ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
В июле
в Ванкувере нередко
идут дожди и гремят
грозы. Влажность повышается,
но так же резко наступает и
нестерпимая жара. Ночью
на улицах полно народу, и
все наслаждаются наступившей
прохладой. Температура днём
не опускается ниже 26°С,
а вода прогревается уже в первых
числах месяца, и теперь
вы можете запросто купать лошадей.
Приятного отдыха!
АКТИВИСТ
Шэрон
АКТИВИСТ
Valerie Finn
АКТИВИСТ
Kim Tae Shin
АКТИВИСТ
Hwang Min May
АКТИВИСТ
Dodge Viper
ЛУЧШИЙ КОНЬ
dr.cockroach
Безупречные рабочие качества и пытливый ум - так можно описать одного из самых видных коней Кавалькады. Многогранная личность, которая не боится выглядеть забавной - есть ли что ценнее искренних эмоций и присущей Таракану непосредственности?
АКТИВИСТ
Тридцать III
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Li Hyun Jun и Felicia Holt
Вкратце отношения этой парочки между собой можно охарактеризовать как лёд и пламень, ведь обе стороны обладают несладким характером. Но, как говорится, от ненависти до любви один шаг, и за чередой шуток "на грани", подстав и ругани, начинают проявляться чувства, которые так не хочется признавать.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Ethan Miller и Hyuna Ten
Обстоятельства сталкивают в весьма комичной ситуации двух кардинально разных людей: заместителя директора мисс Тен, моральный облик которой не шибко соответствует занимаемой должности, и нового директора Итана Миллера. Обе стороны приглядываются друг к другу, прощупывая почву для осуществления своих личных интересов. Сможет ли их тандем принести академии пользу или уход прежнего директора необратимо разладил механизм?
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Tokko Jae Hong
Теперь, когда он попрощался с Хеной, можно было чуть отпустить маску уверенности, хоть на пару секунд. Страдальческо-болезненное выражение проступило на худом и изможденном лице. Только бы выжить, - мелькнула мысль в его голове. Желание жить захлестнуло все. И ночное звездное небо над Ванкувером показалось ему невообразимо прекрасным в этот момент, он невольно приподнял голову в восхищении. Но дверь внезапно зашевелилась, и лицо Хона вновь приобрело обычное непроницаемое выражение...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » В тени небоскребов » Улица Cloverfield


Улица Cloverfield

Сообщений 1 страница 13 из 13

1

http://sh.uploads.ru/Im6tQ.jpg
Улица Кловерфилд расположена неподалёку от центрального квартала, имеет протяженность 5.4 км, девять регулируемых светофорами перекрёстков и множество зданий, прилегающих к ней. Здесь вы найдёте кинотеатр, магазины, салон красоты, а чуть дальше — офисные здания и очень известную в городе кондитерскую.

0

2


Валери крутилась около своего шкафа, выбирая что бы надеть на это... Свидание? Ах, как странно думать о каких-то романтических отношениях с этим мужчиной. Точно ли она уверена в том, что ей это надо? Даже не знает как себя вести, а вдруг она будет выглядеть глупо? Вспоминая все их встречи, особенно ту самую, когда она угрожала Джею шокером, становилось ужасно неловко. Какие глупые выходки я себе позволяла. - думала блондинка и трогала пальцами своё краснеющее лицо. Какой у него был приятный голос по телефону. В принципе, он всегда приятный. Сразу вспоминалась та безумная ночь, за которую девушке теперь безумно стыдно. Господи, что я вытворяла тогда, а, Марс? - спросила Ри у проходящего мимо неё кота. Тот несколько раз моргнул своими большими глазами без ресниц и протяжно мяукнув, продолжил идти по своему кошачьему маршруту, понятному и известному лишь ему самому.
В результате долгих раздумий, Валери выбрала бардовое платье длиной чуть выше колена. Не будет ли такой цвет и длина чересчур вызывающими? Вертясь перед зеркалом, она распрямляла пальцами подол. Зато есть рукава и нет декольте. Да и когда ещё мне представится случай его надеть, как не на культурный поход в кино? Ри плотно завязала пояс, формируя сбоку аккуратный бантик; улыбаясь сама себе, разложила по плечам свои белые волосы, которые так очаровательной контрастировали с цветом платья. Наверное, этот самый Джексон значительно повлиял на её самооценку, восприятие себя как привлекательной молодой девушки, а не только грамотного специалиста и работягу, которая справлялась с огромным объёмом работы в сжатые сроки. Конечно, на неё обращали внимание мужчины, но натолкнувшись на стену отчуждения, быстро исчезали их её жизни. А Джей он совершенно не такой. Более настойчивый что ли, терпеливый. Или им движет спортивный интерес?
Под платье она одела черные колготки, нашла в комоде чёрные ботильоны из гладкой матовой кожи. Закрутив немного волосы, чтобы её непослушная копна волосы превратилась в аккуратные локоны, Ри села на стул, терпеливо ожидая этих самых семи часов, ведь собиралась она всегда немного раньше, чтобы оставлять в запасе время на непредвиденные обстоятельства. Так, надо ещё клатч или сумочку...
Спустя некоторое время, отведённое на поиски подходящего аксессуара, Валери снова вернулась на стул, уставившись на время, высвечивающееся на экране телефона. Ещё больше чем полчаса…. Аааа, Марсель! Не зацепи колготки! – вскрикнула девушка, подхватывая кота на руки, едва он запрыгнул ей на ноги. Молодец, хоть не зацепил. Блондинка аккуратно усадила питомца на соседний пустующий высокий табурет. Скажи мне, Марс – стоит мне куда-то ходить с Эвансом? А вдруг он обидит меня? Валери со вздохом тронула пальцем язык зевающего кота и улыбнулась его недовольной морде. А нечего зевать, когда я тебе такие важные вопросы задаю.
Телефон звякнул входящей смской. И девушка перевела своё внимание на него. Это было сообщение от Джея, он подъехал немного позже семи. К слову, Валери уже подумала, что он забыл про их утреннюю договорённость и тысячу раз успела почувствовать себя дурочкой в своё наряде и ожидании.  «Выходи, я у дома.» - прочитала Ри вслух и легко соскользнула с табуретки, быстро настрочив Джею ответ.
Взяв со стола клатч, она запихнула в него телефон, ключи и немного денег. Обулась и накинула сверху своё бежевое пальто, не став его застёгивать – только до машины ведь дойти. Теперь, когда она смотрела на себя в зеркало перед тем, как выйти из дома, её одолевали привычные эмоции – смущение, неловкость, даже страх перед… неизвестным, наверное. И почему его интересую именно я?
Приосанившись, блондинка вышла из квартиры, закрыла её на ключ и, не став дожидаться лифт, так как на первом этаже кто-то громко запихивал в его закрывающиеся хлопающие двери коляску, аккуратно спустилась вниз по лестнице, вышла из дома.
Тёмная большая машина Джея действительно стояла у подъезда, какая-то слишком огромная и внушительная для её скромного узкого двора. Валери, постукивая каблучками по влажному после дождя асфальту, подошла к автомобилю и открыла правую переднюю дверь. Привет – улыбаясь, сказала она, аккуратно садясь в салон и поправляя подол платья, чтобы он не смялся. Скромно сложив руки с клатчем на коленях, она опять задумалась о целесообразности своего здесь нахождения. Зачем обманывать его надежды и ожидания, которым она вряд ли соответствует?

+2

3

Целый божий день Джексон проспал, словно впавший в зимнюю спячку медведь. Вот так, уютно обложившись подушками и собакой, он измял каждый миллиметр своей кровати, переворачиваясь то на один бок, то на другой, то скидывая ноги на пол, то пряча их под тяжёлое одеяло. Как редко ему выпадал шанс спокойно отоспаться, на денёк забыть про работу и посвятить себя другим, не менее важным домашним делам. Однако даже получив такую возможность, Эванс бездарно её профукал, сделав из полезного за день только пару чашек кофе в перерывах между сном. К вечеру, когда он снова немного задремал, его привёл в чувство тихо и монотонно поскуливающий в гостиной Шварц. Увидев, как Джей оторвал голову от подушки, недовольно щурясь, тот громко забарабанил тяжёлым хвостом по кожаным подушкам своего лежбища. Безумие, сколько же я дрыхнул? Мужчина через силу вытащил себя из постели, на скорую руку оделся в тёплые спортивные штаны, старую куртку, и выскочил на улицу, даже не сверившись с прогнозом погоды. На часах было почти пять часов вечера. Дождь лил как из ведра, и лежащие вдоль всей аллеи листья были уже совсем не жёлтые и не красные, а скорее коричневые и очень скользкие, они укрывали плотным ковром потрескавшийся прошлогодний асфальт. Джей спустил торопящегося вперёд кобеля с поводка, когда они вдвоём завернули за угол дома и окунулись в серо-синюю темень, медленно накрывающую город. Вдали от бегущих вдоль тротуаров людей было тихо и уединённо, а Эванс почти сразу потерял из вида громадного палевого пса. Как хорошо, что тот видел хозяина абсолютно везде, словно это он выгуливал своего человека, а не наоборот. Вдвоём они бродили из одной части сквера в другую, обходя стороной шумные компании собачников, смотрящих на них косо и с тревогой, а когда вымокли насквозь, завернули назад по указке нагулявшегося Шварцбальда. Блондин застегнул карабин поводка, подёргивая его и убеждаясь, что он держится крепко. Мужчина с лёгкой улыбкой заглянул псу в большие блестящие глаза: Сегодня придётся оставить тебя на пару часов. Он выдохнул горячий густой пар, пуская его в небо, а вместе с ним и мысли, которые давно просились наружу, — Я даже удивлён, честно говоря, что она согласилась. Они шли медленнее, чем прежде, и каждый думал о своём, но делал вид, что слышал и понимал другого. Это что-то меняет? Или я по-прежнему должен делать вид, что мы охрененные друзья? Сама фактура этого слова "друг" по отношению к себе вызывала у Эванса непроизвольное отторжение. Он слышал словно по-настоящему эти слова: "Да, давай начнем с начала и будем дружить". Правда, столько времени прошло с тех пор, даже Валери поменялась, не говоря уже о нём самом. Не могло ли это значить, что что-то теперь будет иначе? Каким нелепо мягким Джей становился в её присутствии, и как расслаблялся, чувствуя, что больше не рискует получить током в грудь за любое неверное движение. Наверное, теперь единственным его риском было оступиться и спугнуть Ри или просто показаться излишне настойчивым, но уж это они проходили не раз — Финн должна была давно смириться, что не оттолкнёт его так просто.
К шести он был почти собран. Помыт, прилично одет, расчёсан. Словно приготовленный к выставке кобель. Уютный мягкий свитер тёмно-тёмно серого цвета Джей то заправлял одним краем в джинсы, небрежно пуская второй по телу, то выпускал целиком, крутясь перед длинным зеркалом в коридоре, подвешенным у потолка, чтобы высокому блондину не приходилось нагибаться дабы увидеть своё отражение. Джей выехал из дома чуть позже положенного, и в своих мыслях считая ворон, даже не заметил, что не успевает к назначенному им самим времени. Он прошмыгнул в знакомый ему двор, и в нём почувствовал уютное уединение — люди давно отдыхали в своих апартаментах, не высовывая носу на улицу. Мотор доджа тихо рычал и клокотал, затаившись в темноте, лишь два ярко-белых глаза-фары смотрели из черноты навстречу подъездной двери, и Эванс, схватив телефон, оповестил девушку, что приехал. Странно, опоздал всего не на много, хотя ехал едва-едва, размеренно пропуская вперёд всех, кто был немного проворнее. Джекс откинулся на своём большом сидении, заложив руки за голову, и прикрыл глаза. Не умею я дома сидеть. Скучно. Или я скучаю по Валери? Он очнулся как раз когда тяжелая дверь приоткрылась и оттуда, быстро перебирая ногами, выскочила его спутница. Облачённая в светлое пальто, полы которого развевались назад, встречаясь с порывами ветра, она летела над блестящим асфальтом, как облако, и была как всегда удивительно красива. Спортсмен улыбнулся прежде, чем девушка открыла пассажирскую дверь. Не поймите меня неправильно, но я тут жду кое-кого. Блондинка, невысокая, обычно ходит в строгих костюмчиках, может знаете такую? — он нежно улыбнулся, склонив голову вбок. Его дурацкая шутка не была злой и даже примерно похожей на издёвку, ведь говорил Джей исключительно мягко, любуясь тем, как красиво смотрится на Валери бордовый цвет. Ты потрясающе выглядишь, — он хлопнул себя по коленке, отворачиваясь к рулю, словно запрещал себе и дальше разглядывать её, как музейный экспонат.
Машина мягко тронулась с места, выезжая со двора. Джей некоторое время молчал, сосредоточившись на дороге, а потом, разглядев в боковое зеркало, что позади и сбоку от него уже никого не осталось, наконец позволил себе расслабленно отвлечься на Ри, отключив поворотник. Студенты наши тебя не замучили? — он знал, как бывает изнурительно спорить и договариваться с непоседливыми юношами и девушками, у которых в их возрасте на уме лишь развлечения, а у некоторых ещё и богатые родители за спиной. С такими не скажешь лишнего, но всё-таки тренеров они боялись куда больше, чем преподавателей. Да и с кем им проще поприпираться — с дядькой размером с дом или хрупкой девушкой в юбке?
Эванс, будто GPS-навигатор, вёл их из жилых районов прямо в центр города по одному ему известным маршрутам. Наверное, большинство людей поехали бы в обход светофоров, по трассе, и только ему нравился этот урбанистический пейзаж, который он успевал рассмотреть, стоя перед пешеходным переходом. Я только совсем не разбираюсь в кино, люблю всякую парашу смотреть. Так что фильм выберешь ты, — блондин обнажил зубы в лучезарной улыбке, какая почти всегда была на его лице, и откинул пряди упавших вперёд волос. Он уверенно протянул руку в сторону спутницы и, касаясь запястья девушки, легонько потряс его, глядя на её лицо. Ты чего такая напряжённая? Просто выгуливаемся, отдыхаем от работы, не переживай.

Отредактировано Jackson Evans (2017-11-01 01:54:35)

+2

4

Рев мотора — любимый звук, который так радостно грел сейчас мои уши. Сегодняшний день обещал быть относительно спокойным для меня: предстояло появиться в пабе, решить вопросы с поставками алкогольных напитков, потом небольшой концерт, как и всегда в одну из пятниц месяца, а затем домой. Даже моя агрессивность в последнее время чуть убавилась, и мой лечащий врач стал говорить мне, что я успокоился. Ключ зажигания, поворот — приятный согревающий гул, легкое дрожание прогревающегося мотора, это был такой кайф, который никогда не перестает приводить меня в чувство эйфории и безмятежности. Конечно, мое увлечение мотоциклами родственники не одобряли, да и какая нахер разница, я для них теперь совершенно чужой человек, разве что старший брат иногда проявляет хоть какую-то заботу, периодически одаривая меня короткими звонками или быстрыми встречами «на ходу». Теперь я одинок со своим «гробом на колесах» и волен делать что угодно и когда угодно, ведь беспокоиться обо мне уже никто не будет. Однако при таком стиле мышления я всегда следовал простейшей технике безопасности и потому всегда носил черный комбез и шлем при езде на своем «звере». Накинув рюкзак и одев шлем, я, наконец, оседлал свою Хонду и с небольшой прокрутки ручки, для проверки её «характера» убрал подножку и рванул вперед. Выехав раньше своего обычного времени, я предпочитал немного прокатиться по городу, разогреть движок своей красотки и потом погрузится в работу, потому у меня было целых два часа свободного времени, чтобы проехать по городу и его окрестностям — непозволительная роскошь терять такие драгоценные минуты, и я не стал играть со временем. Конечно, я больше любил кататься по городу ночью: меньше машин, почти нет людей, и копы не достают, но именно сегодня я решил немного поменять свою привычку и посмотреть на жизнь города днем. Так мне советовал сделать мой психотерапевт, желая вернуть меня в русло социума и снизить агрессию. Улицы летели мимо меня, поток людей сейчас был огромен, и мне даже приходилось тормозить на светофорах, пропуская очередной косяк офисного планктона на светофоре. Какие же они были вычурные, смешные, вид у них был просто умопомрачительный, они все строили из себя больших шишек, прячась за бирками на своих костюмах или за крутыми аксессуарами известных брендов, на деле же со стороны они были больше похожи на клоунов и меня всегда это забавляло. За следующим поворотом для меня открывалась практически центральная улица, я добрался до сердца города и вот передо мной открывался вид на Кловерфилд. Ночью она мне нравилась больше, здания красиво освещались, было пустынно и тихо, а сейчас она походила на муравейник и архитектура дневного города мне нравилась куда меньше, чем ночного. На следующем светофоре рядом со мной остановился черный Додж. Красивая и эффектная машина, я всегда больше любовался техникой, нежели водителем, но тут в силу того что машина высокая, взгляд упал и на водилу. Блондин, качок и явно не один, голова его была повернута больше в сторону переднего пассажирского сиденья, а значит, он явно с кем-то общался, с кем я не особо разглядел, да и не желал смотреть. Сейчас меня интересовала дорога, ведь сигнал светофора замигал, а значит, скоро можно будет двигаться вперед, и я навсегда распрощаюсь с этим «соседом» по дороге, оставив его далеко позади со своим крутым авто. Этим мне и нравился мотоцикл — твое лицо за плотным стеклом, спасающим от ярких фар, никто не видел, а ты мог разглядеть всех и вся, а потом и уехать на большой скорости, обгоняя потоки машин и оставляя позади себя всех владельцев четырех колесного транспорта. — Ну, давай уже, зеленый. Ну… — Мне так не терпелось двинуться вперед, что я даже чуть не газанул раньше времени. Пожалуй, я определил для себя еще одну деталь, которая в ночном городе мне нравится больше, чем в дневном — светофоры работают в режиме «мигающий желтый», а значит, что осознанно останавливаться на каждом перекрестке и мечтать о «зеленом коридоре» не надо. Наконец, загорелся зеленый и я с легкой душой прокрутил слегка правую ручку на руле, а левой ногой прожал на педали газ и отправился вперед, проезжая чуть вперед от рядом стоящего Доджа, жаль только приходилось соблюдать скоростной режим.

+1

5

Слова встретили её в тот момент, когда девушка открывала дверь большой машины. Не поймите меня неправильно, но я тут жду кое-кого. Блондинка, невысокая, обычно ходит в строгих костюмчиках, может знаете такую? Ох уж этот пикап-мастер. Валери широко улыбнулась, придерживая рукой белые локоны, норовившие спрятать за собой её лицо, когда она усаживалась на переднее сидение. Знаааю – потянула она голосом довольного кота. Ты потрясающе выглядишь. Спасибо. – ответила Ри, как-то приняв этот комплимент как само собой разумевшееся, а потом, спохватившись, добавила: Ты тоже.
Додж ловко скользил по узким улицам, так уверенно и точно расходясь в тесных, заставленных припаркованными автомобилями дворах, со встречными машинами. Должно быть, Джексон – опытный и аккуратный водитель. Валери отвлечённо разглядывала местные прекрасно знакомые ей виды, проплывающие за окном. С этой новой точки зрения они казались необычными, не такими, какие он наблюдала ежедневно, проходя мимо на автобусную остановку, для того, чтобы уехать на работу.
Низкий приятный голос Джея отвлёк её от созерцания пейзажей: Студенты наши тебя не замучили? Ри, обернувшись на него, скромно улыбнулась. Всё отлично, пока без конфликтов. Девушка вздохнула, пожимая плечами: Но они будут на сессии, это так всегда. Увы – многие молодые люди, особенно профессий спортивной направленности, конечно, считали теоретические предметы эдаким побочным явлением своей учёбы. Мисс Финн предчувствовала, что в конце семестра к ней, конечно, будут приходить страждущие студенты, никуда не ходившие, но желающие непременно получить зачёт или экзамен исключительно за красивые глаза или успехи в спорте, никак не относящиеся к тому предмету, который ей поручили вести.
Я только совсем не разбираюсь в кино, люблю всякую парашу смотреть. Так что фильм выберешь ты. Хорошо – согласилась Валери, узнала название кинотеатра, в который они собирались, и стала искать в интернете какие фильмы сегодня предлагаются к просмотру.
Джей вдруг взял её за запястье, блондинка оторвалась от телефона, поднимая недоумённый взгляд на Эванса. Ты чего такая напряжённая? Просто выгуливаемся, отдыхаем от работы, не переживай. Да нет, что ты. Всё в порядке. – пожала плечами блондинка, несколько настороженно выдёргивая руку. Этот его жест напротив как-то засмущал её, Валери уткнулась обратно в расписание сеансов. И что это было? Рука невольно хранила на себе тёплый след от прикосновения. Конечно, ведь оно было приятным.
Телефон зазвонил в её руках так неожиданно, что Валери чуть не выронила его на колени. Ой, извини. – дежурно извинилась девушка и приняла вызов. - Да, здравствуйте. - У меня выходной. Ри устало откинулась спиной в мягкое кресло, играя пальцем с застёжкой на клатче.  – Данные по конференции в Монреале в папке на диске «С».  – Да не за что. Блондинка повесила трубку и улыбнулась Джею. Как бы романтичен ни был её образ сейчас, она по-прежнему одна из представителей своей фирмы и преподаватель в одном лице. И даже на отдыхе не могла отойти от строгости своего образа и готовности отвечать на рабочие звонки – уже сроднилась с этим вечным умственным напряжением, состоянием боевой готовности.
Машина стекались с маленьких улиц на более широкие, просторные. Джексон притормозил на светофоре, а Валери, тем временем, выбрала фильм. Давай пойдём вот на эту комедию? – спросила она, разворачивая телефон экраном в сторону мужчины. Или тебе мелодрамы подавай? – рассмеялась Ри, так очаровательно склонив свою хорошенькую голову вбок. Спустя какие-то секунды её смех сменился вскриком ужаса, смешавшийся со звуком удара, трескающегося пластика и резкого торможения. Валери только сейчас, затормозив ладонью в переднюю панель, вспомнила, что позабыла пристегнуться. Сбили человека! Ёбтвоюмать! – внезапно выругалась леди, её испуганные огромные зелёные глаза готовы были наполниться слезами.
Блондинка выскочила из салона автомобиля, спотыкаясь на ходу и подбегая к поверженному мотоциклисту. Мужчина! Мужчина! Вам плохо?! Вызвать скорую?! – Валери с готовностью сжимала в руке телефон, она присела на корточки, помогая незнакомцу открыть шлем. Выгулялись, мать его, после работы!

+2

6

Вечер, перетекающий в ночь — это самое магическое и красивое время суток для горожан большого мегаполиса. К сожалению, видеть нежные рассветы здесь удаётся редко — горизонта среди многоэтажек не видать, солнце просто поднимается из-за силуэтов высоких домов, и небо сразу же становится совсем-совсем обычным в градации от дымчатого серого до лазурно-голубого цвета. Совсем другое дело — вечер после заката. Как романтично улицы наполняются под его покровом разноцветными огоньками. Как много их, какие они разные, будто рождественская ёлка, украшенная в канун праздника. Ванкувер ещё вроде бы не спит, но уже перестаёт напряжённо пульсировать и суетиться, словно жизнь замирает и меняет ритм.
Ещё не выпал снег, а значит на улицы стекаются любители поздних прогулок по набережной, с которой уже дует прохладный ветер, выходят на крайнюю за сезон гонку мотоциклисты и водители маленьких юрких машин, которые очень скоро застрянут на всю зиму в тёплых гаражах. Одного из таких вечерних жителей Джей заприметил ещё на светофоре и, отвлёкшись от болтающей с кем-то по телефону Валери, проводил рычащий мотоцикл вперёд, глядя ему вслед с ноткой зависти в глазах. Эванс всегда предпочитал мотоциклам машины, он любил это чувство защищенности и объемности в своём просторном Додже и, наверно, не променял бы его на железного коня, однако никто не мешал ему мечтать о том, чтобы когда-нибудь пополнить свой гараж и иметь возможность пусть даже раз в год выехать тёплой летней ночью в центр и прокатиться, ловя встречный ветер.
Джекс вёл в городе мягко, гораздо более размеренно, чем обычно водил по шоссе. Его влекла атмосфера сонного мегаполиса, хотелось рассмотреть каждую улицу, и в то же время посвятить все внимание Валери, что мирно и тихо сопела, уткнувшись носом в телефон, выбирая фильм. Такая ты забавная, когда не строгая тётка с папкой в руке. Хотя, и так ты тоже вполне сексуальная. Он расслабленно улыбнулся, откинув голову назад и на мгновение прикрыв глаза. Приятные тёплые воспоминания о чём-то очень сокровенном, что осталось только между ними двумя, заполнили его целиком, предав воспоминаниям. Кино. Пусть так, пусть понемногу, но он завоёвывал её расположение. Упёртый он был, этот Эванс.
На светофоре всё движение прекратилось, и плотный поток машин, движущихся по соседней улице через перекрёсток преградил им путь. Джей взглянул в телефон, который повернула к нему Валери. Давай пойдём вот на эту комедию? Или тебе мелодрамы подавай? Да нет, сойдёт и комедия. Не хочу плакать как девчонка, — блондин улыбнулся в ответ на её звонкий смех, который прежде он никогда не слышал и отвлёкся, глядя в окно.
Зелёный. Большой чёрный внедорожник двинулся вперёд, ведя за собой колонну машин. Джексон стремительно набирал скорость, завидев издалека мигающий светофор на следующем перекрёстке. Он сверился со временем, кинув короткий взгляд на приборную панель, а когда, пролетая перекрёсток подсветившийся красным за его спиной, поднял глаза, инстинктивно коротко вскрикнул, не позволяя себе больше ни одной эмоции и беря тело под контроль. Его руки крепко вцепились в руль, выворачивая его вбок, когда слева ему наперерез прямо под колёса выскочила та самая чёрная рычащая Хонда, которую ещё пару минут назад он так внимательно разглядывал. А дальше всё смешалось. Крик Валери, скрип тормозов, гудки соседей по дороге, и голоса людей, когда, подмяв под себя тяжелый мотоцикл вместе с водителем, Джексон выскочил из своего Доджа, бросив дверь раскрытой. Проскользив по влажному покрытию дороги, он нырнул под передний бампер, где точно под тяжёлой оправой отогнувшегося матового обвеса лежал мужчина среднего телосложения в отличной мотоциклетной экипировке и шлеме. Валери чудом оказалась возле пострадавшего первее водителя, и Эванс схватил её за плечи, пытаясь успокоить истерику. Звони. А потом, опускаясь к незнакомцу, заглянул в его раскрытые глаза. Только их и было видно из-под большого блестящего шлема, в поверхности которого отражался весь город и даже редкие звёзды. Именно в этот момент мечта Джекса о мотоцикле погибла и развеялась по ветру. Он огляделся, щурясь от яркого света съехавшихся к ним кругом машин: люди сопереживали и ахали, сбегаясь со всех сторон, а из открытой двери покорёженного Доджа доносилась непринуждённая танцевальная музыка, которая далеко звенящим шумом встала у него в голове. Шевелиться можешь? Давай, Ри, звони уже, — мысленно подогнал её блондин видя, как руки девушки не справляются с телефоном. Не трогайте его, — рявкнул Джей подбежавшему на помощь парнишке, отбивая ладонью по его руке, — Нельзя. Скорая сейчас приедет. Валери, аптечка! В багажнике.
Вокруг валялись ошмётки помытого накануне бампера — печальное напоминание о том, что жизнь не так уж длинна, как нам кажется, и вхолостую шумящий мотоцикл, перевёрнутый на бок прямо над расползающимся по асфальту большим бензиновым пятном только усиливал эту тревогу. Запах машинного масла и сожжённых шин стоял ужасный, но хуже было то, что теперь Джексон почти впервые в жизни не знал, что делать. Он словно потерял способность думать и, главное, говорить. В безмолвном ужасе, сидя на коленях возле сбитого им мотоциклиста, он повернулся на Валери и безмолвно пошевелил губами: «Что делать?»

+3

7

Извечное столкновение интересов: кто же прав? Мотоциклист или автомобилист? До сегодняшнего дня эта проблема волновала меня меньше всего, пару раз меня цепляли нерадивые водители, которые то и дело отвлекались на что-то более важное, чем дорога, по которой они едут. В ответ на такую безграмотность я лишь показывал им средний палец и ехал своей дорогой дальше, достигая точки назначения. Однако сегодня погода сыграла со мной очень злую шутку, надвигающееся похолодание и влажная дорога совершенно не были мне на руку, но оставшиеся последние деньги до плотного снега я еще мог проводить сидя на своем двухколесном коне. Этот «зацеп» был крайне неприятным, с моей стороны не было никаких ошибок, я как законопослушный гражданин перестроился на поворот, а водитель огромного внедорожника, оказавшийся за моей спиной, то ли отвлекся, то ли сослепу не увидел красный сигнал перед своим носом — черт его знает, чем он был таким важным занят. Толчок был неприятным, я даже не успел вовремя сориентироваться, грудь уже столкнулась с рулем, и мотоцикл стал уходить под высокий бампер автомобиля. Казалось что минуты стали часам. Словно в замедленной съемке во все стороны летели куски метала и перед носом у меня уже оказался бампер того сама Доджа, которым я совсем недавно любовался на светофоре. Первые секунды у меня был шок, насколько я понимал, мне удалось отделаться лишь небольшими царапинами, конечно, немного болела спина из-за падения, но в остальном случае я чувствовал себя вполне нормально и комфортно. Белая пелена перед глазами постепенно стала рассеиваться, поначалу показывая мне слегка расплывчатую картинку освещавшейся улицы и бампера автомобиля и со временем увеличивая резкость и шум. Вокруг все так дико шумело, с пассажирского сидения вылетела какая-то баба, которая голосила на всю улицу и орала как резанная, а вскоре рядом с ней появился и тот самый водитель: «Бл**ь! Права купил что ли?».

Желая как можно скорее подняться на ноги и свалить от этих чертей, чтобы не дай бог не сорваться на них, я сделал попытку встать, но видимо все-таки удар был не таким мягким, как мне думалось: голова кружилась, правая рука болела в локте, видимо все это было куда серьезнее. — Твою мать, урод… — С каждой секундой во мне все сильнее закипала злость: я ненавидел эту тупую курицу, стоящую рядом с этим качком блондином, я ненавидел этого безмозглого качка, который пытался успокоить свою женщину и сообщить ей о том что «ВСЕ ХОРОШО». — Ни***я НЕ ХОРОШО! Не могу я шевелиться! — Сорвавшись на крик, левой рукой я расстегнул шлем и снял его с головы. От резкого движения стала ощущаться неприятная тошнота, а значит, я все-таки умудрился получить сотрясение мозга, но в целом все остальное тело кроме правой руки функционировало нормально. В очередной попытке сесть, я схватился рукой за бампер, меньше всего мне сейчас хотелось чтобы меня трогали и О ЧУДО! Мужик догадался сказать своей курице и подоспевшим очевидцам, желающим помочь, этого не делать. Хоть в этом он был чуточку осведомлен, спасибо ему за это. Через секунду до меня стало доходить, что моего мотоцикла, моей Хонды рядом нет, а есть лишь куски от её новенькой обшивки, которую я совсем недавно обновил. Приятный темный металлик, блестящий, красивый — теперь он кусками валялся вокруг место происшествия, а из-под Доджа торчало переднее колесо и руль, который совсем недавно приехал мне в грудь от удара. — Сука, я только привел его в порядок. — Моя досада была не то что глубокой, она скорее была взрывной, мне сейчас так хотелось врезать этому бестолковому качку, жаль рука болела и тошнота с каждой секундой все сильнее подступала к горлу. Хотя… Что взять с «качка», мозгов у таких людей уже как правило не было, их заменяли мышцы, стандартные человеческие инстинкты и потребности, как например в сексе и ничего больше. Почему именно в сексе? А зачем еще ему катать такую курицу в машине? Конечно ради этого. Курица, к слову, уже успела даже сбегать за аптечкой, хотя все еще раздражающе что-то пищала про больницу и устраивала лишнюю панику. — Да замолчи ты уже, голова раскалывается, еще и ты орешь.

Женщины, создания, которые нужны лишь для потрахушек, продолжения рода и красивой фигуры рядом, что еще от них ждать в такой ситуации? Да ничего, хорошо, что она хоть разреветься не успела, а то я бы блеванул прям тут ей в ноги для лучшего эффекта. На лицах обоих застыл немой вопрос «что же делать?». Конечно, такие «белые» люди редко попадали в ситуацию, схожую с нынешней: их не избивали в подворотне, не бросали на крыльце госпиталя со сломанной челюстью, не наносили ножевых ударов ножом. Для них уже простая авария была полным ужасом, новым чувством в их скудной жизни потребностей, которую они проводили друг с другом каждый день. Это вызывало у меня улыбку на лице и смех, я даже смог выдавить из себя пару смешков, пока голова снова не напомнила о себе. — Чего сидите в ужасе придурки, дайте что-нибудь холодное, остальное я уже сделаю сам до приезда скорой. — В принципе, основное я уже и так сделал, упиравшись спиной в бампер, я сидел с поднятой головой, оставалось подложить под неё что-то вроде подушки, чтобы напряженная сейчас шея могла расслабиться. — И дайте что-нибудь мягкое под голову!

Отредактировано Chris Norton (2017-12-15 17:51:39)

+2

8

Из затормозивших рядом с эпицентром событий машин выглядывали и выходили люди - кто-то из чистого любопытства, кто-то - с реальным желанием помочь. Кто-то предлагал немедленно поднять мотоциклиста, кто-то рассуждал о «покупают права», кто-то про «да эти мотоциклисты вообще без мозгов, лезут и лезут под колёса»,  кто-то ругал властей за то, что не расширили дороги. Стоящий вокруг происшествия гомон действовал угнетающе, подавляя энергию белокурой девушки. Зачем только покупают эти мотоциклы - это ведь так опасно. Вроде он сравнительно цел…
Валери помогла незнакомому мужчине снять шлем. Он вёл себя не очень вежливо, но Ри не обращала на это никакого внимания, ведь это - такая мелочь ничто по сравнению со всей этой ситуацией в целом. Да и они с Джеем вряд ли заслужили к себе лучшего отношения. Ругается - значит, не всё так плохо. Было бы значительно хуже, если бы он молча умирал тут лежал.
Девушка поспешно набрала номер скорой. Здравствуйте! Улица Кловерфилд, перекресток рядом с торговым центром "Вавилон", авария, пострадал мотоциклист. В сознании. Да, ждём, спасибо.  – она старалась говорить как можно более отчётливо и самым полным образом описать картину произошедшего, чтобы прибывшие медики уже знали наперёд с чем им придётся иметь дело. После этого короткого разговора с диспетчером стало немного спокойнее. Врачи уже стартуют от госпиталя, скоро этот мотоциклист будет в надёжных руках под наблюдением специалистов, которые сделают всё возможное, чтобы восстановить его здоровье.
Пострадавший отчего-то несколько раз усмехнулся. Валери сначала испугалась, что он так кашляет, но потом поняла, что это лишь выражение эмоций. Потом он даже заговорил: Чего сидите в ужасе придурки, дайте что-нибудь холодное, остальное я уже сделаю сам до приезда скорой. Тут и Джексон, распорядившись зевакам не трогать пострадавшего, подсказал, где в машине хранит аптечку. Блондинка, стуча каблучками по влажному асфальту, аккуратно обошла мотоцикл, проворно вскрыла багажник и вытащила этот небольшой ящичек с красным крестом на боку. Вернувшись к мотоциклисту и опустившись рядом с ним на корточки, Валери открыла аптечку и достала гипотермический «Снежок». С силой ударив по нему, она раздавила внутреннюю капсулу с жидкостью и несколько раз энергично встряхнула пакет, после этого услужливо протягивая его пострадавшему мотоциклисту.
Девушке хотелось как-то чисто по-человечески успокоить мужчину, поддержать, но она молчала, понимая, что ему этого совсем не хочется. Человек, прислонившийся к бамперу машины Джексона, смотрел на них зверем. И его можно было понять. Валери робко глянула вверх на лицо Джея. Первый шок от всей этой ситуации прошёл, и теперь мисс Финн задумалась о том, как ему, наверное, обидно распланировать провести культурно время, а в результате так обломаться. Мужчины обычно трепетно относятся к своим машинам. Да ещё и штраф, наверняка. Как бы договориться с этим мотоциклистом, чтобы без сотрудников дорожной полиции как-нибудь обойтись? Интересно: а кто по правилам виноват? Я и не поняла, как всё случилось… Слишком быстро. Может и я виновата…? Отвлекла Джексона своим разговором про кино, и он не заметил эту двухколёсную помеху? Дурочка, сидела бы я дома – ничего бы не произошло… Валери  трепетно вздохнула и поправила волосы, которые ветер так нещадно трепал, спутывая между собой, светлые, подкрученные в честь события, волосы.
Блондинка встрепенулась, услышав голос пострадавшего: И дайте что-нибудь мягкое под голову! А что мягкого есть, блииин?! Сориентировавшись быстро, она сняла со своей шеи шарфик, без сожаления комкая его и жертвуя для незнакомца. Вдалеке уже слышалась сирена – скорая пробиралась через затор, оглашая тревожным сигналом округу. Всё будет хорошо, у него нет кровотечений, он в сознании, нет открытых переломов. – успокаивала себя девушка, тревожно сжимая сцепленные пальцы, невольно глядя на свои побелевшие костяшки. Подумав о том, что Джексон, наверняка, тоже ощущает сейчас такую же тревогу, она взяла его за руку, чтобы поддержать. Поднять на него взгляд Валери постеснялась, но пусть знает и без слов, что она его ни в чём не винит и вообще с ним заодно.

+2

9

Шатен деликатно постучал костяшками пальцев в светлую дверь. Вздохнул. Вошёл, когда с той стороны послышался женский приветливый голос и даже выдавил из себя дружелюбную вежливую улыбку. Как же я ненавижу что-то просить, кто бы знал. Суууука, вот влип с Хён-А, чтоб ей икалось непрерывно. Здравствуйте, миссис Дженкинс! Шатен уважительно кивнул головой и подошёл к широкому столу женщины, на котором в строгом порядке лежала бумажная документация. Здравствуй, Хён Джун – она утрированно кивнула в ответ, стараясь примерить на себя традиционный корейский этикет. Вообще, попытки ему подражать уже давно перестали вызывать раздражение, шатен практически не цеплялся за это вниманием, приобретя своеобразный иммунитет. Что-то случилось? – она сняла круглые очки со своего полного радушного лица, внимательно глядя медбрату в глаза. Они давно знакомы, но пересекаются редко – всё-таки из разных отделений, хотя медбрату случалось направлять сюда пациентов, когда широкий спектр проблем, решаемых травматологией, не подходил – нужно было участие узких специалистов определённой области.  Нет, всё отлично – усмехнулся Хён Джун, отводя взгляд, чтобы не находиться в зрительном контакте, и положил перед ней уже оформленную его рукой справку. Подруга проходила лечение в частной небольшой клинике, а учреждение, в котором она учится, требует справку гособразца. Не поможете? Кореец плавным движением достал из кармана халата и выложил на стол небольшую шоколадку с фундуком, пододвинул её к миссис Дженкинс.
Ох, давай. Врач, практически не глядя, поставила поверх ровного, так скажем, не врачебного почерка корейца свою печать. Ты заходи просто так, что ли – улыбнулась она, а Джун, вскоре распрощавшись, шёл по длинному коридору, чтобы затем спуститься на первый этаж в своё травматологическое.  На ходу он бегал глазами по строкам, не скрывая ехидного оскала. Кореец не упустил возможности подшутить над незнакомой ему девчонкой. Пускай. Он медик и он так шутит, какая бы причина ни вынудила её подтверждать что-то поддельными справками. Встречаться с кем-то, общаться с незнакомым человеком, общество которого ему навязали – этого хотелось меньше всего. Но Джуна грела злорадная мысль – представление о том, как она смутится или разозлится, узнав, что отмазываться от преподавателя будет часами магнитотерапии, которой некая Стейси МакКиннон лечила по утрам в госпитале свой геморрой.
Пф. Ибо нехрен. В следующий раз купит в другом месте. Медик неторопливо спустился в раздевалки, переоблачаясь в повседневную одежду. Чёрное удлинённое пальто оттеняло бледность его лица, делая каким-то ещё более усталым и угловатым. Справка в новом файлике для бумаг, телефон, ключи – шатен проверил карманы, чтобы удостовериться, ничего ли не забыл. Подняв воротник повыше, он вышел из здания госпиталя, быстро шагая в сторону припаркованной на стоянке машины. Ванкуверская погода, что веяла неминуемым приближением весны (читай очередным обострением его состояния) совершенно не радовала. Джун всей душой ненавидел межсезонья, пусть и умел наслаждаться красотами природы в любое время года. Вот и сейчас на кашу грязного осевшего снега и праздную леность потихоньку оттаивающей флоры шатен смотрел с отвращением и даже некоторой опаской. Куда больше его удовлетворил бы прозрачный зимний воздух, звенящий мороз или, пусть даже, жаркое лето. Эти два сезона несли хоть какую-то относительную стабильность.
Серая машина скользила по улицам неторопливо. И Джун всё равно приехал на место за десять минут. Припарковавшись так, чтобы его было видно на выходе из метро (если она, конечно, выйдет туда, куда надо), он включил аварийки – не хватало ещё, чтобы ему штраф за парковку в неподобающем для этого месте выписали из-за всяких двоечниц. Без десяти два. Это мне ждать десять минут до двух, а потом, наверное, ещё десять минут после двух. Почему, когда я сказал, что может быть поставлю печать сегодня, она решила, что я обязательно это сделаю? Может, стоило её ещё несколько дней мариновать? С другой стороны, так бы она названивала постоянно. И в итоге мне позвонила бы Хён-А и вынесла мозг.
Джун скучающе скользил взглядом по небольшому торговому центру, что располагался совсем рядом. Убогая архитектура. Он опустил кресло чуть назад и полулёг, скрестив руки на груди. Шум большого города за пределами его замкнутого мирка, ограничивающегося салоном старенькой машины, постепенно убаюкивал, но кореец всё отвлекал себя мыслями и усиленно моргал, чтобы не задремать. Ночью совсем не спал, опять бессонница. Если сегодня опять, то попробовать снять транквилизаторами что ли. Или из группы Z что-нибудь… Закон подлости – сейчас меня в сон клонит, а приеду домой и как отрежет.
Резкий гудок совсем рядом выдернул его из сонного состояния – кто-то едва-едва разминулся на дороге и поспешил выразить своё негодование, истерично просигналив. Ну что за…? Вот и где носит эту Стейси? Джун глубоко вздохнул и устремил взгляд в потолок машины, опять о чём-то глубоко задумываясь.

+3

10

Стейси правда пыталась не опоздать. Честное слово, она даже умудрилась выйти заранее, не тратя много времени на подбор помады. Она ведь ехала просто забрать справку, а не на вечеринку, к тому же, вряд ли ее знакомство с Хен Джуном продлится после этой встречи. Врачи - это хорошо, но у нее все равно пока что нет канадского гражданства, и она в любом случае будет вынуждена платить за отсутствие страховки, если вдруг попадет в больницу на лечение. Конечно, ей уже давно пора было оформиться официально, но вот беда - прописку-то ей некуда было делать. А сразу заявляться бомжом в миграционном центре как-то не хотелось, да и торопиться особо было некуда. Лучше уж подождать немного, и потом сразу вписать в новый паспорт новую квартиру. Но это все мечты, а пока что Стейси мчалась по извилистым коридорам метро, чтобы успеть забрать справку, прикрывающую ее прогулы.
Конечно, было бы здорово, если бы можно было обойтись и без нее, например, все-таки ходить на пары в течение семестра, но это вариант для трудоголиков и ботанов. Тогда не пришлось бы сейчас стоять в набитом под завязку поезде, прижатой с двух сторон какими-то дядьками. МакКиннон вздрагивала каждый раз, когда вагон хорошенько встряхивало и ее защемляло еще сильнее. Все ее попытки устроиться в укромном уголке провалились - слишком много людей, слишком плотно они все стоят. Необходимость соприкасаться с таким количеством народа и невозможность соблюсти личное пространство очень сильно выбивали ее из колеи, заставляя нервно закусывать губы и крутить необычное кольцо на пальце левой руки, пытаясь как-то отвлечься и выплеснуть внутреннее напряжение.
Протолкавшись в вагоне с добрых полчаса, девушка вылетела из него ужасно взвинченная. Толком не разбираясь, куда бежит, она встроилась в поток людей на выход. Как Стейси умудрилась пропустить нужную развилку - загадка. Но факт остается фактом - вышла она не к ТЦ, а на главную авеню. Твою ж налево! - зажмурилась она, представив, каким длинным будет путь назад через подземку. Вот тебе и андеграунд, блин, - разочарованно подумала МакКиннон, замерев на входе в метро. Оглянувшись, она увидела один-единственный ТЦ в округе. Он находился через дорогу, метрах в пятисот. Бросив быстрый взгляд на часы, Стейси почти бегом рванула к светофору, лавируя между зеваками. Светлые волосы разметались по спине, отдельные пряди лезли в лицо, девушка на ходу отплевывалась и трясла головой, пытаясь избавиться от них.
Спринт по преодолению расстояния до того места, где ее уже должен был ждать доктор, прошел достаточно быстро, но МакКиннон все равно умудрилась опоздать. Серая БМВ уже светила фарами, видимо, Джун уже собирался уезжать, устав ждать опоздавшую студентку. Девушка подскочила к машине, в голове ее была только одна мысль - УСПЕЛА! Все попытки приехать пораньше накрылись медным тазом, но она хотя бы успела вообще. В машине сидел молодой кореец с очень хмурым и неприветливым лицом. Видимо, ему это ожидание не доставило большого удовольствия, как и все мероприятие. Взбалмошная Стейси ворвалась в салон ураганом, бесцеремонно плюхнувшись на переднее сиденье рядом с водителем и громко хлопнув дверью(случайно, разумеется). И вместе с ней влетела сама жизнь, с ее быстрым неумолимым бегом.
Оооой, я выход из метро перепутала, здрасте еще раз! Стейси, - запыхавшись, протараторила она и протянула руку, представившись - чисто американская женская привычка пытаться быть везде и во всем наравне с мужчинами, даже в таких мелочах, как приветствие. Ну, в общем, спасибо что дождался.
Она быстро сориентировалась, прикинув, что Джуну лет не сильно больше, чем ей. Когда он успел стать врачом? Вид у него был очень заморенный и уставший, точно он отпахал не одну ночную смену у себя в больнице. От внимательного взгляда девушки не укрылось так же, что ее новый знакомый почти заснул перед ее приходом, и теперь усиленно пытался прогнать Морфея. Стейси широко улыбнулась ему, радостная от того, что успела на встречу и теперь ее шкура спасена от отработок и от исключения. Справка здорово облегчала ей жизнь, а получить ее было несложно - участие в постановке доставило ей немало приятных минут и оставило только самые теплые и хорошие воспоминания, даже несмотря на то, что изначально это была повинность. Все-таки хороший человек Хена, и чего на нее все наговаривают?...

+1

11

Мысленно Джун представлял, как берёт в руки лоток с инструментами, как выходит из кабинета и идёт по коридору, смотря строго себе под ноги, замечая знакомые сколы на плитке, длинную шероховатую царапину на стене, по которой однажды чиркнули каталкой. Он помнит в мельчайших подробностях каждую незначительную деталь, на которую никто кроме него не обратит внимание. Десять шагов и поворот направо. За поворотом знакомая дверь, под которой всегда горит полоска света, но Джун наперёд знал, что открытый кабинет сейчас пустует. Кореец всё равно деликатно постучался по гладкой деревянной поверхности костяшкой указательного пальца – в ответ с ним говорила тишина.
Зайдя в помещение, он точно знал, что до железного угловатого стола шесть плиток или около четырёх шагов – шатен покрывал длинной одного своего шага примерно полторы плитки. Джун с характерным звоном ссыпал инструменты в контейнер, заполненный трёхпроцентным хлорамином, и поставил в журнале, небрежно лежащем в углу стола, инвентарный номер и дату поступления. Рядом издавая технический шум, почти не различимый, но всё же уловимый чутким ухом, работал автоклав, внешне похожий на большую стиральную машину. Джун поправил журнал, чтобы его край лежал параллельно левой короткой стороне стола. Ему хотелось здесь задержаться, чтобы отсрочить своё возвращение в приёмку, где опять придётся обрабатывать очередного пациента. Иногда в его абсолютно механическую, отлаженную сознательность, с которой он работал, закрадывалось то, что можно было выразить словом «осточертело», сейчас – как раз такой случай. Кореец подошёл к автоклаву, скучающим взглядом скользя по сенсорной панели управления, на которой таймер отсчитывал время обработки. Наверное, медсестра, работающая в этом отсеке, выбежала ухватить кофе из автомата, пока не закончилась стерилизация. Или в туалет – какая, в общем-то, ему разница. Медбрату тоже случается уходить с рабочего места, как сейчас, например. Или с дежурного поста ночью, оставляя на стойке номер телефона для страждущих на случай каких-то непредвиденных ситуаций. Собственно, эта вторая сим-карта работала исключительно в этих редких случаях, в остальное время Джун её отключал. Взглядом кореец пробежался по канистрам, стоящим в свободном доступе от него. Можно подумать, что всё это – прямо-таки создано для самоубийц, ведь практически всем можно отравиться вплоть до летального исхода. Особенно, если употребить в значительном количестве. Шатен с треском стянул с рук и выбросил в мусорное ведро использованные перчатки, потом вышел из этого небольшого помещения, открывая дверь с ноги, чтобы не прикасаться к ней руками. Не потому что она грязная, а потому что так захотел.
Отшелушившаяся краска над батареей под окном, развод от детской руки на стекле, надорванный лист у фикуса Кинки – нижний, пятый во втором ряду. Резко распахнувшееся окно обдало его лицо ледяным воздухом с улицы. Джун повернул голову на него, сначала делая движение шеей, а уже потом «догоняя» это действие глазами. И вышел из состояния глубокой задумчивости – да и не окно это было вовсе, а дверь его машины, через которую в салон завалилась незнакомая ему прежде девушка, по-хозяйски так плюхаясь на пассажирское сидение, словно в такси, и с грохотом захлопывая за собой дверь. Джун поморщился.
Оооой, я выход из метро перепутала, здрасте еще раз! Стейси. Овца. Я крайне рад. – мрачно бросил кореец, не пошевелив и пальцем в ответ на её дружелюбный жест. Ну, в общем, спасибо что дождался. Хён Джун приподнял одну бровь, будто бы удивившись тому, как та легко перешла на «ты» с незнакомым человеком, и строго посмотрел девушке в лицо, цепляясь взглядом за его детали. Первое впечатление у него всегда складывалось из этих урывков, частей, который лишь в совокупности составляют красоту каждого человека, но по отдельности всегда виделись ему уродливыми. Веснушки, рассыпавшиеся по её лицу, тонкая кожа, чуть вьющиеся крашеные волосы, небрежно, явно в спешке нанесённая помада. Возможно, увидев её второй раз, третий, он уже сможет увидеть её образ целиком и дать ему истинную оценку, основываясь на общем впечатлении. Но какой «второй раз» может быть в их случае? Его быть не может – не настолько же Хёна наглая, (хотя, это спорное утверждение), а Стейси не настолько глупая. Восемнадцать, полагаю, есть. Но, скорее всего, немного младше меня. Разговаривать на «Вы» и не хлопать дверью. – холодно и коротко произнёс Джун и неторопливо полез рукой в свой широкий карман, аккуратно доставая из него справку, помещённую в прозрачный файл. Все студенты закрывают сессии так-то без подачек от замдиректора. Надеюсь, Тен с неё три шкуры спустила взамен на такую услугу. Признаться, ему ужасно хотелось наговорить гадостей, передать через девчонку Хёне свои угрозы, «мол будешь доставать меня, устрою весёлую жизнь», но кореец сдержал свою мстительность. Первичная его цель – без конфликта отделаться от Хён-А, поскольку она благодаря своей должности, на которую её наверняка пропихнул какой-нибудь богатый трахарь, могла влиять на Шэрон, занимающуюся в академии. Поэтому просто послать её в лицо – нельзя. Препираться – да зачем ему это надо? Шатен не хотел войны, хотел отойти максимально в сторону, живя своей тихой жизнью и ему одному понятными мотивами. 
Зажав документ двумя пальцами словно сигарету, шатен передал его в руки Стейси, в тайне надеясь, что она пробежится глазами по строкам справки ещё в его присутствии, а не тогда когда спустится в метро. Всё-таки, должен он получить хоть каких-то приятных эмоций от этой вынужденной встречи? Сегодня я невероятно щедр и дарю файлик. – сказал он вслед, чтобы она хотя бы не помяла плоды его стараний и не смыла ровный почерк атмосферными осадками. Или слезами – чёрт этих женщин вообще поймёт.
Джун улыбнулся и прикусил губу изнутри, подавляя своё ехидство и устремляя взгляд через лобовое стекло. Он ожидал реакции.

+1

12

Неугасимый энтузиазм и энергия Стейси были явно не в тему. Внутри салона автомобиля время как будто текло своим размеренным шагом, подстраиваясь под хозяина машины и его ритм жизни. Хлопнувшая дверь отрезала их от шума дороги и других внешних звуков. Бледное тощее лицо корейца, его изможденный и недовольный вид - все это Стейси воспринимала, как само собой разумеющееся. У врачей вообще работа нервная и напряженная, они же спасают жизни. Значит и должны быть слегка циничными, вечно злыми и уставшими, но все равно очень полезными. Только вот в салоне все равно было очень неуютно. Хотя воздушная пушка и нагрела воздух до определенной температуры, все равно под ледяным взглядом Джуна невольно хотелось поежиться. Все его эмоции были написаны на лице, он особо их и не скрывал.
Я крайне рад. Ага, а я английская королева, - Стейси прикусила язычок, решив сначала получше рассмотреть нового знакомого, прежде чем хамить. Его строгий и оценивающий взгляд она встретила обезоруживающей улыбкой. Ее не смутило и то, что он как-то не очень приветливо обошелся с ее дружелюбным жестом. Ну и хорошо, вот и не надо меня трогать. Девушка сделала вид, что не заметила этих неприкрыто блуждающих по ее лицу глаз, отвлекшись на проходящую вдоль по тротуару незнакомку в красивой шубке. Скользнув по своей непритязательной парке взглядом, она чуть поджала губы. Впрочем, богатство никогда не было в списке приоритетов МакКиннон, особенно после того, как она хлебнула этой обеспеченной, сытой и пустой жизни в Нью Йорке. Правда, переезд сюда не спас ее от самой себя. И не заполнил эту пустоту. Только вот приходится работать без устали и беречь каждую копейку в надежде, что однажды все-таки удастся приобрести собственное хорошее жилье. И мотоцикл. Красненький.
Разговаривать на «Вы» и не хлопать дверью. - короткая отрывистая фраза, произнесенная ледяным голосом, заставила Стейси тихонько закипать. Желание съязвить так и крутилось на языке, хотелось поставить его на место и нагрубить. Но девушка наблюдала за тем, как медик полез в карман. Так точно, генерал, - максимально саркастично произнесла она, шутливо отсалютовав двумя пальцами от виска. Он забавный, этот Джун, - следя за тонкими пальцами, в которых зашуршала бумага, Стейси невольно отметила, что корейцы все-таки не все на одно лицо. И что-то их слишком много в Ванкувере ей стало попадаться на глаза... Может, у них тут корейская мафия? - глупая мысль заставила блондинку улыбнуться.
Она отбросила назад волосы, позвякивая тонкими браслетами на запястье. Аккуратно забрав у Джуна свою вожделенную справку, прежде чем пробежать по ней глазами МакКиннон подняла глаза на парня. Сегодня я невероятно щедр и дарю файлик, - ей показалось, или в голосе и правда прозвучало какое-то нездоровое ехидство? Ага, спасибо, - настороженно протянула она. Девушка прищурилась, внимательно наблюдая за отвернувшимся корейцем. Улыбка на его лице смотрелась как-то странно. Стейси снова погрузилась в бумажку, косясь на водительское кресло. Быстро бегая глазами по аккуратно написанным строчками, она наконец-то дочитала до сути своей болезни. Брови девушки взлетели вверх. Она несколько раз перечитала нужную фразу, пока наконец не убедилась, что ей не почудилось.
Ахахахаххаах! - Стейси откинулась на мягкую спинку кресла и звонко расхохоталась, глядя в потолок машины. Не, ну надо, а? Как будто мне и так по жизни геморроя не хватает! Нормальной справки не будет, да? - девушка утерла проступившие невзначай слезки и незаметно поправила чуть поплывшую от влаги тушь на ресницах. Ну и ладно, главное что вообще есть. Спасибо, док! - она снова отсалютовала, все еще посмеиваясь. Да, косых взглядом теперь в академии не избежать, ведь слухи расползаются быстрее, чем можно было бы надеяться. Тем более что она явно не была любимой  ученицей у генетика, а значит, ничто не мешает ему сболтнуть лишнего за чашечкой чая в учительской, например.
Новости не самые приятные, но главное - не придется ходить на отработки. Правда, зачет все-таки надо сдать... Хотя бы начать к нему готовиться, потому что дата пересдачи уже висела на большом стенде - ровно через неделю она и еще несколько двоечников с потока будут пытаться вспомнить все, чего никогда не знали. И зная себя, Стейси могла твердо сказать, что учить билеты она начнет в ночь перед зачетом. Прокрастинация и дедлайн - два слова, отлично описывающие ее учебу и состояние во время семестра и сессии. Как-нибудь выкручусь, не привыкать.
Озорные искорки плясали в глазах девушки, когда она широко улыбнулась Джуну, перед тем, как выйти из машины. Не слишком ваше лечение в жизни помогает, - не удержалась она, горько усмехнувшись. Стейси не была склонна делиться своими проблемами, да и корейцу вряд ли хотелось продолжать разговор. Поэтому она решительно убрала справку в небольшой черный рюкзачок, который всегда таскала с собой, когда ездила по делам. Время прощаться - обычно всегда тяжело расставаться, но только не в этом случае. Ну, пока. Спасибо еще раз! - она энергично помахала ему ладонью и вышла на улицу, снова ощущая морозный январский воздух. И все-таки тут было теплее, чем в машине у этого неприветливого доктора. Об этой справке никто не должен узнать. - прикидывая в голове, как бы провернуть все так, чтобы передать справку сразу в учебный отдел, минуя вредного преподавателя.

Отредактировано Stacie MacKinnon (2018-03-11 00:23:49)

+2

13

Хохот заставил его незыблемое выражение лица подёрнуться удивлением, которое он не успел подавить в себе. Джун, положив руку поверх руля, обернулся на Стейси почти через плечо. Она, вжавшись спиной в сидение, смеялась, запрокинув голову и уставившись чуть слезящимися от смеха глазами в потолок машины. Кратко его реакцию можно было охарактеризовать как «что за?». Наверное, стоит привыкнуть, что эти канадцы воспринимают критику и осуждения от чужих людей менее болезненно, и Джуну наверняка не удалось подставить её с той жестокостью, с которой он бы мог сделать это с кореянкой. Или она так хорошо держит при нём лицо? Такая талантливая актриса? Да нет, бред какой.
Нормальной справки не будет, да? Шатен усмехнулся, чуть приподнимая подбородок – мол, чем тебе не нравится эта. Ну и ладно, главное, что вообще есть. Спасибо, док! Больше не обращайся. – отрезал кореец, в упор глядя на девушку, намекая, что ей уже пора. Надеюсь, ты не питаешь надежд, что я буду куда-то тебя подвозить?
Не слишком ваше лечение в жизни помогает. Что ты имеешь в виду? Я тебя ещё и не лечил – спокойно ответил шатен на её широкую улыбку, вряд ли искреннюю. Кто ему вообще просто так будет улыбаться искренне? За исключением близкого круга людей, неимоверным стечением обстоятельств оказавшихся в милости.
Джун наблюдал за тем, как блондинка аккуратно убирает файл со справкой в небольшой рюкзачок и выскрёбывается из машины. Перед тем, как захлопнуть дверь, девушка, улыбаясь, помахала ему рукой: Ну, пока. Спасибо еще раз! Шатен молча кивнул ей головой, провожая взглядом уходящую фигуру. Удивительная штука – эта девчонка смогла заинтересовать его собой, попустив весь негатив, который вскипел в нём в ответ на обязанность сделать и передать эту треклятую справку. Нет, конечно, ему не стало стыдно за свой поступок и за слова, которыми он бросался в незнакомого ему человека. Но Хён Джун чувствовал себя чуть растерянным. Ведь в ответ на свой негатив, он ожидал такого же ответа, истеричной злобы, которой подпитывал бы своё дурное настроение как энергический вампир. Ведь если ему было плохо, то всем вокруг тоже должно быть плохо – такова его эгоистичная натура.
Мягко тронув машину с места, кореец медленно ехал вдоль тротуара, не упуская из виду блондинку, быстро шагающую в сторону метро. Тихо шурша шинами по колкой кромке затвердевшего снега у обочины, Джун словно крался за ней, заинтригованный девчонкой, что смогла обставить и обезоружить его на его же территории, во время его маленького злого триумфа. Зачем он за ней ехал? – Сложно ответить, поэтому медик не задавал себе такого вопроса. Он не хотел продолжить с ней разговор, не хотел, конечно, и подвозить. Эта встреча оставила в его душе какую-то недосказанность, поэтому, наверное, он не мог так резко её отпустить, зная, что никогда больше не увидит.
«Не слишком ваше лечение в жизни помогает». Так что же ты всё-таки имела в виду? Связала геморрой жизненный и геморрой как медицинский термин, что ли? Или есть что-то, о чём я не знаю и даже не догадываюсь?
Джун в глубокой задумчивости машинально нажал на педаль тормоза, видя перед собой красный свет светофора. Но и пешеходам тоже сейчас горел красный. Чёрт. Кореец неловко отвёл взгляд в сторону, делая вид, что он на Стейси совсем не смотрит – конечно, она, ожидая возможности перейти по зебре, сразу узнала и машину и водителя. Смейся-смейся, дурочка. – чуть обиженно подумал шатен, мотнул головой и с прежней непрошибаемой строгостью поднял глаза на девушку, встречаясь с ней взглядом. Их зрительным контакт был недолгим – дали свет для пешеходов, и вскоре блондинка ушла прочь, а ещё через некоторое время, шатен смог, наконец, уехать отсюда.
Он ожидал других эмоций от этой встречи, но пока не мог решить, как он всё это оценивает – положительно или отрицательно. Хён-А же из Кавалькады… Значит, и эта девчонка – её студентка, учится там. Возможно, я даже как-то раз столкнусь с ней в стенах этой чёртовой конюшни. Сделаю вид, что не узнал – такие знакомства мне даром не сдались. Пф! Глупая девчонка!
Кореец агрессивно нажал на педаль газа, перестраиваясь на соседнюю полосу и обгоняя особо неторопливого участника движения. Или ему так показалось? Домой.

+2


Вы здесь » Royal Red » В тени небоскребов » Улица Cloverfield


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC