В Ванкувер пришла настоящая зима! Город в преддверие праздников одевается в новогодние гирлянды, повсюду царит атмосфера приближающегося праздника. На улицах города открываются рождественские ярмарки, и каждый желающий может взять себе стаканчик согревающего грога или глинтвейна. Спортсмены утепляют своих лошадей в теплые попоны, а студенты академии вовсю готовятся к окончанию семестра и началу сессии.
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается осенний Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: великим спортсменом, жителем города, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Hwang Min May и Mina
Эта трогательная пара сложилась не так уж давно, да и сложилась ли — большой вопрос. Двое студентов, романтика скромных прогулок по городу — неправда ли это очень мило? Желаем вам взаимопонимания, ребята, и чтобы никто не мешал вам проводить друг с другом побольше времени!
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Vladislav Karelin
Что может быть страшнее для капризных канадских детей, едва выбравшихся во взрослую жизнь из-под материнской юбки, чем страшный русский мужик, встречающий их на пороге этой самой жизни? Конечно же только бородатый русский мужик, который ещё и оказывается по совместительству их тренером. Дорогой Владик, ради всего святого, не пугай ребятню, а лучше угости их бутербродиками!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Khloé MacMolligan
Хлои всегда была девушкой довольно тонкой душевной организации, и потому для её восприятия важны были любые мелочи. Особенно те, из которых составлялось впечатление о каком-либо человеке, с которым ей приходилось общаться в данный момент времени. Вглядываясь в черты лица, слушая голос и тон речи, отмечая грамотность и воспитание, умение соображать на ходу, она мысленно составляла портрет, который порой мог очень даже отличаться от реальности, в которой приходилось ей — даме совсем не приземлённой — существовать с другими людьми. И даже наполнение чужой квартиры было для неё важно, как часть истории, которую собеседник рассказывал ей, сам того не подозревая. В мелочах ведь, говорят, и кроется дьявол.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Pacific
Когда хорошая лошадь попадает в прокат, на то могут быть свои весомые причины. Частенько в потоке клиентов, едва научившихся не стучаться об седло невпопад, некогда классные кони становятся обыкновенными клячами. Как хорошо, что в трудяге Пацифике внимательный тренер разглядел отличные конкурные способности, ведь теперь благодаря этому у новоприбывшего коня появится ещё один шанс вернуться в спорт. Ждём от тебя интересных постов!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Jackson Evans и Mistral Hojris
Кто не любит наблюдать за идиллией всадника и лошади, нашедших друг друга? Они — те, кто работает в полнейшем взаимопонимании и умиротворении, и когда этот тандем выходит на манеж, невольные зрители провожают их взглядами, полными восхищения. Блеснут ли они на стартах, или спортивная карьера рыжика уже окончилась? Посмотрим в следующем месяце.

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Настоящая зима пришла в Ванкувер! Декабрь принес с собой пушистый снег и первые сугробы, которые, к счастью, не торопятся растаять. За окном воцарились небольшие морозы, и погода днем держится от -2 до -5 градусов, а ночью же возможно похолодание до -10. Погода довольна изменчива: то снегопад приносит с собой небольшое потепление, заметая город накануне праздников, то царит ясный солнечный день, сошедший со строк Пушкина. На дорогах советуем быть аккуратнее: после резкого изменения температуры может появиться гололед. Конники же в большинстве предпочитают теплые отапливаемые манежи, однако некоторые одевают своих четвероногих друзей потеплее и отправляются на прогулки по снегу.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Территория Академии » Кафе


Кафе

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s9.uploads.ru/Wbktx.jpg
Вкусная еда и напитки, невысокие цены, скидки при предъявлении студенческого и, конечно, классный вид на манеж - всё это можно найти в кафе академии. Во время соревнований здесь не бывает отбоя от голодных и замёрзших клиентов, каждый норовит сесть с чашечкой чая с долькой лимона возле окна и смотреть на представление, разворачивающееся на боевом поле. Торопитесь занять самые вакантные столики!

0

2


Осенний ветер давил с обратной стороны на стекло окна в её кабинете, словно намеревался вытолкнуть его вовнутрь. Хёна, глухо звуча массивными для её тонких ног туфлями на высокой танкетке, обогнула стол, оперлась руками о подоконник, почти что прижимаясь носом холодному стеклу. Какая унылая осень. В Лос-Анджелесе всё было лучше. Хёна грустно вздохнула и заправила за ухо светлую прядь. Осенняя хандра - обычное для людей состояние, но такое непривычное для этой конкретной девушки. Блондинка даже вряд ли ответила бы на вопрос, по чему именно она скучает - по погоде ли, по друзьям, по той уютной съемной квартире, по любимой машине? Или, быть может, по тому Полу Энтвунду, романтику, с которым они однажды ночевали в заброшенном маяке? Или по воспоминаниям - мелочам, которые обуславливали память и связь с братом? Может, стоит сегодня пойти куда-нибудь развеяться? Кореянка сначала вцепилась в эту мысль как в спасательный круг, но быстро разочаровалась этой идеей, аргументируя, что на танцы нет настроения и сил. Позже, всё позже.
По коридору мимо кабинета прошёл Брэдфорд, негромко разговаривая по телефону, вслед за ним - тонко цокающие шаги - должно быть секретарша гонялась за своим шефом, чтобы вклинить в его планы очередную дофига важную встречу.  Александр хороший человек. Справедливый, интеллигентный - подумала вдруг она. На обед уходит? Сверилась с экраном своего смартфона - действительно, время обеденное. Часы так тянулись, и в то же время, так незаметно пролетели. По сути, никакой важной ответственной работы, которой она была бы постоянно занята, у Хёны сейчас не было, поэтому она ощущала себя птичкой в клетке, которая вроде хотела бы петь (читай, что-то делать), но никому её начинания не требуются.
Пойду в кафе прогуляюсь, что ли. Блондинка одернула подвернувшийся край своего объемного черного свитера и усмехнулась воспоминанию о том, как неудержимо ярко и коротко одевалась ранее, вышла из кабинета, лениво поворачивая ключ в замочной скважине.
Томно проплывая по коридору, скользила скучающим взглядом по фотографиям и картинам на стене - всё это она рассмотрела уже тысячу раз. Тьфу ты! Кошелёк забыла! Пришлось вернуться.
Наконец, её тонкая небольшая фигурка появилась в местном кафе с видом на манеж, в котором сейчас разрозненно кружилось несколько пар. Рассеянно окинув посетителей взглядом, Хёна знакомых рож не обнаружила, в том числе и Александра. Жаль, я бы села с ним поболтать. Кореянка неторопливо подошла к прилавку, становясь в очередь за единственным человеком - студентиком, который сразу же поздоровался с ней, заинтересованно разглядывая необычное по его представлениям лицо. Многие знали, что заместитель директора корейской наружности, да и фотка на сайте академии уже висит, но, тем не менее, её ещё долго будут рассматривать как нечто необычное и инородное.
Хёна взяла себе лёгкий салатик и чай. То ли поправилась, то ли пить меньше надо - разочарованно думала она, замечая какие-то микроскопические изменения, которые, конечно, совершенно невидимы для окружающих, зато прекрасно действуют на нервы ей самой. Не буду за собой следить - потеряю Мёрфи. Хотя... Работа есть. Но всё в этом мире слишком относительно.
Девушка села за один из дальних столиков в углу - подальше от через чур шумной компании студентов за длинным столом. Скучающе посмотрела на всадников и их лошадей в манеже. Относительно их положения, у неё ещё всё прекрасно. Вот было бы отвратительно сейчас трястись в седле под поучения всяких Поликов. Занятое место в академии блондинка воспринимала не иначе как карьерный рост, ведь особой любви к лошадям никогда не испытывала. Лошади как спортивный снаряд, как средство достижения цели, как возможность самоутвердиться - пожалуй, не более этого.
Хёна уныло ковыряла вилкой салат, думая о том, какие всё-таки странные и неудобные эти европейские столовые приборы, о том, что лучше бы купила что-то более существенное. Нет, надо похудеть. Может... Купить абонемент на фитнес или хотя бы в тренажерный зал? Или всё-таки сходить просто потанцевать... Эти редкие инициативные мысли как обычно ни к чему существенному не приводят, но становятся с каждым разом всё более настойчивыми. Наверное, пора прислушаться?
Кореянка перекинула ногу на ногу и откинулась на спинку стула, лениво листая пальцем правой руки инстаграмм.

0

3

<---Проход и развязки--->
Мужчина шёл вдоль стройного ряда денников — совсем новых, свежевыкрашенных, с резными коваными решётками и тяжёлыми дверьми. Приевшийся пейзаж. Всё внимание его было приковано к экрану телефона, который неустанно звенел на разный лад, рассыпаясь всплывающими уведомлениями. Стоило лишь на час выпасть из жизни, отключить сотовый на время тренировки, и он сразу же становился кому-нибудь срочно-пресрочно нужен. Нет уж, не поеду, — читал Энтвуд с экрана, шевеля губами в такт словам, которые выводил в ответ на сообщение. Надо что-нибудь сейчас же съесть. Он ткнул пальцем в измазанный масляными отпечатками экран и убрал смартфон в карман своей кофты, а потом, остановившись, вдохнул запах свежего сена, которым затравливали аппетит голодных лошадей. По ощущениям, его желание пообедать сейчас было таким же диким, как и у этих гудящих и гогочащих животных, впору было застучать ногами по плитке. Ну, что за жуткий день? То ли ещё будет, Пол, то ли ещё будет...
Брюнет частенько замечал странную закономерность, которая не слишком его беспокоила, но в то же время вводила в некоторое недоумение. В конном окружении, где всегда с лихвой хватало дилетантов, он был персоной едва ли не самой опытной и необходимой. Он нужен был всем, всегда и везде, в любое время дня и ночи, в любом настроении и виде, за любые деньги и любые уговоры. Подработать лошадь, потренировать, уколоть, перевязать, помочь советом или физической силой, свести концы нужных знакомств. Его ждали так же сильно, как боялись и ненавидели, как любили и восхищались, у него везде были люди, которые считали себя его друзьями. Везде, кроме того единственного места, где он непосредственно находился в данный момент времени. Как будто он вечно пилил сук, на котором сидел. Пол просиживал штаны в Кавалькаде, создавая вокруг себя свой уютный маленький хаос, хотя ему совсем не нужно было думать о том, куда пойти — среди миллиона своих знакомств его ждали абсолютно везде. Но это как-то... раздражало что ли?
Иногда, конечно, и у него бывало настроение улыбнуться, сделать что-то хорошее. В такие редкие минуты Пол вдруг становился необычайно щедр, ласков и лез помогать всем вокруг без приглашения, правда, не изменяя своему индивидуальному колкому стилю. А люди, что за наивные идиоты, таяли в лучах его улыбки, забывая прошлые обиды, какими бы сильными они прежде не были. Этот несносный человек был как хамелеон, умеющий приспособиться к чему угодно. Но и всё хорошее быстро заканчивалось, исчерпывая свой не бесконечный запас, и тогда Энтвуд снова становился зверем, который не щадил ничьих чувств и просьб. Что самое ужасное, он стал окунаться в это гнилое настроение всё чаще и чаще с тех пор, как уехал из США и даже сам понимал, как скатывается в бездну, из которой смотреть на солнце, закинув голову вверх, становится почти невыносимо, и всё вокруг стремительно теряет краски.
Резвым шагом тренер обходил стоящие на пути преграды — ящики, кронштейны, лошадей и студентов. Ему иногда казалось, что, задумавшись, он бредёт по отработанному маршруту и не замечает деталей, что делает свои дела, не задаваясь вполне закономерными вопросами. Жаль, у всех остальных не получалось поступать так же хотя бы изредка. Он всё ещё злился на своего коновода за испорченное оголовье, потирая свои склизкие ладони, измазанные седельным воском. Для многих людей гнев — это лишь точка кипения, выплеск эмоций, которые уже не помещаются в чаше терпения, а для Пола злость была вечной спутницей с коварными мотивами, которые он ошибочно принимал за свои собственные. На самом же деле это характер руководил им. Не наоборот. И зачастую именно из-за своего характера Энтвуду приходилось отказываться от приятного во имя принципов.
И всё же, как это ни странно, сейчас Пол может быть впервые за последнее время чувствовал себя совершенно умиротворённым. А значит — совсем неуязвимым. Он нащупал в кармане сжатую в ком бумажку, и недовольно прищурился. Несносная девица. Проследовав с отличительным лязгом шпор мимо выходящего на парковку Брэдфорда, Пол немного ускорился. Вот Александр, он был очень умным человеком, несмотря на всё, что Пол о нём мог сгоряча сказать. Он не задерживался в академии ни минутой больше положенного по расписанию, всегда разделял личную жизнь и рабочую, а ещё ездил на обед в город и в этом тоже был крайне прав. Не хотелось бы прийти в кафе последним и остаться голодным. Мужчина, сунув руки в карманы, переступил порог большого светлого помещения вполне решительно и, не оглядываясь по сторонам, тут же уткнулся с пустым подносом к приоткрытой витрине. Водя носом, он с аппетитом разглядывал предложенные там блюда.
Где твоя сменщица, Марта? — американец, бегло говоря с акцентом, улыбнулся, застыв взглядом на лице молодой женщины за прилавком. Она смущённо покосилась вниз. Тебя испугалась и бежала из страны. Суп не бери, не стоит, лучше вот - салата тебе положу. Он отмахнулся, поджав губы. Траву свою сама ешь, мне бы мяса. Клади, клади, не стесняйся. Щедрой рукой навалив на тарелку целую порцию второго, Пол расплылся в довольной улыбке. Наверное, только еду он боготворил так же сильно, как ненавидел всё остальное. Ах, этот маленький трогательный сгусток негативно энергии. Кажется, все смотрели на него и шушукались, правда, улыбались лишь умалишённые студентки-первокурсницы, которые ещё не до конца поняли, что с этим мужчиной лучше не кокетничать. Сколько же людей сбежалось сюда, заняв все вакантные места. Пол вздохнул, разочарованно оглядывая столы. Один за другим, один за другим. Наверное, если бы случайный взгляд не ухватил среди всего пёстрого разнообразия чрезвычайно знакомое лицо, Энтвуд сейчас ушёл бы в тренерскую и пообедал там, однако упустить возможность сцепиться с кореянкой он, конечно, не мог. Грудь колесом, ухидную улыбку натянуть и вперёд — крушить спокойствие Хёны, засевшей в одиночестве в углу.
Пол подскочил к её столику тихо, так, что дал о себе знать лишь в тот момент, когда его поднос, нагруженный тяжёлым блюдом, упал на деревянную поверхность со звучным шлепком. Следом, откинув на соседний стул свою верхнюю кофту, на скамейку возле Хёны приземлился и сам спортсмен, немного сдвигая девушку своим плечом и практически вынуждая её сидеть в своём обществе между стеной и своим телом. Значит, "перешёл на корейцев", да? Он выставил тарелку с подноса, не обращая внимания на то, как отреагировала на его появление Хёна. Слишком хорошо он её знал, чтобы и сейчас поддаться на провокацию. С учётом его размеренного настроения, спокойного, даже слегка равнодушного тона, ей куда проще было бы поддержать разговор, а не злить своего громогласного мужчину. Знаешь, Мэй не плохой мальчишка. Не докучай мне через него, это низко даже для тебя. Пол ухватился за последние слова, словно с опозданием пытался вдуматься в их сокровенный смысл. Хотя, было бы слишком неестественно извиняться за свою резкость, да и американец не считал, что озвученная правда должна вообще кого-то обижать. Он откинулся спиной на изголовье скамьи, нерасторопно распечатал завёрнутые в салфетку приборы, с ювелирной аккуратностью разрезал стейк, обложенный со всех сторон картофелем фри, и за всё это время ни разу не посмотрел Хёне в лицо, словно её тут и не было. Как рабочий день, птичка моя?

+1

4


О, Джесси - блондинка улыбнулась, рассматривая фото в ленте, где подруга, оставшаяся в далёком Лос-Анджелесе стояла с кубком в руках на фоне своей розовой супры. Выиграла всё-таки. Она так к этому стремилась - молодец. Может, позвонить поздравить? Или не стоит? Наверное, всё-таки не стоит. Начнёт расспрашивать как я, когда вернусь и всё такое. Её подкрашенные светлые брови нахмурились, образуя тонкую морщинку. Меньше всего ей сейчас хотелось общаться с кем-то "из прошлой жизни", ведь переезд в Канаду изначально рассматривался ею как новый чистый лист. Глупая затея, очень глупая - разве я смогу начать всё сначала?
Кто-то крайне бесцеремонно отодвинул соседний стул, скрипнув и по плиточному полу, и поставил на стол поднос с едой. Вряд ли это подношение? Хёна исподлобья посмотрела на плюхнувшегося рядом мужчину. Ну кто бы мог подумать? Хёна не смогла скрыть крайнего разочарования, которое отразилось на её кукольном личике.
Значит, "перешёл на корейцев", да? - ага - усмехнулась Хёна и показательно зевнула, чуть отодвигаясь от Энтвунда, насколько это было возможно, чтобы не соприкасаться с ним плечами. Знаешь, Мэй не плохой мальчишка. Не докучай мне через него, это низко даже для тебя. 
Да - лёгкая улыбка коснулась её губ. У неё не было никаких моральных сил сейчас скандалить, поэтому вместо того, чтобы показать свою несостоятельность, как противника, она предпочла свести всё в шутку или на крайний случай - в игнор. Ну не совсем же он идиот, чтобы вновь надавить ей на больное? Наивный только. Я ему - Мяу, беги от него сверкая пятками. А он - Хёна, паясничая, пародировала учтивый тон коновода и его подчёркнуто вежливое трепетное выражение лица - Да что вы, Пол хороший человек, просто нервный. Кореянка тонко рассмеялась, словно звеня в маленький серебряный колокольчик. Глупый-глупый Мяу. - Хёна разочарованно покачала головой из стороны в сторону. Её сильный диковинный акцент заставлял паренька, сидящего за соседним столиком спиной к ним, то и дело вертеться через плечо, разглядывая источник необычной речи. Аккуратно подцепив ногтями помидорку черри, Хёна выждала момент, когда тот снова обернётся и запустила этим маленьким красным шариком ему прямо в лоб. Шею не сломай, малыш - кореянка улыбнулась и кокетливо послала ему воздушный поцелуй. Ну и что, что она заместитель директора по учебно-воспитательной работе? Ведь здорово, когда человек достаточно раскован, чтобы быть по-детски непосредственным? Или нет?
Хёна взяла в руки вилку, лениво ковыряя салат. Вот и чего ты ко мне припёрся? Давно по морде не получал? Кореянка откинулась лопатками на спинку стула, скучающе глядя в манеж за большим толстым стеклом. Как вольер в зоопарке. В зоопарк, что ли погулять? Как рабочий день, птичка моя? - Хёна пожала плечами - Нормально. Она взяла в руки чашку и выражением полной безмятежности потягивала его маленькими глотками. Надо будет принести на работу нормальный чай и пить его в кабинете. Здесь какую-то дешёвую парашу продают. Подобрав с тарелки последний листик салата, она засобиралась на выход. Сняла со спинки стула свою маленькую сумочку на длинном тонком ремешке. Стала аккуратно выползать из-за стола, ещё не замечая, что зажата между стеной и внезапным собеседником, когда ремешок на её сумке вдруг соскочил с крепления. Хёна не успела подхватить её на лету и лишь проводила взглядом, тяжело вздыхая. Ну ёпт. Вот без этого было никак нельзя, да? Опустившись обратно на стул, она, толкая ненароком Пола то локтем, то упираясь в него головой, едва ли не укладываясь ею на его колени со всей своей непосредственностью, собирала рассыпавшиеся вещи - помада, ключи, пилочка для ногтей и многое другое. Блин, либо отодвинься уже, либо сам доставай - капризно сказала Хёна, сопровождая слова лёгким жестом руки, которой она толкнула мужчину в плечо. Хёна точно знала, что для полного комплекта в сумочке не хватает ещё проездной карточки и крема от растяжек для беременных животов, который она купила сегодня с утра по просьбе Евы. Признаться, что там подумает или скажет Пол по этому поводу ей было даже всё равно. Это даже забавно.

+1

5

На самом деле Пол Энтвуд и Хёна Тен никогда не были и не могли бы стать идеальной парой. Не ввиду разницы в возрасте, в интересах или, например, в диаметрально противоположных менталитетах. Они просто категорически и катастрофически не подходили друг другу по всем параметрам сразу, их нескладный тандем, как ураган, уничтожал всё самое лучшее на своём пути, включая и доброе отношение друг к другу, некогда выстроенное на пепелище их трудных характеров.
Разочарование — это, пожалуй, то самое слово, которое больше всего подходило к сегодняшним внутренним ощущениям мужчины, который копался в себе, хотя и до жути не любил это делать. Пол смотрел сквозь широко расставленные зубцы своей вилки прямо в тарелку, и мысленно корил себя за то, что в тот злосчастный день знакомства сбил кореянку на своей лошади, а не на машине. Надо было тебя оставить на манеже. Сколько раз он в сердцах думал о том, как хотел бы обидеть её так сильно, чтобы это принесло ей ужасную и сокрушительную боль, чтобы она больше никогда-никогда не вернулась и вспоминала его лишь с шипящей злобой. Как закопал бы её брата, сложив её верную сестринскую любовь на его безымянной могилке подобно куче мусора, который со временем разбросает ветер. Но, к его сожалению, ввиду беззаветной любви к этой сумасшедше-непостоянной женщине, он мог сойти с ума от тяжести своих желаний, которым никогда не суждено было сбыться. И как хорошо, что он пока не знал, что уже успел продырявить её кровоточащую рану, не успевшую зажить, иначе бы посмаковал эту маленькую победу со всей своей ужасной зловредностью. Пол вечно был словно ядовитый скорпион, не наученный отступлению. В безвыходной ситуации он жалил сам себя сквозь плотный панцирь, и как бы ни было плохо, делал так, что становилось только хуже в разы.
С голодным азартом он откусил кусок мяса, но совсем не почувствовал того, чего так желал. Ни вкуса, ни запаха, ни острого отзвука резких заморских специй. Привередливый, пусть так. Его за это никогда не терпела ни мать. Он отложил вилку, отодвинул тарелку обеими руками в сторону и развалился на своём сидении — голодный и разочарованный. Мяу? — тренер хмыкнул, прикидывая эту кличку к лицу молодого корейца. И правда, ему такая нелепость подходила, как никому другому. Лучше бы тебя кто-нибудь предупредил в своё время, — он отмахнулся, спокойно улыбаясь. Это так странно, ведь только в присутствии Хёны, каким бы неприветливым ни было их общение, брюнет улыбался, вспоминая, как вообще это делается. Как разглаживаются одни вечно выдающие напряжение морщины и сменяются другими, лёгкими и едва заметными вокруг прищуренных глаз. Его совсем не волновало то, что ещё Хёна могла наговорить его коноводу, как могла преподнести их отношение друг к другу и общую историю. Вокруг успешного спортсмена и главного скандалиста, который вопреки характеру пользовался у девушек спросом, итак ходило достаточно разговоров, в которые он никогда не вслушивался. Пусть будет на один больше, плевать. Похоже, сегодня на волне поутихших эмоций Пол мог позволить себе наконец перевести дух и не напрягаться по таким пустякам.
Он невольно проследил взглядом туда, где, обернувшись через плечо, сидел молодой студент. Симпатичный, молодой, дерзкий. Его живой заинтересованный взгляд сканировал Хёну, словно куклу, лежащую на витрине под ценником. Что было у него такого, чего не было у Пола? Всё. Ничего. Спортсмен многозначительно выдохнул горячее тепло, раздувая ноздри, и сжал вилку в кулаке. Нормально. Брюнет отвлёкся от разглядывания юноши, переведя свой взгляд наконец на кореянку. Вблизи она была всё та же, её не тронуло время. Слишком уж свеж был этот бутон, чтобы так быстро завянуть. Ну слава богу, — с ноткой сарказма проговорил Пол. Он отхлебнул горячего чая, стоящего в высокой кружке перед ним на столе, но его вкус был омерзительно горьким. Что ж, оставалось только распрощаться с желанием пообедать и возвращаться к работе, к счастью, она-то по-прежнему была полна эмоций, движения и вкуса. Он бы никогда в жизни не променял её на сидение в кабинете с кипой бумаг. Да и хорошо, что так вышло. Спортсменка из тебя была, как из меня кореец. Вот только кто тебя сюда подсунул, Хёночка? Он сдавленно улыбнулся, отгоняя эту мысль. Как это было на неё похоже — пользоваться чужой добротой во благо своих целей. Мы ужасно с тобой похожи, — Пол немного отодвинулся, повинуясь её легкому прикосновению. Он и сам собирался уходить, правда, немного позлить её было бы куда интереснее. Как бы тебе этого не хотелось признавать. Ты просто Пол Энтвуд в юбке. Кстати, про юбки. Пол оглядел крутящуюся возле него девушку, что собирала выпавшие из сумочки вещи, и не мог никак понять, что изменилось в ней с тех пор. Пожалуй, ничего, кроме... Одежды. Наверное, это рабочий образ строгой училки диктовал свои правила. Энтвуд откинул догадки прочь, что ему было за дело до её мрачных чёрных тряпок?
Блин, либо отодвинься уже, либо сам доставай. Он, тяжело вздыхая, приподнялся со своего места, и, отодвинув стул, вытащил из-под стола закатившийся туда тюбик. Распрямившись, он повертел загадочный крем в руках, глядя девушке в глаза и ехидно улыбаясь. Разумеется, он уже успел прочитать название на этикетке. Ничего, не переживай. Что естественно, то не безобразно. Белозубый оскал озарил грубое лицо, и Пол рассмеялся, передавая мазь Хёне. Надеюсь, ты её на задницу Брэдфорду мажешь. В кармане зазвонил телефон. Будильник оповещал его, что время перерыва подходило к концу. Как жаль, что и сейчас нельзя было щелкнуть пальцами, вызвать Мэя и потребовать сделать дела за себя. Впереди его ждали целых два часа тренировок, к которым теперь Пол был почти что морально готов. После встречи с Хёной ему опять хотелось на ком-нибудь отыграться, впрочем, пока что он этого не понимал. Вытаскивай свою тощую задницу из обидок и пойдём после работы куда-нибудь. Вопрос, прозвучавший скорее, как твёрдое уверждение, не нуждался в ответе. Пол знал почти на двести процентов, что сейчас удостоится разве что ещё одной оплеухи. Мужчина вышел из-за угла стола, подбирая лежащую на стуле кофту, прихватил не тронутую еду в тяжёлой тарелке и, не оборачиваясь на блондинку, медленно поплёлся на выход. Чёрный тебе не идёт. Как на похоронах, — кинул он через плечо, поднимая ладонь вверх. Да, им никогда было ни стать идеальной парой. Никогда, до тех пор, пока не кончатся поводы обвинить друг друга и заклевать насмерть.

+1

6


Похожи? Что ты там бормочешь? Галлюцинации? - подумала Хёна, не став реагировать на его фразы, показавшиеся странными. Что у них было общего помимо воспоминаний? - Да, наверное, ничего. Разве Пол со своим характером мог прогнуться под чужие интересы ради какого-то блага, да ещё и лучезарно улыбаясь как это делала Хёна? Разве в нём граничили столь разные черты? Даже не параллельные, нет, сплетающиеся клубком непослушных линий. Кореянке такой союз всегда казался абсурдом, несмотря на то, что Пол, конечно, очень привлекателен для американца. Пусть в нём нет той особой национальной красоты, на которую она когда-то благоговейно любовалась, сидя за столом напротив брата. Он был человеком тяжёлого характера, но почему-то не хмурился. Его лицо - гладкое, безмятежное могло измениться в миг гримасой злобы, тогда глаза горели огнём, сурово сводились брови. А когда он успокаивался, то становился прежним, словно ему недоступно вот так постоянно ходить в паршивом настроении. Почему же ты всегда ходишь с такою рожей, будто у тебя любимую игрушку отняли? Идёт же улыбаться.
Хёна как-то безразлично наблюдала за тем, как он вертит в пальцах тюбик крема, добытый из-под стола. Ну, где шутеечка, долго думаешь. Ничего, не переживай. Что естественно, то не безобразно. А вот и она. Хёна закатила глаза, вытягивая вперёд руку, чтобы забрать свою вещь. Надеюсь, ты её на задницу Брэдфорду мажешь. Надейся. - хмыкнула кореянка, утрамбовывая всё собранное в сумочку и пытаясь приладить ремешок обратно к креплению.
Трель телефона стала ещё одним звуком в многоголосом шуме кафе. Правильно, вызывайте его на работу, нечего тут торчать, когда солнце ещё высоко. Заберииитеее! Хёна ожидала каких-то прощаний, пусть даже дежурных фраз, оттолкнуть его с дороги и уйти было как-то совсем не вежливо. Всё-таки, в рамках должности, от Хёны ожидалось определенное поведение, и это была ещё одна причина, по которой она сейчас сдерживала эмоции и не одела ему тарелку с недоеденной порцией прямо на голову. Вместо очередной колкой шуточки напоследок он высказал неожиданное предложение:  Вытаскивай свою тощую задницу из обидок и пойдём после работы куда-нибудь. Ага. Попался. Но эта лёгкая добыча не принесла ей удовлетворения. Хёна подняла на него взгляд усталых карих глаз, приподнимая одну бровь и спокойно ответила: Не наступай на те же грабли, Пол. Сколько сейчас гадостей она сдержала внутри себя - не счесть. Кореянка могла бы заметить, что у неё есть с кем погулять после работы, могла бы просто взбелениться ведь да, внутри сидела глубокая обида. Быть может, она всё-таки повзрослела морально, раз могла управлять своими эмоциями, выражением лица, пусть и не всегда. Совсем не всегда. Жизнь делала из наивной взбалмошной девицы стерву, и блондинка поддавалась этим течениям. Как он мог подумать, что я куда-то с ним пойду после того, что тогда было в кабинете у Брэдфорда? Идиот!
Чёрный тебе не идёт. Как на похоронах. - финальный аккорд их столкновения в кафе. Хорошо, что он уже уходил и на затылке у него нет третьего глаза, чтобы заметить как скривилось её лицо, которое она поспешила обратить к экрану телефона, закипая внутри. Ах, как хотелось что-нибудь швырнуть ему вслед, так, чтобы у него, как минимум, синяк остался. Повезло же встретить именно в Канаде и именно в Кавалькаде и именно Пола - какой-то абсурд, злая шутка судьбы, так не должно было случиться. Под её чистый тонкий белый лист, с которого она всё пыталась начать новую жизнь, но каждый раз комкала и выбрасывала, он подложил исписанную рукопись их былых сложных отношений, чтобы она прям просвечивала и мозолила глаз.
Нет, Хёна точно никуда не должна с ним ходить - такое общение ей в тягость. Умалчивать обиды, трепать себе нервы - а ради чего? Спонсор у неё уже есть. Быть может, это минутная слабость и потом ей снова захочется острых ощущений в рутине скучной работы и безрадостной в последнее время жизни.
Хёна, осознавая, что уже минут пятнадцать стоит и листает ленту инстраграмма, даже не замечая содержание промелькнувших картинок, опомнилась и, подхватив сумочку, быстро ушла из кафе, направляясь обратно в свой кабинета. Пожрать нельзя спокойно - Хёна разочарованно качала головой на ходу в такт своим мыслям.

+1

7

Гомон голосов вокруг как-то успокаивал, давал ощущение себя как части системы – одни из шестерёнок, что обеспечивают движение мира вперёд по накатанной. Так было гораздо легче отрешаться от своих собственных едва контролируемых эмоций, что вырывались будто скаковые кони из стартовых боксов, разворачивая яростную борьбу со здравым смыслом и воспитанием. В его-то возрасте уже пора позиционировать себя как джентльмена – поздно молодиться, но ещё рано превращаться в дряхлого ворчливого старика, которого за старческий маразм обходят за несколько вёрст и ученики и коллеги.
Извинения приняты. Но я понимаю Вас... Да что ж ты, деточка, можешь понимать по мою душу? – тихо вздохнул Мёрфи, почувствовав себя тем самым старым ворчуном перед девчонкой, которую с высоты своего снобизма и чрезвычайно большого опыта задел своим громоздким, неповоротливым и грубым мнением, которые грохнул ей на голову как гирю. Молодые, горячие, уверенные в себе – конечно, они взрывались в ответ на сомнение старшего поколения. Тем более, женщина – уж не Тони ли знать про их эмоциональность после двух женитьб? Если хотите, можете присесть, здесь не занято. – Джессика указала на свободный стул, и Адам как-то поздно спохватился, что поставил поднос на её стол, будто бы напрашиваясь в компанию. Но всё было гораздо проще – он мог пользоваться только одной рукой, когда опирался на трость, поэтому протянуть ей шоколадку иначе не мог. Он опустился напротив тренера, нутром чувствуя, что она ещё не всё сказала и продолжение обязательно будет. Глупо предполагать, что Джесс предложила ему присесть, потому что очень хотела его общества или из обострённой вежливости. Всё-таки, когда человек занимает чуть более высокий пост, чем все остальные, он теряет желание и возможность относиться с почтительной подчёркнутой вежливостью ко всем и каждому. Ведь всегда найдётся недовольный, которому, как и Адаму, будет мало. И, спасибо! Мужчина, натянуто улыбнувшись, кивнул головой, мол ничего особенного он не сделал. Свою вину он если и признавал, то где-то в глубине души. На то, чтобы всё обдумать и провертеть ситуацию от и до снова и снова нужно больше времени.
Мёрфи ковырнул вилкой кусок курицы, утопающей в щедро насыпанных макаронах, но в этот момент Джессика заговорила и он, уважая её мнение всё же больше, чем свой обеденный перерыв, поднял на неё глаза, столкнувшись с уверенным, твёрдым, пристальным взглядом. Красивое лицо, совсем не тронутое годами, которые лишь добавляли ей благородства и утончённой женственности, было строгим.
Адам слушал внимательно, изредка кивая головой в знак согласия. Он твёрдо запретил себе пререкаться. Наконец, мягко улыбнувшись, он устало вздохнул, откидываясь спиной на спинку стула. Его тёмно-карие, почти чёрные глаза смотрели достаточно доброжелательно, даже дружелюбно. Дело не в возрасте, поле, внешности и том, как сходятся звёзды на небе. – он усмехнулся, пожимая плечами, незамедлительно продолжая свою речь. Мне невозможно угодить в принципе, поэтому жокеев я больше не тренирую. Вообще. И никогда не буду – я Вам не соперник и на место главы факультета совсем не претендент. Кажется, он даже смирился называть её на «Вы». Хотя,  всё равно чувствовал от этого некий дискомфорт. Нечто похожее получилось и тогда, когда к нему приходили ученики старшего возраста, особенно новички. Вроде бы возраст обязывает относиться к нему с должным уважением, но отсутствие навыков и само положение учащегося – на языке вертелись более простые обращения. Поэтому всё чаще американец склонялся к мысли, что с детьми и молодым поколением ему работать даже как-то приятнее и легче. Дети так вообще ничего толком обычно не хотят от него – в восторге от того, что лошадка бежит вдоль стенки как игрушечный электропоезд, поставленный на замкнутую железную дорогу. Целеустремлённые у него, как правило, не задерживались.
Адаму вдруг стало легко, наверное, потому что в её фразах чувствовалась обида, желание отстоять своё положение и статус, перед ним – эдаким наглым новеньким в коллективе. Хотя, судя по её же информации, Джессика и сама ещё не успела толком здесь обосноваться.
Мужчина обедал, никуда не торопясь, со всей своей размеренностью и неторопливостью, изредка касаясь взглядом проходящих мимо людей, но, естественно, не встречая ни единого знакомого лица. Когда тарелки были дружно отодвинуты чуть в сторону, и коллеги, сидя друг напротив друга, молчаливо тянули каждый свой напиток, Адам решил поддержать разговор, казалось, что затянувшееся молчание гнетёт: А Вы, я так понял, здесь тоже недавно? Как академия? Мне все нахваливали это место…

+1


Вы здесь » Royal Red » Территория Академии » Кафе


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC