ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Месяц май
Вступил в свои права,
принося с собой чарующие
виды цветущих вишен и
живительную прохладу майских
гроз. Днём столбик термометра
чаще всего показывает приятные +17,
ночью температура не опускается ниже
+10 °С. конники вовсю наслаждаются
работой на плацу и выездами на природу,
а городские парки с каждым днём встречают
всё больше и больше посетителей.
Насладитесь и Вы тёплыми майскими деньками!
ФЛУДЕР
Black Line
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mayrin Когда идёшь по конюшне и мельком рассматриваешь четвероногих постояльцев, за силуэт Мэйрин цепляешься взглядом почти сразу и всегда — невольно. Эта огромная по своим габаритам лошадь обладает не менее большим, добрым, но, к сожалению, ещё и очень пугливым сердцем, и справиться с такой кобылой может только опытный спортсмен. Ей сильно повезло, что один из студентов даже вопреки всем запретам решил наладить с ней общий язык, надеемся, что всё у них получится.
ФЛУДЕР
Camille Gerber
АКТИВИСТ
Hyuna Ten
АКТИВИСТ
Yvonne Richard
АКТИВИСТ
Kim Tae Shin
АКТИВИСТ
Tokko Jae Hong
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Vladislav Karelin и Ninel Moreau
Наверное, не даром у русских к французам предвзятое отношение ещё с тех самых пор, как облажался Наполеон, но кто бы мог подумать, что характерная француженка Нинель — Ниночка, как её взялся ласково обзывать наш суровый русский троеборец — устроит старшему тренеру факультета такую взбучку за его осечку? И главный вопрос — захочется ли теперь Карелину оставлять своего коня без присмотра после знакомства с грозными женскими поучениями?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Li Hyun Jun и Шэрон
Настоящего друга определяют поступки, а не слова. Подлинность дружбы между странноватым и нелюдимым Хён Джуном и депрессивной школьницей Шэрон не единожды подтверждалась с обеих сторон. Очередной подарок судьбы - испытание на прочность, и на этот раз им будет куда сложнее выйти сухими из воды.
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Tyler Blackburn
Она говорит тут, на вершине склона, меньше, но по существу, и это кажется чем-то удивительным — словно читая мысли, пусть с запозданием, спрашивает: Ты не сердишься? А я на самом деле удивляюсь, потому что сердиться на нее я и не могу, кажется, только на себя. И не знаю в эту секунду, стоять вот так в изумлении, или же улыбнуться ей по-настоящему, потому что этот вопрос так удивителен и забавен, что не улыбнуться нельзя...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Кафе «Breeze»


Кафе «Breeze»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

https://c.radikal.ru/c13/1802/1a/ad3407ba3981.jpg
На одной из улиц в западной части города развернулся противоречивый "Бриз". Не всегда привередливые посетители остаются довольны выбором блюд и качеством обслуживания, случаются даже и гневные записи в жалобную книгу. Но всё меняется с наступлением вечера, когда персонал убирает добрую половину столиков, а остальные растаскивает к стенам, открывая для своих самых любимых гостей прекрасный танцпол. Тематические танцевальные вечера с приглашением хореографа устраиваются стабильно каждую неделю с предварительным распространением рекламных листовок через интернет и на улицах Ванкувера.

0

2

Сегодня Джун отработал с утра, поэтому его вечер был абсолютно свободен. Сегодня – не день тренировки у Шэрон, когда нужно уделить ей время и внимание, отвезти в Кавалькаду и провести там не самые приятные в жизни несколько часов. Да, он во многом привык и смирился с ароматами конюшни и её антисанитарией, но не мог воспринимать окружающее его с долей пофигизма, постоянно находясь в раздражённом напряжении. Сознание упорно обрисовывало Кавалькаду как враждебное для него место.
Надо сказать, мысленно Джун благодарил эту девчонку, что она не только стала неким эпицентром событий в его жизни, вокруг которого кореец крутился и за который держался, отвлекаясь и от нехороших мыслей и от тяжёлого дыхания болезни; но и оставляла ему очень много личного пространства, никогда не навязывая своего общества и, в общем-то, никогда не появляясь у него на глазах тогда, когда бы он этого не хотел или не был готов контактировать.  Это во многом позволяло избежать неприятных, пугающих ситуаций, давало корейцу укрыть от глаз девочки не самые лицеприятные стороны своего существования. С другой стороны, конечно, подсознательно ему хотелось больше её контролировать, проявлять больше заботы, но Джун всё время одёргивал себя. У девочки есть родные родители в здравом уме и твёрдой памяти, да и не стоит ей шибко к нему привыкать. Шатен часто размышлял над тем, что своим подарком – возможностью заниматься, пожалуй, ещё больше привязал её к себе вместо того, чтобы перенаправить на что-то другое. Зато – она счастлива.
Распоряжаясь своим свободным временем на этот вечер, Джун задумчиво вертел в пальцах телефон, скользя ими по гладкому молчаливому экрану. Он мог бы позвать куда-нибудь Шэр, но призадумался над тем, что это опять морока – доставать её из дома вечером, если родители девочки не в командировке. Тем более, это абстрактное «куда-нибудь» сегодня приобретало вполне реальные очертания – вот на столе и рекламный флаер лежит. Кореец, потянувшись через весь стол, распластался по нему, но дотянулся до листовки, не поднимаясь с высокого табурета. Сдержанные цвета, тонкая дешёвая бумага – заведение не шибко парилось по поводу всякой завлекающей мишуры. Быть может, именно поэтому Джун и не скомкал этот листок, едва тот попал ему в руки.
Кафе, которое находилось не так далеко от его дома, приглашало посетителей на вечер, посвящённый бальным танцам. И шатен подумал, что ему бы хотелось туда наведаться сегодня. Иногда Хён Джун принимал решения, которые были нелогичны и для него самого. Идти на танцы без пары и с категорическим нежеланием контактировать с людьми? – Гремучая смесь. Ведь бальные танцы – парные, это подразумевает достаточно тесный контакт с другим человеком. Он мог бы позвать Софи – эта девушка была бы рада такой инициативе с его стороны, да и в целом - обществу. И танцевать любит. Или предложить подобное времяпровождение Эбби, но шатен уже успел осознать, что объект его симпатии не любит прикосновений к себе столь же сильно как и он сам, возможно, даже в больше степени. А к шумности Софи он сегодня просто не готов. Хотя, мысли всё же позвонить ей были, но потом Хён Джун решил, что уже поздно – скоро мероприятие начнётся, а ему нужно будет ещё заезжать за ней, ждать, пока блондинка соберётся. И не дай бог попрёт с собой свою вездесущую собаку.
Джун неторопливо собирался – всё равно не стал бы появляться к самому началу. Часа через полтора он уже припарковал свою машину в углу парковки, и вошёл в незнакомое ему прежде заведение. Найдя гардеробную, он переодел зимние ботинки на танцевальные туфли, сдал верхнюю одежду. Его стройный силуэт подчёркивался приталенным чёрным пиджаком, брюками, чуть расклешёнными внизу. Шатен задумчиво поправил перед зеркалом выглядывающий и словно существующий отдельно от белой рубашки красный воротник расшитый тёмным бисером. Всегда, когда Джун не выглядел просто, то становился словно рафинированным, застывшим как изваяние, выполненное в мраморе. Вот и сейчас, в каждой мелочи, в каждой детали в нём читался некий идеал того, как должен выглядеть современный привлекательный молодой человек по версии самого корейца – худой и относительно высокий, аккуратный, даже манерный, безупречно, вероятно слегка вычурно, одетый и отстранённый от всего и вся. Своими едва заметно подкрашенными глазами Джун обвёл зал, в который ноги сами принесли его. Приглашённый хореограф вертелся посреди танцпола, призванный помогать освоить сложную науку для тех, кто ещё был не очень уверен в собственных способностях. Из больших колонок доносилось что-то похожее на полонез, который разучивали в центре несколько пар и ещё несколько уверенно танцевали сами по себе. Остальные же посетители пока притихли на редких столиках, сдвинутых к стенам, ожидая чего попроще.
Кореец взял себе длинный стеклянный стакан с обычной простой водой не в пример тем, кто уже вовсю распивал алкоголь, и, не найдя свободного столика, ушёл в самый конец зала, поднявшись по нескольким ступенькам. Здесь, облокотившись локтями на деревянные перила, он отрешённо смотрел на то, как под заигравшие знакомые аккорды вальса люди повскакивали со своих мест, начиная вываливаться на небесно голубой пол, шурша юбками и весело переговариваясь.
Шатен то ставил стакан на широкую балку перил, то снова брал его в руку, клацая по холодному стеклу кольцами. Наверное, всё же глупая была затея прийти сюда. Зачем? Просто посмотреть, как танцуют люди? Век бы никого не видеть – в сердцах подумал Джун, хотя происходящее вокруг, на удивление, не вызывало в нём агрессии или значительной неприязни. Застывшее лицо не выражало ровным счётом никаких эмоций.
Молодой человек! – Шатен медленно повернул голову на незнакомый ему голос и лицезрел юную кокетливо улыбающуюся девушку, приветливо протянувшую к нему свою тонкую руку, на запястье которой были повязаны бледно розовые длинные ленты. Вы не танцуете? – она склонила чуть вбок голову с хорошенькими русыми локонами, завитыми в причёску. Не танцую. – неожиданно мрачно буркнул Джун, словно передразнивая её звенящий девичий голос. Не меняясь при этом в лице. Проводив уходящую девушку взглядом, он медленно тянул воду из стакана. Когда ничего не хочешь – делаешь вид, что ждёшь чего-то особенного. Или кого-то.

+3

3

Все началось с того самого воскресенья, когда миссис Картер окончательно устала сидеть дома в компании большого фикуса. Режим "работа-дом-работа" окончательно набил оскомину, поэтому она решительно закрыла вкладку с сериалом и погрузилась в поиск всевозможных мероприятий Ванкувера, куда можно было бы прийти без пары и не чувствовать себя при этом ущербно. Это оказалось не так-то просто, но в конечном итоге на красивом сайте в сине-голубых тонах нашлась афиша танцевальных вечеров. Глаза у Элизабет загорелись - танцы были делом всей ее жизни на протяжении почти пятнадцати лет, и возможность снова ощутить этот полет над паркетом выглядела очень заманчиво. Недолго думая, она вытащила из самой глубины шкафа коробку со своими любимыми бальными туфельками, которые не смогла оставить в Англии и везде таскала с собой в ожидании чуда. И вот, наконец-то, настал их звездный час.
На первый вечер она шла с достаточно скептическим настроем. Имея за плечами законченную Королевскую Академию Танца, не стоит ожидать слишком многого от вечерних танцев в кафе. Но на удивление все прошло куда лучше, чем рассчитывала Элиза. На вечере было много народу, причем многие уже далеко не новички, присутствовал даже хореограф, обучавший все желающих. Правда, Элизабет тихо отвела его в сторону и поправила кое-какие принципиальные ошибки, за что он не был очень благодарен, но прислушался. Организация была превосходной - за небольшую плату на входе внутри всех ждал легкий фуршетный стол. Правда, притрагиваться к закускам миссис Картер побоялась, но вот напитки и их ассортимент несомненно радовали. Она танцевала весь вечер, и хотя уровень ее парнеров был явно ниже, она все равно получила большое удовольствие и завела много новых знакомств. Под конец вечера им раздали листовки с приглашением на следующий.
И вот женщина вновь стоит перед зеркалом уже готовая для выхода из дома. Нежно-кремовая блузка с приколотой элегантной брошью, черная юбка в сборку ниже колена - просто, но изящно. Сегодня ее подвезет один из танцоров, который, по счастью, живет в том же районе. Увидев на экране смартфона смс, она накинула на плечи не очень дорогую, но симпатичную шубку из эко-меха и, заперев двери, отправилась навстречу очередному хорошему вечеру. Дорога пролетела незаметно в приятной беседе, и вот они уже вновь готовы погрузиться в мир танцев и музыки.
К началу вечера народу собиралось немного - в основном приходили новички, которые уже начали осваивать свои первые па. Пока люди только неторопливо подтягивались, миссис Картер уже успела пронестись в венском вальсе и сейчас вышла на небольшой балкончик - покурить и перевести дух. Морозный воздух обжигал разгоряченные щеки, рисуя на них настоящий румянец. Сигаретный дым рассеивался по ветру, и наблюдая за ним, Элизабет думала о том, что жизнь начинает налаживаться. Вернувшись в зал, она с удивлением обнаружила набежавшую толпу, и сразу же начала раздавать лучезарные улыбки направо и налево, приветствуя своих знакомых с прошлого вечера.
Заиграл вальс - у нее тут же нашелся кавалер, который галантно подал руку и пригласил на танцпол. Элиза с мягкой улыбкой кивнула и положила руку на плечо парнеру. Легкие шаги тонули в звуках классической музыки, разносившейся из больших динамиков. Оставалось только пожелать процветания заведению, чтобы в конечном итоге им хватило средств на живую музыку. Проносясь мимо столиков, выстроенных вдоль стен, женщина чувствовала себя моложе лет на -дцать, да и наблюдая за ней сложно было бы сказать, что ей слегка за 40. Тело прекрасно помнило и движения, и пластику, и ритм. Это все точно было частью ее натуры, хотя те, кто знал ее только по тренерству в Кавалькаде, наверняка здорово бы удивился, тому, насколько подвижной и гибкой может быть сталь.
В глубине зала Картер заметила знакомое лицо и улыбнулась парню, которого видела до этого только раз в жизни. В других обстоятельствах она вряд ли бы встретила его так радушно, но сейчас у нее было превосходное настроение. В такие моменты совершенно не хочется думать о плохом, поэтому и вспоминается только хорошее. Этот слегка отрешенный кореец в прошлый раз подбросил ее до дома в жуткую метель, за что Элизабет была ему очень благодарна. Правда, она совсем не ожидала увидеть здесь Джуна, да еще и при полном параде. Впрочем, он наверняка тоже удивлен. Другие пары оттеснили их в противоположную сторону, поэтому Картер потеряла знакомого из виду, продолжая поддерживать непринужденную беседу.
Танец подошел к концу. Пожилой джентльмен очень почтительно поклонился, Элиза присела в реверансе и, расставшись с партнером, поспешила к столу с напитками. Алкоголь расходился на ура, но женщина наливала воду, не желая туманить сознание градусом. Высмотрев медика на том же месте, она неспешно поднялась к нему, приветливо улыбаясь. Добрый вечер, Джун, - глубоким и чуть хриплым голосом, выдававшим заядлого курильщика, поздоровалась она, присаживаясь на край стула рядом. Пришли потанцевать? Эти вечера - просто чудо. Женщина завела непринужденный разговор, не желая навязывать свое общество. Она прекрасно помнила о необщительности своего знакомого, поэтому не хотела портить вечер ни себе, ни ему, но правила хорошего тона не позволяли пройти мимо, точно они не знакомы. Об откровенностях прошлой встречи она и не вспоминала, не желая сейчас чего-то более тяжелого, чем разговоры о погоде.

+3

4

Подозрительное отсутствие мыслей или хотя бы чётко оформленных эмоций. Джун скользил равнодушным взглядом по танцующим парам, что кружились в вальсе, напоминая разноцветными одеяниями какую-то неправильную осеннюю листву. В его тёмно-карих глазах всё смазывалось, словно картинка представляла собой палитру, случайно уроненную художником красками вниз. Кореец не акцентировал внимания на лицах и их выражениях, наблюдая за танцем как за фоновым шумом, на который смотришь, не фокусируясь, просто чтобы отдохнули глаза.
Ближний к нему столик освободился, и Джун пересел туда, подсознательно выбирая стул, стоящий спинкой в угол – чтобы видеть всех, чтобы никто не подошёл к нему со спины. Прошло уже достаточно времени, чтобы начать чувствовать себя лишним на этом празднике жизни.
Добрый вечер, Джун. Кореец исподлобья поднял строгий взгляд на даму, что имела наглость подсесть за его стол, нарушая чётко и далеко очерченные границы  личного пространства. Узнав в ней миссис Картер – смягчился. Не ожидал. Или ожидал? Он, сохраняя молчание, поприветствовал женщину медленным кивком головы. На какое-то особенное радушие с его стороны не приходилось рассчитывать. Лошадиный наездник на танцевальном паркете? Это какая-то дичь. Почему-то ему сразу представился Джексон – тренер Шэрон, исполняющий, вернее, пытающийся исполнить, какие-нибудь особо мелкие шаги. Джун не стремился спрятать свой несколько скептический настрой, когда окинул Элизабет оценивающим взглядом, невольно задержавшись на обуви. То, что она была не в балетках или классических лодочках на невысоком каблуке, в которых тут было большинство, а в танцевальных туфельках даже его заинтриговало. Но если подковать корову – она ведь так и останется коровой.
Пришли потанцевать? Эти вечера - просто чудо. Вероятно – неопределённо сказал он, не желая как-то приукрашивать свои эмоции от сегодняшнего вечера. Разговор зашёл бы в тупик – им обоим он был не нужен. Джун заперся за стеной своей крайней неприветливости, а миссис Картер, вполне логично, не стала бы дальше портить приподнятое танцами настроение. Но Хён Джун уловил энергичные живые аккорды новой композиции. Почему бы ему не протестировать эту милую женщину? Раз уж он сама подсела к нему – сама виновата.
Квикстеп. – определил он,  аккуратно вставая из-за стола и вырастая над головой миссис Картер в полный рост. Он манерным плавным движением повернул кисть ладонью кверху, протягивая ей руку, озвучивая при этом своё «Слабо?», прозвучавшее с нотками злорадства и собственного превосходства. А знаешь ли ты, что значит слово «квикстеп»? В противном случае, это будет даже не смешно.
Джун, выводя за руку свою партнёршу на паркет, для себя всё же отметил уверенность, с которой она шла и такую какую-то… профессиональную что ли выправку. Но мало ли он в своей жизни видел самоуверенных людей? Встав напротив партнёрши, Джун плавно развёл руки в стороны, сделал длинный вдох, пытаясь снять невольное напряжение от близости с едва знакомым человеком, и танцоры встали в рамку, некоторое время лишь ритмично переминаясь на месте, а потом, кореец, вдруг подмигнув ей, рванул с места, сразу беря очень быстрый темп, амплитуду движения. С первых секунд, он вдруг обнаружил, что она мало того, что прекрасно понимает и чувствует музыку и их совместное пребывание к ней, так и рамка её рук – идеальна. Элиза не напряжена, чтобы не чувствовать малейших, незаметных для стороннего зрителя изменений, которыми он направлял их танец, лавируя между другими редкими парами, и не слишком расслаблена, чтобы его импульсы уходили в пустоту. Словно желая нажать на неё посильнее, Хён Джун кружил её в каком-то бешеном количестве поворотов и гнул в спине, будто не подозревал о наличии там позвоночника, но через полминуты уже полностью осознал и смирился с тем фактом, что миссис Картер сама в состоянии его в бараний рог скрутить и за пояс заткнуть.
Люди, отличающиеся от общей массы, страдающие каким-то недугом, угнетающим нормальную жизнедеятельность, часто имеют некий механизм компенсации, болезнь раскрывает в них навыки и способности, недоступные тем, кто здоров. Джун – талантливый человек, можно даже сказать, творческий. И он мог бы достичь высокого уровня в тех же танцах или, например, изобразительном искусстве, если бы всё складывалось как-то по-другому. Одного таланта недостаточно, ему, при всей резкости и точности движений, данной природой пластичности и способности чувствовать музыку, не тягаться с профессиональной танцовщицей, которой оказалась Элизабет.
Лавируя между другими людьми, провожающими удивлённым взглядом их резкие и стремительные движения, кореец замечал всё. Его способность видеть окружающих, словно через мутное стекло, граничила и с поразительной резкостью, когда он не видел картину в целом, но, в то же время, мог считывать самые мельчайшие мелочи. Это позволяло ему ловко расходиться, не впечатав ни в кого свою даму, но в тоже время, он забивал себе мозг большим количеством незначительной информации. На широкой панораме морских волн над одним из столиков виднелось небольшое пятно, наверное, от шампанского. У одной из танцовщиц, что всё время оказывалась где-то справа – отвратительные жёлтые тени. Сбоку, в самом углу на стене – небольшая камера – чтобы следить за порядком в зале.
Последние отзвучавшие аккорды, и они легко расцепились, расходясь в стороны, для того чтобы чисто формально поклониться. Выпрямив свою гибкую спину, чуть учащённо дыша, Джун легко придерживая руку своей партнёрши, вернулся к столику и даже отодвинул для неё стул. Приятно удивлён – выдохнул он, улыбнувшись, оценивая танец. Кореец мотнул головой, откидывая со лба волосы, и потёр его тыльной стороной ладони, стирая невольно проступивший пот. Вот тебе и корова на льду, мой самоуверенный друг. Задала жару!

+1

5

Окинув взглядом хмурого медика, Элизабет не удивилась уже его выражению лица. Еще с прошлой встречи она успела понять, что ее молодой знакомый - далеко не самый простой человек. Тем более если учитывать в внимание все те подробности из его тяжелого прошлого, которыми Джун успел с ней поделиться во внезапном эмоциональном и душевном порыве. И все-таки некоторая недоуменность в ее реакции присутствовала - зачем приходить на веселый танцевальный вечер, если ты даже не пытаешься развеселить сам себя? Как известно, никто не в состоянии сделать нас счастливыми, кроме нас самих. Раз кореец не готов сам потрудиться над своим настроением, вряд ли кто-то может вывести его из хмурых мыслей и бесконечной глубокой заморозки.
Впрочем, то, что Хен Джун сам не улыбался, еще не означало, что он не мог поднять настроение окружающим. Поймав его оценивающий взгляд, миссис Картер нисколько не смутилась. Увидев в его глазах яркий и нескрываемый скепсис, женщина снисходительно улыбнулась. Тонкая паутинка морщин, разбежавшихся около глаз, свидетельствовала о том, что улыбка ее крайне искренняя. Что, мальчик, думаешь, почему я еще не в травмпункте у тебя после первого танца? - ироничные мысли она не стала озвучивать вслух, не желая смущать корейца. Вряд ли он хотел проявить неуважение, да и откуда ему было знать про наличие у нее профессионального танцевального образования?
Возможно.  - неопределенный ответ вполне устроил миссис Картер, она отвлеклась на своего знакомого за соседним столиком, приветливо кивнув ему. Зазвучавшая быстрая музыка точно звала в пляс, предлагая бросить все свои дела и заботы. Мелодия увлекала за собой, носок туфельки Элизабет почти против ее воли застучал по полу, отбивая быстрый ритм квикстепа. Она любила этот танец, но еще на прошлой встрече убедилась, что практически никто из присутствовавших не умеет танцевать его хорошо. И сейчас почти все столпились около хореографа, объяснявшего азы и простейшие движения. Прикрыв на мгновенье глаза и растворяясь в быстром ритме, женщина не сразу заметила, что Джун в изящном жесте подал ей руку, приглашая на танец. Приятно удивленная, миссис Картер приподняла бровь, точно сомневаясь в том, что правильно поняла его предложение.
Слабо? - голос, полный ехидства, заставил женщину улыбнуться вновь. На этот раз она промолчала, кладя ладонь поверх его худых пальцев. Так ты еще никогда не ошибался, щенок! - в ее мыслях не было злобы. Ее даже чуточку укололо это недоверие и сомнение в ее способностях. Неужели я так плохо выгляжу? Стук тонких шпилек по паркету утонул в громких аккордах быстрой музыки, ремикса на знаменитую песню. Внутренне приготовившись, Элизабет положила руки Джуну на плечи и приняла танцевальную позицию, хитро улыбнувшись. Впрочем, он, кажется разделял это настроение и подмигнув, с места взял такой темп, что миссис Картер невольно чуть не отстала от него в первые несколько секунд. Но уже спустя мгновение сумела подстроиться и их пара понеслась по паркету вдоль всех остальных.
Честно признаться, такие быстрые танцы и резкие повороты давались ей не так легко, как двадцать лет назад. Но ноги помнили свое дело и легко переступали по паркету, следуя импровизации партнера. Все эти прыжки и сгибания дарили тот самый драйв, сравнимый только с работой верхом в поле на веселом галопе. И сейчас, чувствуя, что она не потеряла форму и навыки, Элизабет чувствовала свое превосходство и гордость, чувствовала взгляды, обращенные на них. Давно ей не приходилось так здорово веселиться в последние годы, как в эти пару минут, когда ее тело легко выполняло любые задачи, которые ставила ему хозяйка. Танец приносил ей истинное удовольствие, она растворилась в нем без остатка и, податливая и мягкая, следовала за всеми движениями партнера.
Джун приятно удивил ее. Профессиональным взглядом миссис Картер видела и его нетренированность, и допускаемые ошибки. Но чувство ритма, пластичность и четкость движений давали представление о его способностях. Долгое время работы педагогом и преподавателем детских танцев позволили ей наметать глаз и приобрести навык видеть талантливых танцоров издалека, еще задолго до их первых серьезных шагов. От Джуна, такого холодного и даже несколько зажатого в повседневной жизни, женщина не ожидала такого раскрепощенного и свободного поведения на паркете. Во время танца ей некогда было думать об этом, но когда последние звуки музыки утихли и сменились на другую композицию, мозг получил возможность переварить всю эту информацию.
Тяжело дыша, Элизабет изящно и с достоинством поклонилась корейцу, благодаря за хороший танец. Дыхалка у нее, все-таки была сбита курением довольно сильно, и сейчас, как она ни старалась выровнять ритм вдохов и выдохов, все равно была запыхавшейся. Легко подав руку медику, она с чувством удовлетворения и победной улыбкой поднялась обратно на подиум. Миссис Картер с изяществом опустилась на стул, отодвинутый для нее Джуном. В общем шуме голосов Элиза не без труда различила фразу собеседника, сказанную на выдохе. Приятно удивлен, - улыбка корейца совершенно преобразила острые черты его лица, смягчив их и сделав самого Джуна куда более приятным на вид.
И все же женщина не смогла удержаться и промолчать. Если честно, я тоже, - ехидство, зеркальное с его первым "слабо", было куда более тонким и трудноуловимым. Чтобы смягчить свою фразу, Элизабет решила честно похвалить танцора. Большой глоток свежей и чистой воды чуть охладил ее после столь быстрого танца и слегка сгладил ощущение духоты в зале Бриза. Элизабет поставила стеклянный круглый стакан на стол прежде чем заговорила чуть громче шумной музыки и голосов вокруг. Если вы когда-нибудь решите завязать с медициной, вам стоит заняться танцами, Джун, - спокойно и с улыбкой произнесла она. - О таком материале мечтает любой хореограф, вам грех не развивать свои способности, - чуть пожурила она парня, не удержавшись от своей тренерской привычки. Все-таки, кореец в ее глазах был еще ребенком и это накладывало отпечаток на ее отношение к нему, хоть Элиза и понимала, что он все-таки по сути уже взрослый мужчина.
Духота и стены начинали давить, хотелось хоть на секунду освежиться и покурить. В маленькой сумочке лежала пачка сигарет, и миссис Картер не могла отделаться от мыслей о ней. Легко подхватив со спинки стула теплый палантин, она накинула его на плечи, чтобы прикрыть влажную от быстрого танца спину. На улице было достаточно холодно - не хватало еще застудиться. Элизабет перекинула ремень сумочки через плечо и взглянула на собеседника, чуть виновато улыбаясь. Извините, Джун, не могу больше сидеть в этой духоте. Пойду немного подышу свежим воздухом, - пожав плечами, она направилась к плохо заметной дверце на балкон, куда уже привыкла выходить курить.
Прикрыв ее за собой, женщина оказалась в мире тишины - сюда почти не долетала музыка из зала, а голосов так и вовсе не было слышно. Прямыми руками опираясь об перила, она с наслаждением вдохнула полной грудью морозный воздух, приятно покалывавший легкие. Но организм требовал свое, и вскоре в руке Элизабет очутилась тлеющая сигарета. Вредные привычки плохо поддаются изгнанию. Особенно те, которые помогают снимать стресс. Обернувшись на шум сзади, женщина встретила вошедшего мягкой улыбкой. Вот, свежим воздухом дышу, - чуть приподняв руку с сигаретой в воздухе хрипло и с долей горечи произнесла она, посмеиваясь. Она никогда не искала оправданий своим вредным привычкам и знала, что Джун тоже курит, поэтому при нем не стала убирать источник табачного дыма. Иногда ей приходилось прятаться в Академии от своих учеников, чтобы не подавать дурной пример. Но все и так знали, что миссис Картер дымит как паровоз и не предпринимает никаких попыток избавиться от этого.

+1

6


Кореец едва заметно усмехнулся в ответ на её похвалу, медленно качнув головой, мол принял к сведению. Не то, чтобы он о себе этого не знал, но давно не слышал. Когда шатен периодически подрывался ходить на уроки, посвященные танцам, всё обычно кончалось тем, что с ним никто не хотел танцевать (да и он тоже), преподаватели переставали его поправлять, понимая, что человек живёт и танцует на какой-то своей волне, а вмешательство его злит. Завязать с медициной? Скорее, это медицина завяжет со мной.
Извините, Джун, не могу больше сидеть в этой духоте. Пойду немного подышу свежим воздухом. Молодой человек понимающе кивнул головой, безмолвно глядя как миссис Картер накидывает на плечи палантин, подхватывает небольшую дамскую сумочку.
Джун проводил уходящую женщину рассеянным взглядом; стук её каблучков уже через пару шагов растворился в общем шуме помещения, оставаясь лишь чётким отзвуком в памяти. В воздухе над этим столиком повисло ощущение какой-то недосказанности. Быть может, так казалось только Джуну, но он не мог посчитать эту встречу завершённой, пойти станцевать что-нибудь ещё или уехать домой. Станцевать, да с кем? Его партнёрша на сегодня - миссис Картер, на других шатен и не смотрел теперь, после головокружительного танца, что они подарили друг другу.
И вот это вот всё: блестящий паркет, красивую музыку, возможность и способность двигаться в ней; летящие юбки и чёрные фраки ты променяла на хлев? Каков чёртов магнит заставляет и тебя и Шэрон стремиться в эти врата вонючего ада? Хён Джун недовольно мотнул головой и опустил взгляд на стакан воды, который непринужденно держал в руке, но не отрывал от поверхности столика. Шэр - ребёнок. Многие дети любят возиться с животными, даже аутистам заводят, чтобы могли контактировать хоть с кем-то. Но зачем взрослая адекватная женщина сознательно делает такой выбор, при том уже познав другую, красивую жизнь…? Джун восстановил в памяти образ миссис Картер в тот предновогодний вечер, когда она появилась на пороге его отделения, сопровождая свою травмировавшуюся ученицу. Специфическая одежда, а уж этот отвратительный конский запах, смешавшийся с сигаретным. Бр.
Джун, особо не раздумывая над своими целями, встал из-за стола, аккуратно задвинув за собой стул. Подошёл к двери, уверенно взявшись за ручку, по которой клацнули его кольца, повернул её вокруг оси и на себя. На небольшом балкончике был всего лишь один посетитель. И эта невысокая женщина, стоявшая к нему спиной, уже прекрасно знакома корейцу. Но если бы разбить степень взаимоотношений на количественные показатели, то не так уж они много и знают друг о друге. Элизабет в курсе, что он обладатель дерьмового характера и слабого здоровья, а также тяжкой истории за спиной, он - что она тренер по верховой езде, профессионально танцует и не может иметь детей. Ещё к её качествам, пожалуй, можно приписать чувство юмора и ответственность.
Картер обернулась на его тихие шаги. Вот, свежим воздухом дышу. - хрипловато проговорила она, чуть приподнимая вверх руку с сигаретой. Джун никогда не курил в таких количествах, потому, признаться, презирал зависимость такого рода, несмотря на то, что сам сидел на препаратах, которые содержали в себе наркотические вещества, вызывая привыкание и неизбежность постепенного увеличения дозы. Он усмехнулся, подходя к миссис Картер и становясь рядом с ней. Февральский вечерний морозец сковывал ледяным холодом. Хотите, чтобы я нудел о том, что курить плохо и вредно? Уговаривал? - впрочем, вопросы эти были больше риторические, шатен не ждал на них ответа. Элизабет - вовсе не девчонка, которая гонится за крутостью, понтами и пытается выглядеть старше. Своя голова на плечах, свой разум и свои причины. И разгребать последствия тоже только ей.
Хён Джун зябко передёрнул плечами и облокотился на поскрипывающие перила. Не то, чтобы корейца очень интересовала эта тема, но вопрос родился в мыслях и он его сразу озвучил: А мистер Картер? Шатен обернулся на женщину, заглянув в её глаза: Не танцует? Признаться, он догадывался, что от мистера Картера осталась лишь фамилия. Может, ушёл из семьи, а может и погиб - не суть. Элизабет не похожа на замужнюю женщину, и дело вовсе не в отсутствии кольца. Какая-то чрезмерная самостоятельность и независимость в ней, привыкла жить одна, заботиться о себе сама. Хотя, быть может, все его предположения сейчас разрушатся как карточный домик, ведь не все женщины должны подходить под его весьма строгие корейские стандарты. Может, ушёл потому что она так и не смогла от него родить?
Какое ему в общем-то было дело до её жизни? Интересное наблюдение: Джун очень редко общался с людьми старше себя не вынужденно. Этикет наказывал ему уважать возраст, а кореец этого не хотел, поэтому просто не впускал в близкий круг общения старших. Скорее наоборот, предпочитал давить окружающих своим возрастом и авторитетным мнением, пожалуй, это ещё одна причина их сложившихся взаимоотношений с Шэрон.
Но если уж он начинал общение со старшими, да ещё и на такой близкой ноте, ему хотелось узнать их историю, чем они жили в молодости и чем живут сейчас. Примерять на себя их чувства и размышлять - каким был бы я, если бы успел состариться?

+1


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Кафе «Breeze»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC