разочарованно мотнув головой, серый обернулся к Мэю, благодарно ухватив его за рукав. Он знал, что люди не так кайфуют от почесух, как он сам, поэтому был скромен в проявлении своих нежных ответных чувств к любимому всаднику.
Не особо прислушиваясь к болтовне Шэрон и Мин Мэя, Пацифик дождался, пока тот прицепит корду к недоуздку, и пока девочка откроет двери нараспашку. Нетерпеливо и чуть обгоняя студента, жеребец торопливо вышел в проход, не особо обращая внимание на натяжение недоуздка. В коридоре между денниками вестфалец остановился, ожидая Мяу-Мяу. Вдруг тот захочет надеть уздечку или что-нибудь еще придумать? Пацу этого не хотелось, но кто знает, что его спортсмену придет в голову? К тому же, жеребец вспомнил, что его давно не угощали. Настойчиво тыкаясь в карман подошедшему корейцу, он чувствовал ванильный запах, исходивший оттуда. Я знаю, что у тебя есть для меня еда.

+3

41

Женщина только молча вздохнула в ответ на оправдание Мины. Кивнув, тем самым обозначая, что извинения приняты, она проследовала вслед за девочкой по проходу. Приятной новостью оказалось то, что первокурсников уже научили седлать коней. Признаться честно, помогать детям чистить лошадей - последнее, чем желала заниматься Элизабет. Нет, она не брезговала и могла почистить и поседлать лошадь сама себе, но если была возможность - запрягала этим коноводов. Ощущение, что все, что ты с лошади смахнул, ты смахнул на себя и свою одежду, было далеко не самым приятным из всех, что приходилось испытывать при работе на конюшне. К тому же студенты на то и студенты - пусть учатся делать все сами. Хотя иногда терпения у миссис Картер не хватало, чтобы дождаться, пока неторопливые и неуверенные руки учеников сами что-то смогут сделать - нередко она подсаживалась на коней сама, чтобы объяснить лошади, чего всадник от нее добивается.
Но сейчас она предоставила Мине возможность пообщаться с Грэйс наедине. Когда ты профессионально занимаешься берейторством и работаешь на конвейере, то тебе не приходится задумываться об установлении особой связи с лошадью, с которой тебя непременно разлучат, как только у тебя получится что-то похожее на хороший результат. Но для студентов, для спортсменов это очень важно. И дело даже не в том, что лошадь должна проникнуться. Пока всадник не научится ездить так, чтобы не причинять ей дискомфорта, она не станет ему верным другом. Тут больше играет роль психологическая привязанность самого человека к коню. Если он сможет довериться своему четвероногому партнеру - полдела уже сделано. Ведь новичков часто тормозит именно страх и неуверенность. Поэтому миссис Картер не вмешивалась в воркование кореяночки, хотя знала, что оно вряд ли произведет впечатление на Грэйс. Нужно чтобы сама Ми Нам чувствовала себя комфортно.
-Мисс Картер, мы выходим, да? Просто Севару не привели еще... и мешать не хочется - от мыслей о лошадях и партнерских отношениях Элизабет отвлек звонкий голос студентки.
-Выводи ее из денника и начинай чистить, - задумчиво отозвалась женщина, глядя куда-то в сторону.
Стук копыт об пол вывел миссис Картер из задумчивости. Взглянув на вороную грустную кобылу, сердце женщины невольно сжалось в тоске. А ведь она была не из слабых. Частокол ребер, из-за которых бока больше напоминали стиральную доску, грустные потухшие глаза, безразличие ко всему происходящему. Что воля, что неволя, все одно для этой замученной непонятно чем и почему кобылы. То ли от того, что ее история насчитывала не одну перепродажу за последние пару лет, то ли из-за тонкой душевной организации, но Грация явно худела не из-за недостатка пищи. На табличке около ее денника фломастером были выведены нормы, которые обычно заставляют коней толстеть. Заметив недовольство лошади, как только щетка коснулась ее бока, миссис Картер предостерегающе произнесла: Стой! - видимо, тонкая шкура была слишком чувствительна сейчас. - Возьми щетку помягче, постарайся действовать аккуратно, она, по всей видимости, щекотливая.
Конечно, как чистокровной лошади не быть щекотливой? Порода, выведенная специально для спорта была создана для моментального ответа на команды всадника и быструю реакцию. А тут судьба подкинула ей подарочек в виде новичков в конном клубе. Но деваться некуда - придется ей работать и отрабатывать свой хлеб, не только же берейтора катать. Проходя мимо, миссис Картер огладила чистокровку по тонкой изящной шее. Заглянув к денник к ней, она увидела там не только непроеденный овес в кормушке, но и плесень - видимо, никто не потрудился вычистить старую еду. Бардак, ой бардак, - покачала она головой. Сморщившись от неприятного запаха, она вышла из денника, с сожалением посмотрев на Грэйс, миссис Картер сказала Мине:
-После работы не забудь помыть ей кормушку, прежде чем ставить в денник. Так ты отблагодаришь ее намного сильнее, чем лакомством, - последние слова она произнесла, уже не глядя на девушку.
В другом конце прохода показался Рамси, который сам вел Севару. Мистер Смит и Джейк завершали процессию. Миссис Картер одобрительно приподняла уголки губ. Инициатива мальчика - это хорошо. С такой как Севара ему придется не трусить и брать управление в свои руки, иначе ему не видать успеха. Женщина, подумав о том, что сейчас ей предстоит заниматься с двумя нулевыми всадниками на чистокровных лошадях, тяжело вздохнула. Но в конце концов, она была профессионалом, а значит ей придется справляться и с этой непростой задачей.
Миссис Картер, мы пришли. Что мне нужно делать дальше? - бодрый голос Рамси несколько приободрил и саму Элизабет. Она вовремя заметила серую морду, тянущуюся к ней и щелкнула наглую кобылу по носу прежде, чем та успела ткнуться слюнявым ртом в ее чистую куртку.
-Надо поставить ее на развязку. Видишь, - она махнула рукой на чембуры, висящие с обеих сторон. - Цепляешь оба карабина к нижнему кольцу недоуздка. Женщина терпеливо дождалась, пока Рамси справился с ее поручением, после чего продолжила увлекательный экскурс в мир лошади. Это - скребница, это - смахивалка, - поясняла она, показывая щетки и то, как ими нужно работать. Объяснив самые основные движения, она вручила мальчику инструменты и сама отошла в сторону. Можешь седлать, - кивнула она Мине, закончившей чистку. Наконец, после нескольких минут наблюдения за неуклюжими движениями Рамси, она обратилась к Джейку, подпиравшему стенку денника рядом. Мистер Митчелл, для ускорения процесса я попрошу вас помочь Рамси. Если я правильно помню, вы тоже занимаетесь тут, в прокате?
Элизабет чувствовала себя дирижером нескладного оркестра, в котором у скрипачей не было смычков, а у трубачей вообще астма. И тем не менее, благодаря уверенности и внутреннему спокойствию она вполне неплохо себя чувствовала в этом хаосе. Поздоровавшись с Мин Мэем, она невольно вернулась мыслями к Мэйрин. Еще одна чистокровка по ее душеньку. Она несколько раз наблюдала за тренировками студента и этой большой нервной кобылы. Правда, сам Мэй об этом не знал, да и наверняка начал бы нервничать и этим смущать лошадь, которая, как и любая другая, тонко чувствовала состояние человека. Поэтому миссис Картер особо не стремилась вмешиваться в их тренировки. Пока что он неплохо справлялся сам - дело было не в технике и не в напрыгивании(еще одна причина, по которой тренер не спешила раздавать технические советы). Они должны были притереться к друг другу. Мэйрин нужно научиться фокусироваться на своем партнере, а тому - успокоиться и преодолеть свой страх перед этой большой чуткой лошадью, которая порой вела себя не очень предсказуемо.
Наконец, когда процесс седловки был завершен - Джейк помог Рамси, Мина справилась сама. Теперь надеваем уздечки и выходим, - скомандовала она, подходя к Севаре. Нужно было помочь мальчику и не дать импульсивной кобыле слинять, как только недоуздок будет снят. Поясняя процесс надевания уздечки, миссис Картер самолично запихнула арабке в рот железо и затянула капсюль потуже, чтобы та не вздумала перекидывать язык или баловаться. Повод с шеи нужно снять, - когда она водила лошадей сама, то не делала так, но у нее был опыт и она знала, как сделать так, чтобы конь никуда не делся. А вот про новичков такого не скажешь, к тому же нужно было подстраховаться.
-Сейчас-сейчас, мы заведёмся! - Мин Мэй заторопился, затаскивая серого коня в денник, чтобы дать пройти ученикам миссис Картер. Процессия неспешно двинулась в сторону выхода. Женщина не успела было озвучить пункт их конечного назначения. Мяу-Мяу отвлек ее своим отчетом о Мэйрин. Утром работали в шпринте, всё нормально, как обычно. Миссис Картер кивнула, одними губами шепнув “молодец”. А Пац в леваде вот побился, - мельком глянув на наглого серого вестфальца, пихавшего студента, женщина спокойно ответила: Сейчас еще грунт не встал, в леваду лучше выпускать коней после работы, когда они уже успели сбросить энергию. Надеюсь, у вас все обойдется. - заметив, что дети с конями нерешительно замерли, она поспешила догнать их и встать во главе процессии. Мистер Митчелл шел рядом с Рамси и Севарой, в случае чего сможет подстраховать, во всяком случае Элизабет надеялась на это.
-Идем на плац, - возвестила она, направляясь прямо туда и указывая дорогу. Если Мина и могла знать, где это, то вот Рамси точно нет. К тому же плацей было несколько, но они направлялись на выездковый - народу по утрам там было немного и никто не мог помешать их занятиям.
--->Выездковый плац

+4

42


Сейчас еще грунт не встал, в леваду лучше выпускать коней после работы, когда они уже успели сбросить энергию. Надеюсь, у вас все обойдется. Спасибо. - вежливо поблагодарил Мэй миссис Картер в ответ на реплику, которой она уделила ему внимание, пусть ей сейчас было и совсем не до него с его Мэйрин и, тем более, с Пацификом. Всё-таки, держать под контролем абсолютно всё и двух начинающих, у одного из которых не самая спокойная в мире лошадь, и общий порядок в проходе конюшни, да ещё и отвечать таким как Мэй - особое искусство тренеров с большим стажем. Этому ему ещё предстоит научиться, если кореец захочет вести в будущем преподавательскую деятельность. Пол велит мне их выпускать до работы. - подумал Мэй, но, конечно, не озвучил вслух свою мысль, ведь это не тактично. На одно и тоже действие или понятие можно смотреть с разных точек зрения и сложно сказать, чьё мнение в таком случае окажется неправильным. Конечно, Хван мог сравнивать тренеров, проводить параллели и понимать, чей подход более профессиональный. Например, он чётко знал, что не будет заниматься под началом младших, не так давно появившихся тренеров, академии. Постоянно подпитываясь негативом мистера Энтвунда, с которым тот относился к младшим менее опытным коллегам, Мин Мэй сформировал своё мнение, которое было, конечно, помягче чем у начальника, но Хван полагал, что эти люди не то, что не смогут дать ему что-то значительное сверх уже полученных знаний, но и испортить альтернативными предложениями уже устоявшуюся базу. Которую ему потом доходчиво вправит мистер Энтвунд. Возможно, его мнение недостаточно обосновано, но оно таково. Ведь Мэю приходилось наблюдать, как Пол тренирует своих младшеньких, и как проводят занятия те, другие тренера. Да, возможно, Энтвуд бывает слишком суров с начинающими всадниками, но это с лихвой компенсировалось его профессионализмом, на котором как на самой плодородной почве выращивались новые таланты - будущие звёзды конного спорта.
О миссис Картер ему ещё рано судить, ведь Мэй видел её тренировки только мельком, а Пол про неё редко что-то говорил. Но общее первое впечатление, да ещё и подкреплённое её помощью (хотя могла бы просто сдать с потрохами его вместе с Мэйрин на растерзание Полу), однозначно положительное. Как будет дальше - покажет время.
Мысленно пожелав женщине удачи, Хван вернулся вниманием к публике, стоявшей внутри денника Пацифика. “Го-го”, ему. Конечно. Разбойник. - с улыбкой на губах передразнил Мэй своего коня, который проводил уходящую работать арабку своим ржанием.
Надо было дождаться, пока маленькая группа миссис Картер покинет помещение, не выходить за ними сразу - мало ли Севара развернётся, вырвется из ещё неуверенных рук мальчишки, который её ведёт, и направится добивать его любимого вестфальца. Лучше лишний раз не рисковать. Почёсывая коню холку, Мин Мэй обратился своим вниманием к девочке, стоящей рядом с ним в деннике. Если уж им с Пацификом представилась возможность незапланированного отдыха, почему бы не потратить образовавшееся время на общение, тем более, с такой хорошей знакомой. Память возрождала события минувших дней с точностью до подробностей. Мэй вспомнил, как сначала девочка загорелась идеей посмотреть достопримечательности, а он спустил всё на тормозах, как оставила ему записку, о которой он сразу же забыл, как вернулся к работе, с головой нырнув в свои привычные заботы. Неловко как-то. Впрочем, сейчас он решил провести с ней время не потому что воспоминания пристыдили его, а просто потому что так захотел.
А, теперь поняла кто ты, хотя… -  тон голоса Шэрон был размеренным, неторопливым, в то время, я   не хотела заводить каких-либо знакомств и нашу встречу сочла бесполезной.    Извини, были  свои проблемы, а потом и возвращение сюда… Кореец понимающе кивнул, не став заострять внимание на проблемах, тем более, девочка говорила о них в прошедшем времени. Да и какие могут быть серьёзные проблемы у такой маленькой девочки? Тройка по алгебре?
Мин Мэй предпочитал вести разговоры о лошадях в большей степени, чем о проблемах, поэтому зацепился за её слова про аренду коня.
Винни Пуха.  Гнедой мерин  с отметиной нам морде и белыми носочками, тот самый, кому некомфортно в темноте. Да, я знаю - улыбаясь ответил Хван, выходя из денника, чтобы взять висящую на крючке корду, которую он в последующем прицепил к кольцу недоуздка жеребца. Ты же вроде учишься еще? А как Пацифик попал к тебе или ты к нему? Шэрон вышла из денника первой, раскрывая дверь. Да, третий курс. И работаю тоже здесь коноводом - вот и знаю всех. - снова улыбнулся кореец, выводя Пацифика, который бодро выперся вперёд него, но оказавшись в проходе, приостановился, ожидая своего студента. В этом плане серый гораздо надёжнее Мэйрин или, например, Вайпера. Всё же Пац не фанател от еды в такой крайней степени (и не такой дебил). Машинально закинув в этот бездонный бак угощение, Мэй повёл его по проходу на выход, тем временем, продолжая беседу с Шэрон. Пацифика мне определил мой начальник, потому что прежняя лошадь мне не подходила - признался Мэй и похлопал ладонью серую шею, посматривая на вестфальца с особой любовью во взоре. Я очень благодарен за него мистеру Энтвунду. Так, постоишь с ним секундочку? -  Мэй переложил корду в руки девчонки, чтобы забежать по пути в амуничник за попоной. Что же, пришлось укрыть его попоной, купленной для Мэйрин, которая была для жеребца великоватой.
Пац, не жрать. Это не твоё. - строго сказал он, погрозив пальцем.
И почему так оказался опасен тот прыжок? У него был перелом лучевой кости. Надо беречь его здоровье. - серьёзно сказал Мэй, направляя коня в сторону выхода.
Прокрутив в голове знакомых ему тренеров, кореец вспомнил, кто дрессирует прокат. У Мёрфи тренируешься?
------> на улицу

Отредактировано Hwang Min May (2018-05-03 16:01:34)

+3

43

Мисс картер казалась какой-то грустной, но тем не менее совсем не злюкой, как о ней думала Ми Нам.  Наоборот ее  голос с хрипотцой, заставлял улыбаться.   Девушка так желала подарить улыбку женщине, увидеть на ее лице радость, да что там можно просто обнять, если это поможет.  Воронная Грейс совершенно не знала о том, что только что спасла тренера  от   крепких объятий, ведь все внимание студентки сосредоточено лишь на ней.
На практических занятиях нет возможности пообщаться с подопечным. Как бы ни было  печально у студентов, попросту нет времени на то чтобы еще немного постоять с лошадью в деннике.   В подобные моменты, когда предоставлялась возможность побыть с лошадьми, Мина была очень счастлива, появлялось даже осознание, на кой черт она поступала в конноспортивную академию.
Выводи ее из денника и начинай чистить
-Конечно!
О, как же хотелось воскликнуть эту фразу громко и  уверенно, так чтобы услышали все и вся ее бодрый звенящий голосок, но пока,  еще свежо в памяти напоминание мисс картер о том, что нельзя шуметь.  А это единственное правило для шумной студентки было почти невыполнимо. Ей так сложно молчать, когда эмоции распирают, тянет смеяться во все горло и плясать. Мина не думала, что Грейс пойдет за ней, но она так легко покорилась ее движениям.  Глаза кореянки светились от счастья. Пожалуй, если бы Мине вручили самый обычный воздушный шарик, она чувствовала себя такой же счастливой.
-Ухтыы, мисс Кааартер, она идет за мной, - шепнула Ми Нам, с восторгом глядя на тренера.  Девушка хотела подпрыгнуть на месте от счастья.    Только прицепив кобылу на развязки, студентка ее худощавость.
«Одни кожа да кости. Как она ходить будет? Не упадет ли?»-  переживала  Мина. Она и представить не могла, что довело Грацию до подобного состояния. Кореянка удивленно уставилась на Грейс и даже слегка, едва  ощутимо тыкнула пальцем шею кобылы, ожидая что шкура провалится в пустоту’.   Мина взяла скребницу и начала чистить Грейс, двигаясь щеткой  от шеи и по росту шерсти.  Вот уж не верится в то, что сейчас, она  чистит лошадь на которой  сама будет ехать. Интересно,  а что   же чувствуешь, управляя таким огромным и сильным животным?
Ми Нам  уже во всю строила планы, о том как будет проводить время с Грацией, помогать ей выздороветь, а после зажжет в ней огонек, что свойственный свойственным кровям чистокровки.  Мина  старательно отчищала шкуру кобылы от пылинок, совершенно не понимая, почему Грация нервничает?   У нее не было опыта работы с подобной лошадью,   а потому не было ни опыта, ни знаний. Да и какие знания, если в основном она присутствовала как фамилия в журнале?
Стой! Возьми щетку помягче, постарайся действовать аккуратно, она, по всей видимости, щекотливая. Голос Мисс картер заставляет убрать щетку от бока Грейс, стало даже как то стыдно причем больше перед Грацией, которой нужно это все терпеть.  Кобыла ничего не может сказать человеку о том, что ей неудобно или что-то не так. Мина подошла к морде Грации.
-Извини, я не хотела,  -говорила она, а затем взяла щетку  и вернулась к ней. Мина заглянула в лошадиные глаза, -греейс, посмотри..- девушка провела  щеткой по своей ладони, чтобы показать, что сейчас уже не будет такого дискомфорта, -  я буду аккуратнее.
После работы не забудь помыть ей кормушку, прежде чем ставить в денник. Так ты отблагодаришь ее намного сильнее, чем лакомством,
-Да, конечно,-  серьезно ответила Мина, - Ой! Мисс Картер,а можно будет с вами посоветоваться после… Мы когда-то с Мэем говорили о подкормках для Грации, может вы посоветуете что-то?
Ожидая ответа Мина продолжала чистить Грацию.  Она  могла бы снова подойти к Мэю, да как -то уже неловко.  Мина  наворотила дел так, что дальше сама будет разбираться.  Девушка  мягко вычищала черную шерсть,   работая теперь чуть медленнее, но аккуратнее, не слишком надавливая на щетку там где кость подступала к коже.   Подобная задача для Ми Нам была в новинку, и она старалась сделать ее хорошо, не причинив другому существу неудобств.  Она снова начала напевать для Грейс спокойную песенку, лишь бы та отвлекалась на ее голос.  Теперь она ощущала, что те знания, которые втолковывал  ей  когда-то  в голову Мэй, те знания, которые  втолковывались на практике, были не напрасны.  После этого Ми Нам проверила лошадинные копыта. Не хотелось упустить что-то важное.
-Нооогу, - попросила Мина,  взяв лошадь за переднюю ногу, и слегка надавив  своим плечом на  плечо лошади, подобное было проделано и  с остальными ногами. Что ж, можно седлаться.  Здесь для нее ничего нового. Девушка была не против, если мисс Картер поможет, но и сейчас не чувствовала необходимости лишний раз ее дергать. Наоборот девчонке хотелось продемонстрировать свои знания.
Кореянка положила на холку кобылы вальтрап, амортизтатор, осторожно положила седло и закрепила подпругу, решив уже на плацу   подтянуть, так как нужно. Уздечку оставила на потом, пока бинты.   Приложив бинт на середину пясти, кореянка начала наматывать бинты на лошадиную ногу, опускаясь к скакательному суставу.  И раз уж Грейс не показывала недовольства, Ми Нам позволила себе  не спешить  с этим делом.   К тому же вторая пара  еще собиралась.
Теперь надеваем уздечки и выходим
-Окееей, - произнесла Ми Нам и взяла уздечку в руки. Девушка отцепила карабины развязок, накинула Грейс повод на шею,  сняла , охватив морду коблы одной рукой, второй дала Грейс трензель. Удивляла покорность лошади. Мина  расправила ремни, бережно продела суголовный ремень за уши Грейс, застегнула подбородник .  Она сняла повод с шеи Грации, как и говорила Мисс Картер.
-Идем на плац,
Ми Нам не знала, на какой именно плац, а потому  остановилась, ожидая тренера. Обычно вездесущая девушка пыталась влезть  даже в то, что ее не касается,  но сейчас это все не важно. Мина не заметила даже Мея, который прятал в деннике Пацифика.

+2

44

Жизнь, находя отражение в этой странной реактивной девочке, неумолимо крутилась вокруг неё, застывшей как изваяние. Грация полагала, что женщина-тренер даст понять своей неразумной ученице, что произошла какая-то досадная ошибка, и девочка вывела на развязки не ту лошадь, но почему-то озарения не происходило. Несмотря на свой внешний вид, угнетённое состояние как физическое, так и душевное, Грэйс по-прежнему считала себя лошадью элитной, высококровной спортсменкой - такие определения ей давали раньше, и она жила ими до сих пор. Не понимая, что уже давно не мелькала в верхних строках турнирных таблиц - да и самих турниров в её жизни почему-то больше не было. Даже если очень сильно напрячь память, вороная чистокровка не могла вспомнить, когда же в последний раз чувствовала себя в том особом рабочем настрое, ничуть не нервничая преодолевала сложные маршруты, ведомая уверенной рукой своего всадника. Всё изменилось, но сама Грэйс ещё жила той жизнью, для которой и была рождена, к которой её готовили с самого нежного возраста.
Где Рик? Чистокровка мотнула головой и поглядела за спину миссис Картер - дальше в проход, но знакомого лица не находила. Какое-то странное чувство горькой пустоты - такое же, какое она испытывала каждый раз, когда загоралась надеждой, видя вороную высокую лошадь, но каждый раз понимала, что это не Блэк. Всё-таки, к Клейтону она тоже успела привыкнуть. Он хороший всадник - внимательный, не раздражительный, грамотный, хоть и оказался для её нынешнего состояния тяжеловатым. Для этого человека хотелось хоть немного постараться, выделяя из всех прочих, пусть она уже и не могла пока снова поверить берейтору настолько, чтобы стать той прежней Грэйс. Грэйс, которая обладает выносливостью и характером чистокровной лошади, Грэйс, которая побеждает. Такой её запомнил и Блэк Лайн. Тогда, да и сейчас, им нечего было делить - аренды, на которых они побеждали соперников, себя и время, никогда не пересекались. Кто знает, может жеребец теперь разочаровался в ней, когда понял, что та личность, которая ему когда-то полюбилась, теперь если и выжила, то спряталась под гнётом тоски и психических заморочек. Надо же, какая она стало быть, эгоистка - совсем не думала о том, как ему смотреть на её торчащие рёбра и втянувшийся живот. Грация никогда не была в “заводской кондиции” сухой тип конституции, быстрый обмен веществ и ежедневные интенсивные тренировки делали её тело сухим и поджарым с чётко прорисованным рельефом мышц. Но на её нынешнюю совсем нездоровую худобу страшно смотреть.
Пусть тренер почему-то не отметила совершённую ученицей ошибку в выборе лошади (наверное, сама глубоко заблуждалась), зато сделала верное замечание насчёт неподходящей по жёсткости к её тонкой шкуре щётки, тем самым привнеся во всё это мероприятие хоть немного комфорта.
Женские маленькие ручки орудовали щёткой не с той размеренностью и широким размахом, с которыми делал это Рик, но прикосновения не были неприятными. Просто… это чужие руки. Кобыла отвела назад уши, чуть округлила худую шею и уперёлась носом в развязки, перенося на них часть своего веса. Не то, чтобы ей очень хотелось спать или она сегодня как-то особенно плохо себя чувствовала - скорее это желание абстрагироваться от творящегося рядом с ней непорядка. Когда-нибудь то вся эта вакханалия кончится, она вернётся в денник, а её берейтор поругается с этими людьми.
Тренер бродила рядом, машинально огладив нервно дёрнувшуюся шкуру на шее. Ей не было как-то особенно неприятно, но не чувствуя эмоциональной связи с человеком, кобыла считала все эти объятия-поглаживания-куски чем-то лишним, раз за этим не стояла привязанность. А привязанность Грации - не та вещь, которую можно заслужить за пять минут общения. Хотя, не стоит обольщаться - кому нужно крутиться вокруг лошади, которая уже не несёт той ценности как спортивный партнёр, как когда-то в прошлом? Жаль, сама Грэйс этого до сих пор не понимала.
Проход конюшни наполнился шумом и гамом, вся идиллия моментально разрушилась в приходом всего одной лошади. Вот что ей неймётся? Чистокровка невольно обернулась назад, чтобы поглядеть - что за дикарь нарушает спокойствие? Дикарь представлял собой невысокую (да все арабские лошади невысокие, впрочем), светло-серую кобылу. Вот так дама - кровь с молоком. Как бы Грэйс не осталась недовольна тем, что спокойствие разбилось и осыпалось куда-то под копыта осколками, не могла не признать, что арабка очень хороша собой. Наверное, чуть моложе её, но не намного. Зато каждая шерстинка на её теле горела жизнью и жаждой к этой самой жизни. В глубине души поскреблась зависть, вороная чистокровка отвернулась.
Серая дикарка вела себя очень шумно, орала, била копытами по полу, всё внимание сразу сосредоточилось вокруг неё, а рядом с Грацией осталась только та девочка с узкими глазами. Может, оно и к лучшему. Чистокровка только сейчас обратила внимание, что дальше по проходу стоит ещё один конь, к которому арабка и обращала все свои гневные претензии.
События шли своим чередом. На лошадь как конструктор собиралась амуниция. Ноги чувствуют бинты, на спину легло её седло с широкой подпругой, во рту - трензель, который Грация взяла как и полагает нормально воспитанной лошади - безропотно. И почему юной кореянке это показалось удивительным?
Дорогая амуниция сидела на ней как влитая - это то, что осталось в наследство от былой спортивной карьеры. Что же. Её тащат на какое-то неведомое ей мероприятие незнакомые люди, хорошо, что хотя бы в привычном снаряжении.
Окрик “Идем на плац” и процессия сдвинулась с места; Грэйс медленно тянула ноги, растягивая худое длинное тело. Странный тандем светлого вестфальца и арабки продолжал перекидываться колкими фразочками. Грэйс повела ухом на негромкий гогот жеребца, и сказанные им слова привели её в некоторый ступор. Сегодня трудишься в прокате? А я иду шагать. Про-кат. Неужели, её угораздило докатиться до такой жизни - стать лошадью на прокат?
Грэйс прижала к голове уши, её тонкие ноздри нервно задрожали, ведь она стала дышать чуть чаще, обмахиваясь длинным чёрным как смоль хвостом. Там, куда их абсолютно точно вели вместе с энергичной светлой кобылой незнакомые люди, Грацию ждала пугающая неизвестность.
-------> на плац

+5

45

Денник My Passion

– Сейчас я почи-и-и-щу тебя, да-а-а-а, Мышка? Мышуля, ты моя красавица, - женщина говорила мягко, ласково и чуть-чуть растягивала слова, не добавляя строгих ноток в голосе, а счастливая, солнечная улыбка всё не сходила с её лица.
Сейчас бы она хотела просто облокотиться о холку Страсти, неспешно провести тыльной стороной ладони по её спине и на несколько минут погрузиться в дрёму, забыть о тяжёлом графике и наступающей на ноги работе. Как в ранние времена, на начальном этапе их знакомства - девушка радовалась любым победам в общении с Мышкой. Сейчас же они с кобылой шли по коридору, и Софа несильно, но уверенно натягивала новенький чембур, не давая своей подопечной обнюхивать чужих коней.
Выведя наконец гнедую Пэшн на развязки, София Уайт направилась в амуничник, где раскопала более или менее пригодные для эксплуатации жесткую и мягкую щетки и гребень, после чего вышла в коридор и широким шагом направилась к лошади, которая, ожидая берейтора, вертелась на развязках, скучая.
Подойдя к кобыле, женщина привлекла внимание Пэшн быстрым негромким прищелкиванием языка. Она не подошла к Мышке вплотную, а остановилась немноо поодаль, ясно демонстрируя, что в руках у нее есть кое-что, назывпемое инстументом для чистки. Секунд пять-семь она провела в таком положении, ожидая ответа лошади, а после принялась за чистку. Старательно прочесывая спину, живот и бока лошади, София Уайт не скупилась на голосовые команды, сопровождаемые прикосновениями и подталкиванием кобылы в нужную ей сторону. Девушка не намеревалась танцевать вокруг лошади, как язычник перед грозным божеством, поэтому несколько раз твёрдым голосом приказала:
– Прими, прими, - когда лошадка отодвигалась в нужную сторону, её ждало одобрительное похлопывание по шее или по холкн, когда она ослушивалась (а это происходило довольно часто)  - девушка старалась быть настойчивее, повторяя вновь:
– Прими, прими.
Не сказать, что послушания можно добиться сразу такими методами - и Софе иногда все-таки приходилось уступать и идти в нужную ей сторону - но она пыталась акцентировать свое внимание и внимание Пэшн на моментах, когда последняя выполняла нужную команду.
Когда девушка закончила с жесткой щеткой, та же цепь действий произошла и с мягкой щеткой: начиная с привлечения внимания к предмету издалека и заканчивая активной вовлеченностью человека и лошади в процесс чистки. С точки зрения Софии этот процесс имел целью своей не столько до блеска выскоблить кобылу, сколько показать ей заинтересованность Софии, с одной стороны, в её ухоженности и готовности к работе, с другой стороны, необходимость участия самой Пэшн в любой их совместной деятельности. Участь операций с жесткой и мягкой щеткой разделил и гребень. Расчесывала гриву Мышки девушка старательно, не жалея времени и сил и расправляя спутавшиеся волосы, что касалось как гривы, так и хвоста кобылы.
Не смотря на то, что лошадь постоянно вертелась на развзяках и взбрыкивала, что, казалось бы, практически не предоставляло возможно вычистить кобылу нормально, довольно скоро Мышка стала похожа на быстроногую скакунью с какой-то глянцевой картинки, чему её берейтор-тренер не смогла не обрадоваться. Удовлетворенность проделанной работой она выразила, рассмеявшись и одобрительно кивнув в сторону лошади:
– Ну, Мышка, всё отлично, ты умничка!
Затем по прежнему улыбающаяся женщина вытащила из кармана толстовки припасенный сухарик, и, позвав кобылу по имени, вытянула руку с угощением перед собой, подразумевая, что лошадь подойдёт и возьмёт его:
– Ну, Мышка, теперь ты куда больше настроена сотрудничать, разве нет? - сказала она, подбадривая свою подопечную ласковым голосом. После чистки девушка вновь отправилась в амуничную,чтобы отнести щётки и заодно захватить капцунг для работы-тренировки. Впрочем, она вскоре вернулась, весело насвистывая и окликая гнедую лошадь:
– Пэшн, Пэшн.
Она привлекла внимание кобылы и подошла к ней с капцунгом в руках, расправляя его, а заодно показывая кордовый недоуздок своей подопечной.
Подходя к лошади слева, девушка сняла с неё денниковый матерчатый недоуздок и ловким движением рук накинула на морду кобылы кожаные ремешки. Чтобы та даже не подумала возмущенно воротить нос или размахивать головой, берейтор придерживала переносицу Мышки правой рукой, а одев капцунг, поправила лошади челку. Застегивала и поправляла кожаные ремни капцунга София очень, очень внимательно, проверяя, чтобы кордовый недоуздок сидел удобно и правильно.
– У нас же не будет второго шанса произвести первое впечатление, - вслух процитировала она столь близкую ей фразу известной актрисы.
Сказать честно, когда берейтор ухаживала за лошадью, она превращалась в фанатичного художника или ювелира, который стремится, чтобы каждый штрих в его работе был исполнен привлекательности и очарования. Как мастер снова и снова поправляет карандашом штрихи своего эскиза, она заправляла каждый ремешок, поправляла каждую застёжку, будто каждый раз ей предстояло выводить свою лошадь на выставке перед строгим жюри. Некоторым лошадям могла не нравиться такая дотошность, но София Уайт ничего не могла с собой поделать. Это стало чем-то вроде жизненного кредо: внимание к мелочам, забота о каждой детали. Наконец, закончив с капцунгом, женщина пристегнула к одному из колец на кордовом недоуздке - к среднему - блестящий карабин от корды. Прикрепив новенькую корду любимого цвета Софии - бирюзового - к капцунгу, тренер удовлетворённо вздохнула. Не говоря ни слова - берейтор погрузилась в какие-то свои мысли - девушка выплывает, словно парусник по спокойной водной глади из конюшни, ведя за собой на корде Пэшн и держа в левой руке бич. Лошадь обогнала Софу, и женщина остановилась, натянув корду. Она подождала, пока Мышка повернётся так, чтобы девушке было удобно пройти, потом выразила это намерение при помощи легкого подталкивания рукой и пошла дальше, по прежнему держась слева от кобылы.
Женщина глубоко вздохнула, идя почти равномерно с Мышкой. В каких-то моментах её подопечная слишком ускорялася, поэтому приходилось кротко указывать на убавление темпа. Морды в денниках смотрели на двоих либо с безразличием, либо с неясным недовольством. Завистники. Впрочем, чему дивиться, каков хозяин – таково и животное. Но по большей части лошадей можно было легко отметить основу характера студентов и работников «Кавалькады».
Но вот ряды денников позади, а впереди – дверь к свободе действий. Ох, если бы не жёсткие графики, но сейчас кого это волнует? Мысленно София молилась времени, чтобы только минуты стали идти медленней, хотя бы сегодня. Она как душой чуяла, даже не смотря на Мышку, любое ещё одно замедление, и лошадь просто сорвётся с корды. И вот, проход и конюшня минованы. На улице пасмурно, дождя, правда, ещё нет, а на деревьях, выстроенных строго в ряд, взволнованно щебечут птицы. София повела свою подопечную, крутящуюся ряжом и выкидывующую кренделя, в кордовую бочку.
Наверное, прогулка до бочки довольно сильно расслабила Софию, которая уже была уверена, что кобыла вряд ли выкинет что-нибудь, что могло бы ее смутить. Однако берейтор-тренер, увы, заблуждалась - и поняла это, как только двое ступили на грунт бочки. На площадку для занятий гнедая зашла с повернутыми назад ушами - иногда она поворачивала своё темное бархатистое ушко в сторону незнакомых объектов, как, например, чужой жеребец или незнакомый тренер, но после их изучения становилась ещё более беспокойной. София Уайт, заметив это, положила свою ладонь на плечо кобылы, нежно сказав:
– Я здесь, Пэшн. Ну, девочка, спокойно, все под контролем, - конечно, рука едва знакомой девушки на плече вряд ли могла успокоить молодую и энергичную Мышку - но это было, по крайней мере, хоть одно знакомое явление в наполненной неизвестным кордовой бочке.
– Золотая моя, ну что, начнем? - Софа подошла к кобыле, поправила блестящий карабин и, выйдя в центр кордового круга (и попутно размотав ровно свёрнутую новую корду), звонко щелкнула языком. Они должны были начать эту тренировку с шага...

Кордовая бочка

Отредактировано Sofia White (2018-05-15 18:03:20)

0


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Проход и развязки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC