ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
В июне
Ванкувер преображается,
становясь эпицентром
канадского туризма.
Путешественники стекаются в город,
мечтая насладиться его зелеными
улицами и красотой прилегающих
пейзажей. Погода держится уверенно-тёплой,
небо редко затягивается тучами, грозы
случаются в основном ночью, а температура не
опускается ниже 19°С, однако порывы ветра с залива
могут запросто
опрокинуть даже бокал шампанского на вашей яхте,
будьте осторожны!
АКТИВИСТ
Dusk
ФЛУДЕР
Тридцать III
ФЛУДЕР
Yun Joo Eun
АКТИВИСТ
Hwang Min May
АКТИВИСТ
Camille Gerber
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Dodge Viper
Додж Вайперу, латвийцу по происхождению и американцу по духу, принадлежит всё самое лучшее - лучший хозяин, коновод и студент, шикарная амуниция и просторный денник. Казалось бы: чего ещё ему не хватает? Приключений! Приключений, которые тот талантливо находит и в которые втягивает окружающих.
АКТИВИСТ
Inquisitor
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Li Hyun Jun и Felicia Holt
Вкратце отношения этой парочки между собой можно охарактеризовать как лёд и пламень, ведь обе стороны обладают несладким характером. Но, как говориться, от ненависти до любви один шаг, и за чередой шуток "на грани", подстав и ругани, начинают проявляться чувства, которые так не хочется признавать.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Tokko Jae Hong, Kim Tae Shin и Kim Soo Woo
Детская наивность втянула Соу в историю, которая могла бы закончиться трагично, если бы не череда случайных событий, благодаря которым Дже Хон оказался рядом и уберёг девчонку от беды. Этот случай становится отправной точкой для взаимоотношений, полных зловещих тайн. А разгребать всё предстоит любящему брату - Тэ Шину.
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Aiden Williams
Я маялся целый час, пытаясь найти себе занятие. Сложил всё тряпьё, что давно пора было выкинуть на помойку, умылся из подмёрзшей бутылки раза четыре, пока окончательно не отморозил себе пальцы, а потом, уставившись в темноту, взывающую из дыры в полу, долго вслушивался в звуки капели, которые перекликались с чьим-то заунывным воем, таким тихим и почти безжизненным, что уловить его было сложно. Я смотрел туда, теряясь в пустоте, которая была даже страшнее самых смелых фантазий. В больной голове картинки, которые рисовало мне подсознание, были одна мрачнее другой, но всё же, постояв вот так над краем разрушенного перекрытия, я взъерошил сальные рыжие волосы рукой и отчего-то жутковато улыбнулся... Улыбнулся и, сев на пол, свесил ноги в пустоту, а потом оттолкнулся и полетел вниз, на нижний этаж. Мне рисовались странные, неизведанные пространства, комнаты, наполненные ужасающими призраками прошлого...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Inquisitor|Андалузская|Жеребец|Выездка


Inquisitor|Андалузская|Жеребец|Выездка

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

Inquisitor

Сокращения и прозвища:
Инквизитор

Возраст:
одиннадцать лет

Состояние здоровья:
абсолютно здоров

Специализация:
выездка; Малый приз со знанием отдельных элементов Среднего

Берейтор:

0

2

Он не хотел запоминать собственные сны, но они редко спрашивали его разрешения; не спросили и теперь. Он хотел бы проснуться, если бы у него была такая возможность, но, как ни силился он ещё шире открыть глаза, этот импульс, сигнал о помощи, не доходил до пункта назначения. Во сне в его разум вторгались множественные голоса и ржание лошадей, медленно расползающиеся перед глазами нити чёрного песка, далёкий вой зверя, почему-то казавшегося ему волком. Какофония звуков сжимала кольцо, верно загоняя его в угол и заставляя обороняться, словно желая проверить его на прочность.
Оказалось одного едва различимого звука шагов, чтобы его веки дёрнулись. Стук сапог раздавался совсем далеко, но он безошибочно определил его и выцепил из ряда других, сторонних и ненужных. Что же, значит, скоро начнётся общее пробуждение, и ему не придётся возвращаться в когти сна, позволяя кошмару снова и снова гонять его по кругу. Жеребец поднял голову и сделал несколько шагов в деннике, пробуя тело на прочность и усталость. Несмотря на то, что ночью он, как ему показалось, пробежал галопом сотню миль, тело решительно отказалось участвовать в фантомных гонках, за что он теперь был ему благодарен - ноги, конечно, слегка ныли, но предстоящая работа нисколько его не пугала. Равнодушно взирая на конюха, который раскладывал утреннюю порцию пищи по кормушкам, Инквизитор раздул ноздри и втянул запах сена с овсом, стараясь разбудить в себе хоть какой-то интерес к происходившему вокруг. Однако даже когда он губами коснулся холодной воды и та заставила его внутренности невольно дрогнуть, его разум остался глух ко всем взываниям, неторопливо воспроизводя в подсознании картинки из прошедших снов.
Высунув морду в проход, андалузец замер, скользя взглядом по всему, что мог увидеть. Он никак не отреагировал на недовольное ржание и сопение наиболее склочных копытных сожителей, прекрасно понимая, что не услышит от них абсолютно ничего нового. Лошади, показывавшие свой характер под седлом и обороняющиеся ядовитыми иглами от всего мира, вызывали у него странную смесь жалости и презрения. Жеребец отлично понимал, что не ему тягаться с людьми и с их детищами, покорно принимая и железо, и денник, и прикосновения к жемчужно-белёсой шкуре как что-то само собой разумеющееся. Не терпел только неподобающего обращения и попыток унизить его, превратив в послушного стального зверя вроде тех, которыми они управляли на досуге: если ему и суждено идти вдоль течения, не сопротивляясь, то свой путь он пройдёт с поднятой головой и древней гордостью, появившейся, казалось, в крови его предков задолго до того, как люди впервые променяли лошадь на мёртвую груду металла. Когда мимо проходившие люди касались его морды, он не вздрагивал и не отворачивался, полностью поглощённый созерцанием силуэтов в дальних краях конюшни и очертаниями предметов, выхватываемых из полумрака солнцем. Кисловато-сладкие и навязчивые запахи угощений, которые проносили мимо работники и учащиеся, не брали за живое, и даже когда какой-то юноша, обуреваемый, очевидно, симпатией к нему за его покорное принятие ласки, сунул ему кусок яблока, Инквизитор не шевельнул губами, лишь на пару секунд заинтересовавшись кормящей рукой, но потом сделал полшага назад, давая понять, что такие жесты могут пройти с любым из его соседей по денникам, но его оставят равнодушным. Внимание жеребца занимали лишь выходы из конюшни, заставляя мучиться в странной неопределённости. Он не знал, кого или чего ждёт, но то было ожидание долгое и мучительное. События, проходившие словно мимо него, сменяли друг друга калейдоскопом, однако были в большинстве своём слишком однообразны, чтобы произвести на него впечатление. Он догадывался, что его считали хорошей учебной лошадью; называли не иначе как "добрый" и "спокойный" в своих характеристиках. Не могли понять они лишь одного - дело крылось не в его "ориентированности на человека" и не в дружелюбии. Ему было просто всё равно: на кого-то больше, на кого-то меньше, но общая картина от этого нисколько не менялась.

+2

3

Когда всё идёт относительно стабильно, перемены становятся полной неожиданностью и совсем не приносят радости. Соу понадобилось много моральных сил, чтобы решиться переехать из родного города в Канаду - всё-таки, адаптация была не самой лёгкой. Здесь и климат другой, и люди - чего только стоит то происшествие, когда на неё в переулке Ванкувера напало несколько мужчин с самыми грязными намерениями. Всё более или менее устаканилось: Соу научилась не надоедать своей соседке по комнате в общежитии, чаще прислушиваться к мнению брата, не ходить одной поздно. Привыкла и к строгому тренеру и к Аль Наиру, с которым они по-прежнему порой не очень хорошо понимали друг друга. Зато в свободное от тренировок время, этот конь был очень отзывчив на ласку - данная черта служила для Соу некой моральной компенсацией за тот поток брани, которым одаривал их нескладную пару главный конкурист Кавалькады. Сначала Соу очень переживала из-за того, что у неё что-то не получалось, думала, что она хуже всех, но свыклась и с вечным статусом аутсайдера. Потом, понаблюдав как Пол ведёт занятия у старших групп, Соу для себя открыла, что тех учеников Энтвуд так же ругает и вообще редко бывает доволен. И всё же она с белой завистью слушала рассказы Стейси о её тренере, который и голос редко повышает, и занятия под его началом проходят тихо и мирно. Вид мистера Эванса внушал трепет, но улыбка и светящиеся добротой глаза говорили о доброй открытой душе. Да и как-то Джексон ближе к своим ученикам, нет строгого барьера, который выстраивал между собой и студентами Пол.
Говорят - всё, что ни делается, то к лучшему, и вот эти перемены настали. Одногруппник, столкнувшись с ней в коридоре, сообщил: Тебя вызывает мисс Тен. Как обухом по голове! Чем же она могла так накосячить, что ей требуется явиться на ковёр к заместителю директора?
Кореянка вся тряслась и, кажется, забыла все английские слова, когда перешагнула через порог, но, оказалось её позвали не для того, чтобы ругать. Перейдя на родной и общий для обеих девушек язык, мисс Тен сказала, что Аль Наира решено вывести из работы под студентами. Причину она не уточнила, быть может решила, что Соу не обязательно это знать. Теперь у кореянки не было закреплённой за ней лошади. Решение, которое предлагала академия состояло в том, что пока не найдется следующий конь, лошадей под Соу будут дергать из-под других студентов разных групп и разных специализаций, это значило, что  на каждую тренировку разные животные и никакой стабильности. Или же иной путь развития событий: на менее популярном факультете выездки появился свободный конь. Как говорят методисты - очень хорошая добронравная лошадь, и если хочет, Соу может перевестись туда. Метаться между факультетами - не совсем то, чем хотела заниматься кореянка, тем более, здесь она уже вроде как привыкла. Но на её решение повлияли разговоры со Стейси и Мэем, который и сам ещё перед первой сессией перебежал с троеборья на конкур. А ещё, она видела издалека как в леваде гуляет её предполагаемый конь - невероятно красивый, словно сотканный из тумана и жемчуга андалуз.
И пришла писать заявление на перевод, хотя её сжирала совесть за то, что она будто бы предаёт мистера Энтвунда, ведь безмерно уважала этого человека несмотря на его порой очень обидные высказывания. 
Сегодня у неё не было тренировки, ведь у первокурсников они не каждый день, а между утренними парами и работой на автомойке было достаточно времени, чтобы познакомиться с лошадью по имени Инквизитор, надеясь, что тот не гуляет в леваде как в прошлый раз.
Соу пришла в конюшни и, перебирая пальчиками в кармане кусочки рафинада, прогуливалась по проходу клубного крыла, рассматривая таблички. Сказали, что лошадь добронравная и она может приходить к нему без тренера так же, как и к Аль Наиру. Имя, правда, какое-то недоброе, но ведь не всегда оно отражает характер, правда?
Соу приостановилась, безо всякой таблички узнав голову, высунувшуюся в проход и расплылась в довольной улыбке. Плавно подошла к деннику Инквизитора, становясь прямо напротив его морды и улыбаясь от уха до уха. Инквиии… Соу так и не придумала, как его сократить, поэтому просто договорила: зииитор. Руки сами собой потянулись к розоватому носу, нежно поглаживая его благородный профиль, машинально распутывая прядь длинной чёлки, лежащую не так ровно, как остальные. Какой же ты роскошный... Вспомнив про сахар и про то, что лошадь лучше задобрить, прежде чем соваться к ней в денник, Соу протянула на раскрытой ладони белый кубик рафинада, но к её удивлению Инквизитор не притронулся к угощению. Ничего. - улыбнулась Соу, прицельно забрасывая рафинад в кормушку из расчёта “потом может быть съест”, я обязательно найду, чем тебя порадовать. Жаль, что ты сам не можешь сказать, что ты любишь больше всего. Девушка повернулась на месте, скрипнув по полу подошвами лёгких кроссовок и оглянулась на жеребца через плечо. Не скучай, я сейчас вернусь.
Кореянка, на ходу завязывая свои фиолетовые волосы в высокий небрежный хвостик, ушла в амуничник клубных лошадей, где отыскала корду и ногавки, на пакете с которыми была написана кличка жеребца. Работать с лошадьми на корде их уже научили - так почему бы не попробовать наладить контакт с Инквизиторам пока что с земли, прежде чем садиться на него верхом. Соу быстро училась, впитывая знания как губка, и была уже более разумной чем тогда, когда только появилась в стенах Кавалькады.
Вернувшись к нужному деннику, Соу осторожно открыла дверь, слегка толкнув рукой андалуза в грудь, чтобы он дал ей зайти внутрь. Прими. Потом, ласково погладив Инквизитора, девушка надела на его морду недоуздок, пристегнула чёмбур и слегка потянула за него, сопровождая свой жест выразительным кивком головы: Пойдём, Красавец. Кореянка собиралась вывести его на развязки, чтобы смахнуть пыль, расчесать роскошную гриву и надеть ногавки.

+2

4

Он даже не обратил внимания на очередные тихие шаги в коридоре, привыкнув к ним настолько, чтобы воспринимать чем-то совсем естественным. По правде говоря, андалузец и правда не представлял себе тишины в месте, где находился - за тот краткий срок, что он здесь провёл, монотонный шум стал постоянным его спутником. Даже ночью, когда неестественно яркий электрический свет гас, а учащиеся с работниками уходили по собственным пенатам, между денниками слышалось ржание, мерное посапывание или же стук копыт по стенам, если вспоминать наиболее задиристых и шумных соседей. Сам Инквизитор ранее проводил свой досуг в конюшне куда менее малочисленной, где каждому старались обеспечить достойный и обособленный угол, ведь мы говорим о спортивных лошадях, чьи гладкие и холёные шкуры не раз обрамляли призовые ленты. Стоит ли говорить, что первая ночь в "Кавалькаде" оказалась для него бессонной и выматывающей?
— Инквиии… зитор, — голос, назвавший его по имени, всё же вынудил жеребца отвлечься от созерцания проходов и переключить своё внимание на источник. Прикосновение, последовавшее за голосом, он воспринял так, как диктовало его мировоззрение: спокойно, не отдёрнувшись и не отвернувшись, но и без видимого энтузиазма. С одной стороны, формально, говорившая вторгалась в его личное пространство с излишними сантиментами, смысла в которых лично он видел мало, но с другой... С другой, такой жест дружелюбия разбудил в душе смутные воспоминания о прежнем хозяине. Разница заключалась в том, что прошлые прикосновения были требовательными, оценивающими; он мог лишь обманывать себя, говоря, что молодой мужчина всего лишь выказывал привязанность: его рука искала изъяны на изабелловой шкуре, проверяла на прочность. Прямо как товар, которым он, собственно, и являлся. В том, что происходило сейчас, не было ноты деловых отношений - ему показывали дружелюбный настрой и расположение, не требуя взамен безупречности во всём. Платой здесь должно было быть ответное расположение, с которым опыт и собственная гордость просили андалузца не торопиться. Именно поэтому он равнодушным взглядом проводил сахар, очутившийся в его кормушке. Вариант, конечно, выбран не самый удачный, однако в голове его звякнуло лезвие, оставившее на гладкой древесине зарубку - хоть и наивно, но пришедшая выказала ему расположение и не стала с места бросаться в карьер с сомнительными фамильярностями. Такой подход вполне его устроит. В подкорке сознания мелькнула досада, когда он, машинально стараясь определить принадлежность гостьи, осознал, что все его мысли могут базироваться исключительно на собственных доводах, потому как за проведённое здесь время он не завязал никаких отношений или общения со своими сородичами. Да и, в общем-то, в остальном конь не особо об этом жалел - у него не существовало жизненной необходимости в постоянном общении, а родственных умов среди окружавшего копытного социума на первый взгляд не обнаружилось. Да и чего там греха таить, будь он более надменен или менее горд, сделал бы прямое заключение о том, что почти всех лошадей вокруг можно было охарактеризовать кратко - фрики. Нашлись бывшие спортивные звёзды куда высшей категории, чем его, сменившие пару-тройку владельцев брошенки, невероятной агрессии и спесивости животные, при взгляде на поведение которых из-за дальней решётки у андалузца возникал в голове вопрос с привкусом сарказма: неужели на такие генераторы ненависти кто-то в самом деле мог посадить студента? Разве будет этот студент приносить доход академии, если будет зашиблен насмерть своенравной копытной тварью? Вряд ли.
— Прими, — если бы у лошадей были брови, то, несомненно, те, что располагались бы над голубыми глазами Инквизитора, незамедлительно поползли бы вверх, застывая в гримасе удивления. Утонув в собственных мыслях, каким-то дьяволом он умудрился не заметить кратковременное отсутствие девушки, а упёршаяся ему в грудь рука и вовсе оказалась неожиданностью. Однако промедление, длившееся пару секунд, оборвалось, и жеребец послушно шагнул назад, освобождая пространство подле двери. Ритуал, последовавший за этим, был привычен ему с первых лет жизни, однако дал возможность лишний раз вглядеться в черты новой знакомой, не отвлекаясь на мельтешащие на заднем фоне лошадиные головы. Он не лучшим образом разбирался в возрастах людей, но в том, что перед ним стояла юная душа, был решительно уверен: голос, в котором не слышалось треска сухих веток, коими обладали наставники, звавшиеся тренерами, и конюхи, от которых пахло житейской мудростью, звучал самой молодостью. Стало быть, его начнут вовлекать в работу под седлом? — Пойдём, Красавец, — он и не думал возражать или же упрямо тянуть чомбур на себя, машинально отряхнув с хвоста пыль. Мышцы, в разгар его не особо амбициозной карьеры перекатывавшиеся под жемчужной шкурой, проступали куда менее явно, однако никакими лишними жировыми накоплениями Инквизитор обрастать не планировал: он не знал наверняка, как будет складываться дальнейшая его жизнь и какие на неё появятся планы, но для них в любом случае могла потребоваться хорошая физическая форма. Шумно вздохнув в ответ на собственные мысли, он сделал шаг вперёд и покосился глазом на державшую другой конец верёвки девушку, ожидая распоряжений насчёт своего дальнейшего времяпровождения.

+1

5

Жеребец был совсем не против выйти за ней из денника, и Соу расплылась в довольной улыбке. Свободной рукой толкнула дверь, чтобы та раскрылась шире и ни в коем случае не ударила лошадь по маклоку. Правила техники безопасности, а также всякие основополагающие вещи, которые она учила, чтобы сдать на зачёте в прошлом семестре, теперь надо было ежедневно применять на практике. Признаться, перед глазами у неё порой даже вставал параграф учебника или распечатка, с которых она учила материал. Собрать все знания в кучу, продумать каждое действие, конечно, трудно. Ей далеко до той проворности и быстроты, какими обладают бывалые коневоды, да и вообще конники, работающие с лошадьми не один год. Но Соу очень старалась. Теперь ей хотелось постараться ещё сильнее, чтобы быть у мистера Эванса на хорошем счету, выходя из разряда вечных аутсайдером. Кореянке ведь было несколько сложнее, чем остальным студентам из-за языкового барьера, сказывались и различия в менталитетах.
Соу вывела жеребца в проход и осторожно плавно развернула, чтобы затем пристегнуть к развязкам. Защёлкнув карабин, девушка попятилась на несколько шагов в сторону, окидывая породный экстерьер жеребца восхищённым взглядом. Интересно, понимает ли сам Инквизитор, что им восторгаются, гордится ли этим, или принимает внимание как должное? Не одна ведь Соу видит эту красоту. Если верить табличке на деннике, то Инквизитору уже одиннадцать лет - за минувшие годы он успел изучить и оценить всю гамму человеческих эмоций по отношению к своей персоне.
Жеребец словно сошёл с глянцевой иллюстрации в книге, посвящённой породам лошадей - она осталась в родительском доме в Инчхоне. Соу очень любила садиться вместе с братом и разглядывать картинки. Кони сначала казались ей одинаковыми - не понимала, как Шин различает породы, а потом и сама стала видеть разницу не только между арабом и фризом, но и между другими породами, различия между которыми не столь кардинальны.
Соу достала из пакета, который принесла с собой, мягкую большую щётку и принялась неторопливо смахивать пыль с жемчужной шерсти андалуза. Его масть казалась кореянки чудом, а взгляд голубых глаз в обрамлении чуть розоватой кожи вокруг глаз - чем-то неземным. Инквизитор не был грязным. Да никогда не подумаешь, что можно застать эту степенную личность, прилёгшей задницей в навоз или нырнувшей в грязную лужу посреди левады. Слишком он для таких дел утончённый - истинный интеллигент.
Вскоре девушка отложила щётку обратно в пакет, посмотрела копыта, но вдоль стрелок тоже не было ничего налипшего. Может, она сегодня пришла не первая, и жеребца уже успел кто-то вычистить? Кто бы это ни был, про гриву он забыл - мысленно поворчала кореянка, кондиционером прыская на светлые тяжёлые пряди, а потом аккуратно расчёсывая их гребешком. Закончив с этим, Соу заплела толстую косу вдоль гребня шеи. Вот блин, резиночки для гривы забыла. Пришлось снять со своей головы, чтобы зафиксировать конец.
Расчесала кореянка и хвост. С ним правда пришлось повозиться чуть подольше, ведь он такой густой и пышный. Ничего, раз я использовала кондиционер, потом он будет намного меньше путаться. Выбирая из жёсткого конского волоса редкие опилки, девушка напевала себе под нос незатейливую корейскую песенку на родном языке. Скучала ли она по Родине, которую покинула в угоду своим бунтарским настроениям? Сложно сказать, ведь Соу просто некогда об этой думать, она крутилась как белка в колесе, стараясь успеть и учиться, и работать, и развлекаться, и общаться. Конечно, старший брат предлагал материальную помощь со своей стороны, чтобы его сестрёнка могла сосредоточиться только на учёбе, но Соу твёрдо решила не создавать из своего появления в жизни Шина проблему и справляться самостоятельно.
Кореянку всё время подмывало дать жеребцу сахара, но вспоминая его отказ в самом начале знакомства, девушка останавливала свой порыв. Признаться, она даже немного стеснялась его общества - этого утончённого благородства. Казалось, голубые глаза вот-вот посмотрят на неё скептически, мол “какую ты имеешь наглость, оборванка, рядом с господином одним воздухом дышать”. Конечно, в своих мыслях Соу утрировала собственные эмоции, но конь однозначно внушал ей уважение, при этом ни разу не припугнув.
Закончив с чисткой, кореянка надела на ноги андалуза ногавки, потом пристегнула к кольцу недоуздка корду взамен развязок. Она намеревалась дать жеребцу подвигаться в бочке, а потом, быть может, немного погулять по территории. Всё зависит от того, как Инквизитор будет себя вести. Опрометчиво выводить незнакомую лошадь на одном недоуздке, тем более - это жеребец. В этом проявлялась-таки неопытность Соу, которую можно принять за самонадеянность, но всё же это не так. Она не стала бы рисковать, если бы её собственные действия не казались такими естественными и правильными. Аккуратно собрав корду в свободный моток, чтобы случайно не наступить на неё и не запутаться, девушка повела андалуза дальше по коридору конюшни
-------> в бочку

+2

6

Что же, выход в свет с кем-то, кроме конюха, уже можно было считать прогрессом в его однообразном распорядке дня. Инквизитор не мог сказать наверняка, сколько опыта у пришелицы в вопросе лошадей, и не знал, ждёт его будничная процедура или же придётся заодно терпеть дискомфорт из-за незнания той нюансов в уходе за его копытными собратьями. Однако, какая была разница, если изменить что-либо ему не представлялось возможным? Пока что всё шло достаточно хорошо, чтобы он пребывал в привычно расслабленном расположении духа, лишь иногда бросая косые взгляды на интересующие его детали и действия окружающих существ. Краем уха жеребец выхватывал реплики других юных всадников, беседовавших с лошадьми, вслушиваясь в некоторые с еле заметным, но всё же интересом: так отличалось это воркование от того, как себя подавали старшие, будь то конюхи или тренеры. Ученики старались найти в лошади друга, учителя - напарника и коллегу по нелёгкой работе. Самому андалузцу второй вариант казался более объективным, но он бы слукавил, если бы сказал, что предложение дружбы самую малость не подкупило его.
Вскоре они достигли развязок, где он, на несколько долей секунды опережая исходящую от девушки команду, остановился, приученный и вышколенный. К его облегчению, соседей по косметологическим процедурам рядом не оказалось: Инквизитор не был асоциальной личностью, однако слишком редко встречал тех, с кем мог перекинуться дежурными фразами, как с равными. Догадывался, что половина лошадей научены жизнью куда больше него самого, и могли бы передать ему ценный опыт, но отказывался от подобной перспективы - чужие знания уважал, однако держался собственных консервативных оборонительных заграждений. Кто знает, возможно, нечто новое могло бы слишком сильно ударить по его мировоззрению или характеру?
Когда дружелюбная гостья приступила непосредственно к процедурам по очистке его шкуры, жеребец послушно замер, слегка опустив назад уши, чтобы абстрагироваться от окружающих звуков и прикрыв глаза. Да, несмотря на то, что по мнению многих лошадей вёл он себя не иначе как напыщенный индюк, от мерных и массирующих движений удовольствие определённо получал. Возможно (хоть сам он не признался бы в этом даже себе), этот процесс слегка коснулся его изнутри - осознание факта, что внимательность к нему обусловлена не только обязанностями, как это было в случае с конюхами, слегка успокаивало и позволяло приходить к выводу, что кто-то счёл его достойным. Сам жеребец в этом нисколько не сомневался, но получить лишнее подтверждение со стороны никогда не было лишним. Прикосновения к гриве и вовсе слегка его убаюкали, и лишь лёгкий холодок по шее позволял успешно бороться с наступающей лёгкой дремотой - тяжёлые волосы подразумевали постоянный риск вспотеть в области гребня и холки, а в такой день избавиться от одной раздражающей мелочи было... приятно. Дёрнул андалузец ухом лишь тогда, когда девушка, задумавшись, очевидно, о своём, начала мурлыкать какие-то мотивы. Тональность и произношение разительно отличались от того, что он привык слышать ранее, несомненно. На его родине речь была быстрой, мягкой, но при этом отрывистой, с какой-то специфической остротой, в то время как здесь говорили вышколенно и грубо. Жеребца местное наречие привлекало мало, хоть и ориентироваться ему приходилось исключительно на звуки - слов он, в отличии от большого количества взрослых лошадей, знал очень мало. Знал своё имя, наиболее часто выкрикиваемые всадниками распоряжения. Остальное же определял по тону голоса и тем особенностям странной человеческой мимики, которые сумел для себя понять. Так или иначе, когда гостья завершила все процедуры и в поле его зрения появилась корда, жеребец, двинувшись следом, бросил оценивающий взгляд на свою проводницу, прежде чем вернуться к своему обыденному занятию, заключавшемуся в разглядывании всего и вся. Мерный стук копыт по полу прерывался лишь редкими и еле слышными свистами, с которыми в розоватые ноздри втягивался воздух. Они сворачивали не к левадам, это он уже понял. А значит, вполне вероятно, что место, в которое они двигались, могло быть для него совершенно новыми и полным мелочей, которые следовало изучить. Заодно предоставилась неплохая возможность вписать в собственное мнение о новой знакомой какие-то ещё пометки, помимо первого впечатления. Будь он вовлечён в полноценную работу в качестве учебной лошади, вряд ли бы обращал внимание на то, кто именно сидит в седле, однако приходилось смотреть правде в глаза - находясь в своей эмоциональной спячке, Инквизитор откровенно скучал и нехотя, но всё же уцепился за возможность какого-никакого, но контакта с кем-то, кроме служебного персонала.

> бочка

+1


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Inquisitor|Андалузская|Жеребец|Выездка


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC