Февраль - это один из самых приятных месяцев для студентов и преподавателей, ведь зимняя сессия уже позади, и теперь есть время заняться своими любимыми делами. Эй, ученики, вы всё ещё помните своё обещание учиться как следует в новом семестре? Постарайтесь не пропускать пары.
В данный момент открыт общий сюжет "Новогоднее Представление", приглашаем всех людей поучаствовать!
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается потрясающий и многоликий Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: жителем города, спортсменом, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам! Место найдётся для каждого!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Ethan Miller и Adeline Oldridge
Итана и Эдли сложно назвать адекватной влюбленной парой. Кандидат в мэра города и владелица салона красоты вообще не слишком хорошего мнения друг о друге, зато их словесные перепалки продолжают радовать нас уже не первый месяц. Ну что, будем надеяться, что это приведет к настоящей романтике и истинной любви?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Stacie MacKinnon
Всегда бойкая и веселая Стейси по праву становится лучшим игроком начала 2018 года! Еще бы, ведь она успевает всегда и везде: и пошататься с другом по гетто, и закрыть хвосты по учебе, и сплясать на новогоднем представлении. Поздравляем, малышка, и желаем, чтобы твой задор еще долгие годы вселял в нас улыбку!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Schwarzbald
Шанди... Он не мог о ней не думать. Шанди заполняла все его мысли. Он был пропитан ей и её именем до мозга и костей. По правде, только она не давала Шварцбальду окончательно кануть в бездну или сойти с ума. Она была далеко от него и в то же время близко. Больше всего пёс мечтал зарыться чёрным носом в её белоснежную шерсть, вдохнуть сладкий запах и, тихо посапывая, уснуть рядом с ней. Но он не хотел, чтобы подруга оказалась здесь. Увидь Шанди его в таком виде, она бы пришла в ужас. Это был не тот пёс, который когда-то на том самом причале встал на её защиту и отбился от двух дворняг. Это был не тот пёс, который после провел с ней весь день, помогая добраться до конюшни....
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Winnie the Pooh
Винни — наш очаровательный и добрый плюшевый гигант, который способен и в выездке отличные результаты показывать, и учить новичков азам конного спорта. Он отлично воспитан, терпелив и умен, за что успел забраться в сердце каждого, с кем повстречался на пути. Здоровяк, продолжай и дальше радовать нас своими добрыми постами!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Tyler Blackburn и Ecuador
Тайлер и Эквадор — молодые напарники, которым еще только предстоит притереться друг к другу. С другой стороны, оба они амбициозны, веселы и готовы ко всевозможным приключениям, только мнение у них на этот счет разное. Желаем вам, чтобы вы меньше получали нагоняя от тренера, и лучше понимали друг друга!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
В Ванкувер весна приходит не по расписанию. Вот уже сейчас за окном теплеет, и высокие сугробы, которыми город пресытился за январь, превращаются в бодрые журчащие ручьи. Ветер с океана уже не кажется таким холодным и неприветливым, а температура в пределах города поднимается в среднем до +9°C. Ночи всё ещё холодные и, к тому же, очень ветренные. В солнечную погоду лошадей начинают выпускать в левады на подольше, да и всадники с радостью меняют тесные манежи на крытые плацы и бескрайние поля за забором. Главное, не забывайте прогреть лошадку в солярии после долгой работы на улице.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Национальный парк » Дорожки


Дорожки

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s3.uploads.ru/Eh8uF.jpg
Национальный парк — это огромная природная зона, раскинувшаяся на много километров за чертой города, но даже здесь, в этом диком месте, всё благоустроено для посетителей, которые любят погулять тут в любое время года. Обширная сеть тропинок охватывает треть парка, и по указателям, расставленным тут и там, всегда можно найти нужную вам локацию. Не советуем сходить с дорог и идти вглубь леса, ведь там полно диких животных и можно легко заблудиться, потеряв из виду людей.
Гуляя по дорожкам вы можете встретить: загон с оленями, пруд с японскими карпами, множество открытых беседок, детскую площадку выполненную полностью в ЭКО-стиле из природных материалов и многое-многое другое.

0

2

Нужно было поторопиться, раз уж Итан хотел успеть к шести часам закончить свои неотложные дела, которым в его жизни отводилось времени и важности больше, чем всему остальному. Сев в машину, он развалился на мягком кожаном сидении и расстегнул ворот рубашки, который перекрывал ему доступ кислорода: так было всегда, когда мужчина, сохраняющий маску непробиваемой надменности, внутри кипел от раздражения, с которым с трудом научился справляться. Умение успокоить свои эмоции не раз помогало ему, взрывной бочке с порохом, выжить в роли, которую он самовольно возложил на свои плечи — роли идеального кандидата в мэра, рассудительного не по годам политика, человека, которому целый город может доверить свои жизни; возможно только в этой единственной цели Миллер и видел смысл — пути к вершине, которая казалась ему тем выше, чем ближе к ней он подбирался. А все эти знакомства, свидания, простые человеческие радости, которые не нуждались в его притворном фарсе — так, лишь временное развлечение. В его мире, выстроенном на пепелище чужих разрушенных надежд, девушки-дешёвки, продающиеся за билет в красивую жизнь, не говорили «нет». Он вообще, похоже, не знал что это за слово такое. И Эделин, эта маленькая самодовольная стерва, была первой и единственной, кто глядя в лицо змею-искусителю, отказывался от запретного плода. А ведь он был так сладок. Банкир, пожалуй, причислял её к тому подавляющему большинству миловидных барышень, которые бросались на него пачками, стоило только объявиться в поле их зрения, и несмотря на то, что Эдли сразу показала себя гордой птицей, был уверен: она всего лишь набивает себе цену и вряд ли сильно отличается от других. Хотя, скорее всего (и Итан это понимал), в нём говорило обыкновенное мужское самолюбие, задетое её безразличностью.
Машина неслась по улицам, вклиниваясь в поток медленно плывущих автомобилей. Здесь все дороги были ему открыты, и люди провожали мигающую лампочку на крыше его мерседеса скучающими, уставшим от стояния в нескончаемых пробках, взглядами. Похоже, сейчас будущий мэр Ванкувера думал о чём-то, что совсем не относилось к его работе, ко всем тем делам, которые ждали его прибытия в ратуше. Ему вообще было сегодня не до бумаг и встреч, ведь только одна Эдли заняла всё его воображение. Так часто бывало, стоило Итану задаться какой-то идеей: её воплощение вдруг становилось чуть ли не первостепенной задачей, которая сдвигала со своего пути все прочие. Его не вдохновляла эта с какой-то стороны совершенно провальная гонка за согласием мисс Олдридж, ведь даже он, упёртый гордец, понимал, что насильно мил не станет, да хоть бы трижды такой из себя состоятельный и красивый. И всё же, его сильной чертой было умение вывернуть даже самый плохой исход игры себе в плюс, и мужчина был уверен: в этот раз он снова не проиграет, просто повозиться придётся подольше.
Весь день молодой человек работал, делая это так лениво и медленно, что можно было подумать, будто Итану не платят за его драгоценное время. Он несколько раз возвращался мыслями к состоявшемуся между ним и Эделин разговору, хотя какой к черту это был разговор, скорее изящная бытовая склока, какую впору снимать в дешёвом французском кино. Его так веселило воспоминание о её прекрасном, искажённом раздражением от его присутствия лице, что Ти буквально вслух усмехался, стоило только посторонним покинуть его большой кабинет. К вечеру, когда пришла пора заканчивать рабочие дела, шатен был так взбудоражен, что пролетел сквозь огромный пустой холл почти неуловимо. Он запрыгнул обратно всё в тот же чёрный мерседес — большую машину из разряда тех, которых люди боятся на дорогах, вежливо пропуская даже там, где не обязаны это делать, и спросил водителя о времени. Не потому, что у него не было часов, а потому, что случайный диалог с подчиненным развлекал его и расслаблял. Чтобы не доставить Эдли удовольствия наслаждаться провалом своего назойливого жениха, он готов был раздвинуть даже воды океана, лишь бы не опоздать.
Без пяти шесть Итан стоял у крыльца её салона, того самого, в котором сегодня с утра уже успел побывать во время своей первой вылазки на запретную территорию. Нельзя сказать, что его встретили здесь хлебом и солью, но Ти готов был простить блондинке эту оплошность авансом, в счёт следующего свидания, которое, разумеется, обязательно состоится. Облокотившись на дверь автомобиля, мужчина скрестил ноги и постучал по циферблату своего чёрного в золотой оправе ролекса. Стрелки безукоризненно чисто и ритмично стучали, сдвигаясь по кругу, нагнетая атмосферу ожидания, но не позволяя его вниманию рассеяться. Миллер вдохнул холодного вечернего воздуха, приподняв голову вверх, и в этот же момент свет на втором этаже погас, оставив вместо себя лишь чёрное пятно, очерченное резкими белыми полосками приоткрытых жалюзи. Ти оглянулся через плечо, глядя на водителя, но юноша деликатно отвёл взгляд, делая вид, что занят своими мыслями. Когда за стеклянной дверью салона Миллер увидел силуэт его владелицы, он встал во весь рост, распрямившись, и сделал шаг навстречу Эдли. Её фигура, тонкая и хрупкая, с нагловатой походкой, была увенчана пушистой розовой шубой, такой объёмной, что длинные ноги из-под неё торчали будто тонкий стебелёк, едва удерживающий тяжёлый цветочный бутон.
Ты забыла мой букет, — недовольно улыбнулся Ти, протягивая блондинке руку, чтобы помочь спуститься со ступеней, которые покрылись тонкой корочкой льда, почти прозрачной, совсем незаметной под серо-голубым светом, который рассеивался над городом в этот вечерний час. Выражение его лица в мгновение сменилось с самого доброжелательного на требовательное и грубое. Тшшш, — он мысленно успокаивал своих неугомонных демонов, а они всё равно просились наружу. В машину, если ты не против. Каждое его слово приглашало Эдли сыграть с ним в игру на сообразительность, но кроме того, ему пора было всерьёз озаботиться тем, чтобы заинтересовать неприступную девушку. Миллер, правда, был не из той породы мужчин, которые долго ломали голову над темой подарка или сюрприза, тем более, что о подробностях её интересов он уже знал гораздо больше, чем Олдридж хотела бы позволить ему знать. Когда они забрались в тёплый салон мерседеса, мужчина незаметно кивнул водителю, и машина, которая до этих пор принадлежала только одному Итану, вдруг стала пристанищем для двоих совершенно разных, чужих друг другу людей, которые по какой-то неизвестной даже богу причине всё ещё не разошлись по своим углам.
Они были и правда слишком несовместимые, чтобы проживать друг с другом даже несколько быстро летящих минут. Два мира, далёкие друг от друга, и совсем непохожие даже в самых незначительных мелочах. Молодой банкир — юноша, которому всё время было мало целой планеты, чтобы быть довольным. Человек, лишенный не только нужды, но и совести. А она... Шатен не знал об Эдли ровным счётом ничего, лишь пустые факты, рассказанные ему от третьих лиц. Разве можно думать, что ты хорошо узнал человека, если в курсе того, какие цветы ему нравятся и в какую церковь он ходит по воскресеньям?
Поехали. Мужчина мельком взглянул на свою спутницу, коснувшись её лица задумчивым, даже придирчивым взглядом. Ничего не поменялось в ней с утра, наверное прихорошилась перед уходом, не может же работающий человек выглядеть так свежо на протяжении суток. Итан не хотел бы, но почему-то всё время пытался обидеть её своими мыслями, составляя своё мнение о мисс Олдридж из собственных слабых догадок. Надо признать, ему не всегда удавалось быть достаточно проницательным, и порой он просто-напросто ошибался в выводах, как и любой из нас.
Машина месила снежную кашу своими большими шипованными колёсами, и вокруг стоял громкий хруст первого снега, который ещё никто не успел убрать с заметённых улиц. Ти разглядывал отражение своего лица в стекле, отвернувшись от Эделин, и его совсем не смущало, что их молчание длится так долго, как долго длится путь до пункта назначения. Наконец, устав смотреть на убегающую трассу за окном, он развернулся к девушке в пол-оборота, ожидая, что всё же увидит в ней искру интереса, и его ожидание вдруг подтвердилось. В ответ на вопрос о сути их поездки, мужчина лишь таинственно растянул губы в улыбке. Любишь работать с людьми? Сегодня сменим обстановку и поменяем общество обезьян на кое-что другое. Мужчина положил руку на сидение, возле её руки, но конечно не тронул ни одного пальчика девушки: лишь обозначил территорию, на которой он был главным. Даже если ей это не понравится, пусть она попробует отдёрнуть руку — сделает себе только хуже, ведь в следующий раз придётся удержать её насильно. Приехали. Останови возле ворот. Мерседес послушно вкопался в мелкий подстывший гравий, обрамляющий подъездную дорожку к красивому кованому входу в парк, возвышающемуся высоко над землёй. Небо над верхушками вековых деревьев становилось всё темнее, меняясь с синевы на черноту, и в глубине леса, казалось бы такого дикого и неизведанного, зажигались скромные желтые фонарики — маячки, очерчивающие своим светом сеть прогулочных дорожек, уходящих далеко в чащу национального парка. Знаешь где мы? — Ти очень сосредоточенно посмотрел на лицо прекрасной спутницы — такой беззащитной на вид, что ему бы стало не по себе, окажись он на её месте с незнакомым мужиком в лесу на окраине города. Национальный парк, понятное дело, — Итан предупредил поток сарказма, готового вырваться из уст его спутницы. Он примирительно поднял ладонь: Но идём. Внутри есть одно интересное место.
Оставив позади себя горящие сквозь темноту фары, они вошли под свод ворот и двинулись вверх по главной аллее. Мелкие камушки, прикрытые белой россыпью снежинок, катались под ногами, громко стуча друг о друга. Здесь был важен каждый звук. Каждый шелест спящих деревьев, каждый жутковатый скрежет их ветвей. Их нужно было ощутить, пропитаться ими и представить себе, и тогда страшный лес вдруг становился чудным сказочным краем, пусть сказка эта и была не для детей. Конечно, то и дело на пути попадались фонари, но их приглушенного света едва хватало на то, чтобы осветить кусочек земли под своим же столбом, а дальше этот свет расплывался, превращаясь в густую зияющую черноту. В тёплое время года, да даже зимой по утрам здесь толпами гуляли люди, а сейчас на километры вокруг — ни единой души, лишь блики, похожие на чьи-то глаза, смотрящие на тебя из-за каждого куста. От этого становилось страшно и увлекательно одновременно. Миллер шёл чуть впереди, прокладывая незнакомый Эдли маршрут, но всё время слушал шаги своей спутницы, ведь потерять её среди леса было бы как-то не романтично.
Он поджал губу, пробуя на вкус это слово. Романтика... ну какой из него к черту романтик? Всё равно что из коровы балерина. Итан никогда не умел различать любовь и ненависть, хорошее и плохое. В его представлении вся жизнь была сплошь серой, но кто знает, может Олдридж смотрела на неё иначе. В любом случае, ему сегодня нужно было удивить не себя — её, так что он предпочёл оставить свои мысли при себе. Они шли недолго, но в ночи всё казалось каким-то искажённым и запутанным, словно дороги сливались в большой лабиринт. Остановившись в конце дорожки, на тупике, где кроме деревьев не было видно ничего другого, мужчина обернулся на англичанку: она всё ещё была здесь. Очень храбро с твоей стороны залезть со мной в чащу леса. Считай, что спор ты выиграла. Он с терпеливым выжиданием смотрел в глаза девушки. Тут, где они стояли, было самое время спросить: «Итан, ты что, не в себе? Мы же пришли в тупик. Это всё, что ты хотел мне показать?», но молодой человек был гораздо нетерпеливее девушки и сам, не выдержав молчания, объявил: Два шага на меня. И утвердительно, строго кивнул ей головой. Давай, Эдли.
Весь фокус заключался в том, что при свете дня сетчатое ограждение вольеров, в которых обитали охраняемые людьми лесные животные, было хорошо заметно глазу, поскольку мелкая рабица поблескивала в свете солнечных лучей, а сейчас, скрывшись на фоне снега, почти исчезла из виду, и заметить её можно было только подойдя вплотную. И когда англичанка наконец выполнила просьбу своего спутника, он приоткрыл скрипучую дверцу, что всё это время находилась прямо позади него. Они парой зашли в огороженный вольер, который расползался среди частых деревьев, и их появление привлекло чьё-то внимание, послышались шаги. Множество торопливых, легких шагов, похожих на лошадиную рысь, только более невесомую, но неаккуратную. Из сизо-синего тумана впереди, в паре метров от Эдли вдруг показался силуэт животного, чьи ветвистые рога разрезали собой густой пар, поднимающийся из широко раскрытых ноздрей. На свет, уверенно ступая по твёрдой подстывшей почве, вышел, благородно неся свой венец, большой олень. Он повёл носом в сторону поздних гостей, и учуял их присутствие здесь, внутри своей территории, и потому торопливо застучал копытцами, делая несколько шагов навстречу гостям. Мягкий нос, любопытный и тёплый, коснулся сначала ботинка Эдли, затем её руки. Сейчас остальные подоспеют. Смотри, вон там, — Итан впервые совершенно искренне улыбнулся, глядя на то, как у него на глазах меняется выражение лица англичанки. Пожалуй, её реакция была высшей наградой за его старания. И хотя ему, конечно, это не стоило никаких особенных усилий — всего лишь вызвонить нужного человека и договориться о том, чтобы их пустили туда, куда не пускают простых смертных — но всё же нельзя было не признать, что сюрприз получится стоящим, что не говори.

+4

3

Как прекрасно было в разгар дня лежать в ванне, наполненной горячей водой и воздушной пеной, смотреть в большое окно с другой стороны комнаты. Жаль, из такого положения не видно, как несутся машины там, внизу, как весь город продолжает работать, пока англичанка с наконец проступившей на лице улыбкой отдыхает в самый разгар дня дома. Ей не нужна была музыка, не нужно даже вино в этот момент, ведь само осознание, что с делами на сегодня покончено, грели ее душу настолько сильно, что все плохое настроение разом улетучилось. Она даже преспокойно забыла о том богатом приставучем пареньке, что так изрядно наскучил ей за свое краткое появление, и об их небольшом и глупом споре, который этот человек и затеял. Нет, весь оставшийся день, который еще не собирался заканчиваться, она планировала пробыть дома, наслаждаясь спокойствием и уединением. Иногда сама Эделин удивлялась неожиданной наводняющей ее нелюдимостью: владелица салона красоты не должна ненавидеть всех вокруг. Но, как нам уже известно, настроение Эды менялось слишком резко, и только что сияющая улыбка на ее лице могла превратиться в недовольную мину, стоило кому-то сказать что-то не то. Иногда светловолосую удручало то, как быстро и бесповоротно все это происходит, и раньше злило, что она не всегда может справиться со своим настроением. Но именно такие дни, проведенные в спокойствии и расслабленности, возвращали все на круги своя.
На больших круглых часах стрелка только перевалила за три часа дня. В руках девушки мерно перелистывалась книга, а в квартире стояла такая тишина, что менее уравновешенному человеку стало бы не по себе. И все было так хорошо, что, будь Эдли более проницательна, сразу бы поняла, что долго так продолжаться не может. И, увы, так оно и было. Неожиданно, на одном из самых захватывающих моментов в книге, на борту ванны затрещал телефон. Девушка, ранее собиравшаяся вообще не брать его с собой, с недовольным видом перевела на него взгляд, словно гипнотизируя и заставляя его замолчать. Но он продолжал вибрировать, с неприятным звуком передвигаясь по покрытию ванны, а на экране высвечивался номер администрации салона. Вот же черт, — промелькнуло в светлой головушке девушки, когда она нехотя отложила книгу в сторону.
Олдридж любила свою работу, пусть и всегда пыталась как можно раньше сбежать домой. Даже больше, она была увлечена ей, и ей доставляло столько радости управлять чем-то самостоятельно, что она никогда об этом никому не говорила. Конечно, ведь это огромное удовольствие — вопреки всем ожиданием оказаться не просто очередной невестой для какого-нибудь знатного английского жениха, а послать все манеры к чертям и уехать на другой конец света, чтобы жить для себя и не считаться с чьим-либо мнением. Вот только сейчас голос на другом конце телефона с тревогой оповещал, что нужно возвращаться обратно: больше не полежать в ванной с довольным видом, дела оказываются важнее. Довольная улыбка сменяется на хмурость, и девушка откладывает телефон в сторону, чтобы подняться из столь горячей воды и вновь отправиться на работу. Она недолго думала над одеждой, вновь накинув на себя не особо подходящие к погоде за окном легкие черные ультраузкие джинсы и черное боди с длинным рукавом. Волосы, до этого завязанные в пучок, расплетаются и оказываются в очередном пучке, но на этот раз объемном и слегка растрепанном. Смытый до этого макияж вновь нужно было нанести, но на сей раз Эдли не особо переживала на этот счет: лишь тушь и немного карандаша, немного румян для скул и легкий бальзам для губ. Выдохнув и закурив сигарету на кухне, она вызвала такси, чтобы вскоре в очередной раз вернуться в салон. Верхней одеждой вновь послужила все та же розовая пушистая шуба, в которой мороз на улице был не так заметен, а на голову, по обычаю, она так и не надела шапки — не стоит истинной леди в такой теплый зимний день портить прическу головным убором, как учила ее маман. Такси бизнес класса подъехало довольно быстро, и девушка затушила сигарету в пепельницу, даже не позаботившись о том, чтобы выбросить окурок в мусорку. Сейчас было не до этого.
Как оказалось, администратор забыла сообщить Олдридж о важной встрече с брендом, устраивающим показ мод в ближайшем будущем, и его представитель очень надеялся на партнерство стилистов салона во время этого действа. Посему, в третий раз за день сидя в такси, англичанка подумывала, не уволить ли забывчивую девушку за ее оплошность. Конечно, не уволит, хотя бы на этот раз. Быть может, это все тот мужчина выбил всем своим видом выбил из ее головы столь важную информацию. Черт, этот идиот. Эдли неожиданно для самой себя поняла, что совсем позабыла о ранее случившейся встрече у нее же в салоне. Итан, кажется так его зовут. Позабыла она и о споре, который мужчина ни с того ни с сего решил заключить. Вероятно, внешность молодого человека была действительно хороша, если Олдридж поспешила так быстро о нем забыть. Недовольно закатив глаза, девушка решила и дальше не вспоминать о том наглом высоком парне, который посмел притащиться к ней без приглашения. Черт, и откуда он вообще узнал, где она работает?
Ладно, не будем долго рассказывать о последующих двух часах, которые англичанка провела в своем офисе. Отметим лишь, что разговор с представителем получился долгим, но довольно удачным и продуктивным, посему девушка пусть и устала, но была довольна собой. Попрощавшись с заказчиком, наша юная леди еще провела некоторое время за документами, которые собиралась разобрать завтра, и, заметив, что на улице заметно потемнело, решила, что все-таки пора возвращаться домой. Вставая из-за стола со столь редкой для работы улыбкой на лице, она пошла к вешалке за шубой, как в кабинет вошла все та же блондинка-администратор, как-то стеснительно оставаясь в дверях и посматривая на начальницу с испугом. Мисс Олдридж, напоминаю, что у вас запланирована встреча в 6 часов вне работы. Вот же дьявол.
Эделин остановилась на месте и прямо-таки чувствовала, как улыбка сползает с ее довольного лица. Девушке по ту сторону кабинета даже не пришлось рассказывать, о ком именно идет речь, вместо нее это сделали цветы, что стояли на рабочем столе и которые светловолосая старательно не замечала весь день. Посмотрев на часы, она поняла, что другого выхода уже не остается: стрелки ровно раскинулись сверху и снизу циферблата, выдавая столь ненужное время. Выдохнув и накинув на плечи шубу, не надевая ее полностью, она взяла небольшую черную сумочку и, не попрощавшись с персоналом, что с интересом наблюдал за ее выходом, открыла стеклянную входную дверь.
Взгляд моментально наткнулся на все того же молодого мужчину в отлично сидевшем на нем костюме, прошелся по фигуре и уперся в голубые глаза с наглым улыбчивым прищуром. Он что-то сказал, но Эделин лишь молчаливо смотрела на него, слегка недовольно, хоть настроение у нее не успело упасть еще так низко, как было в их первую встречу за сегодняшний день. В голове вспыхнул момент их спора, а проигрывать она никогда не любила и не умела. И сейчас, лишь еще пару секунд вглядываясь в глаза этого надоедливого человека, девушка терпеливо выдохнула и протянула ему руку, ведь после сильного снегопада было довольно тяжело спускаться по лестнице на ее ботильонах.
Англичанка молчала, чтобы не высказать ему сразу все то, что успела подумать о нем. Молчала для того, чтобы не разозлиться самой. Когда она была маленькой и еще подавала надежды на хорошее воспитание и светские манеры, ее родители учили ее, что зачастую лучше промолчать, чтобы и самой не выходить из себя, и показаться другим чуть добрее. Быть может, поэтому она не стала устраивать представление на глазах у собравшихся за стеклянными дверями работниц салона, а медленно, убрав руку, прошла к затонированному большому мерседесу с мигалкой на крыше, не произнеся ни слова своему спутнику. Дождавшись, пока ей откроют дверь, она села назад, к окну, и продолжила молчать, не обращая больше внимания ни на самого молодого человека, ни на его водителя.
Сложно сказать, как долго они ехали, но Итан наконец показался умным мальчиком и не стал больше болтать о том, какой он классный и перспективный. Эделин же, чтобы перебороть свое же настроение, по привычке смотрела в окно, замечая, что они уезжают за границу города. Этот факт даже заинтересовал ее, поэтому она, еще слегка призадумавшись, решила все-таки прервать молчание, пусть и не хотела этого делать.
— Ну, поведай мне, куда же мы едем, — с ядовитыми нотками в голосе спросила Эдли, одаривая молодого человека пренебрежительным взглядом.
В этот же момент мужчина отвернулся от окна и взглянул на нее, и пока он в очередной раз пытался пораскинуть мозгами, чтобы при придумать славный ответ, Эда с холодным интересом изучала его лицо, совсем не заботясь о том, что он может подумать. Сейчас, в чуть ином расположении духа, она могла быть честной и отметить, что он на самом деле был неимоверно обаятелен и красив, причем не смазливо, а именно мужественно. У него были голубые глаза, наполненные даже завораживающей самоуверенностью, но это лишь отталкивало англичанку, которая видела во всем этом самодовольство и напыщенность. Ей казалось, что на миг она увидела там и что-то злое, но в следующий момент Миллер ответил на ее вопрос, пусть и ответом это нельзя считать.
А разве ты сам не обезьяна, Итан? — удивленно вздернула бровь девушка, но решила не озвучивать свой вопрос, ведь это было и так очевидно. На деле же ответ оказался вполне даже остроумным, и Олдридж, приложив усилия, все-таки заценила его нелюбовь к людям. И улыбнулась, но не от самой шутки, а от того, что едет черт знает куда с человеком, которого совершенно не знает, но при этом совершенно не думает о последствиях. Видимо, тяга к приключениям у нее так и не пропала, пусть и скрывалась в самых дальних уголках сознания. Все еще смотря на мужчину, англичанка почувствовала, что ее личным пространством пренебрегают, и перевела взгляд на сидения, где рука мужчины оказалась совсем близко от ее собственной. Удивительно, как под покровом ледяного безэмоционального лица может так неожиданно вспыхнуть злость и раздражение. Закатив глаза и положив руку к себе на колено, она, поджав губы, отвернулась обратно к окну.
Еще через 10 минут они наконец остановились, и Эдли с интересом взглянула на освещенные ворота национального парка, в котором успела побывать раз или два за все свое проживание в Ванкувере. Конечно, она не была здесь в поздние часы, когда солнце уже не освещает многовековые деревья и всю огромную территорию, что охватывает самые разные участки природы около города. За поездку ее недовольство своим спутником сначала успело упасть, а потом возрасти стократ, посему девушка лишь молча вышла из машины, оглядываясь вокруг и останавливая взгляд на становящимся черным небе, окаймленном далекими верхушками деревьев. Она бы, наверно, так и осталась стоять, смотря вверх и не говоря ни слова, если бы Итан не начал задавать вопрос, который показались девушке настолько тупым и ненужным, что она даже расстроилась. И то, что сам молодой человек дал на него ответ, совсем не спасло ситуацию.
— Вижу, ты очень любишь говорить, — со скукой отметила англичанка, складывая руки крестом на груди.
Окинув Итана недовольным взглядом, Олдридж медленно последовала за ним, не собираясь больше пререкаться. Сколько бы она не строила недовольное лицо, и сколько бы не был скучен ей уже сейчас ее неожиданный спутник, ей было действительно интересно, к чему же все это приведет. Как было интересно каждый раз перед каким-нибудь ужасным приключением, о котором потом так забавно вспоминать. Тем более, нужно было отдать парню должное, что он догадался не тащить ее в какой-нибудь ресторан или клуб, а отправился загород, в места, где англичанка куда больше любила бывать. И пока они шли по главной аллее, настолько пустой и тихой в это время дня, когда ни одна дуга не проходит мимо, и слышен любой треск снега под ногами, в какой-то момент Эделин, пусть даже не особо этого замечая, подошла ближе к мужчине, почти поравнявшись с ним. Миллер наконец молчал, и это не могло не радовать — видимо, ему пришлось не по вкусу ее замечание, но так было только лучше. Она же, оглядываясь по сторонам, пусть за пределами небольших фонарей и не было видно ничего, порой даже с тихим интересом посматривала на самого мужчину, сейчас настолько спокойного и не кривляющегося, что временами он казался даже не самым плохим идиотом.
В темноте, когда они сошли с основной дороги и отошли от фонарей, все вокруг приняло какие-то сказочные формы. Казалось, что за одним из деревьев кто-то стоит, а где-то рядом слышится хруст снега. Эда, улыбнувшись, с нескрываемым любопытством на лице всматривалась вглубь кустов и деревьев, стараясь рассмотреть, на самом ли деле там кто-то есть или просто кажется. Она, как полностью отбитая леди, не чувствовала страха от всех этих ночных метаморфоз, скорее наоборот — была готова ринуться в погоню за каким-нибудь кустом, что кажется призраком. И пока она смотрела по сторонам, молодой человек остановился, и она едва ли не врезалась в него, затормозив в последний момент и с непониманием смотря на него. О, очередной поток шуток.
— Бояться следовало бы тебе, — холодно ответила девушка, всматриваясь в лицо Итана. — тут, знаешь ли, твой водитель не успеет добежать.
Конечно, было забавно слышать такие фразы от Эдли, которая без каблуков ему едва доставала до плеча, но ведь не могла она не выдать что-нибудь ядовитое на его слова. Это была бы не Эделин. Посему она, для показушности вздернув бровь, смотрела на молодого человека в ожидании продолжения путешествия, ведь сейчас казалось, что они зашли в тупик. На его лице заиграла хитрая улыбка, на самом деле дико идущая ему, но от этого раздражающая девушку еще больше. Она уперла руки в свою объемную шубу, дожидаясь, когда Итан что-то ответит, но долго ждать ей не пришлось. От странной фразы у нее чуть шире распахнулись глаза, а на лице выразилось недоумение, но все же, с недоверием посмотрев на мужчину, англичанка подошла к нему, так и не понимая, что происходит. Удивительно, какая все-таки способность у людей: делать то, что им говорят. Однако на сей раз она не ошиблась, послушавшись строгого голоса молодого человека, и уже через секунду рядом что-то скрипнуло рядом с ними, и они вошли в слегка освещенный вольер, решеток которого никак нельзя было увидеть с другой стороны.
Эдли, все еще с непониманием смотря сверху вниз на молодого человека, остановилась на месте, заслышав тихие шаги по заснеженной земле. Повернувшись чуть в сторону, в то место, откуда слышались шаги, она, присмотревшись, увидела красивого пятнистого оленя, с интересом вышагивающего в их сторону. Его голова с огромной статной короной рогов была поднята так гордо, что девушка замерла, следя, как это чудесное создание подходит все ближе, замедляясь и всматриваясь в них самих. Ох, надо было видеть лицо Олдридж в тот момент, когда он подошел вплотную. Смесь ошеломления, удивления и неподдельного детского счастья, от которого воцарилась неимоверно довольная улыбка. Олень наклонил голову и дотронулся до руки девушки, отчего она даже вздрогнула, едва ли не засмеявшись.
— Неееееет, — даже приоткрыв рот одновременно от удивления и умиления протянула Олдридж, во все глаза смотря на стоящего рядом с ней оленя. — ты посмотри, какой он красивый!
Она перевела взгляд на Итана, все еще не до конца понимая, на самом ли деле к ней только что подошел благородный олень, но молодой человек лишь спокойно улыбнулся, отвечая ей и показывая взглядом вдаль, где медленно вышагивало еще несколько оленей, большинство из которых были самочками. Светловолосая, словно уже вросшая на том месте, где остановилась сначала, так и не могла понять, на кого ей смотреть: на вожака, что стоял рядом с ней и с интересом вглядывался в лицо, или на его стадо, которое, чуть помедлив, тоже решило подойти. Поборов первый шок, она аккуратно протянула руку и дотронулась до мягкого носа оленя, по конной привычке осторожно, чтобы не сделать больно. Животное же, чуть содрогнувшись, потянулось ближе, отчего девушка еще больше улыбнулась и от неожиданности даже сделала шаг назад, врезаясь в стоявшего рядом молодого человека и ненароком хватая его за руку.
Почувствовав свою ладонь в чужой, Олдридж наконец отвлеклась от подходящих животных и вздрогнула, переводя взгляд на Итана. Она, как человек, до ужаса не любящий прикосновения чужих людей к себе, в эту секунду почувствовала себя маленьким ребенком, ведь рука молодого человека показалась настолько больше и сильнее, чем ее, что мурашки холодом прошлись по коже. Девушка, конечно, на секунду запнулась, все еще сжимая руку молодого человека, но увидев на его лице хитрую, едва ли не ядовитую ухмылку, резко убрала руку и отошла обратно к оленям, которые подошли уже совсем близко.
— А их можно покормить?! — с неимоверным воодушевлением спросила Эда, поворачиваясь к вс подходящим  оленям и больше не отрывая от них взгляда.
Услышав утвердительный ответ, она благодарно улыбнулась и дождалась, пока Миллер достанет из висящей на заборе кормушке приготовленные заранее лакомства и передаст ей. Тут, надо отметить, она даже забыла об его ужасно бесящий улыбке и с радостью принялась выдавать корм животным, переставая робеть и даже гладя некоторых из них. Надо отдать молодому человеку должное, он действительно смог не только удивить нашу чопорную и ужасно придирчивую англичанку, но устроил ей одно из самых милых и неожиданных приключений из всех, что она помнила, посему слегка погодя, когда угощения уже закончились, а олени в наглую обступили ее, Эдли, даже по-настоящему посмеявшись, решила в свойственной ей манере поблагодарить подлеца.
— Ладно, ты выиграл, — повернувшись к молодому человеку, но так и не отходя от оленей сказала она, пусть и не так весело. — ты, конечно, дикий зануда, но эти ребята исправили положение.
Большего не жди, —ехидно улыбнулась в конце она, решив для себя, что все-таки продолжит называть парня Красавчиком, ведь он это заслужил.

+1

4

Часто бывает, что ты продумываешь какой-нибудь план так досконально, вдаваясь во все подробности, что в погоне за идеальным результатом теряешь саму суть, и в конце концов исход оказывается ни к чёрту. А ведь ты вложил в его воплощение все свои силы, прибегнув ко всем доступным способам показать миру, что тебя ещё рано списывать со счетов. Но некоторые идеи всплывают в нашей голове совершенно спонтанно, и порой совсем не нужно придумывать ничего особенного, чтобы прийти к положительному результату. Вглядываясь в темноту, которая очень скоро выпустила из своих лап на свет фонаря тень большого оленя, Итан думал именно об этом: сегодня он, похоже, прыгнул выше своей головы, впервые воспользовавшись не возможностью купить любую безделушку на свете и вручить её с торжественным победоносным видом, а всего лишь своим воображением. Конечно, он не показал ни грамма удивления, ведь его кредом оставалось то, что он при любой поставленной задаче должен добиться своей цели, не важно сколькими попытками и путями. Мужчина почти сразу перевёл взгляд с животного на Эдли, ведь эта реакция и была его конечной целью, и ни прекрасный свежий воздух национального парка, ни тёплые прикосновения любопытных мягких носов не были так важны, как её совершенно трогательное, потерявшее на доли мгновений всяческую злобу и язвительность, выражение лица.
Ти промолчал, позволив блондинке насладиться моментом. Возможно, так было нужно ей самой, чтобы пропитаться настроением авантюризма, в котором теряли всяческую важность их препирания и споры, а возможно — он и сам паразитировал на чужих положительных эмоциях, набираясь от них сил на следующий рывок. Вероятно, что если бы сегодняшняя поздняя прогулка Эду так и не впечатлила, он махнул бы на неё рукой. В конце концов, неужели и правда этому зазнайке так необходимо всякий раз было брать то, что очень захотелось? Наверно, он отпустил бы эту взбалмошную принцессу, торжественно сбросив с себя бремя мыслей о том, как усмирить её характер. Но судьба была не то что бы на стороне его душевного спокойствия. В тот момент, когда ресницы англичанки дрогнули, впустив внутрь её души то вдохновение, которым не пропитался бы здесь лишь очень чёрствый человек вроде Миллера, мужчина и сам улыбнулся. Однако не потому, что посчитал её милое блеянье чем-то очень нежным и трогательным, скорее Итан просто вдруг понял как близко только что подобрался к ленте победителя, которая до этих пор могла бы ему разве что присниться в сладком сне.
Он был морально подготовлен к любому повороту, его выражение лица не поменялось даже в тот момент, когда вздронувшая спутница вдруг врезалась в него, сделав шаг назад. Таков уж он был: реплики о нежности и романтике вообще мало относились к той истине, которая наполняла его эгоистичную душу, но, чёрт, надо отдать ему должное — Миллер был самым сногшибательным кретином, каких ей приходилось встречать. Тепло чужой ладони оказалось каким-то живительным и мягким, настолько, что, желая впитать его как можно больше, удержать возле себя, Ти впился пальцами в кожу светловолосой девушки и держал крепко, жадно, по-хозяйски долго до тех пор, пока на её коже не проступили белые пятна. Он приподнял одну бровь, когда пересёкся с Эделин взглядом. Тот говорил: "поспоришь со мной ещё раз?"
Эдли была очень ласкова с подступившими к её ногам животными, и в какой-то момент Итан даже ощутил своё несовершенство на фоне этих добрых зверей. Ему-то точно никогда не испытать и малой доли подобной нежности и открытости. Но он отмахнулся от сопливых переживаний, сейчас они были не просто не к месту, а даже чересчур наигранны. Неправдоподобны до омерзения. Шатен окинул хозяйским взглядом фигурку в розовой шубке, стоящую на своих ботильонах в невесть знает какой грязи, что перемешалась со снегом и превратилась в коричневую кашу. Олени робкими шажками подбирались всё ближе и в конце концов сгребли Эдли, окружив со всех сторон. Говорят, животные хорошо чувствуют людей... Нам всё время хочется недооценить их, казалось бы, таких скромных созданий, но вполне вероятно, что вместо возможности говорить и решать сложные математические примеры, природа одарила их таким чутьём, которое нам, венцам её творения, и не снилось. И можно ли было не поверить в это, глядя на то, как с опаской и напряжением обходят голодные, ищущие любого угощения олени, высокого мужчину, словно хищника, что водит их за нос, прикинувшись овцой?
Можешь делать всё, что тебе угодно, — победоносно приподняв подбородок, шатен кивнул. Ведь пока она здесь, вместе с ним, нет ничего, что ей запрещено и недоступно. Неужели Эдли ещё не поняла, что если очень понадобится, этот настойчивый женишок даже планету вывернет наизнанку? Он отошёл со своего места, чтобы протянуть руку к кормушке, и достал оттуда пакет с квадратными гранулами корма. Среди них завалялись початки сладко пахнущей кукурузы и даже сухари; аромат стоял такой, что даже у Итана свело живот. Он отдал все угощения без остатка в руки девушки, а сам остановился за её спиной, продолжая сверлить взглядом, каким ревнивый автовладелец бдит за друзьями, что сели порулить на водительское кресло драгоценного спорткара. В какой-то степени Эдли и была тем самым спорткаром — всего лишь прихотью, без которой можно было бы вполне обойтись. Но так уж была устроена вся жизнь Миллера: мужчина рано или поздно уставал от того, что ему всё достаётся с легкостью, и тогда придумывал себе цель, достичь которой стоило больших трудов. Возможно, это был его путь самосовершенствования, но со стороны походило на изощрённый мазохизм. В любом случае, сейчас Ти был на седьмом небе блаженства от чествования своей лихо заработанной победы, тем более, что Олдридж сама отметила это в свойственной ей манере. Банкир игриво поморщил нос, обнажив в своей улыбке белые зубы, свой волчий оскал. Я лучше, чем все они вместе взятые, — он сказал это так просто, без лишней фальши и самоуверенности, скорее просто в шутку, что его смешок вышел каким-то очень лёгким и настоящим. Словно как у нормальных людей. Ты просто не дала мне шанса.
Вечер скатывался в тот поздний час, когда ход времени замедлялся. Ночью всегда было именно так: часы словно останавливались, и чернота окутывала мир, поглощая его в себя. Почему солнечному свету было уготовано не так много времени для властвования? Не потому ли, что зло, которое олицетворяет мрак, всё равно гораздо живучее и сильнее добра? Мужчина, стоящий в тени, далеко от света фонаря, посмотрел на свои часы. Мы поедем ещё кое-куда. Ещё не всё. По правде говоря, ему просто хотелось продолжать своё завоевание Эдли. Если бы он мог ускорить этот процесс, то прожил бы последующие дни все разом. Ему почему-то казалось, что чем больше он вложит сил в неё сейчас, тем большей наградой её благосклонность свалится однажды ему на голову. Однако не боялся ли Итан ошибиться и надоесть капризной барышне? Очевидно, нет.
Дав Эделин возможность докормить остатки угощений и распрощаться с оленями, погладив каждого кто дался в руки, он приобнял её сзади, подтолкнув к выходу рукой в спину. Обратный путь был каким-то другим, хотя шли они по своим же следам. Ощущение того, что лес этот и правда живой, со своей душой и своим дурацким, извращённым чувством юмора, не покидало мужчину до самого конца. Те же самые тропинки и деревья казались другими, словно претерпевшими значительные изменения, и он тихонько следил взглядом во все стороны, пока впереди за частоколом голых деревьев не заметил свет фар. Он пробивался в чащу, рассеиваясь вместе с падающими снежинками, и слепил глаза, но всё же они шли, не щурясь, прямо на этот сигнальный огонь, и казалось что темнота следует им по пятам, сгущаясь за спиной.
Ну так что, — когда они оба сели обратно в тёплую машину, где их ждал водитель, Ти немного наклонился к девушке, смотря на неё исподлобья с заметным интересом, — я реабилитировался? Банкир щёлкнул кнопкой, выключающей тараторящее наперебой его словам радио, и сжал челюсти так сильно, что на его лбу проступили вены. Его очаровательная улыбка стёрлась с лица так быстро, что почудилось, будто её никогда и не было. Сколько можно. Говорил же, дома будешь эту муть слушать. Миллер быстро проморгался, переводя такой же строгий и не терпящий споров взгляд, каким обычо обращался к обслуживающему персоналу, на блондинку, и вдруг через силу стёр этот страшный оскал, который заставлял даже его скулы очертиться резкими неприветливыми линиями: соблазнительными, но настолько же угрюмыми. В ресторан на 1-й авеню. Привыкший распоряжаться своим временем и планами самостоятельно, Итан как обычно не спрашивал чужих пожеланий. Хочет ли его водитель домой, к жене и дочке, которые уже вторые сутки не видят своего отца, потому что шеф таскает его по неотложным делам? А может даже Эдли (наверняка это так) сейчас же отсеит эту идею. Шатен посмотрел на её лицо с вопросительным взглядом, недоверчиво приподняв брови: Что, опять не так? Выслушав её претензию, как всегда граничащую с красиво прикрытым хамством, он удивлённо вскинул руки вверх и откинулся на своё сидение: Пусть будет по твоему. Поехали.

Отредактировано Ethan Miller (2018-02-13 03:55:42)

+2


Вы здесь » Royal Red » Национальный парк » Дорожки


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC