ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ НА ROYAL RED! ПРИСОЕДИНЯЙТЕСЬ К НАМ, ОСМОТРИТЕ ВЕЛИКОЛЕПНЫЙ ВАНКУВЕР. МЫ УВЕРЕНЫ, ЧТО ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО НАЙДЕТЕ ЧЕМ ЗДЕСЬ ЗАНЯТЬСЯ, ВЕДЬ НАШ МИР - НЕ ТОЛЬКО ПОЛНАЯ СПОРТИВНЫХ СТРАСТЕЙ АКАДЕМИЯ "КАВАЛЬКАДА", НО И ВЕСЬ ПЫШУЩИЙ ЖИЗНЬЮ МЕГАПОЛИС, СОБРАВШИЙ НА СВОЕЙ ТЕРРИТОРИИ САМЫХ РАЗЛИЧНЫХ И ИНТЕРЕСНЫХ ГЕРОЕВ. ВМЕСТЕ МЫ ПИШЕМ ИСТОРИЮ!




НА ЛИСТОЧКЕ
КАЛЕНДАРЯ НОЯБРЬ,
А ЭТО ЗНАЧИТ, ЧТО ВСЕМ
ЖИТЕЛЯМ ВАНКУВЕРА СТОИТ
ТЕПЛЕЕ ОДЕВАТЬСЯ И ВСЕГДА НОСИТЬ
ПРИ СЕБЕ ЗОНТИКИ, Т.К. СТАЛО ПАСМУРНО,
ДОЖДИ ИДУТ ПОЧТИ КАЖДЫЙ ДЕНЬ. А
ТЕМПЕРАТУРА ВОЗДУХА ДНЁМ НЕ ПОДНИМАЕТСЯ
ВЫШЕ 11 ГРАДУСОВ, НОЧЬЮ ОПУСКАЕТСЯ ДО 5
ЗАТО НЕ ОЧЕНЬ ВЕТРЕНО, СРЕДНИЙ ПОКАЗАТЕЛЬ
СИЛЫ ВЕТРЯНЫХ ПОРЫВОВ - ВСЕГО 4 М/С.
АКТИВИСТ
Paul Antwood
АКТИВИСТ
Hyuna Ten
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Hwang Min May
...Препод опоздает что ли? Может и не будет ничего? Но тут та самая девчонка, с которой Мин Мэй не смог поделить дверной проём, строго постучала ручкой по столу, требуя тишины. Это и оказался новый преподаватель - мисс Раске. Ой. Неловко вышло. Кореец виновато улыбнулся и потупил взгляд на лист, на котором уже его быстрой рукой было накалякано название предмета и имя этой девушки. Знать бы ему сразу, кто она - обошёлся бы учтивее. Интересно, сколько ей лет? Так молодо выглядит… Ну, Мяу, молодец. Действительно, почему бы сразу не отметиться среди остальных своей неуклюжестью? Блондин подпер рукой щёку, чуть кривясь телом на левый бок, и послушно записал тему первой лекции. Она красивая. Необычно выглядит для преподавателя, не воспринимается как-то. И надо сказать, что вся остальная расслабившаяся и зашуршавшая разговорами публика, наверное, думала абсолютно то же самое...
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ
Li Hyun Jun, Amber Hawkins и Шэрон
Пожалуй, это один из самых нравственных сюжетов с участием Эмбер, поэтому он как редкое ископаемое точно претендует на звание лучшего за октябрь, и по праву будет украшать шапку форума весь следующий месяц. Когда сталкиваются противоположности - горячая кровь и сдержанная холодность, не миновать скандала или внезапно вспыхнувшей страсти. Но утихомиривая заигравшихся взрослых в этом сюжетном повороте присутствует ещё и тринадцатилетняя девочка, порой способная рассуждать более здраво, чем погрузившиеся в эмоции взрослые.
АКТИВИСТ
Stacie McKinnon
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Bubble Gum
Иии главной плюшкой октября становится Bubble Gum, полюбившийся всей Кавалькаде (за редким исключением в лице директора) своим добродушным нравом и нордическим спокойствием. Здорово, что ты активно толкаешь свои лоснящиеся бочка в игру, мы одобряем и ждём новых интересных сюжетов с твоим участием.
АКТИВИСТ
Шэрон
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Kang Chi Min и Letti Montana
Не впервые стихийно вспыхнувшая любовь между Летти и Чиро попадает в пару месяца, не обошла эта участь и октябрь! Подходя к вопросу со всей своей корейской кропотливостью и настойчивостью, Чимин день за днём становится всё ближе и ближе к дочке судьи. Коварство? Расчёт? Или же всё-таки искренний интерес? - Покажет время. Но пока, несомненно, стоит у господина Кана поучиться - придумывать развлечения для своей дамы у него получается просто потрясающе.
АКТИВИСТ
Тридцать III
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Felicia Holt
Кажется, этот негромкий строгий голос всё же способен разогнать всех тараканов по своим углам. Фелис пусть и подыгрывала, но сама волей-неволей начинала его слушаться. Замирает, пока Джун возится с запутавшейся прядью, но всё ещё не расслабляется, прислушиваясь к малейшим движениям, легко вздрагивает от случайного прикосновения между лопатками. Ещё и этот запах влажной после душа кожи. Чем он так вкусно пахнет? Гель, дезодорант? Лиса словно испытывала себя, свои реакции на этого человека, самоуверенно считая это безобидной игрой. Это же её вечно колючий сонсэним, разве может она его воспринимать как-то иначе, чем с уважением к навыкам и снисхождением к не сладкому характеру? Пусть сегодня они и вышли за пределы своего восприятия друг друга, но уже на работе всё вернется на круги своя. Сейчас же Фелис во власти интереса и некоторого безрассудства...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Частная конюшня » Betelgeuze|Голштинская|Жеребец|Конкур


Betelgeuze|Голштинская|Жеребец|Конкур

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

WELCOME TO CAVALCADE ACADEMY

MY NAME IS BETELGEUZE

https://pp.userapi.com/c841120/v841120391/7446b/fojUt1anMyA.jpg
АНКЕТА

СОКРАЩЕНИЯ:
Бетельгейзе|Беня|Гейз|Лошадка


ВОЗРАСТ:
2011 г.р. (7 лет)


СПЕЦИАЛИЗАЦИЯ:
Конкур


ЗДОРОВЬЕ:
Здоров


ХОЗЯИН:
Adeline Oldridge

БЕРЕЙТОР:
Paul Antwood


0

2

Выходной. Одно слово, а как много прекрасного содержит в себе. И ведь не важно, что разгар рабочей недели, что надо бы на самом деле ехать на работу, чтобы все сотрудники не расслабились. Нет, сегодня выходной, ведь иногда можно позволить себе устроить этот чудесный день в любое время недели. И именно сегодня, забив на все свои дела, оставив дома плохое настроение, которое преследовало ее последние пару дней, Эделин браво направлялась в сторону "Кавалькады". Точнее, конечно же, ехала на такси, положив на соседнее сидение огроменный пакет свежие яблок, самых дорогих, что нашла в магазине. К счастью, амуницию и одежду ей не нужно было тащить с собой, ведь она, как все-таки леди разумная и вполне спланированная, оставила все в нужных местах еще в прошлый раз, закупив заранее. И теперь оставалось лишь притащить кучу угощений, ведь англичанка, которая казалась зачастую стервой дичайшей, с лошадьми же становилась той самой бабулей, которая всегда переживает, не схуднули ли ее дети без ее присмотра.
От центра города до академии в бедный день оказалось ехать дольше, чем она ожидала. Пришедшая весна с ее резким потеплением и пропажей с обочин сугробов была странной: приносила с собой то затягивающиеся на пару дней проливные дожди, то неожиданно проглядывающее солнце и хорошую погоду. Сегодня, к счастью, был именно второй случай, поэтому Олдридж, через темные солнечные очки глядя в окно автомобиля, могла наконец предаться мыслям и подумать, куда же они с Бетельгейзе сегодня отправятся. Учитывая размеры конного центра, выбор был велик, вот только незадача: нужно было встретиться еще с Полом Энтвудом, который, как оказывается, был берейтором ее коня. Очень неловкая ситуация, учитывая, что сама англичанка понятия не имела, кто это такой, лишь услышала где-то в здании администрации, что это главный тренер по конкуру. Ну и ладно, потом само как-нибудь узнается.
На самом деле, зайдя в раздевалку частных владельцев, Эдли почувствовала, что сильно переживает. То ли оттого, что там, в частной конюшне ее ждала столь чудесная и почти незнакомая лошадь, которую и видела-то она всего один раз, то ли из-за того, что она боялась, что, стоит ей увидеть его, в голове всплывут все те воспоминания, которые так отчетливо хотела закрыть от себя самой. Пока у нее получалось почти даже прекрасно, но стоило только застегнуть лаковые сапоги, как что-то внутри невольно вздрогнуло: а вдруг? И поэтому она собиралась чуть медленнее, чем следовало, словно пытаясь убедить саму себя, что все будет нормально, ведь этого и хотела. Не должно же что-то омрачать ее общение с новым конем, причем таким удивительным, как Бетельгейзе, правильно? Еще в первую встречу она поняла, что в этого жеребца, такого огромного и при этом очаровательного, невозможно не влюбиться, ведь он действительно был неимоверно милым, словно ребенок. Или же в нашей мегере проснулись добрые материнские чувства? Черт знает.
Впрочем, переодевшись из обычной одежды в кремового цвета бриджи, шоколадную водолазку и новые блестящие сапоги, накинув сверху такого же кремового цвета легкий пуховик, ведь работать с Лошадкой она планировала сегодня минимум на крытом плаце, англичанка все-таки вышла в сторону конюшни, не забыв захватить с собой и пакет с угощениями.
Она с интересом осматривала самых разномастных лошадей, что стояли в этом крыле: и породистые спортсмены, и просто любители своих хозяев, разные по масти, породе и размеру, здесь могла найтись лошадь на любой вкус, но сегодня взгляд пробегал по ним лишь мимолетно, не задерживаясь, ведь светловолосая знала, что ее создание уж точно лучше. И, поймав взглядом уже издалека нужную табличку, она тихо сделала глубокий вдох, все еще надеясь, что все пойдет как нужно, и не будет никаких чертовых флешбеков, которые могут все испортить.
Бетельгейзе стоял в просторном деннике ближе к середине конюшни, чтобы ветер от входной двери не доносился до него, а то не дай бог ребятенок еще простудится. новенькая выгравированная надпись еще блестела, ведь пыль не успела на ней осесть, и слегка отличалась от повешенных на другие денники ранее, так что взгляд сразу же цеплялся за нее. Выдох. Ну вот, пора начинать.
— Хэээй, Красавец! — едва ли сдерживаясь от радости, позвала вороного Эдли, подходя к деннику. — Как у тебя тут дела?
Взгляд упал на стоявшего неподвижно огромного голштинца, что беззаботно занимался своими делами в углу денника, словно на всех вокруг ему в этот момент было плевать. А англичанка, замерев на места, с лучезарной улыбкой смотрела на него, дожидаясь, соизволит ли он обратить на нее внимание. Нет, ничего страшного не случилось: никаких воспоминаний, которые могли омрачить этот чудесный день. Напротив, увидев блестящую шерсть, пусть и со свежими опилками на крупе, Эда почувствовала настолько сильный приток светлых чувств, словно не была фурией в остальное время своей жизни. И сейчас, стоило только Беньке повернуться к ней, она улыбнулась еще шире, настолько ласково, как только у нее могло получиться. Нет, он был таким же прекрасным, с очаровательной тонкой проточиной на морде, которая переходила в умилительное розовое пятно на носу. И взгляд настолько какой-то добрый, что, поймав его, нельзя было не улыбнуться в ответ. И даже наша холодная мегера, сделав шаг к двери, аккуратно открыла щеколду, которая даже не заскрипела, и медленно открыла дверь, чтобы наконец зайти к своему коню.
— Какой же ты здоровяк, — оглядев Бетельгейзе с ног до головы, восхищенно подметила англичанка, вдруг резко прищурившись. — а что вид такой исхудавший, скажи честно, тебя тут не докармливают? — с видом волнующейся за свое чадо бабули подозрительно спросила она, так серьезно, словно у дитятка этого все кости наружу проступали, хотя, конечно, ничего подобного и не было. — Ничего, мы это быстро исправим!
Вообще, Эдли уж слишком сильно любила говорить с лошадьми. Особенно со своими, которые моментально становились для нее родными, хотели они этого или нет. Видимо, не испытывая нужды постоянно говорить с людьми, светловолосая считала своим долгом уделить все свое внимание и всю доброжелательность копытным, ведь они ей нравились куда больше двуногих. Вот и говорила она со своим вороным жеребцом так добро и весело, как, возможно, с людьми вообще не говорила. В подтверждение своих слов Олдридж вышла на секунду из денника, чтобы вернуться обратно с несколькими розовыми большими яблоками — она ведь не шутила, что откормит его, не страдать же ребенку. И, протянув ему поочередно сначала одно, потом и второе, до ужаса довольно глядя на то, как фрукты пропадают во рту коня.
— Бетельгейзе, — задумчиво протянула она, протягивая голштинцу еще одно яблоко. — Хммм, слишком длинно, не считаешь? — она ласково улыбнулась, смотря, как фрукт превращается в белую пену, словно кормила ребенка пирожками. — Давай так: кивни, когда тебе понравится сокращение. Готов? — нахмурившись и дождавшись, пока вороной дожует свое угощение, и, потянувшись за новым, она все-таки начала придумывать. — Гейз? Беня? Биточек? А может... Черничка?!
Вероятно, со стороны все это могло показаться проходящим мимо конюхом довольно странно: стоит девушка перед жеребцом в деннике, что-то ему ласково говорит, задает вопросы и преданно ждет, когда же он ей что-то ответит. Нет, она же действительно ждала, когда он там кивнет, и честно надеялась, что он понимает. Лошади же в ее понимании куда умнее большей части человечества, просто говорить на понятном нам языке. И ведь не важно, что им пора бы было уже переходить к каким-то действиям, собираться на выходить на развязки, да просто даже недоуздок надеть — нет, все это может подождать, ведь у них и тут были важные дела: разобраться, как же называть вороного более кратко, да так, чтобы ему самому нравилось. А то, что там где-то их тренер и, по совместительству, берейтор может ждать, было не так важно, как этот момент. Та что Эдли, протягивая Бетельгейзе еще одно яблочко и с довольной улыбкой смотря на его радостную морду, лишь от наплыва слишком сильных и милых чувств почесала животное по шейке, едва ли сдерживаясь, чтобы прямо сейчас его не обнять. Ну до чего же хорош был, а. Главное, чтобы кличка все-таки выбралась.

+2

3

Новое место начинало нравиться привередливому жеребцу, привыкшему получать в этой жизни все самое лучшее. Импортные корма, отборное сено в брикетах - сенинка к сенинке. Кормовая морковь, витаминно-травяная мука. Бетельгейзе явно не голодал. Блестящая шерсть светилась здоровьем и лоснилась. Зима уже подходила к концу, и линька почти отступила. Женщина-коновод последнюю неделю мучилась с Гейзом, вычесывая клоками старый густой подшерсток. Она при этом тяжело вздыхала и долго отряхивалась потом, ну а Бене было в удовольствие просто стоять и ждать, пока его вдоволь не намассируют мягкой резиновой скребницей. Всякие процедуры в руках очень успокаивали его, жеребец почти засыпал, низко опуская морду и отвешивая нижнюю губу, расслаблялся полностью, доверяясь мягким и чутким рукам.
Хороший и добрый дяденька по имени Пол занимался с ним каждый день. Бетельгейзе постепенно втягивался в работу и привыкал к немного другой манере езды и управления. Перед ним с каждым шагом ставили более сложные задачи и связки, в которых приходилось работать не только копытами, но и головой. Это было нелегко, но поддавалось, с каждым днем конь двигался вперед в своем обучении и был от этого невероятно доволен. Правда, он немного скучал по своей предыдущей всаднице, но теперь ее черты почти забылись, Гейз смутно помнил тех, кого видел не каждый день, как и ту девочку Эдли, которая приезжала к нему не так часто, как хотелось бы. Он и не видел ее после той судьбоносной встречи, хотя все равно в душе надеялся и ждал, что в один прекрасный день на конюшне раздастся звук ее легкой поступи.
Сегодня с утра солнышко заглянуло к нему в денник через большое окошко. Оно было слишком высоко, чтобы дотянуться до него копытом или высунуть морду, но снопы яркого света все равно попадали внутрь, освещая все вокруг. Бетельгейзе был крайне рад, всей шкурой чувствуя приближение лета и первой зеленой травы. Эмили - так звали коновода, пришла сегодня пораньше, чтобы как следует начистить жеребца и привести в порядок его гриву и хвост. При виде доброй тетеньки Гейз страшно обрадовался и постарался как можно быстрее залезть к ней в карман, в котором всегда лежала вкусняшка для него.
Получив заветное лакомство, конь послушно встал на развязки, расслабившись и прикрыв глаза. Он приготовился к ежедневным процедурам, которые были частью его жизни здесь. Когда Беня наконец проснулся, его шкура уже сияла чистотой и пахла вкусным лимонным кондиционером. Гриву Эмили подровняла и продергала, а густой хвост подстригла чуть короче, чем обычно - весной вечно летела грязь из-под копыт. Влажной тряпочкой ему протерли глазки и носик и только после этого вернули назад в денник. Потрепав на прощание Гейза по холке, коновод ушла и оставила лошадку наедине с собой.
Первое, что сделал жеребец, попав домой - сунул мокрый нос в опилки. Мелкая пыль прилипла к морде, которая тут же зачесалась. Оглушительное чихание на всю конюшню немного улучшило ситуацию, но не спасло ее до конца. В попытках избавиться от зуда, Гейз со стоном бухнулся прямо в кучу свежых рассыпчатых опилок. Он с трудом перекатывался с бока на бок, плохо помещаясь в маленьком денничке при своих габаритах. Наконец жеребец вскочил на ноги, активно отряхнувшись и представ во всей красе. Если бы Эмили видела его сейчас, она непременно бы расстроилась - все ее утро прошло даром. Но Бетельгейзе совесть явно не мучила. На его аппетит она никак не повлияла - конь уткнулся носом в сено и преспокойненько захрумчал, отвернувшись от двери.
Беня погрузился в свои мысли и не услышал той самой легкой поступи, которую так ждал. Звонкий перелив колокольчиков в голосе Эдли прозвучал так неожиданно и так рядом, что он вздрогнул, прежде, чем обернуться. Искреннее счастье и радость, которыми так и лучилась девушка, не могли пройти незамеченными. Радостно захлопав длинными ресничками, Бетельгейзе взирал на свою девочку, изогнувшись в шее. Он был так рад ее видеть, он вообще радовался людям, которые были добры к нему, а она была какая-то особенно хорошая, почти как его предыдущая всадница. Такая улыбчивая, добрая - она просто не может его обидеть! Конь подошел к двери денника, ткнувшись носом в тонкую решетку. Ну иди сюда скорее, не стой там, - словно звал он ее, пытаясь просунуть верхнюю губу между прутьев.
Эдли поняла намек, без труда распахнула большую дверь и оказалась совсем рядом. Жеребец с волнением ткнулся ей в руки, почти не прислушиваясь к ее словам, только вдыхая тонкий запах кондиционера для стирки белья, исходивший от чистой одежды, осязая нежные, не испорченные грубым физическим трудом ладони. Бетельгейзе ждал, что она наконец-то достанет что-нибудь вкусненькое для него из своей светлой куртки, которую он уже успел тайком лизнуть, оставив мокрое пятно на поясе. Девочка же думала о нем, хотело порадовать его, верно? Мир чуть было не рухнул на Гейза всей своей жестокостью и несправедливостью, когда Эдли вышла из денника. Эээээй, - гугукнул он, недовольно попытавшись высунуться вслед за ней в маленькую щелочку. Не хотелось коню, ох как не хотелось оставаться одному.
Хорошо, что девочка это поняла, и решила поскорее вернуться, пока Беня не начал громить в желании добиться своего. Мальчик он был добрый и хороший, только вот слегка избалованный и привыкший добиваться своего любыми путями и средствами, пусть даже пришлось быть копытами стучать в двери и окна. Это все до первых люлей, конечно. Язык наказаний он понимал очень хорошо. Бетельгейзе не раз сталкивался с тем, что его всадница порою доходила до грани терпения и всепрощения. И тогда он в ужасе распахивал глаза, понимая, сколько всего успел натворить, пользуясь человеческой добротой. Но случалось это очень редко, а Эдли пока еще не успела проявить себя, поэтому Бетельгейзе начинал потихонечку отвоевывать свое право голоса и личное пространство.
Яблочки с нежно розовой кожей пришлись очень кстати. Пока довольный жеребец чавкал, брызгая слюнями и соком, девушка смотрела на него, как на собственного ребенка. Настроение у Гейза было самое приподнятое, радость и предвкушение чего-то интересного наполняло его, как воздушный шарик. Было сложно стоять на месте, хотелось скакать, бегать и прыгать, поскорее уже подвигаться и сбросить все напряжение с мышц. Но предстояло еще одолеть парочку большущих фруктов - занятие требовало концентрации и внимательности. Ведь Бетельгейзе, заслушавшись, случайно пропустил маленькую косточку, застрявшую между зубами. Проглотив яблочко, он попытался избавиться от маленькой пакости, но так не желала поддаваться. В исступлении конь затряс головой, не слыша задумчивого воркования хозяйки: Гейз? Беня? Биточек? А может... Черничка?! Когда ему все-таки удалось успокоиться и вернуть свой разум, Эдли смотрела на него так довольно, точно он сделал что-то очень хорошее. Тебе нравится? - неуверенно подумал он, но на всякий случай еще потряс головой, прежде чем взять третье крупное яблочко.

+2

4

Вот, казалось бы, чем еще можно заниматься? Нет, чтобы сразу погладить лошадку, покормить ее вкусняшками, да отправиться на развязки, чтобы уже потом пойти гулять, работать, прыгать, бегать — да что душе угодно. Ведь чем можно заниматься в деннике, особенно в столь хороший день? Но Эдли же у нас считала, что торопиться вовсе некуда, что у них вообще целый день впереди, а солнце за окном точно никуда от них не денется. И, может, была права, но в какой-то маленькой степени, конечно. И вместо того, чтобы суетиться, бежать скорее за недоуздком и вылетать вместе с Бетельгейзе в проход, она мирно себе стояла на месте, с неимоверной радостью в глазах наблюдая за тем, как ее животинушка поглощает одно яблоко за другим и тоже радуется жизнью. Быть может, она еще просто не до конца осознала, что теперь этот огромный жеребец на самом деле ее, что это не сон, что хоть где-то все может быть хорошо. И поэтому, словно пытаясь удостовериться, что все это происходит в реальности, что не пропадет никуда, стоит только моргнуть, она умиленно улыбалась, глядя, как фрукты во рту вороного превращаются в сладкую липкую пену, стекающую белыми каплями на свежие опилки. Он, если присмотреться, был действительно неимоверно красив: большая статная морда, на которой все равно то и дело проскальзывает прямо-таки детское выражение лица, с добрым блеском в черных глазах-бусинках, в навостренных острых ушках, даже в очаровательном розовом пятне на носу, которое делало всю морду чуть мягче, дружелюбнее; мощная шея с переливающейся на мышцах шерстью, в данную секунду вытянутая и слегка от этого напряженная; внушающий рост, ведь даже наша Эдли, которая, вообще-то, была ростом довольно-таки высока для среднестатистической девушки, чувствовала себя какой-то мелочью рядом. Биточек казался ей лошадью едва ли не сказочной, такой, о какой мечтают как маленькие девочки, так и самые умудренные опытом спортсмены, но для нее же, наверно, главным казался именно его какой-то умилительно славный нрав, который он успел проявить еще и в первую их встречу. Но да ладно, что-то мы отошли от темы, да?
И вот, сейчас Олдридж стояла и наслаждалась тем, как мастерски Биточек поглощает все угощения, которые ему только протягивают. Нет, она, словно заправская бабуля, считала, что животные всегда должны быть довольными и сытыми, а то не дай бог исхудают, это будет сродни катастрофе. В эту же секунду, несмотря на косой взгляд проходящего мимо конюха, она ожидала и какой-то реакции на приходящие ей в голову сокращения его длинного и красивого имени. И, право слово, она ожидала, что, быть может, разок он и правда кивнет ей, ну, может, для приличия. И представьте себе, каково было ее изумление, когда в какой-то момент вороной гигант начал так радостно и импульсивно трясти своей массивной головой вверх-вниз на каждое ее новое слово. Да, она еще не успела закончить, а он все кивал, да так сосредоточенно, что у светловолосой даже глаза округлились от удивления.
— Что, все по душе? — удивленно открыла рот англичанка, даже на секунду прищурившись, словно так лучше поймет Гейза. Но, конечно, убедительности это никому из них не предало, и, задумчиво хмыкнув, все-таки приняла решения. — Ладно, давай тогда по ходу дела решим.
Надо ли говорить, что она действительно была потрясена. Бедная Олдридж не знала, настолько ли у нее очаровательный конь попался, которому любая кличка по нраву, сама ли она научилась вдруг придумывать не только глупые, но и милые сокращения, или же это просто они оба друг друга не очень поняли. Но, понимая, что у них будет еще уйма времени, чтобы разобраться с этой несостыковкой, англичанка для себя решение, что будет первое время называть его когда как, а там, какое имя больше понравится, такое и оставим. Ведь, по сути, еще сотня разных сокращений могла прийти в самый неожиданный момент, так что не стоило сейчас слишком долго об этом рассуждать. И вот, дождавшись, пока Гейзи все-таки дожует очередное яблоко, она сделала шаг ему навстречу, пройдясь рукой, аккуратно и тихо, словно сама переживала до ужаса, по его шее ладонью, до одурения довольно улыбаясь при этом. Черт знает, почему она была так счастлива. Вероятно, это просто было какое-то странное свойство нашей Эдли: когда родители впервые купили ей лошадь, она точно с таким же видом каждый день ошивалась у своего любимца. В Шотландии, купив сама уже понравившуюся кобылу, наша обычно злостная мегера с таким трепетом относилась к своей пегой подруге, словно это главное сокровище на земле. Но Бетельгейзе же казался для нее вообще самым удивительным созданием, быть может, из-за всего его внешнего вида и размера, но скорее из-за того, что он стал неожиданным подарком, о котором сама девушка никогда бы не могла подумать. И эта нотка неизвестности, ведь, по сути, о коне она не знала слишком много, кроме того, что теперь это ее любимый ребятенок, тут-то она точно была уверенна.
Поэтому сейчас, слегка смущенно убрав руку с шейки вороного, она серьезно так, по-деловому посмотрела на свою ладонь, которая моментально стала пыльной. Странно, ведь Эмили должна была почистить тебя сегодня, — слегка нахмурившись, задумалась Олдридж, но только на секунду, ведь, по сути, это было не так страшно. И, понимая, что от ее молчаливого присутствия Беня может заскучать (ага, святая наивность), она, быстро пройдясь по коню взглядом, вернулась к его морде.
— Вижу, кто-то принял уже опилочные ванны, да? — лукаво ухмыльнулась девушка, стряхивая с челки жеребца прямо-таки комок этой светло-бежевой прелести. Конечно, впору было бы из-за этого расстраиваться или ругаться, но на то это у нас и Олдридж, чтобы растянуть лыбу еще шире. — Ну ничего, мы это быстро исправим.
Ох, ну почему в ее голову не закрадывалось даже мысли, что надо показаться жеребцу куда более серьезной особой? Вероятно потому, что всего этого злословия и холодного общения ей хватало и на работе, и просто с людьми, и рядом с лошадью, особенно своей, кровинушкой почти, можно было наконец-таки не натягивать на лицо злостную или недовольную гримасу. Потому что, по сути, рядом с копытными ей было куда приятнее находиться, да и на душе становилось как-то очень легко, словно вот и вернулись ее 12-14 лет. И, заговорщически улыбнувшись, она отошла к двери денника, но не вышла, а лишь потянулась к кожаному новенькому недоуздку с выгравированным на нем имени коня. Ну ведь надо же, чтобы Гейз у нас был первым парнем на деревне, не так ли?
На самом деле, предвкушение их сегодняшней прогулки заставляло Эделин медлить, с интересом смотря на огромные чудовище, что с заинтересованным видом, навострив уши, следило за ее движениями и странными фразами, ведь девушка и сама не знала, чем все это в итоге закончится. Но, поддавшись авантюризму, она все-таки поняла, что пора выходить из душного денника, ведь впереди их ждут только приключения и вообще более адекватное знакомство, и, медленно подойдя к вороному, протянула ему недоуздок, чтобы он его оценил и не испугался. А то кто же знает, вдруг он не одобрит материал. Впрочем, удостоверившись, что никаких претензий у коня нет, она подошла ближе, еще не понимая, кто в итоге кого может испугаться, и потянулась к морде, чтобы наконец-таки завершить начатое дело. Ну ты и здоровяяяк, — как-то слишком радостно улыбнулась англичанка, аккуратно продевая недоуздок через ушки голштинца, чтобы не причинить ему неудобств. Конечно, сразу же надо было поправить короткую челку, чтобы было красивее и удобнее, а потом уже и застегнуть карабин и пристегнуть чомбур. Ну вот, почти и готовы.
— Ну что, готов к приключениям? — воодушевленно спросила Эдли, хитро улыбнувшись, чтобы, видимо, заинтриговать Беньку. Может, она, конечно, ожидала от него очередного кивка головы, кто же ее знает. Но, выдержав театральную паузу, она сделала шаг назад и раскрыла дверь денника до упора. — Тогда пойдем приводить тебя в надлежащий вид!
Ну конечно, как же ее дитятко может с пыльным крупом ходить. И, кивнув, мол, приглашаю на прогулку, Эделин бодрым шагом вышла из денника в проход, зазывая за собой и жеребца. Теперь оставалось только дойти до развязок без приключений, а там уже полностью насладиться процессом чистки и продолжения откармливания нашего солнышка.

———> Проход и развязки <———

+1

5

Сладкие и сочные яблочки исчезали во рту у Гейза так быстро, что Эдли едва успевала пополнять запасы. Уж что-что, а играть в некормленную и вечно голодную лошадку вороной умел, хотя назвать его обделенным язык не поворачивался. У него было все, чего только могла пожелать лошадь, но все равно пределов совершенству не бывает, и всегда хочется больше, больше и больше. Благодарными и блестящими глазами он смотрел на свою девочку, которая вся была погружена в свои мысли. Бетельгейзе хотел сделать что-то хорошее для нее, но не знал, как выразить свои чувства, поэтому продолжал хрумчать яблоком, не двигаясь с места ни на шаг. Малыш Беня совсем не ощущал этой скованности и некоторой робкости в своей новой хозяйке до того момента, как она нерешительно протянула к нему руку, шагая вперед. Почувствовав на мощной холеной шее теплую ладонь, Гейз инстинктивно подался прямо на нее, наслаждаясь лаской и нежностью своей Эдли.
Он пока еще не очень разобрался, кто его хозяин теперь - то ли Эдли, то ли серьезный дядечка, который скакал на нем почти каждый день с тех пор, как вороной переехал сюда. В голове у него все перемешалось - новые лица, манежи, барьеры, новые морды. Тоска по старому дому, периодически захлестывавшая коня, отступала быстро. Наверное это потому, что он еще не смирился с той мыслью, что надолго тут застрял. Ему все казалось, что его старые тренеры войдут сюда со дня на день и непременно все будет по-старому. Наверное, конь просто был ужасным консерватором. Хотя определить это на первый взгляд было сложно - от еды он не отказывался, в окно с тоскою не глядел и от новых людей не отворачивался. Просто жил и жил, не заостряя свое внимание на том, что требовало мыслительной работы. Да и зачем, ведь вокруг столько всего интересного! Звуки, запахи, свет и тень - все это постоянно менялось и вносило разнообразие в картину жизни, заставляло быть начеку и следить, как бы не подкрался сбоку очередной конеед, так и желающий подкрепиться малышом Гейзом.
Теплая ладошка так невесомо касалась его шеи, и Бетельгейзе уже почти был готов задремать, как вдруг его девочка подошла к его морде снова. В ее взгляде было какое-то недовольство, или вороному это только показалось? Но он все равно уже успел запереживать, с расстройством глядя на Эдли, мол Что я сделал не так? Но ее дальнейшее поведение рассеяло все его мрачные мысли. Тон голоса был бодрым и свежим, его девочка явно не была злой или расстроенной. Вижу, кто-то принял уже опилочные ванны, да? Довольный собой, Беня потряс головой, невольно осыпая опилками Эделин. Она по-хозяйки расчесала ему челку пальцами, вытряхивая из нее остатки белых стружечек. Ну ничего, мы это быстро исправим. - улыбка на ее лице успокоила жеребца и вселила в него капельку уверенности перед будущим. Он уже давно усвоил, что если хочет, чтобы его почаще чистили, значит надо почаще валяться. Вот и сегодня он успел насладиться заботливыми ручками Эмили, которая так старательно его чистила, но и это был еще не конец. Впереди его ожидало долгое общение с Эдли, и угадать, что ждать от нее, он не мог.
Но его это скорее радовало - неизвестность это всегда что-то новое и необычное. Конечно, не обязательно хорошее, но ведь где есть шанс на удачу, значит там есть и шанс на провал. А провалов Гейзи боялся, хотя любопытство в нем почти всегда было сильнее страха, поэтому всегда был повод попробовать что-то новое. Когда девушка отвернулась от него и пошла к двери, Беня тихонечко гугукнул и сделал два шага за ней, не желая расставаться. Но вопреки его страху, она осталась с ним, и вороной даже чуть не налетел на нее, когда она резко остановился на пороге. Осознав свою ошибку и неправоту, Бетельгейзе шагнул назад. А его девочка, тем временем, уже вернулась к нему, неся в руках обычный недоуздок, такой привычный и знакомый ему по пребыванию тут. Но Эделин опасалась чего-то, а потому даже дала Бене понюхать его хорошенько. Пахло от него как от седла и уздечки, а еще самим Гейзом, но этого он не почувствовал. Свой запах вообще не различают ни люди, ни лошади. Поэтому родной предмет был принят спокойно и покорно.
Вороной жеребец сам нырнул мордой в недоуздок, наклоняясь, чтобы ей было удобнее мягко просунуть шелковые ушки и застегнуть замок на щеке. Все-таки роста он был немаленького, поэтому его приучили опускаться голову для всяческих процедур. Да и вообще он сам старался угодить, если понимал, чего от него хотят. А такое бывало далеко не каждый раз, и не потому что Бетельгейзе был бестолковый. Просто многие люди часто путали коней и людей, и пытались объяснять ему как человеку, а он так плохо понимал. Он в основном улавливал не столько сами слова, сколько интонации и настроения. У него еще не было большого жизненного опыта в силу возраста, но он мог многое понимать в общении с людьми, и вот теперь, когда приключения звали его за порог, он был готов пойти им навстречу. Но не потому что Эделин спросила: Ну что, готов к приключениям? . А потому что по ее телу и по ее интонации он угадал, что дальше будет что-то интересное и веселое, пусть пока сама суть была для него загадкой.
Тогда пойдем приводить тебя в надлежащий вид! - Беня слегка склонил голову набок, и с удивлением посмотрел на свою хозяйку. Вообще-то жеребец считал, что у него всегда надлежащий вид, и глубоко задумавшись, он застыл в этой позе. Ему было все равно, чистый он или нет. А вот перехватить еще парочку яблочек и быть обласканным ему очень даже хотелось. Предвещая массаж смоляных бочков, Бетельгейзе соизволил-таки сделать пару шагов на выход, с некоторым недоверием замерев в дверях. Но и тут жажда приключений настигла его, а потому темные копыта, смазанные маслицем с утра, ступили на прорезиненный пол прохода конюшни. Гейз с любопытством оглянулся, благо чембур позволял ему свободно крутить головой. Жеребец послушно следовал за хозяйкой, но при этом не забывал поздороваться с соседями, время от времени подтаскиваая Эдли то к одному, то к другому носу, притаившемуся за решеткой. Он любил общаться со своими друзьями, и забыв про то, куда он шел, сейчас общался с рыжим жеребцом, не замечая того, что хозяйка усиленно привлекает его внимание. Такова уж была натура Гейза - увлекаясь чем-то одним он мог с легкостью забыть про другое. Очнувшись от забытья, он точно вспомнил, где находится, ему тут же стало неловко. И до развязок потом они дошли без происшествий, лишь изредка в нетерпении вороной обгонял Эделин, пытаясь поскорее добраться до места.

+1

6

----
Пол встал в этот день ни свет ни заря и по этому поводу был сильно удручен. Настолько, чтобы в пробке обругать всех на свете и обсигналить с ног до головы, но пока ещё не настолько, чтобы припарковаться на три парковочных места как часто бывало, когда ему приходилось в таком настроении ещё и опаздывать. Сегодня наконец он никуда не спешил, зная, что и без него работа на конюшне уже началась и Мэй сейчас активно гоняет на корде тех, кто седлаться сегодня не будет. Сентябрь уже, можно сказать, заканчивался, а люди и студенты, которых за людей Пол особо не считал, всё не торопились вернуться к тренировкам. Зато всех своих многочисленных лошадей они без всяческого стеснения оставили на берейторскую голову и теперь он носился по конюшне в три, нет, в четыре раза больше, чем должен был делать это по всем своим привычным порядкам. Носился и Мэй, погоняемый не успевающими разгребаться делами, и только в тренерской комнате наконец воцарилась блаженная тишина, которая обычно прерывалась криками “Мээээээээээй, ты поседлал мне коня?”
Теперь же было особо не до отдыха, ведь чтобы успеть поработать всех лошадей, Полу приходилось перескакивать с одного седла в другое, и разве что в свой законный обед он появлялся на пороге кафе, падал на своё любимое место у окна и пил крепкий кофе, пока зрачки его не расширялись до размеров серебряной монеты, а пульс не начинал усиленно стучать в висках.
Сегодня же, по обыкновению закончив первым делом с самыми безнадежными, как он сам считал, лошадьми, Энтвуд предпочёл рухнуть не в столовой, а в собственном амуничнике, театрально откинувшись спиной с табуретки на какой-то пластиковый ящик, о содержимом которого знал только его коновод, ненатурально изломившись в пояснице и прикрыв висящим над головой свежепостиранным вальтрапом лицо. В таком положении, кажется, даже думалось чуточку лучше. А может он просто спал, прикрыв под лёгкой хлопковой тканью, что пахла стиральным порошком, глаза. Под звуки тихо гоняющего сухой воздух кондиционера он быстро уснул безмятежным сном, какой обычно бывает разве что у младенцев, перегулявших на свежем воздухе, однако если вы думаете, что только дети могут казаться такими беззащитными и сладкими, пуская слюни на подушку, то вы никогда не видели как разглаживается усталое лицо этого большого и страшно сурового дядьки, когда он, вот так отключившись от усталости в любом более-менее подходящем для этого положении, сладко сопит.
Пол, — мягкий голос Мин Мэя, объявившегося на пороге амуничника, застал берейтора врасплох, и Энтвуд резко подскочил, выпрямляясь на этой своей деревянной табуретке с таким скрежетом в спине, что он, наверное, был слышен даже занимающимся в манеже людям. Мяу знал, где можно найти своего начальника, но вряд ли ожидал увидеть его спящим поверх ящика с зимними попонами, тем не менее, едва успев пересечься друг с другом взглядами, они оба сделали вид, что ничего не заметили. Что? — чуть сипловато отрезал мужчина, сглатывая сухой ком, вставший в горле. Как меня так отключило? Вас там потеряла хозяйка Гейза,Господи, а нахера она приперлась, сегодня же среда?Просила передать… вот. Он протянул зажатый меж своих аккуратных пальцев белый конверт, и лицо Энтвуда мгновенно просияло этой очевидной по его выражению мыслью: “Зарплатка!” Пересчитав внутри мягкие свежие купюры, Пол подозвал Хвана к себе поближе и отдал конверт обратно: Отнеси в машину. По его мнению не было ничего такого в том, чтобы вручить коноводу такую сумму денег, и он с лёгкостью и без всякой задней мысли передавал студенту свою зарплату, зная, что он донесёт её до кошелька начальника с самым ответственным за оказанное ему доверие выражением лица.
И стоило мальчишке уйти, как Пол тут же вспомнил, что времени раскисать у него сегодня нет. По крайней мере если он хочет уехать домой пораньше, а не сидеть в академии до ночи. Поэтому, сменив высокие жёсткие сапоги с нечеловечески узким голенищем, в которых спортсмену очень нравилось работать, но которые при всём при этом категорически не подходили для активных конкурных тренировок, на те, что помягче и были заботливо промазаны Мэем накануне вечером, Энтвуд вышел в коридор, сложив руки на своем затылке. Где-то вдалеке прохода уже маячил знакомый беспокойно суетящийся чёрный круп. Обмахивающий себя густым хвостом конь изо всех сил пытался обернуться то туда, то сюда, и мужчина, уныло посмотрев на него издалека, решил что пора и ему самому тоже изображать бурную деятельность. Что, Эдли приезжала? — без всяческого приветствия он встретил молодую девушку, которая крутилась возле Бетельгейзе, подтягивая длинную подпругу на его животе, своим негромким вопросом, — Чего хотела? Пол не любил эти внезапные незапланированные визиты частников, они никогда не бывали вовремя. То застанут его на манеже, усядутся на лавку и с ожиданием волшебства, которое он, видимо, должен изрыгать из жопы как лесная феечка, будут смотреть за каждым его шагом (а это, читай — бить любимую лошадушку https://d.radikal.ru/d12/1810/86/d5c36570d5fa.png нельзя, заставлять работать нельзя, “А почему он такой мокрый? А он не устал? Ой, а почему у вас шпоры в крови?” Нельзя. Нельзя. Нельзя, сука), то притащатся не в своё время на манеж, когда тренер занят другой работой и будут требовать уделить им внимания не меньше, чем уделяют на приемах английской королеве. Но Пол, настолько умный, хитрый и по-еврейски прохаванный в делах, касающихся того как наебывать клиентов, чтобы они превозносили его на пьедестал Бога и считали при этом белым и пушистым, уже давно привык к таким внезапным ревизорским проверкам, и был спокоен, только капельку раздражён в подобные моменты. Поэтому, проведя сильной рукой вверх по пояснице вороного голштинца, он остановился около левого плеча Гейза и посмотрел в глаза его коновода с некоторой надеждой, будто это она была в силах удовлетворить его интерес, а не расстроить американца ещё сильнее своим ответом. Приятной новостью оказалось то, что Эделин уже распрощалась со всеми работниками, обслуживающими её лошадь и уехала на работу. Об этом и сообщила забегавшая в два раза быстрее вокруг голштинца девушка-коновод, Эмили, оканчивая под тяжёлым и неодобрительным взглядом шефа последние приготовления к тренировке. Ну что ты такая медленноустремленная, а, — раздраженно цокнул он языком, отрывая ладонь от шеи жеребца, которого машинально почёсывал пальцами, видимо, ещё не до конца отойдя ото сна. Мда. Ты, конечно, ни разу не Мэй. Неудобно мне с двумя коноводами работать. Надо поговорить с Эдли на этот счёт.
Вообще, Пол очень редко относился к лошадям, которые не Вайпер, с каким-либо особенным трепетом. Они обычно не вызывали у него чувств, схожих с тем, что может испытывать влюблённый в этих животных человек, хотя поспорить с тем, что главная женщина в жизни Энтвуда — это именно его работа, было невозможно. Он любил, разумеется, но просто обрамлял это чувство в другие, более практичные со своей точки зрения. В ответственность за свой труд, в результативность, в строгость и невероятную въедливость, даже внимательность к тем деталям, которые многим казались неважными. За это его ценили клиенты и уважали коллеги, поэтому же и лошади бегали у него совсем не так, как у многих других. Но вот Бет… он почему-то был мало похож на всех прочих подопечных Пола, и Энтвуд чувствовал эту особенную тягу, какая, наверное, впервые и единожды проснулась в его сердце только по отношению к Доджу. Он даже заходил к нему иногда, пусть было совсем не по пути, проверить перед отъездом или высыпать остатки сахара из кармана (откуда они там появлялись Пол догадывался, но точно не клал его туда сам, поскольку не был фанатом подкармливания лошадей во время работы. Тем не менее, обнаруживая у себя кусочек-другой, иногда мог раздобриться и сунуть его в рот случайно попавшейся под руку кляче или отдать всё Лошадке, потому что принимал его отчасти как собственного ребёнка).
Всё, давай уже, — забрав у Эмили уздечку, Пол сам приладил её к голове голштинца, посчитав всё же, что если хочешь сделать что-то хорошо — сделай это сам. Или попроси Мэя. Через минут сорок приходи забирай. Я буду на плацу.

+3

7

Обед! - радостно подумал Гейз, когда увидел с утра в дальнем конце прохода конюха с большой тачкой, на которой горой было навалено ароматное зеленое сено. Оживление пронизывало всю конюшню, и жеребец не преминул присоединиться к общему шуму и балагану, два раза требовательно стукнув ногой по деревянной двери денника и тихонько что-то хрюкнув. Ну-ка, посторонись, - добрый дяденька щелкнул запором, отодвигая тяжелую дверь денника в сторону. Бетельгейзе радостно проигнорировал его призыв, направившись прямиком к тачке, игнорируя машущего руками конюха. Прошло уже немало времени с момента его приезда сюда, и за это немалое время Гейзи успел порядочно так избаловаться, окруженный вечной заботой, обернутый в тридцать три попонки и закормленный до отвала вкуснейшей едой. Эй! - только вилы, которые конюх направил в его сторону конюх, заставили жеребца недовольно отступить внутрь денника, энергично помахивая хвостом. Вот дождешься, нажалуюсь на тебя хозяйке! - напоследок пригрозил конюх, помахав кулаком для убедительности. Но вороной не придал этим словам никакого значения, уже уткнувшись носом в кучку сена.
Хрумчание, наполнившее конюшню, умиротворяло и усыпляло, но все кони прекрасно знали, что уже через полчаса принесут долгожданный овес. Бетельгейзе косился в сторону большого бака рядом с собственным денником. Его было видно через резные дырки в заборчике. Жеребец прекрасно знал, что там его наивкуснейшие мюсли, которые он поглощал каждый месяц в неимоверных количествах, что обходилось хозяйке в кругленькую сумму. Но как можно было отказать лошадке? Ведь он так много работал! Сегодня он даже не успел доесть брошенную в кормушку дачку - дверь денника неожиданно поехала в сторону, чем напугала Гейза, который такого поворота событий явно не ожидал и даже чуть дернулся в сторону от внезапности произошедшего. На пороге стояла Эмили с недоуздком. Но жеребец не обратил на нее особого внимания, продолжая жадно заглатывать обед, как будто девушка собиралась его отнять. Не то, чтобы он не уважал своего коновода, но особого внимания ей не уделял, особенно когда у той кончались вкусняшки в карманах. Так что девушке оставалось только дожидаться, пока Беня покончит с трапезой и соизволит сунуть морду в недоуздок.
Ежедневные манипуляции оставались неизменными раз за разом. Раз сегодня Эдли забежала только за тем, чтобы поцеловать его в нос и насовать вкусных яблочек, значит, работать его будет строгий, но добрый дядька. Бетельгейзе практически заснул на развязке, положив морду на ремни и поставив одну из задних ног на зацеп. Эмили обычно много времени уделяет чистке, а значит можно с чистой душой подремать хотя бы полчасика и запастись силами перед тренировкой. Гейзу нравилось заниматься и хотя первое время пришлось приспосабливаться и казалось, что дяденька слишком сильно берет рукой и двигает, особенно после его предыдущей хрупкой всадницы, то сейчас он уже приспособился и был готов работать. Сложные задания, вызывавшие первое время панику, сейчас Беня щелкал, как орешки. Он привык полагаться во всем на своего берейтора, который твердой рукой вел его по рядам препятствий или по схеме выездки(для общего развития случались и такие дни).
Ощущая на боках мягкий ворс, жеребец не торопился открывать глаза. Только когда дело дошло до ногавок, он проявил внезапный интерес к деятельности у себя под ногами и начал крутиться, стараясь выгнуть шею так, чтобы посмотреть на Эмили. Стой, Беня, стой, - терпеливо произнесла она, потрепав голштина по бархатному носу. Он милостиво выпрямился, позволяя доделать начатое. Увидев в дверях Пола, Гейз приветливо заржал, чем наверняка вызвал ревность девушки-коновода. Но так уж сложились карты, что сегодня он был рад видеть тренера, а ее в обед - не очень. Тот подошел со спины, и жеребец довольно обернулся, готовый приветливо ущипнуть мужчину за куртку и тут же увернуться от возможных люлей. Наслаждаясь почесываниями берейтора, жеребец довольно вытянул шею дугой, кайфуя от ласки. Дядечка был хороший и ему нравился, от него всегда пахло как-то по-родному - конюшней. И без всяких там вонючих духов вроде тех, которыми пользовался мужик, который иногда приходил вместе с его девочкой.
Послушно опустив голову, пока Пол расправлял все ремни и застегивал уздечку, Гейз лениво помахивал хвостом. Когда все приготовления наконец были завершены, жеребец в нетерпении переминался с ноги на ногу, дожидаясь конца разговора между Полом и Эмили. Ему уже не терпелось выйти на плац и начать работу, а точнее - хорошенько подвигаться и размять все мышцы.

0


Вы здесь » Royal Red » Частная конюшня » Betelgeuze|Голштинская|Жеребец|Конкур


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC