ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Месяц май
Вступил в свои права,
принося с собой чарующие
виды цветущих вишен и
живительную прохладу майских
гроз. Днём столбик термометра
чаще всего показывает приятные +17,
ночью температура не опускается ниже
+10 °С. конники вовсю наслаждаются
работой на плацу и выездами на природу,
а городские парки с каждым днём встречают
всё больше и больше посетителей.
Насладитесь и Вы тёплыми майскими деньками!
ФЛУДЕР
Black Line
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mayrin Когда идёшь по конюшне и мельком рассматриваешь четвероногих постояльцев, за силуэт Мэйрин цепляешься взглядом почти сразу и всегда — невольно. Эта огромная по своим габаритам лошадь обладает не менее большим, добрым, но, к сожалению, ещё и очень пугливым сердцем, и справиться с такой кобылой может только опытный спортсмен. Ей сильно повезло, что один из студентов даже вопреки всем запретам решил наладить с ней общий язык, надеемся, что всё у них получится.
ФЛУДЕР
Camille Gerber
АКТИВИСТ
Hyuna Ten
АКТИВИСТ
Yvonne Richard
АКТИВИСТ
Kim Tae Shin
АКТИВИСТ
Tokko Jae Hong
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Vladislav Karelin и Ninel Moreau
Наверное, не даром у русских к французам предвзятое отношение ещё с тех самых пор, как облажался Наполеон, но кто бы мог подумать, что характерная француженка Нинель — Ниночка, как её взялся ласково обзывать наш суровый русский троеборец — устроит старшему тренеру факультета такую взбучку за его осечку? И главный вопрос — захочется ли теперь Карелину оставлять своего коня без присмотра после знакомства с грозными женскими поучениями?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Li Hyun Jun и Шэрон
Настоящего друга определяют поступки, а не слова. Подлинность дружбы между странноватым и нелюдимым Хён Джуном и депрессивной школьницей Шэрон не единожды подтверждалась с обеих сторон. Очередной подарок судьбы - испытание на прочность, и на этот раз им будет куда сложнее выйти сухими из воды.
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Tyler Blackburn
Она говорит тут, на вершине склона, меньше, но по существу, и это кажется чем-то удивительным — словно читая мысли, пусть с запозданием, спрашивает: Ты не сердишься? А я на самом деле удивляюсь, потому что сердиться на нее я и не могу, кажется, только на себя. И не знаю в эту секунду, стоять вот так в изумлении, или же улыбнуться ей по-настоящему, потому что этот вопрос так удивителен и забавен, что не улыбнуться нельзя...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Главное здание » Холл


Холл

Сообщений 1 страница 15 из 15

1

http://s1.uploads.ru/NDicz.jpg
Просторный холл и длинная лестница - место, оживлённое даже в те дни, когда у студентов академии каникулы. Коневладельцы, тренера, берейторы, работники, дети - все проходят мимо улыбчивого охранника, и львиная доля этих людей ещё и отмечается в журнале посещений.

0

2


Джун задумчиво жевал бургер с курицей, то придерживая рукой с шуршащим пакетом руль, то отвлекаясь от дороги. Из левого ряда, пытаясь вклиниться на сужающейся полосе, ему засигналил серый рено, водитель которого - строгая брюнетка с короткой стрижкой, возмущённо жестикулировала руками, мол купят ведро с болтами, а потом ещё и ездят чёрт знает как. Ага, счаз. Шатен, сурово нахмурив брови и нажав на газ, резко дёрнул машину вперёд, не давая рено встать между ним и джипом, маячившим впереди. Так то. - усмехнулся кореец, откусывая очередной кусок. На следующем светофоре, рено, ревя движком, вырвался вперёд, в истеричной манере обгоняя Джуна и, обсигналив, постепенно скрываясь за другими участниками движения. Лети-лети, потом ремонтировать ко мне на работу привезут. Дай бог, чтобы ко мне, а не к хирургам, например.
Шатен перестроился в ближний в тротуару ряд,  подъезжая к остановке. Телефон брякнул смс-кой; Джун, вытянув шею, глянул на смартфон, лежащий экраном вверх на соседнем сидении, отрываясь взглядом от дороги. Благо, сообщение было коротким и вместилось без надобности раскрывать его. Ждёшь, значит. Шатен поднял глаза на дорогу - и правда ждёт, в паре метров уже была нужная остановка.
Включив аварийки, кореец подъехал к конструкции из стекла и железа, под которой на лавочке сидела Шэр. Вскоре она уже приземлилась на пассажирское сидение, и Джун сгрузил ей на колени коробочки из фастфуда. Поешь. - настойчиво сказал он тоном, не терпящим возражений.
Шатен вёл машину спокойно и не очень торопливо - всё-таки погода, подразумевающая под собой гололёд не терпит лихачество.
Пролетали прочь жилые кварталы, разноцветные вывески, светофоры, новогодние украшение, в утреннем свете выглядящие бледными и безжизненными. Хён Джун как-то подуспокоился, становясь привычно скучным и неразговорчивым - наверное, он предчувствовал не самое приятное для него место на земле - животноводские помещения с их запахами и видами. Для себя он оправдался тем, что не хочет, чтобы девочка подавилась едой, вынужденная ему отвечать. И с чего он решил, что к неё есть большая потребность в том, чтобы вести с ним длительные диалоги?
БМВ скользила по магистрали, ведущей из города, скоро будет уже знакомый Джуну съезд, потом немного по идущему по лесу шоссе и вот она - Кавалькада, раскинувшаяся своей большой территорией величественно и монументально.
Здесь он поехал помедленнее - в городе дороги в большей степени расчищали и поливали реагентами, чем здесь. Я-то ладно -  ребёнка нельзя угробить. Блин, от меня до сих пор лошадьми воняет, даже не выветрилось. Наверное, не буду звонить Эвансу заранее, чёрт знает насколько всё это с Хёной затянется. Я сказал так, что с ней проблем не будет, а вдруг наоборот она залупится из-за той моей шутки про пациенток. Не буду говорить Шэр - сразу настраивать на то, что всё плохо будет вообще как-то не педагогично. Мельком глянув в сторону на свою пассажирку, Джун заметил, что она уже давно ничего не ест и решил, что пожалуй, надо с ней поговорить. Вспомнив её недавний вопрос, который шатен пропустил мимо ушей, он всё же решил дать на него ответ.
Айдену влетело от тренера, мне от всех - Джун усмехнулся - тренер его, директор, замдиректора. Кореец обернулся на девочку, улыбнувшись - Но, как видно по моему лицу, меня это не особо огорчило.
Машина, шурша шинами по хрустящей ледяной корке, наконец, скользила вдоль заснеженных сосен, приближаясь к конечной цели своей маршрута. Как дела в школе? - отвлечённо спросил кореец, вспомнив, что у девочки были какие-то проблемы, раз она училась летом. Репетитор из меня так себе, но по химии и биологии я точно что-то помню. Должен ли я что-то предлагать, если не просят?
Вот и знакомая парковка. Джун аккуратно припарковал автомобиль и скомандовал вылезать, заодно сминая в охапку упаковки-коробочки от еды, чтобы выбросить в мусорный бак, стоящий на выезде. Территорию ему разглядывать не хотелось - уже успелось сегодняшним утром, когда ездил договариваться о занятиях. Поэтому кореец, согревая ледяные руки в карманах, шёл практически не глядя по сторонам. Наконец, просторный уже знакомый холл. Джун приветственно молчаливо кивнул головой охраннику, потом обратился к Шэрон, трогая её за плечо: Ну чтооо ж... Он нахмурил брови, немного переживая как пройдет этот разговор замдиректора с Шэрон. Наверх по лестнице, потом направо, дверь подписана. Я подожду тебя здесь. Не хочу её видеть. Да и Шэр всё-таки самостоятельная личность, а не довесок ко мне, чтобы я не давал ей сказать своё слово, всегда выступая вперёд. Удачи что ль - он постарался ободряюще улыбнуться и отвернулся лицом к окну, слушая отдаляющиеся шаги у себя за спиной.

+1

3

Шэрон приготовилась к долгому ожиданию, во время которого можно будет послушать музыку, наблюдая за прохожими. У нее есть  время, а потому она будет ждать столько сколько нужно. Спешить некуда, а   Джун вернулся слишком быстро.
«Мы видимся редко,  успею еще все по полочкам разложить. Я  подумаю об этом завтра»- дополнила свои мысли подросток цитатой знаменитой  Скарлет О’Хары.   
Теплый воздух в салоне машины, значительно различался с тем, что было на улице, заставляя ценить мелкие блага цивилизации.   Вроде и нужно было бы что-то сказать или спросить и ситуация располагала к этому, но  в голове не всплыло ни одной толковой мысли. Даже неловко как-то.  Шэрон могла бы спросить корейца, что он думал о романах «Три Товарища» или «Триумфальной арке», дочитанных ею не так и давно. А  будет ли ему это интересно?  Может быть, они позже разговорятся? Тогда необщительность как-то компенсируется.
«Завидую своим  болтливым одноклассницам.   Они как радио, которое не выключить».
Поешь.
- Спасибо,- ответила Шэрри. Девочка не успела возразить или ответить что-то другое.
К тому же она  ела только утром,  а на перемене идти в столовку, куда сбежалась толпа народу, хотелось меньше всего.   Да и против безапеляционого тона идти ради одной гордости – глупо.  Шэрон ловила себя на мысли, что Джун все более напоминает бабулю, старающуюся любой ценой откормить  внука.  Но это не раздражало, более того казалось, что рядом с этим человеком, она там где и должна быть.  Интровертность прекрасно позволяла ей  уживаться с характером Джуна, следуя за ним, принимая перепады его настроения как что-то ожидаемое.
«Еда из фастфуд - ресторана не так и плоха. Учитывая, что домой я попаду не скоро, это отличный вариант. Смогу ли я тебя как-то отблагодарить за все
Девочка надеялась, что со временем, придумает, как можно это сделать.  Сколько же она откладывает на потом. Когда же это потом наступит?  Шэрон смотрела в окно, но абсолютно не акцентировала   свое внимание  на том, где находится. Этот город слишком огромный, чтобы его запомнить.
Очертания  «Кавалькады» сложно не узнать, а на душе такая тоска.  Чувства, которые она здесь испытала, напоминали шоколад с перцем: сначала сладкие, а затем, когда шоколад  тает, перец обжигает рот.  Неужели Шэр  будет находиться здесь законно? Неужели теперь можно  быть с лошадьми; не вспоминать о них, глядя на фотографии; не отворачиваться, видя их в парке;  не держать каменное лицо, когда Гэрри бросает неосторожную шутку о них.  Теперь,  душа не будет рваться прочь от Ванкуверских многоэтажек и город, наконец,  перестанет ее душить? Ответ Джуна нарушил тишину, и Шэрри сосредоточилась на словах Джуна.
Айдену влетело от тренера, мне от всех. тренер его, директор, замдиректора.  Но, как видно по моему лицу, меня это не особо огорчило. 
- Сочувствую, - она надеялась, что и Айден так же легко все отпустил,- Спасибо за то, что не воспринял это слишком близко и не злишься на меня.
По мере того как машина приближалась к воротам, девчонка  вспоминала о том, что ей предстоит. Неизвестность всегда пугает.   Шэрон надеялась, что  ей удастся так же легко все отпустить. «Я не волновалась, если бы одна наворотила дел. В школе, то я привыкла к  чтению моралей, а здесь, мягко говоря, страшновато. Ладно, в том случае с кобылой было намного страшнее».
Как дела в школе?
Обычно этот вопрос, звучавший от родных, вызывал безысходную  улыбку, обреченный взгляд и поднятый вверх большой палец. Ну и как ответить на вопрос?  Сказать все нормально? Здесь же не выйдет отделаться формальностью!
- Ну…некоторые предметы нормально, некоторые на нужный уровень едва вытягиваю. Иногда, кажется, что отца или мать в школу вызовут, но пока пронесло. Я стараюсь по всяким видеоурокам, вебинарам и книгам разбираться,  - ответила Шэр.
Она думала попросить Джуна  о репетиторстве, но все думала, что после работы он занят либо настроя нет, а вдруг он устал и меньше всего хочется что-то кому-то пояснять?  Да и вообще есть же гугл!
Шэрон ступила на снег. Здесь он какой-то особенный.  Здесь, где люди не так уж часто ходят и ездят, никто не пытался нарушить  белоснежный покров. Мир спал.
Ну чтооо ж..
Шэрри взглянула на корейца. Она помнила его слова, о том, что не стоит беспокоиться. Находясь в компании, девчушка  пыталась выглядеть бодро.
Наверх по лестнице, потом направо, дверь подписана. Я подожду тебя здесь.
-Так лучше всего,- прозвучал ответ,  а внутри, будто струны натянулись. Она  не любила незнакомцев с ними приходиться обдумывать каждое действие и слово. Шэр  вспомнила квартиру триста два из одной игры, запертую на цепи и замки и теперь точно так же мысленно запирала душу.
Удачи что ль
- Спасибо, -  Шэрон   улыбнулась ответ.  Вот и пришло время ответить.  Медленные, аккуратные шаги по лестнице создавали впечатление, что Шэр просто гуляет, а не идет получить наказание. За спокойствием рассматривались варианты экономии внутренней энергии.  А вот и поворот направо. Шэрон искала нужную дверь. Полную должность, человека, с которым ей нужно поговорить, она не особенно хорошо запомнила.   С каждым шагом ноги становятся ватными. Желая занять свои мысли хоть чем-то, подросток отсчитывала шаги до следующей двери. А вот и нужна табличка «Заместитель директора по учебно-воспитательной работе». Шэрон сняла рюкзак и курточку, затем постучала в двери, ожидая ответа.

Отредактировано Шэрон (2017-12-24 23:17:57)

+2

4

Все факты быстро раскладывались по полочкам. Вот только Шэрон абсолютно не понимала, зачем нужно было ее звать, если ничего значительно сказанного не было. Она и вовсе просидела там, в кабинете, как тень.  На душе ничего кроме недоумения от попыток разобрать действия Хен А Тен.
«Взрослые странные и совершенно нелогичные. И почему чем старше человек, тем его сложнее понимать?»
Но  такой исход намного лучше, чем тот при котором раскрылась часть ее эмоций.   Ладно, уж Джун.  Он «свой» человек, за которым Шэр пойдет, что по карнизу, что по канату натянутому между двух высоток. Но перед другим, совершенно чужим человеком быть разбитой  совершенно не хотелось.
«Ты  был прав, все и правда формальность. Странная она конечно, вроде бы на ответственной должности, а кажется, будто  шило в одном месте…»
Выход по лестнице вниз и налево по коридору,
-Спасибо, -тихим шепотом произнесла  подросток.  Она прекрасно помнила, как дошла сюда, несмотря  на паршивое ориентирование в пространстве без карты. Объяснять  очевидные намеренья, тому, кто не желал  слушать пустая трата времени.  Девочка не нашлась с тем, что сказать  Айдену.  Кажется, утешать и поддерживать она не умеет.  Айден –совершенно чужой человек, замечая перепады настроения, она списывала все на  простые нервы и обеспокоенность своим будущим. 
То, что произошло в кабинете, напоминало странную картину: будто мисс Тен пыталась укротить дикого зверя, в одной руке держа кнут, в другой пряник. Айден был тем самым лисом, хитрым,  ловким и до боли гордым.  Он прятал оскал, желая бросится на дрессировщицу и разорвать ее на кусочки, а не мог.  Негодование и ярость из взгляда никуда не девались! Там в кабинете, Шэрон увидела часть скрытых, под маской   напряженности, истинных эмоций. Какой же этот мир дурацкий. Ради своего будущего, нужно мило улыбаться и выполнять подобные задания. Осознание этого факта печалило Шэрон.
Как же сложно держаться и не иметь возможности ответить то, что думаешь на самом деле.  Все-таки люди намного сложнее животных и с ними метод «кнута и пряника», гораздо действеннее, чем с животными.
Зачем ты приехала? С тебя всё равно взятки гладки. Или в песочнице скучно стало ковыряться, захотелось ещё экстрима?
" С тех пор как погибла Безымянная, моя жизнь сплошной екстрим."
И снова необъяснимый вопрос, который  останется без ответа. Пусть Рыжик думает, что она здесь по своей воле.  Шэрон сделала  вид, что  Айден ничего не говорил.
Такова ее роль в этом мире. Слушать, принимать чужие  эмоции, такими как они есть, без намеренья что-либо изменить. Слова студента, а затем последовавший выпад агрессии, совершено не задевал  и не расстраивал девочку.
Она  изучающее смотрела на этот кривой оскал, но страха или необходимости шарахнуться в сторону она не ощущала.    Пожав плечами, Шэрри  просто развернулась и медленными шагами побрела прочь, едва нарушая тишину. Возможно, это неблагодарность или трусость.  От нее сейчас пользы ноль.  Чем дальше уходила Шэрон, тем менее значительный становился разговор с Айденом.  Шэрон желала никогда не встречаться с этим человеком, что был к ней благосклонен пару мгновений.  Возможно, это абсолютно неправильно, но все  отрицательные мгновения,  все недоумение, что рассыпалось на душе, девочка представила виде хлама, который можно  затолкать в мешок, и этот мешочек с мыслями был отставлен у двери.
Шэрон неспешно спускалась по лестнице, рассматривая стены, картины, висевшие на этих самых стенах, растения, находившиеся неподалеку от окон.    Интересно, сколько же времени прошло? Шэрон  увидела фигуру корейца листавшего что-то в своем  телефоне, сидя на диванчике.  На какие-то минуты Шэрон замешкалась, с тем позвать его или подойти тихо?   Ее наверняка выдает шелест штанов  и спортивной кофты, выдают тихие шаги по ступенькам.   Подросток к  диванчику и села рядом с Джуном, положив на колени куртку и рюкзак.

+2

5

Занятое им положение - спиной ко всем и взглядом в окно было слишком тревожным - позади ходили люди, это ведь холл главного здания, посещаемое место. Скрипнув зубами, Джун задержался взглядом на снежном, пока ещё тонком покрывале, лежащем поверх голых ветвей и укрытых на зиму кустов. Спустя пару секунд, он отошёл в сторону, присаживаясь на диванчик и медленно, словно по одному позвонку, откидываясь на него упругую спинку. Кореец сел так, чтобы мониторить каждого входящего. Перед глазами мелькали дети, приведенные родителями за ручку на занятие, деловые студенты, некоторые прямо на ходу пытающиеся заучить материал, к которому не притрагивались весь семестр; проскальзывали уверенной походкой взрослые люди в специализированной одежде для езды верхом. Все они были так далеки от его собственного закрытого мира, что он особенно остро чувствовал себя чужим в этом заведении, в этом городе, стране, планете. Подсознательно желая отгородиться от всех, шатен взял в руки брошенный кем-то журнал с потрепанными страницами. Конечно, с глянцевой обложки на него посмотрел рыжий конь вместе с восседающей на нём всадницей – какого ещё чтива можно ожидать в конной академии. Джун лениво перевернул несколько страниц, пробежавшись глазами по строкам без особого интереса – просто чтобы скоротать время и отогнать тревожные мысли. В последнее время, он много своего внимания уделял тому, что их отношения с Шэрон как-то неправильны, неопределенны. Кореец не мог понять - как он воспринимает её? Как друга? Но ведь друг – это название для Айдена, а чувства, которые Джун испытывал к этим двумя людям уж слишком различны, чтобы подходить под одно определение. Сколько раз Хён Джун пытался укорить себя в самый мерзких и корыстных целях, но никакое предположение не находило подтверждающего аргумента. Я ощущаю её как что-то родное, как часть своей жизни, которую я не имею права принять или отвергнуть. Она просто есть и она рядом.
Шатен сфокусировал туманный взгляд на заголовке, но понял, что ему это до противного неинтересно и отложил журнал на то место, где он лежал до этого, пока не дошло до желания порвать его в клочки. Достав из кармана телефон, Хён Джун листал новостные заголовки, почти не читая, телефон бледным светом подсвечивал снизу его склонённое лицо и серебрил кончики  отросших тёмных прядей.
Он слышал и чувствовал приближение девочки, но не торопился оторваться взглядом от экрана телефона. Хён Джун должен давать ей больше свободы, а не носиться как курица с яйцом.  Причиняя кому-то заботу легко переступить грань, становясь глупым и мелочным. Во всяком случае, так считал кореец.
Грустная. Хён-А своих слов не держит? Неужто оторвалась на ребёнке всё-таки? Джун исподлобья посмотрел на ноги девочки, мелькнувшие в поле его зрения, а потом подушка дивана чуть изменилась, прогибаясь под её маленький вес. Кореец осторожным движением приобнял Шэрон за плечо, прижимая к себе, а другой рукой блокируя и убирая телефон в карман. Скажи мне – всё хорошо? – спросил он, заглядывая ей в глаза. По твоему лицу сейчас мне сложно понять, как всё прошло.
Джун, улыбнувшись, тронул кончик её носа лёгким прикосновением пальца, мол не грусти. В этот момент, замечая краем глаза приближающегося к ним человека, он вскинул взгляд вверх, упираясь им, неожиданно, в Айдена. Быть может, Шэрон, сидящая рядом с ним в таком близком контакте, даже могла чувствовать, как напряглось всё его тело, до последней мышцы, а во взгляде мелькнула искрой злоба. Джун ведь в момент трактовал настроение Шэрон по-своему. Её могла огорчить не какая-то тётка, которая поругалась и выражения её сразу же были забыты, а человек, которого она побоялась, быть может, обидеть ответным словом из-за дружбы между ним и корейцем. Айден, колкий на язык, вполне мог выместить на девчонке своё разочарование отсутствием тренировок (почему это для него так важно, шатен вообще мало понимал). Ведь кореец и раньше видел его эмоции, даже некую ревность, которая сквозила во взгляде Рыжика на их с Шэрон тёплые взаимоотношения. Не виноват ли я, Хён Джун, что позволил им столкнуться где-то без своего контроля? Вся вина за те ночные приключения на мне. Я поступил против закона и морали, расплачиваться должен я, а не Шэрон или ты. Почему ты трогаешь её? Потому что она слабее? Потому что не хватает смелости потягаться со мной?
Мысли пронеслись в голове вихрем, и Джун совладал с собой, понимая, что со стороны выглядит как цербер, охраняющий покой ребёнка. Слишком рано делать выводы. Я болен, я искажаю реальность, смотря на всё сквозь призму воспалённого восприятия, не стоит забывать об этом и отвечать агрессией на то, где могло и не быть злого умысла.
Обнажив клыки, кореец оскалился навстречу недовольному злому лицу Уиллиамса, мягко отпуская рукой плечо Шэрон и поднимаясь на ноги, чтобы поздороваться с ним. Привет – Джун слегка кивнул ему головой, пожимая руку. Напряжение звенело в воздухе, быть может, оно звенело только для корейца – кто знает, как чувствовал ситуацию этот человек напротив. Чем реже он видел Айдена, тем тяжелее ему давалось пойти на контакт.
Неловкую паузу шатен прервал, решив перейти к более насущным делам. Ах да, - Джун отошёл от дивана, жестом показав им обоим подождать, а сам уже приложил телефон к уху, разговаривая с мистером Эвансом. Разговор не был долгим, вскоре кореец вернулся к ожидающим его людям и нарочито громко стукнул каблуком ботинка по полу, привлекая к себе внимание. Тренер будет скоро ждать нас около денника лошади. Джун как-то странно и с акцентом произнёс это незнакомое ему прежде слово «денника». Айд, ты не подскажешь, где здесь раздевалка и прокат шлемов?

+2

6

--->Кабинет замдиректора<---
Выйдя из приёмной мисс Тен, я вздохнул с облегчением, позволив себе наконец расстегнуть ворот своей лёгкой спортивной кофты. С характерным звуком молния распахнулась, позволяя выдохнуть спёртый воздух, застрявший даже не в горле, а где-то гораздо-гораздо ниже, прямо между моими рёбрами и позвоночником. Мне так не хватало всё это время простой возможности говорить вслух то, о чём я думаю, что я с силой сжимал кулаки до сих пор, желая вернуться к Хёне и сказать ей несколько ласковых слов о её задумке эксплуатировать меня, как циркового пуделя. Удерживала меня на месте, нет, не адекватность, а покачивающаяся передо мной фигурка Шэрон, медленно уходящая вниз по лестнице. Её непослушные тёмные локоны, кукольной копной спадающие на спину, и шелест детских лёгких шагов. Я шёл за ней неосознанно и не хотел остановиться, чтобы затеряться среди коридоров, где мне было куда спокойнее бродить в одиночестве, и словно мишень меня, злого волка, манил за собой этот крошечный беззащитный крольчонок. В глазах вдруг поплыло, смешались потоки мыслей, и вот я в деталях увидел, словно наяву, как держу заряженный пистолет сначала у её затылка, затем, как в быстрой раскадровке — уже у своего открытого рта. От дикой картины, залитой алой кровью, что встала у меня перед глазами, я нервно дёрнулся в сторону и оступился, полетев через ступеньку вниз, и если бы не эта резкая боль от удара коленом об пол, не знаю, отпустило бы меня моё наваждение так быстро или нет. Вжавшись в ближайшую стену на лестничном пролёте, я закинул голову назад, касаясь затылком сухой опадающей вниз штукатурки, и часто дышал, сопя носом, пока девочка удалялась всё дальше. Я стоял так, щупая своё лицо на предмет ощущения прикосновений, пока её лёгкие шаги не смолки окончательно, и внизу не захлопнулась за ней большая дверь в холл. Просто почудилось, — испуганно моргнув, я попытаясь восстановить порядок своих мыслей и ощущений. Там, где реальность начинала путаться с фантастикой я чувствовал себя не творцом, а её заложником, и от осознания беспомощности над своими страхами, а может — ужасными подсознательными желаниями — впадал в панику.
Поднимающийся по лестнице мужчина, поглядел на меня как-то неодобрительно, хотя вид у меня был скорее в крайней степени больной, чем неадекватный. Можно было бы подумать, что у меня опустилась температура тела, и вот уже я теряю сознание, стремительно бледнея, но на самом деле, внутри меня обдавало кипятком из шланга, и я постепенно стал привыкать к этим обжигающим струям, словно чувствовал их всегда. Неловко подтянувшись за перила, осекаясь, я побежал быстрее, стараясь достичь нижнего этажа как можно скорее и оставить позади то место, где меня подстерегли мои больные фантазии. Я не смог бы убить человека, тем более ребёнка, — перебирая ногами, вниз я не смотрел, лишь на свои руки, которые секунду назад видел измазанными в чужой крови. Не смог бы? А может, я слишком плохо себя знаю? Но я же не преступник, не живу больными идеями о расправе над кем-нибудь. Я просто человек, ищущий несуществующее исцеление в обход своего страха перед собственной слабостью, и мне совершенно нет смысла каждый раз переживать из-за того, что самопроизвольно всплывает в больной голове. Всё в порядке. Просто. Почудилось.
Стараясь больше не терять равновесия, я выскочил в дверь, захлопнув её за собой своей спиной, и в этом положении, немного согнувшись, я оглядел холл. Просторное светлое помещение создавало внутреннее ощущение тревоги, тут сплошь были люди, и мне казалось (конечно же всего лишь казалось), что они все смотрят на меня. Я взглядом нащупал знакомые лица — сначала своего одногруппника, стоящего ко входу спиной возле кофейного аппарата, затем охранника за стойкой, листающего журнал. И в итоге наткнулся на вытянутое чуть повёрнутое боком ко мне лицо Джуна — знакомое, но уже немного подзабытое, хотя и всё ещё очень выдающееся на фоне сплошь одинаковых черт канадской молодёжи. Я медленно распрямился, не привлекая к себе лишнего внимания. Не хватало ещё предстать перед Джуном в подобном состоянии. Отдышался, приводя себя в порядок и приглаживая влажные волосы. Не знаю, беспокоился ли я за свою сохранность в руках человека, который бережно хранил мой страшный секрет, или всё-таки просто не хотел казаться слабее, чем себя преподносил другим — и то и другое, пожалуй, было частичной правдой.
Что ж, на душе у меня было много недосказанных обид, но классифицировать их и разложить по полкам я так и не сумел — сначала путался, затем забыл, отвлёкшись на учёбу и временно почти потеряв связь с Джуном. Говорить нам с ним стало ещё сложнее, чем раньше, и я уже всерьёз сомневался, что применил к нему слово "друг" правильно и вовремя. Вот и сейчас, подойдя к сидящим знакомым мне людям, я почувствовал себя ущемлённым — встретивший меня взгляд корейца был таким колючим и злым, что я успел испугаться, не написано ли на моём лбу о том, что я только что видел на лестнице. Какой-то нездоровый у тебя вечно взгляд. Как будто сожрать меня хочешь. За чо? Да, я всё ещё помнил ту историю в машине, и странное ощущение преследовало меня с тех пор каждый раз, когда я видел Ли — он мне с тех пор казался будто прокажённым, сломанным замком, в который не подходит ни один ключ из тех, что я пытаюсь подобрать. Не знаю, как всё было на самом деле в тот вечер, когда волей судьбы мы столкнулись на шоссе, едва знакомые друг другу, но враньё я чувствовал своей шкурой, и с тех пор посеял зерно сомнения в своей душе. Привет, — сухие губы с трудом выпустили вслух это простое слово, прежде чем Джун встал передо мной и пожал руку, закрыв от меня за своей спиной девчонку. И что делать дальше я уже не знал. Обычно, чувствуя недостаток интереса к разговору, я уходил, но в этой ситуации стоял чуть в стороне, отрешённо, не делая шагу ни вперёд, ни назад. Лишь мельком глядел на Шэрон, в её большие, всегда широко распахнутые глаза. Крольчонок. Попалась. — нахмурился я.
Я посмотрел на Джуна, отошедшего в сторону с телефоном, с долей укора во взгляде. Пусть кореец не видит и не понимает моей обиды, он далёк от сочувствия, но я ведь и сам-то её понимал не всегда, не жил с ней и не мусолил, а вспоминал лишь в определенные моменты, как этот, когда натыкался на его несговорчивое, даже отталкивающее меня настроение. И хоть даже в глубине души я всегда помнил и про его обман и про отрешённость, не свойственную друзьями — пусть так, у него было на то своё право — не мог простить Хён Джуну только того, что вечно чувствовал себя рядом с ним каким-то огрызком, который не сгодился для чего-то дельного, но и выкинуть его ещё пока было жалко. Будешь ездить? — я пристально посмотрел на Шэр, вслушиваясь краем уха в разговор Джуна по телефону. Тренер будет скоро ждать нас около денника лошади. На звук голоса Джуна я повел ухом, но продолжал смотреть на девочку без отрыва, словно загипнотизированный. Без меня нормальненько справились, значит, да? И тренера нашли, и коня. Самостоятельные какие, а. В моих зелёных глазах отражалось чистое негодование.
И у кого занимаетесь? — я сказал это "занимаетесь" так, будто Шэрон и Ли были единым целым, не способным существовать друг без друга. Не потому ли он шлялся с ней, втягивая в неприятности, что просто сросся с ощущением чужого присутствия рядом, которое не напрягало его так, как, например, моё или чьё-либо ещё? Айд, ты не подскажешь, где здесь раздевалка и прокат шлемов? Я отозвался не сразу, поразмыслив. Надо было уйти, пока всё происходящее ещё оставалось под моим хлипким контролем, но я остался, сам не знаю почему. Может быть потому, что хотел уже раз и навсегда либо закончить эту странную дружбу, либо починить. По вот этому коридору до конца. Комната напротив тренерской. Под непонимающие взгляды собеседников, я быстро заморгал, мысленно возвращаясь к диалогу, и понял, что они ждали от меня какого-то другого ответа. Ладно. Пошли.
Воцарилось блаженное молчание. Мне было не до неловкостей, ведь каждое сказанное вслух слово могло меня или сбить с верного пути самоконтроля, или разозлить настолько, что под воздействием накопленных внутри меня эмоций, я нагрубил бы кому-нибудь из них. К сожалению, вся моя жизнь строилась на этих странный принципах — я был непостоянным и излишне горячим, а о последствиях всегда думал опосля.
Зайдя в раздевалку, мы разминулись с вышедшими оттуда второкурсниками. Они, вообще-то, не должны были переодеваться здесь, ведь им, как и всем остальным студентам, выделялась отдельная комната со шкафчиками, но тут, в конце крыла, было значительно тише и даже теплее. Я тут же упал на скамейку в самом углу, прижавшись к стене спиной и поглядел на своих спутников. И что, вы будете ездить на Винни? — брови поползли вверх, изгибаясь дугой. Нормально себя ощущаете? За меня покатайтесь. Может Шэрон экзамен по троеборью сдаст как раз. Или ты, Джун. Попробуешь? — я уткнулся носом в свои коленки, а потом, махнув рукой, вскочил на ноги. Тебе ж переодеться надо. Извиняйте. Не глядя на корейца, я прошел мимо него, и указал на большую открытую полку, стоящую возле двери: Шлем тут найдете подходящий и возьмете квитанцию со стола. Оплатите после занятия. С этими словами я вышел в коридор. Ни стыда, ни совести. Я за них жопу на две половинки порвал, коня им среди ночи вытащил, тренировок лишился! А они тут уже всё распланировали, даже совета не спросили, не вспомнили про дружочка Айдена. Да чо уж там, пусть как хочет дальше разбирается с проблемами, а мы пока покатаемся ещё разочек, легально. Хер ли сразу не пришёл не попросил девку в прокат сунуть?

+2

7

Объятия Джуна уже не кажутся чем-то неожиданным, странным или непривычным и сбивающим с толку.  Это  быстро стало  частью их отношений.  Шэрон замерла,  прислушивалась и запоминала свои ощущения от не приевшихся в повседневной жизни объятий.   Она смотрела в карии глаза, что теперь были так близко.
Живя подобно кошке, сама по себе,  девчонка привыкла сама разбираться со своими чувствами, прежде чем говорить о них кому-то. Именно из-за этого  Шэрри не выдавала   в школе или дома, то, что должно остаться в тайне.
Скажи мне – всё хорошо?  По твоему лицу сейчас мне сложно понять, как всё прошло.
Подобная формулировка редкость  в ее существовании. Как же стыдно за свой угрюмый характер!   Вот теперь Джун подумал, что все плохо.  Кажется, еще одна цепь снята с двери. Ради корейца она постарается почаще рассказывать что чувствует.
- Все в порядке...    дай пару минут разобраться в чувствах, и подобрать слова, - попросила  девочка. Кореец  отвлек Шэрон, прикоснувшись к ее носу, снося ко всем чертям попытки упорядочить свои мысли.   Он привносил в ее жизнь те мелочи, на  которые девчушка смотрела со скептицизмом. Допуская лишь крохотную вероятность подобного  появления в жизни.
«Ли Хён Джун, ну и как мне упорядочить мысли и подобрать слова?»
Шэр  не замечала того что кто-то-то приближается. Она ощутила напряжение Джуна. Разум  допустил вероятность чего-то серьезного, но  с другой стороны это казалось каким-то неважным.
Шэрон   посмотрела на лицо Джуна.   Как же быстро изменился его взгляд! Ранее он выражал обеспокоенность и заботу. Сейчас – злобу.   Затем взгляд был направлен в ту же сторону, куда смотрел кореец. Как же она удивилась  появлению  Айдена не  менее раздраженного чем тогда, когда они оставили Хёну.
«Он ничего не отпустил. Что-то ему не позволяет этого сделать.»
Девочка слишком быстро сопоставила факты. Неужели  из-за молчаливости Джун понял все неверно?  Что если из-за нее все-таки назреет конфликт между друзьями? Эмоции Уиллиамса можно понять: лишили возможности заниматься, а теперь заставили участвовать в дурацком празднике. Наверняка, как бы Рыжий не отрицал, как бы не  злился, ему тоже нужен человек, принимающий его со всеми тараканами. Шэрон  сложно говорить о чувствах или давать дельные советы, намного проще наблюдать. Айден, хоть и запоздало, но...все же отвечал на вопрос «как  ты?», своими действиями.
«Ты врал, что в порядке».
-Джун, не злись, - прозвучала просьба Шэр,- Айден ничего мне не  сделал. То, что ты принял как печаль... извини, я задумалась надолго. Я просто была в смятении, пытаясь понять логику мисс Тен.   Благодаря Айдену, мисс Хен А меня не заметила.
В этих фразах был торопливый рассказ о том, что произошло в кабинете.  Шэрон  ощущала себя между  двух огней.

Ах да.
Девочка провела взглядом корейца.
Оставаясь наедине с Рыжиком, она рассчитывала на молчание.
Будешь ездить?
Эта манера говорить торопливая, но сдерживая каким- то причинами,  уже знакома и кажется нормой в общении с этим человеком.
-Да,-  тихо ответила Шэрри, желая эмоционально, отстранится  и наблюдать за Рыжиком издалека.
Тренер будет скоро ждать нас около денника лошади.
Она поднялась с дивана.  Волнение, перед тем как снова оказаться рядом с лошадью. А  возможность уверенно ездить, была чем-то похожим на сон... Планы из той жизни будут восстановлены?
И у кого занимаетесь?
-Пока не знаю, - говорила Шэрон.
Айд, ты не подскажешь, где здесь раздевалка и прокат шлемов?

Шэр помнила что Хёна говорила,  о езде без шлема  но  думала что это касается только ночных покатушек, которые уж точно не повторятся. Девчушка никогда не ездила со шлемом, даже в Западной Вирджинии,  управляя Павсанием  одним лишь кордео.  Это казалось ей странным.  Идущий впереди Айден, напоминал о событиях, произошедших ночью.
А вот и раздевалка, откуда вывалились  студенты.
  И что, вы будете ездить на Винни? Нормально себя ощущаете? За меня покатайтесь. Может Шэрон экзамен по троеборью сдаст как раз. Или ты, Джун. Попробуешь? 
Сколько же боли и тоски Шэрон слышала в этих словах.  Она прекрасно понимала, что чувствуешь, когда вот лошади рядом, а ты не можешь к ним приблизиться! Знала разъедающее чувство бессилия.    Если бы одним сочувствием можно было все решить.
-Джун, побудь с ним, - снова  просила Шэр, когда студент выскочил за дверь. Ей казалось, что она просит слишком много, пусть и не для себя,  - Думаю, за его злобой прячется печаль. Вы друзья, помоги и ему, пожалуйста.
"Айден..ты мазохист... Пошел с нами, а на душе тебе так больно. Можешь ворчать, хамить и злиться.  Только не отрицай, будет хуже..."

+2

8

Айден повёл их за собой по коридору в сторону раздевалок. Кореец, глянув на Шэр отчего-то улыбнулся, вспоминая в подробностях сказанные её второпях слова, оправдывающие того рыжего парня, идущего впереди. Мисс Хён-А – неожиданно усмехнулся он. Так не говорят. Мисс, мистер, миссис – это ставится перед фамилией. А фамилия у неё Тен. Вообще, ей понравится, если скажешь агаши Тен – это по-корейски. Зачем он всё это говорил? Наверное, чтобы не идти молча да и замять эту неловкую сцену, разыгравшуюся в холле.
Однако замять тему не получилось, ведь её снова поднял Айден. Кореец отрешённо смотрел куда-то сквозь него, пытаясь оттолкнуть эти слова, чтобы не записать их на подкорку и не злиться. Но, кажется, им действительно нужно было во многом разобраться. Шатен не удивился, когда студент ушёл, хлопнув дверью. Его высказывания породили плотный клубок запутанных эмоций, пожалуй, пора разложить шёлковые нити по цветам. Джун, побудь с ним. Да, ты права. – Хён Джун оскалился едва ли самой противной своей улыбкой, поднимаясь со скамейки на ноги и выходя за дверь.
Быстрые тихие шаги, словно Джун как обычно крался, а не шёл, появились у Айдена за спиной. Кореец самым удивительным образом скрадывал должный стук каблуков по полу и шорох одежды, не становясь не слышным, но и на то, что это идёт он, а не та же Шэр было не похоже.
Несколько шагов и шатен молча рванул Айдена за руку в сторону, словно собирался выдернуть её из сустава, увлекая в ближайшую дверь, в которую протолкнул человека с такой убедительной силой, как будто вспомнил тот день, когда скрутив Айдену руки за спиной, открыл его головой дверь в процедурную. Радикально? – возможно, но шатен действовал в рамках своего характера и своего видения ситуации. Сейчас Уиллиамс виделся ему маленьким мальчиком, которому дали не киндер сюрприз, а невкусную конфетку за цент; все его проблемы, не считая тех, что со здоровьем – такая чушь!
Ещё один сильный толчок и вот Айд стоит среди этого маленького помещения с унитазами и раковиной, а шатен тихим зловещим жестом тонких пальцев с кольцами повернул задвижку на двери, отрезая их "переговорную" от всего остального мира.
На лице его - маска, этот застывший рафинированный холод, строго очерчивающий угловатое лицо. Подрагивающий свет белой энергосберегающей лампы подсвечивал мёртвенно-бледную кожу.
Джун шагнул вперёд, наступая на прислонившегося к хлипкой двери кабинки рыжего парня; чуть склонил голову вбок, отводя в сторону свой острый подбородок. Он держал достаточную дистанцию, чтобы успеть отскочить и выхватить оружие, если диалога у них не получится - имел привычку всегда оставлять возможности для реализации плана "Б". Полагаю, что ссоры между двумя людьми должны решаться между двумя людьми - голос гулко отражался от стен, убранных плиткой, гуляя противным, заползающим под кожу эхом. Он выпрямил положение головы и манерно приподнял подбородок чуть выше, вытягивая тонкую шею.
Шэр не виновата в том, что случилось - не виноват и ты. - Джун говорил твердо, тоном не терпящим возражений. Виноват я - я подставил вас двоих под свои бредовые затеи, я достал девчонку с пятого этажа через окно, обманом привезя ночью к лошадям, фактически украв её из-под носа у родителей. Я подверг её жизнь опасности, а тебя - неприятностям. Я взрослый человек - целиком и полностью ответил за свой поступок перед твоим тренером, директором и замдиректора. Выгораживая прежде всего Вас.
Хён-А
- голос корейца дрогнул усмешкой, в обмен на то, чтобы обойтись с вами малой кровью, повесила мне на шею удавку. И я совсем не сомневаюсь, что она её затянет тогда, когда ей это станет нужно. Дай бог здоровья ей и всей её семье, мать их йети. Ей же не объяснишь, что я не специалист во всех областях, а всего лишь медбрат из травматологического.
Джун сделал ещё один шаг вперёд, сканируя взглядом зелёные глаза Айдена. Поэтому да - я чувствую себя нормально, ведь сделал по максимуму то, что от меня могло зависеть - как и тогда, когда я усыплял охранника хлороформом, рискуя, так на минуточку, что он может и не проснуться. - шатен надавил на болезненные воспоминания, наверное, потому что хотел повысить значимость своего поступка, своего выбора, который стал видно забываться этим мальчишкой, теряя значимость в его судьбе.
Джун выдохнул через приоткрытые губы и подумал, что ему хочется курить, но ближайшие часа два он не выйдет из этой обители навоза, потому что Шэр нужна его поддержка и присутствие. Что она подумала, когда я уходил? Что я ему наваляю?
Кореец скрестил руки на груди, делая последнюю подвижку в сторону решения конфликта: Хён-А отказала тебе в твоих тренировках или ты не спрашивал? Она помнит только то, что выгодно ей. Этим вопросом Джун показывал, что не собирается рвать какие бы то ни было отношения, решая чужие проблемы и дальше. Не потому что ему нужно было обменять свою помощь на дальнейшую выгоду, как поступала мисс Тен, а просто потому что ему так захотелось. Вообще хотелось поставить всё на паузу, нажать стоп и посмотреть на их взаимоотношения с Айденом через лупу, разглядывая каждый взгляд, каждое случайно сказанное слово. Наверное, Джун совсем не умеет дружить.
Неважно выглядишь - заметил кореец, вглядываясь в лицо друга с такой чисто медицинской проницательностью, как медик смотрит на результат операции, как скульптор – на своё творение. Он не стал упоминать снова, что Рыжику стоит внимательнее относиться к приёму своих лекарств, но они оба поняли, что именно это Джун и подразумевал.
Кореец отодвинул рукав и глянул на часы. Надеюсь, мы всё выяснили. Прости, не хочу задерживать тренера. Джун уважительно и так по-корейски поклонился ему, плавно изгибая своё гибкое худое тело. Потом шатен молча отпёр дверь и вышел в коридор, возвращаясь в раздевалку.
Всё в порядке. – быстро сказал он, натягивая на лицо равнодушие. Ты готова? 

+2

9

Я вынырнул из раздевалки, громко хлопнув дверью, но даже теперь, частично перенеся свою обиду в слова, не мог понять, покинуло ли это тяжелое чувство свои чертоги и оставило ли меня в покое. Я был болен не столько физически, сколько эмоционально; болен и не способен разграничивать добро и зло, видеть чёрное чёрным, а белое — белым. В моём мире у каждого простого чувства могло быть миллиард оттенков, а могло не быть совсем, и держать в руках эмоции, которые то смыкались на моем горле металлической удавкой, то просто исчезали, мне было сложнее, чем остальным, здоровым людям. И, конечно, я воспринимал некоторые особенно важные для себя вещи куда как болезненнее, чем должен был, в силу понятных причин. Но оправдывал ли меня недуг, с которым я жил с самого детства, с которым, кажется, должен был, нет, обязан был научиться справляться? Может, со мной и правда надо как с душевно больным общаться? Может я слишком много на себя беру, пытаясь жить обычной жизнью? Больничка, таблетки, а если нет, то по-крайней мере домашний режим и минимум новых лиц. Так жить — мой удел?
Я видел всё не так кардинально и чётко, как Джун, для него история состояла из голых фактов, интерпретированных им на своё усмотрение, а я делал выводы, исходя из глубоких личных переживаний, которые испытывал в каждый момент времени. И Джун для меня был настолько же обманут своим искаженным видением мира, как и я был обманут своим — всё, что происходило с нами с тех самых пор, как мы встретились в переулке, вообще нельзя было назвать нормальным. Не было правды и кривды, только два совершенно разных и не пересекающихся друг с другом взгляда на вещи, извращённые и перевернутые под ворохом психических отклонений, записанных в наши больничные карты.
Я не успел выдохнуть, как за мной выскочил в коридор и Джун, и прежде, чем я ему возразил, что не хочу обсуждать сказанное дальше, он буквально силой затолкал меня в соседнее помещение. Я отскочил от возникшей передо мной хлипкой двери в закрытую кабинку туалета и, выставив вперёд руки, упёрся в соседнюю. Медленно обернувшись, тут же встретился с ним лицом, и, стиснув челюсти, выпрямился, будто так чувствовал себя защищённые и безопаснее — всё же я был выше и физически сильнее Джуна и, наверно, только поэтому не боялся его так, как должен был, видя этот страшный злой взгляд перед собой. Кореец возник возле меня так же быстро и бесшумно, как делал это всегда, испытывая мои нервы, и от преследующего меня ощущения, что я всё время не успеваю за его передвижениями, мне стало не по себе. Ладно, бывал я и не в таких передрягах, приходилось и драться со шпаной из даунтауна, и драпать от наркоманов, готовых в порыве прихода всадить нож тебе в спину. Повидал, скажем так, многое, и от многого перестал испытывать чувство страха, но вот Джун... он был куда мрачнее всех моих воспоминаний об уличном детстве, и, казалось, мог нанести шрамы поглубже тех, что украшали моё тело. И вот, прообщавшись с ним столько времени, я только сейчас, глядя в его холодные безжизненно-строгие глаза, начал понимать, почему постоянно чувствую себя рядом с ним не на своём месте. Просто он был не главным героем этой книги. А её главным злодеем. Восставшим из пепла фениксом, возжелавшим своего маленького личного хаоса, а я своим появлением в его жизни порушил все, пусть не грандиозные, но глубоко личные планы корейца. Нам просто не светило это долго и счастливо, ну как ты ни крути.
Полагаю, что ссоры между двумя людьми должны решаться между двумя людьми. Я с силой оттолкнул его руку от себя. Эй. Личное пространство. Полагаю, — огрызнулся я тем же тоном, копируя мимику моего собеседника, — что туалет — не место для ссор между двумя людьми. Я отряхнул своё запястье, за которое Хён Джун дёрнул так сильно, что я буквально почувствовал, как внутри сустава связки растягиваются до предела. Шэр не виновата в том, что случилось - не виноват и ты. Виноват я - я подставил вас двоих под свои бредовые затеи, я достал девчонку с пятого этажа через окно, обманом привезя ночью к лошадям, фактически украв её из-под носа у родителей. Я подверг её жизнь опасности, а тебя - неприятностям. Я взрослый человек - целиком и полностью ответил за свой поступок перед твоим тренером, директором и замдиректора. Выгораживая прежде всего Вас. Я молча слушал всё, с чем Джун пришёл ко мне, но когда он наконец сделал паузу, я отрицательно закачал головой и стукнул кулаком по громко брякнувшей поверхности двери. А, так вот как! — я выдохнул горячий пар ему в лицо, резко дёрнув головой в сторону корейца, будто пытался поймать его на мушку, ожидая, что он снова начнёт перемещаться, — Почему интересы чёрт пойми кого я смог поставить превыше своих, когда ТЕБЕ нужна была помощь с Шэрон, а теперь, когда мне из-за вас влетело по полной программе, мученик, оказывается, ты!? Этот вопрос так давно стоял у меня в голове, что я, воспользовавшись моментом откровения, выпалил его как на духу, и мгновенно почувствовал облегчение. Как видишь, мне не скостили за твоё раскаяние, так что дело гиблое. Дальнейшие разборки уже не имели никакого смысла — я просто не чувствовал необходимости и дальше формировать свою злость в претензии, но Джун, похоже, глубоко затронутый моими словами, не желал останавливаться. Хён-А в обмен на то, чтобы обойтись с вами малой кровью, повесила мне на шею удавку. И я совсем не сомневаюсь, что она её затянет тогда, когда ей это станет нужно. Да иди ты к чёрту. Вместе со своей Хёной. — я содрогнулся всем телом, и лицо моё застыло в напряженном состоянии, видно было только как выступила на виске крупная вена, и как кровь пульсировала в ней с необычайной силой. Характерное состояние, предвестник приступа, я уже хорошо ощущал, как мне становится хуже в маленьком помещении, где кроме запаха хлорки и наших негромких голосов не было больше ничего, в том числе и достаточного пространства, чтобы чувствовать себя комфортно. И Джун продолжал свой монолог, глядя мне в глаза, где открыто читалось несогласие: Поэтому да - я чувствую себя нормально, ведь сделал по максимуму то, что от меня могло зависеть - как и тогда, когда я усыплял охранника хлороформом, рискуя, так на минуточку, что он может и не проснуться. Выскользнув из-под его руки, я оказался сбоку от корейца, неподалёку от входной двери, но открывать её не торопился. Считать подвиги тут неуместно. Я не просил у тебя помощи тогда. А сейчас она мне нужна. Мне показалось, что конфликт исчерпан, как и лимиты нашей странной дружбы, ресурсами которой мы с Джуном не сумели воспользоваться правильно, ведь вместо того, чтобы быть заодно, искали себе понимания на стороне, так редко разговаривая по душам друг с другом и в итоге перестав понимать свои мотивы. Меня трясло мелкой дрожью, но не от злости или обиды, я просто переставал контролировать своё сознание, но внешне старался не подавать виду, хотя и выходило плохо.
Хён-А отказала тебе в твоих тренировках или ты не спрашивал? Она помнит только то, что выгодно ей. Да какая уже разница, — я махнул рукой, отворачиваясь лицом к холодной, нет, ледяной двери. Прикосновение разгоряченной кожи к ровной поверхности меня успокаивала и останавливала карусель, кружащуюся с бешеной скоростью в моих глазах. Мысленно, конечно, я принял его слова к сведению, может мне и правда стоило поговорить с Хёной и проявить настойчивость, раз уж терять мне было особо нечего. Зайду... зайду после. Дыхание учащалось, и становилось слышным. Я поспешил повернуть ручку двери, чтобы как можно скорее оказаться наедине с самим собой, но дверь была заперта. Неважно выглядишь, — кореец заглянул мне в лицо, когда я обернулся к нему, и на мгновение внутри меня всё сжалось. Опять нравоучения. Сам то, — я невнятно улыбнулся болезненным оскалом, и с трудом откинулся затылком на дверь, словно каждое движение в моём теле происходило сквозь боль.
Наконец вывалившись в коридор вслед за Джуном, я невнимательно пробежался по углам и закрытым комнатам. К счастью, тупиковое ответвление главного здания пустовало, не слышно было даже, как за дверью раздевалки разговаривают Шэр и Ли.
Надо добраться до общежития. Таблетки где-то должны быть ещё.

+2

10

Рамси сунул телефон в карман и осмотрелся более внимательно, оставляя свои восторги на второй план. Самое высокое здание отыскалось без труда, и дойти туда не сложно. Знать бы, куда потом. Собственно, ждать, где сказано и стараться не привлекать внимания. Первая мысль: этот раз хотелось быть незаметнее, ведь он чужак в этом мире, и чувствовать на себе чьи-то любопытные взгляды не очень хотелось. Да и наверняка его социальный статус будет бросаться в глаза. Конечно, Рамси придирался к себе. Ничем он особо не отличался от остальных. Скромная внешность, да и в общем непримечательный. Так что второй мыслью было: "Ай, да кому я тут нужен!"
-Давай, Рамси, ты сможешь! - подбодрил себя парень и направился прямо по дороге. Ещё не до конца упавшее в коматоз детство заставило проверить все сугробы и подкинуть снег ботинком. Как же красиво и приятно зимой. Пусть даже холодно, неважно. Рамси улыбнулся, разрыхлив ногой снег. Он старался смотреть по сторонам, ни на кого не наткнуться, особенно не попасть под копыта лошади. Хватило с него нагоняев Джейка и ворчания Джуна. Вблизи скакуны казались такими огромными и мощными, высокими, как стена. Рамси завороженно провожал их взглядом, а потом снова шел к цели.
На пороге его решимость поубавилась. Лавировать в опасных переулках района, избегать неприятностей и всегда находить дорогу домой казалось легче, чем сейчас открыть дверь. Оно и понятно: легко ли открывать двери в неизведанное. Или он всё же боится людей? Выдохнуть, потянуть ручку на себя, переступить порог.
- Не так уж и страшно. - решил Рамси, закрывая за собой дверь. Его встретил просторный светлый холл, и парень на миг потерялся в этом пространстве. Он оглядывался по сторонам, немного нервно косился на проходящих мимо людей и мечтал слиться с местностью или приткнуться в какой-нибудь угол. Такой нашелся возле поста охранника. Рамси снял рюкзак, нетяжелый, но объемный из-за сменной одежды и угощений для лошадей.
- Доброе утро, молодой человек! - Рамси дернулся от неожиданности, услышав голос охранника. - В первый раз здесь? Кого-то ищете?
Рамси чувствовал дружелюбие и чуть расслабился, но совершенно не знал, что ответить.
- Эмм...я жду здесь друга. Мы договорились встретиться.  Джейк Митчелл, может знаете его? А вообще, я пришел заниматься, но не знаю, кого искать и где. Можно мне подождать здесь? - постепенно уверенность и разговорчивость возвращалась у Рамси.
- Джейка не видел ещё. Сиди, парень, мне не жалко. Может из тренеров кто подскажет. Подожди, они где-то здесь бегают.
Рамси поблагодарил, но не стал больше отвлекать человека. В дружелюбной обстановке можно и помолчать, не напрягает.

Отредактировано Ramsay Crowly (2018-02-06 23:58:18)

+1

11

Амбар

Было так трогательно наблюдать за картиной, где хозяин вскоре находит свою собаку. Лео готова была даже пустить слезу, но вовремя взяла себя  руки и лишь глубоко выдохнула. Юки была так рада видеть своего мужчину, она была готова вылезать ему все руки и так виновато смотрела на нее, когда хозяин сделал вид, что ругает ее. Все жеблондинка была очень рада, что акиту пришлось найти очень быстро и эти двое наконец снова вместе.
Мёрфи обратил на нее свое внимание и вскоре поблагодарил за помощь. Он мягко улыбнулся и Ви не смогла не ответить тем же. Сейчас она наконец стала полезной, она смогла отвлечься от плохих мыслей о Ричарде и это такое блаженство. Адам подвелся, погладил еще между рыжих ушек рукой и сильнее намотал красный поводок. Оставаться больше не имело смысла, потому такая себе компания из мужчины с тростью, блондинистой девушки и рыжей собаки, отправились на выход из помещения. Мёрфи выключил свет, прикрыл дверь и они все втроем пошли по рассчисченной дорожке обратно к главному зданию конюшни.
На пути люди решили разговориться. Они могли говорить о собаках, рассказывая веселые истории или о том, как их питомци попали домой. Лео было хорошо рядом с этим человеком, она ощущала хорошую энергетику, да и Юки на половине пути даже иногда проявляла интерес. Узнав от Адама о ее не самом сладком характере, Вилсон поняла, что акита не изтех собак, что рассбрасываються своей любовью и уж тем более верностю.
- Акиты-ину очень верные собаки, думаю Юки еще проявит себя. Лео улыбнулась и подмигнула собаке, на что та отвернулась в другую сторону и чуть натянула поводок. Адам поддерживал беседу и так они сами не заметили как перешли с темы собак, на тему лошадей.  Так Лео рассказала о своих взглядах на спорт, о томчто ей нравиться и чем она хотела бы заниматься, ну анаш строгий, но довольно милый, мужчина рассказал немного и о себе.
Я старший тренер проката. Ви с интересом посмотрела на него и ее клыбка, кажется, стала еще шире. Она еле сдержалась чтобы не наброситься на бедного Адама с множеством вопросов, смог бы он е потренировать, возможно он сможет ей помочь в учебе, но пока она сдержала себя.
Лео увидела здание конюшни, то место от-куда началось их приключение и решила, что возможно стоит попытать удачу?
- Адам, скажите, у вас часом не найдется времени на еще одну ученицу? Я уверена, вы прекрасный тренер. Эмоции прямо лились из нее, голубые глаза горели огоньком, а щечки успели покраснеть от мороза.
Мёрфи предложил выпить по чашечке кофе из автомата и наша Ви была очень рада такому предложению. Девушка любила кофе, правда надеялась, что в автомате еще припряталась кнопка с надписью "горячий шеколад". Она была той еще любительницей сладкого.
Пройдя в хол здания, блондинка отвлеклась на Адама, который вновь прервал минутную тишину.
Надеюсь, Вы не опоздали из-за нас на тренировку? Он опустил взгляд на Юки, которая поняла взгляд хозяина и тут же развесила ушки, делая такой невинный вид.
- Пфф, да что вы. Я была очень рада помочь найти такую красавицу. Да и, сегодня я решила просто заскочить к одному из лошадей, угостить его яблоками. На минуту Лео перестала улыбаться. Она вспомнила какая основная причина была ее прибытия лишний раз в Кавалькаду. Она не желала сидеть в доме, где в любой момент мог заявиться Ричард. Лучше она побудет здесь в компании кого либо, только не своего мужа.
- Дома мне все равно не так весело, а тут я даже пришлась в пользу. Лео вновь улыбнулась, как ее мобильный зазвонил в правом кармане куртки.
- Извините. Она подняла трубку и тихо ответила на звонок, это был ее муж.
- Я в Кавалькаде. Нет, я не хожу по барам. Слушай чего ты сейчас хочешь добиться? Дай мне хоть здесь побыть одной. Я скоро приеду, да у менявозникли дела  на конюшне. Все, не доставай. Все время Лео говорила полушепотом, дабы ее новый знакомый не услышал с кем она разговаривает и о чем. Как всегда он кричал не шляется ли она с парнями, не бухает ли в барах и прочие неприятности. Блондинка с облегчением вздохнула, когда снова спрятала телефон в кармане. Собравшись с силами, она натянула свою дружескую улыбку и развернулась к Адаму и Юки. Они стояли все там же, только мужчина отпивал горячий напиток с картонного стаканчика. Она подбежала к ним и начала искать свой любимый горячий шеколад.
-Вот он. Выпалив от радости, Лео нажала на кнопку и в пустой стаканчик полилась горячая смесь. Ох и сладким он был, но каким вкусным.
- Адам, а Вы давно здесь работаете? Блондинка решила поддержать разговор и как-то отвлечь его от своего непонятного звонка.

п.с. прости за ошибки, ноут глючит а времени в обрез. Может в посте Адама добавь, что они в Холл пошли)))

Отредактировано Leo (2018-03-27 19:19:45)

+2

12

Адам любил, когда всё вокруг находится в состоянии стабильности. Когда все вокруг не огорчены чем-то, ученики не попадали с коней, начальство выплатило зарплату, собака не потерялась. Сейчас – тот момент, когда всё постепенно уравнивалось к этому общему благостному состоянию: Юки нашлась и идёт на поводке (фиг он её ещё сегодня отпустит), они уже зашли в тёплый отапливаемый холл, а девушка, идущая рядом, улыбалась. Наверное, была счастлива поболтать с тренером. Благодать!
Адам, скажите, у вас часом не найдется времени на еще одну ученицу? Я уверена, вы прекрасный тренер.  Мужчина, усмехнувшись, пересёкся с Лео взглядом. И с чего она решила, что я прекрасный тренер? Я бы так не сказал. Спасибо за комплимент. – улыбнулся он прежде, чем ответить на поставленный вопрос. Да, у меня свободное расписание. Вопрос только в лошади – её даёт академия, своего коня под прокат у меня нет, чтобы самому решать, кого и когда на него сажать. Конь, то, кстати, у Мёрфи был. Ключевое слово – был. Пацифик – которого он пожалел и сосватал на факультет конкура, заметив в нём способности и характер, которые жалко было постепенно загубить начинающими всадниками и плохо подобранной амуницией. Адам и ныне украдкой приглядывал за жизнью серого вестфальца, и душа его согрелась, когда совсем недавно он увидел его с мальчишкой-студентом – это личный коновод Энтвунда, который всегда со всеми очень вежливо здоровался, да и в седле держался не дурно. Кстати, и седло-то на коне как по мановению волшебной палочки появилось новое, крутой фирмы, и легло на Пацифика просто волшебно, будто сшитое специально по его меркам. Как раз такой судьбы и желал славному коню Мёрфи, когда звонил Полу и просил забрать эту конкретную лошадь под своё крыло.
Пфф, да что вы. Я была очень рада помочь найти такую красавицу. Да и, сегодня я решила просто заскочить к одному из лошадей, угостить его яблоками. Хорошо – пожал плечами Адам, направляясь в сторону кофейного автомата. Люди, влюблённые в лошадей, это так здорово. Люди, для которых эти самые лошади ещё не успели стать рутиной, повторяющейся день ото дня и так всю жизнь. Тренер подумал о том, как бы встал, собрался, приехал из дома только для того, чтобы коню яблочко в рот запихать и усмехнулся. Да, давно прошёл у него этот восторг от взаимодействия с лошадьми.
У девушки зазвонил телефон, и она замедлила шаг, вскоре приостанавливаясь и приглушённым голосом переговариваясь с кем-то. Адам меньше всего на свете желал подслушивать чужие разговоры, поэтому прошёл дальше до автомата, выбирая себе латте и количество сахара. Чудо-машина уютно зашуршала после того, как тренер оплатил напиток. Ожидая, он опустил взгляд на Юки, которая медленно и лениво вертела головой в сторону входа, когда там появлялся очередной новый человек, заходящий с улицы в тёплое помещение.
Тренер взял свой кофе и обернулся на девушку, подумывая – ждать или не ждать её? Наверное, надо подождать, чтобы хотя бы попрощаться. Будет невежливо молча уйти с учётом, что она помогала искать Юки.
Лео вскоре возвратилась к его обществу, очаровательно улыбаясь, когда обнаружила свой любимый напиток среди прочего ассортимента. Мужчина тянул свой кофе маленькими глотками, чтобы не обжечься. Латте согревал его изнутри, и становилось даже жарко стоять в попоне. Вспомнить бы ещё, где я её взял…
Адам, а Вы давно здесь работаете? Тренер снова пожал плечами: Здесь недолго, пару недель. Пока осматриваюсь. Про прошлое место работы он решил не упоминать. К чему клиентам знать, что он частенько не уживается с коллективом, да и ученики за него не шибко-то держатся. Ученики, которые хотят заниматься только у тебя – хорошая вообще штука, приятная. Но, поскольку, Мёрфи не имел привычки держаться за людей, подстилая неопытным всадникам соломки на каждом шагу или же, напротив, сражая неокрепшие умы профессионализмом и особой харизматичностью, как, например,  тот же Энтвуд; то большой популярностью у клиентов Кавалькады не пользовался.
Допив кофе, он выбросил пустой стаканчик в мусорное ведро. Мужчина размотал с себя попону, взяв её в руку. А потом, словно спохватившись, нашарил в кармане рабочей куртки тонкую картонку визитки, которые руководство академии им выдало и велело носить с собой как раз на такой случай.
Визитку он протянул девушке. Решите с временем и лошадью – звоните. – улыбнулся он, вкладывая тёмно-синюю визитку со своим именем и телефоном в ладонь Лео. На этой ноте их совместное времяпровождение, должно было, наверное, завершиться. Ну не побежит же она заниматься прямо сейчас. Так и вышло. Распрощавшись, эти двое разошлись каждый по своим делам, оставив в памяти случайное знакомство, обернувшееся приятным разговором.
---------> ушёл

+2

13

Если бы не идея притащить Рамси в «Кавалькаду», Джейк наверняка провел осточертевшие отгулы за  ненужной уборкой и без того чистой квартиры, периодически  прислушиваясь не  зазвонит  ли телефон, не придет ли срочное сообщение о том, что нужно срочно ехать на работу.   Сеансы психотерапии только ухудшали всю ситуацию и опер чувствовал  как еще немного и  он сам окажется на той странной, жуткой и безумной грани, когда на шее сомкнется петля.  В такие моменты здравый смысл отключался и опер оставался наедине с желаниями.   Удивительный парадокс: страх отрезвлял, будто хорошая пощечина. Да и Джейк понимал, что своим суицидом он ни черта не изменит, только подкинет лишней работы коллегам. 
Митчелл вышел из дома намного раньше, чем планировал.  В который раз он обдумывал всю ситуацию с Рамси, но  иного выхода, чем пристроить его куда-нибудь не видел. Нужно найти ему дело, которое отвлечет от бесполезного риска. 
И почему именно лошади: можно же найти, например,  баскетбольную секцию?  С какого он вообще решил, что  именно лошади могут Рамси помочь ощутить себя нужным? Чьим опытом руководился этот человек: своим? Опытом Айлин?  А  может  советами треклятого психолога, которые вроде как должны помочь?  Горько усмехнувшись, мужчина  уставился на  пролетающие за окном пейзажи.    Интересно, как же Кроули среагирует на иной мир, совершенно не похожий на перекрестки ванкуверских улиц?  Джейк давно прикипел к Рамси, беспокоился о нем еще тогда в больнице. Митчелл не давал  каких либо обещаний, просто хотел быть рядом, пока можно.    Когда-нибудь Джейк скажет спасибо за возможность о ком-то заботиться, помогая отбросить мысли о суициде как можно дальше.
Ненавязчивая трель телефонного сигнала отвлекла от мыслей. Короткий диалог  с Рамси заставил его слегка улыбнуться. Джейк был рад тому, что Рамси все- таки не откинул своего намеренья  заняться верховой ездой.
Автобус, как в назло до этого проторчавший в пробке соизволил тронуться с места. Осталось всего двадцать минут до встречи.  Только сейчас Джейк вспомнил, что так и не договорился о встрече с тренером, который мог бы взять Рамси в ученики.  Что ж, будут действовать по ситуации. Попозже найдут нужного человека, попозже разберутся с графиком тренировок.
Дорогу до конной академии Джейк прошел быстрым шагом, а самому чудилось, что идет будто черепаха.  Как же он не любил этот февраль с его тающим снегом и первым обманчивым теплом. Митчелл  остановился перевести дух, а затем направился к главному зданию.   Мужчина   поздоровался с охранником,   и подошел к Рамси
-Привет, Рамси, как дела дома, на подработке и в школе? – задал Джейк вопрос, садясь рядом,- все хорошо не годится.  Я не верю в эти слова.
Джейк любил рассказы  Рамси, дающие понять, чем живет мальчишка.  Он хорошо понимал,  как  одиночество становится  неподъемной ношей. И теперь так боялся  новых попыток Рамси покончить с собой.
Еще начальном этапе беседы опер  хотел найти что-то подозрительное.  найти что-то подозрительное, чтобы однажды точно не опоздать.  Хотя, сам Джейк чем лучше?  Он так и не рассказал о своих склонностях к суициду;  ни о том, что пытался это сделать пару недель назад.  Больше всего он хотел быть хорошим примером.

+2

14

---начало сюжета---
Утро среды не задалось с самого начала. Во-первых миссис Картер пришлось вызывать такси, для того, чтобы доехать на работу - она проспала и была вынуждена спешить, потому что уже рано утром ее ждала Ми Нам для первого занятия на Грейс. Но на этом сюрпризы не закончились. Телефонная трель, разнесшаяся по салону такси явно не предвещала ничего хорошего. Надо заранее предупреждать о таких вещах, - разочарованно и строго произнесла она, выслушав девочку из администрации. Та сообщила, что на сегодняшнее утро у нее будет еще одно занятие, причем с мальчиком, который ни разу не сидел на лошади. А скакать он будет на Эль Севаре - арабской конкурной кобыле, у которой, кажется, пуля в голове. Еще немного поспорив и поняв, что с этими буквоедами разговаривать бесполезно, Элизабет раздраженно скинула трубку и мрачно замерла, в ожидании возможности наконец-то закурить.
Вообще Картер старалась давать индивидуальные занятия на своих лошадях - тех, которые были надежны, как скала, и которых она хорошо знала. Таким образом можно было не думать о коне и заниматься только с самим учеником - посадка и основы управления ставятся на хороших спокойных лошадях. Но объяснить это девушке из корпуса администрации невозможно - она видит свободную лошадь и пишет туда. Ей, в общем-то, все равно - научится человек, не научится. А тренеру оставалось горестно вздыхать и работать в тех условиях, какие есть, потому что выбора другого не было. И сейчас Элизу ждут двое новичков на лошадях, которые не подходят новичкам. И если на Грейс она согласилась сознательно, да и Мина просила ее сама, то вот что делать с Севарой и неким Рамси Кроули, который уже через полчаса должен был ждать ее в холле. Расплатившись с таксистом, Картер хлопнула дверью старенькой хонды и достала пачку из кармана, не заходя на территорию клуба. Мимо прошел взрослый мужчина, женщина с тоской проводила его взглядом, морально готовясь к трудному дню на работе.
Она успела только забежать в раздевалку и переодеться в конную одежду, чтобы не пропахла основная - было бы очень неловко принести с собой запах лошадей, а каждый раз сдавать вещи в химчистку занимает довольно много времени. Из раздевалки миссис Картер пошла сразу в холл - на перекур уже было не успеть. Внутри было достаточно тихо - время раннее и жизнь еще только-только просыпалась в Академии. Кивнув в знак приветствия администратору, женщина напрямик направилась к мужчине и подростку, одного из которых уже видела сегодня на входе. Она явно прервала какой-то разговор, но время уже поджимало - на конюшне их должна была ждать Ми Нам. Элизабет негромко кашлянула, привлекая к себя внимание. Времени на разговоры оставалось совсем немного, самое главное можно объяснить по дороге.
  Доброе утро, - поздоровалась она, сухо улыбнувшись, и сразу обратилась к подростку. - Вы мистер Кроули? Меня зовут Элизабет Картер, сегодня ваше занятие буду вести я. Группа поддержки? - повернулась она к мужчине, слегка улыбаясь. Если все в порядке, мы можем прямо сейчас отправляться на конюшню. Все вопросы вы сможете задать в процессе.
Не дожидаясь особой реакции, миссис Картер развернулась к выходу, поджидая свою команду. Поехали опять все сначала... - немного напряженно думала она, представляя, что сейчас придется показывать и объяснять элементарные вещи. Обычно было проще - можно вручить новичка коноводу или кому-то из старшекурсников, но теперь это было невозможно - из-за путаницы в записи все делать нужно будет ей самой. Работа с прокатом и сторонними людьми самая неблагодарная - ты вкладываешь в человека силы и душу, а ему надоедает это уже через несколько месяцев. Но такова жизнь, да и не все так ведут себя.  Практически все всадники выросли из проката, так что никто не знает, что за фрукт этот Рамси. Может быть, ему суждено стать новой звездой конного спорта через десять лет, а может быть у него и второй тренировки не будет. Тут не угадаешь, остается только надеяться и пытаться вложить в его голову знания хоть по крупицам.
Расскажи пока что про себя, - обратилась она к Рамси, когда они пересекали заснеженный двор. - У тебя уже был опыт общения с лошадьми? Мне сказали, что это твое первое занятие в Кавалькаде.
Всегда нужно собрать анамнез прежде, чем сажать человека в седло. Иногда лучше люди совсем без опыта, чем люди с неудачным опытом. И если человек уже был напуган лошадьми, то прогресс будет идти куда медленнее. Если же у него уже есть уверенность в себе, то дело пойдет быстрее. Все эти особенности нужно учитывать при построении занятия. Особенно если учесть лошадь, которая ему досталась. Спасибо любимому административному блоку... А еще будет Мина и Грейс. Но тут все-таки Картер была более спокойна - лошадь из-под берейтора, Мина уже имеет какой-никакой опыт общения с конями, да и сама кобыла производила адекватное впечатление, хотя ставить ее под новичка Элизабет согласилась, скрипя зубами. Но теперь уж ничего не поделаешь - раз договорились, значит надо.
Дернув на себя большую дверь конюшни, женщина пропустила вперед себя мужчин. Заходите, - произнесла она. На входе висел большой стенд и женщина остановилась около него, обращая внимание сопровождавших ее. Знакомство с лошадью начинается со знакомства с техникой безопасности. Прочитайте внимательно, потом распишетесь в журнале.  Оставив их наедине с большим плакатом, Картер выловила коновода и попросила принести вещи Грейс и Эль Севары к их денникам. Оглянувшись, она не увидела Ми Нам в проходе, поэтому со спокойной душой пошла за журналом ТБ и каской для Рамси.
---клубная конюшня. проход и развязки.---

+3

15

Мёрфи, казалось, даже слегка покраснел когда Лео выразилась на счет его тренерства. Возможно, блондинка ошибалась, но почему-то именно таким показался ей этот мужчине не молодых годов. Его собака так ярко добавляла красок в их дуэт и на какую-то долю секунды Ви вспомнила фильм "Хатико". Ох, как много салфеток она использовала утирая слезы и выдувая нос. Помниться, она села такая смотреть этот фильм и все ничего, если бы не внезапная смерть одного из главных героев. Девушка тогда навела мышь на экран и узнала, что это лишь половина фильма. В общем, вторую половину она проревела, смотря на расплывчатую собаку из-за слез, что налили глаза. Эта пара была очень даже похожа, только мужчина тот не хромал. Интересно, а Юки у Адама с раннего возраста или он ее нашел, как вначале фильма? Блондинка обязательно задаст вопрос об Юки, но чуть позже. Все же тема животных, а особенно собак, была одной из любимых и говорить на нее она могла часами на пролет. От ее облачных мыслей отвлек голос Мёрфи, который ответил на ее вопрос о занятиях.
Да, у меня свободное расписание. Вопрос только в лошади – её даёт академия, своего коня под прокат у меня нет, чтобы самому решать, кого и когда на него сажать.
- Думаю, лошадь не станет особой проблемой. Лео вновь улыбнулась. Она надеялась, что возможно ее муж хоть чем-то сможет пригодиться в жизни. Вилсон уже начала строить в голове планы как будет просить у мужа арендовать ей коня. Да, покупать лошадь пока слишком рано, ведь, пусть Лео немного занималась ездой и какое-то синее понятие у нее было в  голове, все же брать на себя такую ответственность она пока не готова. Ричард никогда не жалел денег на красавицу-жену, но ее любовь к лошадям не особо нравилась, потому согласиться ли он на такое было еще под вопросом. Реши откинуть этот вопрос на потом, блондинка уверила Адама, что для нее это не такая уж и проблема.
Вернувшись к мужчине и его собаке после разговора с мужем, Лео не могла не улыбаться им. Юки немного косо поглядывала то на нее, то на вход в здание, где все время появлялись новые люди. Блондинка с интересом слушала Адама, но он оказался не многоречивым. Ну ничего, не всем быть такими торохкотелками, как наша Ви.
Здесь недолго, пару недель. Пока осматриваюсь. Лезть в душу и расспрашивать о прошлом месте работы Вилсон решила не задаваться. Пусть ее присутствие не будет человеку в напряг. Она лишь осмотрелась по сторонам, когда в здание вошел очередной студент или просто посетитель и отпила немного горячего напитка из картонного стаканчика. Редко Лео позволяла себе такие сладости-слабости. Постояв в прекрасной компании мужчины и его питомца, Лео еще раз прошлась ладонью по мягкой рыжей шерсти собаки и так же выбросила опустевший стакан в мусорное ведро. Наверное, пришло время прощаться.
Решите с временем и лошадью – звоните. Адам протянул свою визитную карточку, которую Лео с улыбкой взяла в руки. Все было просто и четко указано. Рассмотрев визитку, она подняла голубые глаза на тренера.
- Спасибо, я обязательно позвоню. Блондинка была очень рада такому знакомству, да и надеялась, что они еще не раз увидятся, даже хотя бы просто поболтать. Стоя еще возле мужчины, Лео вдруг вспомнила, что она должна еще найти Карелина и забрать у него свой рюкзак, который забыла на заднем сидении его машины.
- Извините, я должна еще заскочить в тренерскую. Лео протянула руку все так же тепло улыбаясь мужчине. - Была рада знакомству и помочь с поисками Юки, - чуть присев и обратившись к собаке, - не теряйся больше. Лео пожала руку Мёрфи и быстрым шагом скрылась в одном из проходов. Теперь ей нужно было найти Карелина, который неизвестно где. Теплый шоколад согрел, да и светлые эмоции остались на душе после знакомства с Адамом. Он показался ей милым, пусть другим старался казаться совершенно другим. Глубоко вздохнув и улыбнувшись самой себе, девушка заметила Влада, который завернул в один из проходов конюшни, внезапно окликнула еще и почти побежала за ним.

.куда-то.

+1


Вы здесь » Royal Red » Главное здание » Холл


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC