С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ROYAL RED! 6 СЕНТЯБРЯ ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ РОВНО ГОД! ПОЗДРАВЛЯЕМ ВСЕХ ИГРОКОВ И ЖЕЛАЕМ НЕ ОТСТАВАТЬ ОТ ЗАДАННОГО РИТМА! ДАВАЙТЕ И ДАЛЬШЕ РАЗВИВАТЬСЯ ВМЕСТЕ!
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ВЕЛИКОЛЕПНУЮ И ПОЛНУЮ ОСЕННИХ КРАСОК КАНАДУ!
Сентябрь
ещё радует нас
тёплой погодой: зелень
не пожелтеет до
середины месяца, а
количество осадков даже
к 20-м числам останется
минимальным. К сожалению,
лето всё же кончилось,
и вода в заливе, а также в
озёрах и прудах уже не прогревается
как следует. Температура
днём около 19°С,
ночью примерно 12°С.
АКТИВИСТ
Юджин
ФЛУДЕР
Lacus
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Amy Floud
...-Вы старшекурсник,- скорее резюмировала, чем спросила она,- и у Вас.. У тебя... Уже есть лошадь?-Спросила Эми, вопросительно слегка наклонив голову на бок. Это было ещё одним свойственным ей движением, когда она была чем-то очень заинтересованна. И это именно такой момент. Но наготове были уже и другие подобные вопросы, она расспросила и про соревнования, и про тренировки, пожелав как-нибудь посмотреть на них, про экзамены, и учёбу. Казалось бы, мелочь, рутина, но для Эми всё было интересно, важно, и всё, что говорил ей этот парень, она слушала очень внимательно, и даже сама не заметила, как перестала нервничать, начав наконец-то улыбаться от упоминания Меем, например, какой-то забавной подробности…
АКТИВИСТ
Swallow follows wind
АКТИВИСТ
Mistral Hojris
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Strahlung
Вороная красавица Шталунг, трудолюбивая и строгая, попала на факультет мистера Энтвунда не случайно. Во-первых, он явно подбирает лошадей по цветовой гамме, во-вторых, настоящие спортивные кони всегда на вес золота. Остаётся пожелать ей сработаться со своей новой всадницей и вместе покорять вершины конкурного олимпа.
ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА
Имбирь
Чувство стыда в полной мере обрушилось на парня, когда пришли по его хулиганскую душу, если у рыжих вообще есть душа. Ему не было стыдно перед охранником, полицией, но один только разочарованный вид опекуна заставил опустить взгляд вниз и не поднимать его ещё полпути от участка. - Ри…- куда-то пропадало всё его красноречие, когда девушка расстраивалась. Чаще всего он был причиной её огорчений. Джо ненавидел себя в такие моменты, зная, что Валери не заслужила терпеть и расхлебывать его проделки. Она взяла Рыжего под опеку ещё подростком, таким же придурком, как сейчас, но ни разу не сказала грубого слова, хотя и была порой строга(иначе с ним не справиться), никогда не угрожала вернуть обратно в приют. А он, выходит, скотина неблагодарная…
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Kang Chi Min и Letti Montana
История стара как мир: хорошие девочки западают вовсе не на принцев, а на похитивших их огненных драконов. Летти, рыбка моя, он не понравится твоей семье, да и слишком непредсказуем, чтобы показывать его в приличном обществе. "Играй, пока играется", - скажет себе красноволосый негодяй, обращая чью-то невинную душу в свою собственную веру, приоткрывая дверь в мир, полный опасных соблазнов и страстей.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Luiza Kowalski и Adam Murphy
Жизнь может быть очень непредсказуемой, а судьба - жестокой. Шутка ли, в двадцать пять лет начать всё с чистого листа, при этом полностью позабыв все знакомые лица, да даже своё имя... Возможно, люди из той, прошлой, истории помогут найти Лу себя настоящую. Какую роль сыграет пожилой тренер в судьбе своей ученицы?
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Li Hyun Jun
Почему-то (шатен сам не мог понять почему), он не мог относиться к ней с равнодушной холодностью, как будто его чувственному диапазону дозволено метаться только из крайности в крайность, а весь срединный спектр отсутствует. Хён Джун хотел в себе разобраться, вот только пока это не представлялось возможным, так как хотя бы намёк на симпатию к этой девушке им всячески отрицался, хотя он понимал, что чисто эстетически ему вот нравятся её тонкие щиколотки, высовывающиеся из-под закатанных штанин, густые волосы, в которых играет ветер. Это пока она молчит. И со спины...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » В тени небоскребов » Городской пляж


Городской пляж

Сообщений 1 страница 12 из 12

1

http://sa.uploads.ru/fAieE.jpg
Небольшой городской пляж - место очень чистое и приятное, в теплое время года тут можно отдохнуть и позагорать у воды. Купаться в черте города строго запрещено, однако, многие пренебрегают этим правилом. Пожалуйста, уходя с пляжа, забирайте мусор и соблюдайте режим работы пляжа: после 23 часов вечера вход сюда закрыт!

0

2


Валери выпорхнула из дома с небывалой лёгкостью на душе - ещё бы, ведь на улице летний месяц июль, да ещё и прекрасная погода для выходного дня. Летний цветастый сарафан девушка надела поверх купальника, волосы собрала в высокий небрежный пучок, на плечо - пляжная сумка, и вот она уже шлёпает босоножками на тонкой подошве к большой машине Джексона, ожидающей её во дворе.
На ходу, увидев, что мужчина заметил её приближение, блондинка разулыбалась так искренне, махнув рукой над головой. В его обществе Ри научилась чувствовать себя очень комфортно, всегда совершенной и желанной, поэтому даже подзабыла, что сегодня не нанесла макияж, так как этот выходной они собирались провести на пляже. Было бы неловко потом отмывать потёкшую тушь или смотреть на расплывающийся в воде тональный крем с лица. Нельзя сказать, что она какая-то кардинально другая без косметики, но натуральные блондинистые брови и светлые ресницы делали её лицо менее ярким.
Привет! - объявила Валери, забираясь в просторный салон и обмениваясь приветственными объятиями с Джеем, сидящим за рулём. Ух, прохладно тут у тебя - сказала девушка, проводя руками по обнажённым плечам, которые уже успели покрыться мурашками. После жаркого канадского лета атмосфера внутри салона с работающим кондиционером казалась словно резким перемещением в другой климат.
Чёрный додж размеренно катился по дороге, такой значительный по сравнению со многими другими участниками дорожного движения. Постепенно Валери привыкла не стесняться этой машины и этого мужчины, перестала чувствовать себя как моська около слона и какой-то недостойной тех тёплых чувств, которые Джексон проявлял по отношению к ней. Ри всю жизнь считала себя серой мышкой и окружающие чувствовали её отношение к себе самой, действительно не воспринимая её всерьез. А рядом с этим мужчиной мисс Финн расцветала, находя себя вдруг очень привлекательной даже не только для него - замечала и взгляды чужих людей. Надо же, насколько он поднял её самооценку.
Ехать им сегодня не очень долго, не такое значительно путешествие как тогда - на базу отдыха при национальном парке за Ванкувером. На повестке дня - городской пляж. По пути они непринужденно болтали обо всём, что вдруг приходило в голову. Валери искренне смеялась над шутками Джея; ей нравитмя его юмор, у них вообще оказалось много общего, когда стали общаться чаще, чаще отдыхать вместе на выходных. Не всегда это какой-то увлекательный досуг на весь день, но даже распить кофе в приятной компании на террасе летнего кафе или посмотреть только вышедшую на экраны новинку в кино - так увлекательно для девушки, которая практически живёт на работе.
А вот и свободное место! - подсказала Ри, когда они ползли по забитой в жаркий день парковке, выискивая, куда бы приткнуть широкий автомобиль Джексона. Аккуратно выскользнув из машины через узкую щель, чтобы не поцарапать соседнее авто, Валери беззаботно закинула льняную сумку-мешок на плечо, приостановившись около широкой мощеной плиткой дорожки, плавно спускающейся к городскому пляжу. Дождавшись, пока Джексон нагонит её, блондинка подёргала его за руку, приподняв указательный палец вверх, требуя внимания к словам, которые сейчас скажет. Но их не последовало, ведь Ри просто сняла с озабоченно наклонившегося к ней Джея солнечные очки, чтобы затем, смеясь, нацепить их себе на нос. Правда, они оказались значительно шире её лица и их приходилось придерживать, чтобы не соскочили вниз. Ступив с дорожки на песок, Валери моментально набрала его в босоножки. Подожди - она схватилась пальцами чуть повыше запястья мужчины, придерживаясь за него тем самым и расстёгивая тонкие ремешки босоножек, чтобы затем беспечно покачивать ими в такт своей неторопливой ходьбы.
А Джей всё улыбался, обнажая в непокидающей его мимику улыбке белоснежные зубы. О чём он думал? О том, как прекрасно море? О том, что, наконец, выходной, или о том, что Валери ему нравится? Уместно ли спрашивать о таком? Вроде как в душу лезешь? Ведь может, ему просто нужно немного времени, чтобы сформулировать и самому сказать о причине своего чудесного настроения. Но Ри не выдержала; задирая вверх голову и разглядывая снизу лицо своего очаровательного спутника, на которого засматривались с лежаков другие женщины, она широко улыбнулась: О чём думаешь?
Выбрав место для будущей дислокации, парочка разложила свои вещи на шезлонгах. Валери развязав бретельки сарафана, сходящихся у неё сзади на шее, легко спустила его вниз, оставшись в тёмно-синем купальнике с принтом из золотых звёздочек. Поймала в полёте падающие с носа очки Джея, чтобы затем аккуратно положить их в свою пляжную сумку. Ну что, готов? - спросила она, стоя вполоборота - уже готовая нырнуть в воды омывающего Ванкувер залива. Не говорите этой женщине, что видели у входа на городской пляж табличку, гласящую “купаться запрещено”.

+1

3

Прошла целая половина лета. Целая половина, которую Джексон бездарно спустил на работу. Да, пусть студенты давно разъехались по домам, оставив академию почти пустой, но лошадей, которых необходимо было работать в летний период, становилось всё больше: уезжали в отпуска частные владельцы, уставая, покидали общежития и те студенты, которые хотели остаться в Ванкувере до самой осени. И Джей их даже понимал, он не мог злиться на людей, которые устали настолько, что просто бросали все свои дела в один миг и улетали туда, куда только могли отхватить билеты. Наверное, будь он чуть легче на подъем, блондин нашёл бы на кого скинуть своих подопечных и с удовольствием умотал бы подальше, но, похоже, что он всё ещё не мог понять, будет ли уместным такое предложение для Валери. А что, разве вы думали, что он полетит загорать на пляже один?
Сегодняшний выходной начинался поздно, в двенадцать Эванс только соизволил открыть свои глаза, но даже его псу было всё равно, тот давно привык, что раньше часу дня на прогулки они в выходные не выползали. Вообще-то, поездка на пляж не казалась такой уж интересной затеей, всё-таки Джей считал, что «п л я ж» должен быть совсем другим. Его тянуло к большим австралийским волнам, к сёрфингу вдоль белоснежной кромки берега, усыпанной мелким и чистым песочком, но, если считать этот досуг за прогулку, а не за возможность искупаться в черте пыльного города, то было очень даже ничего. По-крайней мере с Валери и правда любая заварушка оказывалась очень приятной. Джей, цепляясь за каждую секундочку её свободного времени, боялся, что досаждает девушке, но из раза в раз она соглашалась отправиться с ним на свидание всё охотнее, и в конце концов получилось так, что Джекс совсем потерял страх отказа, почувствовав, будто окончательно сроднился с этой чудесной светловолосой дамой. Правда, были ли эти встречи полноценными свиданиями — сказать сложно, но это было и не важно, ведь вместе им было весело и хорошо, а главное, что она больше не носила с собой в сумочке шокер, когда собиралась на встречу с Джеем. А он... он оберегал её, словно маленькую, потому что Финн и правда была словно маленький ребёнок, её хотелось таскать на руках, прижимая к себе, но иной раз он предпочитал смотреть со стороны, просто улыбаясь.
Солнце встретило его яркими лучами, и правда, это был чудесный день, чтобы провести его на природе, но кроме всего прочего, Эванс ехал на прогулку с Ри ещё и потому, что наконец, спустя столько времени, сформулировал давно мучившие его мысли в нечто разумное, а теперь хотел спросить её о чём-то очень важном. Одетый в лёгкую хлопковую рубашку белого цвета, которая была застегнута лишь на половину пуговиц и струилась на горячем летнем ветерке, мужчина сел в свою машину, чуть было не расплавившись на разогретом до предела кожаном сидении. Вообще, иметь чёрную машину летом — настоящее самоубийство, но Джей упорно не хотел менять цвет кузова, хоть такая возможность у него и была. Правда, из-за этого приходилось довольно часто заправлять кондиционер, но только это и спасало его в такую жаркую погоду, когда на улице можно было превратиться в лужицу. Довольно быстро шумно работающая печка стала нагонять ледяной воздух, но, однако, смешиваясь с горячим, он всё ещё некоторое время дул теплом мужчине в лицо. А он нёсся по пустынным дорогам Ванкувера, по прежнему мечтая о том, что когда-нибудь поменяет железного коня на другого, помощнее, поменьше и побыстрее. Интересно, а Ри понравится такая идея? — с каких-то недавних пор он стал задавать себе этот вопрос всё чаще, и теперь её мнение было обязательной составляющей его решения. Не то что бы Джею требовалось согласие девушки, но почему-то великану Эвансу было гораздо приятнее знать, что Валери участвует в некоторых событиях его жизни, а не проходит мимо них стороной.
Одни дворы, затем другие, третьи — весь путь до её дома лежал через кварталы, застроенные новыми многоэтажками. Они все были похожи друг на друга, но даже в них мужчина разбирался гораздо лучше, чем в своём собственном районе, где прожил целую жизнь. Она появилась из своего подъезда, одетая в лёгкий сарафан, как в этих замедленных кадрах из мелодрам, где солнце освещает волосы героини, и она медленно оборачивается в камеру, улыбаясь. Но смех смехом, а белокурые волосы Валери, собранные в пучок, и правда освещались лучами полуденного солнца, приобретая нежный медовый оттенок, хотя и сами по себе никогда не отдавали холодными нотками. Да вся она, как ни крути, была словно сошедшей с картин статуэткой, в ней не было ни капли плохого, лишь нежность и невесомость, которыми пронизано было каждое движение девушки. Да, он, кажется, влюбился в неё по самые уши, и так заигрался, что уже не помнил себя другим. Что было до неё, что было в те времена, когда Финн отталкивала его от себя всеми правдами и неправдами. Ну, как говорится, кто старое помянет, тому глаз вон. Однако всё равно Джей иногда мысленно, в шутку припоминал ей эти славные деньки и, обнимая в своих крепких и больших руках, улыбался, потому что всегда знал, с самого начала, что в конце концов всё так и будет. Истрия писалась для них двоих, и, казалось, что только у этих людей на целом свете нет никаких проблем. Они открыто хвастались об этом, светясь непосредственным детским счастьем рядом друг с другом, и, признаться, становилось действительно немного завидно, глядя на них со стороны.
Привет, — лучезарно улыбнувшись ей, Джей положил левую руку на руль, чтобы второй дотянуться до забравшейся в салон автомобиля девушки. Они до сих пор обменивались невинными объятиями при встрече, но в этом был определённый шарм, который может быть даже не хотелось нарушать. Да и Джей со временем стал более бережным, он изо всех сил старался не задевать её чувств, не требовать чего-то большего, а в конце концов и вовсе стал гораздо нежнее, чем был до этих пор. Они, несомненно, меняли друг друга к лучшему. Привет! Ух, прохладно тут у тебя. Я холодил кондей как только мог, — гордо задрав нос, заявил Джексон. Его, почему-то, очень веселил тот факт, что Финн до сих пор обращалась к нему, робко выбирая фразы, словно боясь сказать что-то лишнее, но со временем он привык и к этому.
Так, чтооо, – сурово нахмурившись, он ссутулился над своим телефоном и включил навигатор, - Уверена, что мы едем на пляж? Блондин, конечно же, дежурно улыбнулся, потому что, разумеется, знал, куда они держат путь. Он редко делился с ней какими-то желаниями, но сегодня, на волне приятного выходного, вступившего с этого момента в полную силу, Джей вдруг разговорился в дороге о том, что хотел бы провести это лето как-то по-особенному. За легким разговором прошло время, пролетели светофоры и улицы. Повернув с пустого хайвея на узкую дорогу, огибающую побережье неаккуратным, но очень живописным серпантином, Джекс немного сбросил скорость, и от этого мотор его Доджа заклокотал чуть тише и покорнее. Они ехали вдоль пляжа, и пока он вёл автомобиль, красоты местных пейзажей не успевали впечатлить спортсмена. Он несколько раз пытался втиснуться в местечко на краю парковки, однако его большой джип не умещался, как ни крути. Спасла ситуацию, пожалуй, только Валери, вовремя воскликнувшая: « А вот и свободное место!», иначе Эванс и дальше бы пытался сложить свой автомобиль между двумя другими, стоящими слишком близко. Господи, – раздраженно вывернув руль, он залетел на свободное местечко, которое показала ему спутница, - Что бы я без тебя делал, Ри. Да, они, на удивление, умели подтрунивать над друг дружкой, и никто не обижался, оказавшись в неловкой ситуации. Да все их отношения были как одна неловкая ситуация, но тем не менее, от этого было даже веселее.
Эванс выскочил из Доджа, мечтая поскорее оказаться на воздухе, пусть даже и таком горячем и почти недвижимом от теплого ветра. Его какими-то незримыми силами тянуло к воде и мужчина, оказавшись на пляже, мог смотреть на водную гладь часами хоть в шторм, хоть в штиль. Поэтому, поскорее закрыв машину на замок, он поправил кепку на своей голове и обернулся, чтобы что-то сказать, чтобы поторопиться туда, к самому океану… но Валери, стоящая уже на песке где-то чуть поодаль, своей улыбкой, совершенно сбила его с толку и Джекс, растерянный тем как быстро она оказалась так далеко, лишь улыбнулся во все свои зубы и нагнал красавицу уже на линии берега. Он оглянулся, спохватившись, что прежде не осматривал место, в которое они прибыли, чтобы провести день. Зеленая трава, спускаясь от дороги, здесь смешивалась с желто-бежевым песком. Его было мало, ведь городской берег не предполагал, что кто-нибудь будет раскладывать здесь шезлонги и полотенца. Однако туристам, посещающим Ванкувер впервые, было глубоко наплевать на правила приличия, они приходили сюда, чтобы наслаждаться закатами и рассветами, чтобы слушать шелест волн и о чём-нибудь говорить. Вечером, здесь проводили веселые вечеринки, и очень скоро маленький скромный пляж из пустынной кромки песка превратился в эпицентр отдыха, находящийся в самом центре города. Позади, за дорогой, на небольшом удалении от Джексона и Ри, нерушимой стеной стояли небоскребы, и работники, прогуливающиеся здесь во время обеда, с завистью смотрели на то, как они двое веселились, смеясь над чем-то, у залива, никуда-никуда не торопясь. 
Но, возможно, Джей потратил слишком много своего внимания не на то, на что его действительно следовало потратить, и потому его лучезарная барышня подергала крепкую руку за рукав, словно напоминая: «эй, я всё ещё тут». Он, право, не мог не улыбнуться этой маленькой ревности, и, опустившись к ней, чтобы выслушать нечто, что она скажет, вдруг остался без своих солнцезащитных очков, которые, пусть и были совсем недорогими и могли хоть тысячу раз потеряться, но всё же дарили его голубым глазам, не привыкшим к солнцу, некоторый покой. Но Валери так трогательно хохотала, нацепив их себе на нос, что он даже решил, а пусть, переживу и без них. Запрокинув голову наверх, к небу, полному пушистых белых облаков, которых было не разглядеть из-за яркого света, он снял с себя кепку и, нагло протянув руку к сумке на плече Финн, сунул головной убор туда. Да, он даже не смог захватить с собой полотенце и крем, слава богу, что себя захватил и по дороге не потерял. А Ри, ну, она всегда думала обо всём заранее, не любила спешку и вообще была его полной противоположностью, всегда собранной и серьёзной. Да даже сумку на пляж взяла, он был готов поспорить, из расчета на двоих. И разве можно было сказать, что они не идеально подходят друг другу?
Подожди, – Валери схватилась за его запястье, поймав равновесие, чтобы снять свои босоножки, но Эванс вообще-то никуда и не торопился, он лишь поддержал её, перехватив тонкую руку, чтобы блондинка точно не упала лицом в песок. Ты прелесть, – подтолкнув её, когда Финн оказалась двумя ногами на песке, он пошатнул её хрупкое равновесие и блаженно выдохнул, принимая океанический воздух обратно полной грудью. Это блаженное чувство свободы и душевного спокойствия тянуло в свои объятия. Чаще всего Эвансу не хватало именно этого ощущения, а ведь он был слишком неприхотливым человеком и, наверное, только вот этого славного душевного умиротворения ему и не хватало в вечной суете. О чём думаешь? – блондин опустил голову вниз, туда, где стояла, задрав голову вверх, его спутница. Он и правда ведь о чём-то задумался, раз перестал говорить и улыбаться. О том, что ты сняла свои тапки. Не боишься подцепить птичий грипп? – он, конечно, никогда не упускал шанса подшутить над излишней мнительностью Валери и уже знал, что огребёт за свою разговорчивость, а потому, отпрыгнув в сторону, захватил с собой в заложники ещё и пляжную сумку девушки. Так, что у нас тут? – намеренно хитро спросил он, открывая большое отделение и засовывая туда голову чуть ли не целиком. Паспорт, полис, укольчики на случай лихорадки, бронежилет, ты ничего не забыла? Ни для кого не секрет, что блондинка не была любительницей всяких опасностей, да и вообще к понятию опасности относилась по-особенному. Джей лишь иногда сцеплялся с ней в горячих спорах о том, что фрукты он никогда не мыл, не моет и мыть, скорее всего, не будет, но то были лишь редкие бытовые шутки, после которых никогда не оставалось никаких обид. Однако сложно было не понять, что правила Валери нарушать не любит, но ведь для этого и нужен был ей такой человек как Эванс, который вечно лез куда не надо, куда нельзя, а главное – всегда тянул её за собой. И со временем, наверное, всё-таки дрогнул её устойчивый механизм, поэтому она, скинув с себя сарафан, вызвала на лице Джея не просто недоумение, а настоящий шок. Он даже выронил сумку, оставив её лежать под ногами на песке. Ну что, готов? – ехидно улыбнувшись, обернулась русалочка, ставшая против света, который так нежно румянил кожу и её гладкий рельеф, придавая её лицу славный пудрово-розовый оттенок. Чтоооо? – вытянулся мужчина, машинально расстёгивая на груди рубашку и оставляя её на песке. Кто ты, и куда ты дела Валери? Конечно, он паясничал, но не мог позволить себе просто так промолчать, ведь представить себе Ри, нарушающую правила, было слишком даже для его хорошей фантазии. Или я просто плохо тебя знаю, бесёнок? Раздевшись по пояс, блондин остался в своих светлых шортах, невольно приковав к себе чужое внимание. Но мужчина, что провёл половину жизни в спортзале, давно привык к этим взглядам, да и его собственный сейчас был занят совсем другим, он словно заворожённый глядел на девушку, не желая отвлекаться, и совершенно не чувствовал себя за это виноватым. Я когда-нибудь покажу тебе что такое н о р м а л ь н ы й пляж. А то плаваешь в каком-то лягушатнике. И покажу, как кататься на сёрфе, – подойдя к нарушительнице порядка, которая своей выходкой привлекла не мало внимания со стороны законопослушных горожан, отдыхающих на песке, он взял её за руку, чтобы в следующую секунду затянуть с собой в ледяную воду залива, которая накатывала на берег такими частыми, но мелкими волнами, что даже на мелководье та не успевала прогреться. Да, было прохладно и, пожалуй, не так уж романтично, но всё равно вдвоём даже такие глупые детские пакости были им в новинку, а потому заставляли не замечать недостатков. Он быстро занырнул с головой навстречу волнам, и, выплыв на поверхность где-то чуть поодаль, нашел Валери взглядом, кивнув ей, чтобы прыгала и плыла следом, но холодные колючие волны, наверное, смущали её не меньше, чем всех остальных, кто тоже хотел бы искупаться, но так или иначе не стал.Давай, трусиха. Сама хотела плавать! И Джей, словно амфибия нырнув вперед и через мгновение оказавшись рядом, схватил её за руку, утаскивая за собой на глубину, где он сам стоял на ногах, а девушка, не отличавшаяся таким высоким ростом, неуверенно бултыхала ногами по низу, ища ими дно. Да я держу, держу, – хитро улыбнулся он, не отпуская своей хватки. Их медленно уносило всё дальше от берега, и в какой-то момент даже ноги Джекса потеряли опору. Однако, он не зря любил воду и чувствовал себя в ней не хуже, чем любая рыба. Наверное, позволь он себе проводить больше времени на пляже, очень скоро у него бы выросли плавники. Правда, я могу в любой момент тебя случайно упустить, – игриво улыбнувшись, Эванс откинул мокрые пряди волос, облепившие лоб, назад, - Так что я хочу тебя немного пошантажировать. Поедешь со мной куда-нибудь? Валери? Нарочно упустив одну из её рук, он позволил девушке убедиться, что дна под их ногами давно уже нет. Ну, может плавала она и неплохо, но застрять между волнами всё равно было нервно даже для блондина, так что он и сам получал сейчас дозу адреналина. Я серьезно. Поехали отдохнем, куда угодно, вместе?

Отредактировано Jackson Evans (2018-07-12 00:54:45)

+1

4


Отвлекая девушку, очарованно смотрящую на волны, сзади раздалось: Чтоооо? Валери обернулась на удивлённый голос блондина с искренним смущением во взгляде, ведь она, наивная дурочка, многое принимала на чистую монету. Но дальнейший его вопрос пролил свет на шуточную манеру разговора. Ри широко улыбнулась, самодовольно так. Пусть его реакция немного смущала, но по-доброму так смущала, без обсуждения, поэтому Ри совсем не чувствовала дискомфорта от общения в таком ключе. Скользнув взглядом ниже лица мужчины, она невольно залипла на его словно выточенным из камня искусным мастером теле. Валери знала, что он посещает зал и увлекается боксом, да ещё и с первого их, кхм, знакомства помнила, что Джей обладатель какой-то неземной фигуры. Но тогда всё скрашивал алкоголь и романтика ночи. Как оказалось, Джексон необычайно хорош даже без ночи и вина. Блондинка смотрела как зачарованная на эти мышцы и кубики, на плотную резинку шорт, что плотно сидела на его бёдрах. Этот Апполон шагал к ней, а когда заговорил, Валери резко смутилась своего взгляда. Я когда-нибудь покажу тебе что такое н о р м а л ь н ы й пляж. А то плаваешь в каком-то лягушатнике. И покажу, как кататься на сёрфе. Аааа… да - на всякий случай согласилась Ри, она мельком глянулa на других людей и поняла, что все взгляды прикованы к Джею. Он-то, наверное, давно привык к всестороннему пожиранию взглядом, а вот Валери это явно встало в новинку и вогнало в краску. Но Джексон не дал ей долго мяться на берегу, взяв за руку и утащив вслед за собой в накатывающие одна за другой мелкие волны. Валери, конечно, планировала зайти потихоньку, но вместо этого визжа и слабо сопротивляясь очень быстро оказалась в воде по пояс. Зябко трогая воду руками, словно это могло помочь ей согреться, блондинка пыталась привыкнуть к температуре залива ( ну, или принять стратегически верное решение отступить обратно на берег, признав, что всё купание ограничилось мокрыми трусами от купальника). Нормальное море, он сказал? А я бы хотела… Давай, трусиха. Сама хотела плавать! - крикнул ей Джей, рассекая неподалёку. Вот уж человеку точно всё нипочём. Холодно! - заявила Ри, полагая, что мужчина поддержит её мнение и они вдвоём вернутся на берег, но вот Эванс имел на ситуацию свои взгляды и, нырнув под воду с головой, магическим образом материализовался рядом, чтобы утащить за собой! В воду! Поняв, что ногами до дна она уже не достаёт, Валери усиленно шевелилась, чтобы остаться на плаву. Нууу Джей! - воинственно сказала она, но больше в шутку, да и единственное, что может сейчас сделать - брызнуть водой, да и то - бесполезная затея, так как Джексон уже нырял с головой. Да я держу, держу. И правда ведь держит, можно немного расслабиться, просто получая удовольствие от этого не самого привычного для Валери времяпровождения. Держи крепко! - выдала ценное указание девушка. От того, как близко они находились в море почти без одежды можно было очень застесняться, но Валери не стала, потому что было как-то глупо стесняться мужчину после того, как переспала с ним. За тот, так сказать, случай, мисс Финн одновременно было и очень стыдно и в то же время, даже приятно вспоминать получившийся в рабочей поездке “курортный роман”. Невероятно, но эти двое познакомившись как-то неправильно, теперь действительно смогли начать свои отношения с чистого листа.
Золотые звёздочки на её купальнике как будто светились сквозь воду и от этой картины Валери становилось по-детски весело, пусть она бы и не призналась в истинной причине своей озорной улыбки. Всё-таки, нравиться самой себе это невероятно здорово.
Правда, я могу в любой момент тебя случайно упустить. Но ты уж постарайся ради Валери, а я уж как-нибудь упрошу её вернуться - ответила Ри на его игривую улыбку, припоминая ему шутку, озвученную ещё на берегу. Она не очень злопамятная, но легко запоминала чуть ли не в детальной точности всё, что касалось Джея, потому что, честно признаться, он очень ей нравился. Только слишком сложно решить сказать о своих чувствах мужчине. Вдруг он не испытывает к ней того же? Валери очень осторожна в определениях своей к нему привязанности и в силу своего личного упрямства никак не хотела признавать, что начинает влюбляться в этого чудесного на самом деле человека.
Так что я хочу тебя немного пошантажировать. Эта фраза, конечно, сразу пробудила повышенный интерес.  Поедешь со мной куда-нибудь? Валери? Ри послушно гребла отпущенной рукой, поглядывая на мужчину с некоторым удивлением, а потом, наконец, облачила свои мысли в словесную форму: Я и так с тобой езжу куда-нибудь каждые выходные. Что ты имеешь в виду? - чуть сведя брови спросила Валери; очаровательная вертикальная морщинка свидетельствовала о том, что девушка действительно не поняла, о чём спросил её Джей. Впрочем, ответ, раскрывающий его слова в полной мере,  не заставил себя долго ждать: Я серьезно. Поехали отдохнем, куда угодно, вместе?
Накатившая волна была чуть больше остальных и захлестнула не такую ловкую Валери с головой, на что она лишь крепче вцепилась в руку мужчины как в спасительный канат и моментально подумала о том, что купания это возможно не такая уж и хорошая идея. Отфыркавшись от воды, девушка улыбнулась Джексону мол всё в порядке. Поехали - неожиданно для себя самой согласилась Ри. Смогут ли они и в совместной поездке поддерживать такую же непринуждённую манеру общения, будто просто друзья? Ведь она весьма и весьма устраивала девушку, не очень опытную в построении серьезных отношений. Тысячи вопросов атаковали голову Валери, начиная от “куда я дену Марселя?”, заканчивая “Это что мы будем жить в номере для пар?”. Но не время забивать эфир всякой ерундой; пора переключиться на более насущные проблемы. Всё-таки, им двоим тяжело сорваться вот так и уехать. У Ри две работы, кот и Имбирь, у Джексона своих забот целый вагон; как он себе всё это представляет, конечно, отдельный вопрос. Впрочем, при желании осуществить можно всё, что угодно, главное - захотеть. Я всегда хотела в Париж - позволила себе помечать блондинка. Впрочем, сейчас, когда её волосы намокли, то казались чуть темнее, а главное тяжелее - пучок оттягивал голову, а вскоре и вовсе распался, девушка лишь успела вовремя подхватить и надеть на запястье проплывающую мимо резинку. Может, поближе к берегу? - робко предложила блондинка, но мысленно поругала себя за трусость. Ему так станет со мной скучно. Даже удивился, что я пошла купаться. Джексон выглядел столь уверенно и бесстрашно, ну вылитый Посейдон, и Валери безоговорочно ему верила, отключая справочник в голове, который вовсю подготавливал ей подборочку статей про морских обитателей, способных куснуть её за задницу, болезни, которые можно подхватить в воде и тому подобное. Надо же хоть иногда расслабляться как молодая безбашенная девушка (хотя, это конечно, слишком громко сказано), отступившись от принципа не лезть во всякий кипиш во имя собственной безопасности. Ещё её конечно немного смущало, что в воде плескаются только они с Джеем, но логичная отгадка не торопилась её посетить. Всё-таки для Валери “нельзя” это значит “нельзя” без каких-либо альтернатив.

+1

5

Волны накатывали сзади, словно эти двое висели в толще воды посреди океана, и не важно, что до берега на самом деле было рукой подать. Держа Валери за руки, почти под самые локти, мужчина чувствовал, что впервые за довольно долгое время его прикосновение смутило спутницу, хоть и казалось, что это она давно преодолела свои внутренние страхи перед ним. Наверное, Джей просто рано раскатал губу.  Фальшстарт, – улыбнувшись, он склонил голову набок, и холодная соленая вода наполнила ухо. Подгребая под себя одной рукой, той, которую отпустил, пытаясь припугнуть девушку, Джей неспешно уносил девушку обратно к берегу, но прежде, чем получит ответ, всё равно не собирался её отпускать. Её растрепавшийся пучок, опущенные в воду золотистые локоны, щекотали мужское плечо, оплетая сетью. Она просто плыла слишком близко, и вместо того, чтобы просто отмахнуться, Джей аккуратно подцепил их и, смеясь, накинул девушке на голову, закрыв волосами её удивленное лицо.
Они и правда проводили друг с другом много времени, почти всё то свободное, что удавалось выкроить на работе, тут уж Ри была права. Но этого блондину всегда не хватало, и даже под вечер, за целый проведённый с девушкой день, его иной раз накрывала добрая грусть, потому что радость их встреч и совместного досуга не могла, к сожалению, длиться вечно. С другой стороны, так они вполне успешно поддерживали тёплые отношения, не надоедая друг другу, и, может быть, это было даже к лучшему, и потому приятные эмоции от разговоров и шуток, прогулок и поездок, увеличивались стократ. Наверное, Джей отчасти боялся прикипеть к ней настолько, что стал бы зависим от общения с Финн, но так оно и получалось, ведь каждую свободную минуту времени он думал о ней, неизменно улыбаясь. А когда работал, то расслаблял мозги, и вроде как получалось, что они умудрялись даже соскучиться по совместному времяпровождению, и старались не докучать друг дружке у всех на виду. Разговоров за спиной, правда, избегать совсем уж не удавалось, но, честно говоря, спортсмена это не смущало от слова совсем, он скорее волновался о том, не будет ли переживать Валери, если до неё тоже дойдут слухи о её служебном романе с главным тренером по выездке. Наверное, если мы уедем отдыхать вместе, когда вернёмся, все будут косо на нас смотреть, – эта мысль немного разбавила бочку мёда, ведь всё не могло быть так уж хорошо. Хотя, мне всё равно. Я что, совсем плохая партия? Он рассмеялся то ли от того, что эта мысль была сама по себе абсурдна, то ли от того, что Ри задала свой вопрос, словно не поняла значение вопроса, и это был такой искренний добрый смех, что даже в нос попала вода и Джей, на своё счастье нащупав в этот момент под ногой песок, чуть было не захлебнулся, начав кашлять. Быстрее, отвечай, мне кажется, я тону, – сыграл себе на руку собственной неудачей Эванс, стараясь ещё и сопротивляться настойчивым волнам, откатывающимся от берега и отталкивающих его назад. Поехали, – она сказала это так неожиданно и уверенно, что Эванс даже не ожидал такой быстрой победы. Он готов был побороться ещё, прикидываясь тонущим, однако Финн всё порешила быстро и безболезненно, как и всегда. Что? Серьёзно? – он сделал ещё шаг в сторону побережья, чтобы и его спутница могла наконец почувствовать твёрдую почву под ногами, - Погоди, мне нужны свидетели! Шутливо хохотнув, он обернулся к берегу, поднял над водой свою большую руку и, помахав ею из стороны в сторону, громко крикнул: Эй! Кто-нибудь ещё это слышал? Мы едем в отпуск! И в этот момент здоровяка Джексона совсем не волновали всякие сопутствующие глобальной проблеме путешествия проблемы. В отличие от Ри, которая тут же загрузилась мыслями, ему совсем не пришло в голову подумать о том, на кого он оставит свою собаку, своих лошадей и прочую работу. Нет, это было в моменте настолько не важно, что блондин совершенно не думал о насущном, и в голове его заиграла победная музычка, похожая на сальсу. Почему сальсу? Да, наверное, он просто слишком красочно представлял себе какую-нибудь жаркую Бразилию или хотя бы Испанию, но всем его планам, так и не успевшим воплотиться в жизнь, суждено было рухнуть в этот же момент. Я всегда хотела в Париж. Наверное, нельзя так говорить, но Ри неплохо обломала все его надежды на жаркий пляжный отдых, и тень этого маленького, пусть и совсем незначительного в масштабах возможного отказа от совместного отдыха (например) разочарования, скользнула по его лицу, выразившему всю его растерянность. Париж? – Джей несколько растерянно откопал в своей памяти контурную карту по географии, в которой вечно красовалась жирнющая красная тройка, и, как он не старался, вспомнить хоть что-нибудь интересное, кроме пресловутой Эйфелевой башни, так и не смог. Почему именно Париж? Нет, не подумайте, Джексон не был из капризных, и он даже почти профессионально справился со своим выражением лица, заставляя себя заинтересованно прищуриться и немного улыбнуться, приподняв подбородок над водой, наступающей неунимающимися волнами. Ты, конечно, просто прелесть. Что там делать, в этой Франции? Его устойчивые воспоминания откатились назад, к тем скучным серым улочкам Нидерландов, где они гуляли в ту первую поездку, в которой когда-то познакомились, и, честно говоря, повторять такой странный отдых Эванс не жаждал, его не тянуло в Старый Свет. Каналы вонючих речек, узкие европейские переулки, брусчатка, от которой рябит в глазах, и никакого тебе моря и даже бассейна – лишь город, на который, в целом, можно посмотреть и в интернете, ничего не потеряв. Куда ему было до романтичной натуры Ри, жаждущей, наверное, увидеть и Лувр, и Елисейские поля, и вдохнуть ароматов настоящей, красивой и совершенно уникальной французской культуры.
Может, поближе к берегу? – заметив, что Финн с трудом держится над водой, стоя на самых мысочках в этой темной ледяной воде, блондин повелел себе сейчас же прекратить портить выходной своим настроением. Девушка, всё же, не заслуживала быть утопленной, пусть даже она и правда была жуткой трусихой, и тогда Джексон, поднырнув под неё с головой, схватил блондинку за ноги, чтобы утащить за собой на берег. Мощными рывками он разгребал толщу воды, препятствующую ему плыть, но очень скоро победил стихию, оказавшись уже совсем близко, возле начала каменного причала, уходящего серой грядой вдаль. Ри, – вынырнув из воды, Джей наконец почувствовал, что оголенную кожу холодит даже на горячем июльском ветру, и по его телу неслышным топотом пробежалась стая мурашек, покрывшая грудь, руки и ноги. Он поёжился, гоняя воду под своими ладонями и размахивая руками по поверхности. Его внимание, отвлечённое на девушку, прикованное к ней каждую секунду времени, что они находились вместе, вдруг отвлекло что-то другое. Он вытянулся струной, потому что даже его высокого роста не хватало, чтобы заглянуть за живую изгородь, обрамляющую край проезжей части, и, увидев там полицейскую машину, паркующуюся ровнёхонько возле его внедорожника, он вдруг схватил спутницу за руку, резким рывком выдёргивая её за собой на песок, - Бегом! Секунда промедления могла стоить им больших проблем, ведь господа полицейские, одетые не по погоде в свои плотные чёрные рубашки и фуражки, медленно, но верно двигалась по дороге вдоль пляжа, вглядываясь в водную гладь и отдыхающих на шезлонгах горожан. Ещё мгновение, и они бы засекли, как две фигуры, мчащие во весь опор по раскалённому песку, вынырнули из воды, позабыв у самой кромки сумку с полотенцами и вещами, но, наверное, чудом миновало, но для Эванса и Финн, оглядывающихся через плечо на стражей порядка, этой эмоциональной встряски хватило, а страх оказаться в камере в одних мокрых шортах так сильно впечатлил блондина, что он мечтал чуть ли не упасть на землю и засыпать себя песком. Вспоминая об их побеге в магазин под проливным дождем, Джекс теперь думал, что это было даже не так уж экстремально. На их счастье, в конце коротенького пляжа как раз виднелась деревянная раздевалка, дверь в которую была так приветливо распахнута, что огромный мужчина, которому и одному-то там было бы трудно развернуться, а ещё его миниатюрная подруга, залетели внутрь так быстро, что, хлопнув за собой дверцей, едва не снесли эту странную постройку с ног, превратив в полёгший карточный домик.
Джей, вжав голову в плечи, чтобы его не было видно сверху, поскольку раздевалка была не только не загороженной до самых колен, но ещё и очень невысокой, так что его голова торчала сверху, как смотровая вышка, вжался спиной в стенку. Однако, места от этого совсем не прибавилось, и Валери, стоящая в буквальном смысле у него на ногах, едва ли могла повернуться и даже немного отодвинуться. Он учащённо дышал, пытаясь прийти в себя после такой быстрой стометровки, и от осознания всей дебильности ситуации мужчина вдруг так искренне и громко расхохотался, вздымая широкую грудь и давя её Ри, что, если бы за ними и правда велась погоня, их непременно бы обнаружили. Я больше никогда не скажу, что ты не умеешь веселиться, – тихо, давя в себе смех, шепнул Джей, убирая с её плечей растрёпанные мокрые волосы и ударяясь локтём о стенку раздевалки, которая, пошатнувшись, едва устояла на ногах. Париж, так Париж, – лучезарно улыбнулся блондин, склоняясь над ней величественной фигурой. Его и правда так хорошенько встряхнул этот бег с препятствиями, что, немного подумав над своим поведением, он решил, что ничего плохого нет в этой самой Франции. Лишь бы только им было так же весело, и первый совместный отпуск не превратился в разочарование.

+1

6


В очередной раз на лице Джея искренне удивление. Или он всё-таки так талантливо его наигрывает? Что? Серьёзно? Но на этом он не остановился, подтаскивая её к берегу, а Ри, расслабившись, реяла за ним как флажок, пока не ощутила, что может крепко стоять на ногах. В это же время мощная спина мужчины уже давно пригревалась лучами палящего летнего солнца, тогда как невысокая девушка ещё вполне могла плыть.  Погоди, мне нужны свидетели. Джееей, Ри легонько шлёпала ладонью по его руке, находящейся в зоне досягаемости, что ты задумал? Ответом на её подозрения стала беззаботная ребяческая выходка, привлёкшая внимание тех, кто отдыхал на берегу и смутившая девушку. Она, смеясь, в шутку стучала его рукой, прося прекратить смущать её, да Джексон продолжать и не стал - дозированный у него получался юмор, совсем не обидный.
Париж? - явно растерялся Джей; что же, вероятно, понятие отличного отдыха у них сильно разнится. Что же, они на многое смотрели с кардинально разных точек зрения, это касалось многого, начиная от простейших бытовых вещей, к которым Валери подходила со всей серьёзностью и “да как так можно, Джей?”, заканчивая взглядами на воспитание Имбиря, которого хозяйке хотелось непременно баловать. Синдром мамочки, приезжающей только по выходным, ведь Ри не могла бывать с любимым конём каждый день, поэтому подсознательно пыталась компенсировать ему эту печальку в счастливые часы своих визитов, залюбливая и так не шибко по стенке построенную лошадинушку. При виде этой лукавой рыжей морды в ней растворялась вся внутренняя строгость и из зоотехника мисс Финн превращалась в самую обыкновенную девчонку, любящую лошадей.
Почему именно Париж? Ну что за глупый вопрос, ведь можно задать его касательно любого выбора: почему Франция? Почему Швеция? А что забыли в Узбекистане? (Действительно, зачем туда вообще можно поехать в здравом уме?) Валери могла лишь развести руками и мило пожать плечиками, ведь не вложишь в одну ёмкую фразу всего трепета, который она испытывала, представляя как пройдётся по знаковым локациям Парижа, которые до этого Ри видела лишь на застывших фотографиях. Там… очень красиво, и я никогда там не была - пояснила девушка свой выбор, хотя ей было непонятно: как это можно не хотеть в Париж?
Тем временем, за разговорами их потихоньку опять отнесло на глубину, и Валери, вытягивая стопы вниз, лишь едва касалась кончиками пальцев приятного песочного дна. Джей, кажется, тоже заметил это досадное упущение, соразмерил расстояние до берега и вдруг нырнул, резко пропав из виду. Финн мысленно похолодела, предчувствуя очередную его выходку, это было какое-то тревожно-радостное чувство, сродни тому, что испытываешь в тот момент, когда кабина аттракциона на миг замирает, чтобы затем резко ухнуть вниз. И это, о боже, случилось! Валери взвизгнула, прежде чем уйти под воду с головой, а потом лишь нелепо барахталась, задержав дыхание - куда ей с её силёнками препятствовать тренеру по выездке и по совместительству качку-боксёру? Да и шокера с собой нет.
Нащупав под ногами дно, блондинка выпрямилась, выпрямился и Джей; до этого рисуясь на поверхности как два поплавка, они были на одном уровне, а теперь жестокая реальность вернула в их тандем привычные пропорции.
Ух! - объявила Валери, вынимая из-под лямки купальника заплывшую туда прядь волос и откидывая её на спину. Несмотря на стоящую в воздухе жару ей стало зябко - надо вылезти и обмотаться в полотенце и выдать маленькое запасное Джею, позабавившись тем, как он будет обтираться такой маленькой вещицей.
Всё-таки Ри нравилось по-доброму посмеиваться над его размерами.
Коротко оклинув её, Джексон смотрел вдаль за её спину - на берег. И чего только там такого интересного увидел? Да-да - расслабленно ответила девушка, совсем не ожидая потом этого ёмкого “бегом!”. И судя по тону, с которым это слово произнёс Джей, он совсем не шутил. Валери, увлекаемая вперёд за руку, понеслась вслед за спортсменом, спотыкаясь и почти падая носом в песок. Если сначала она ничего не поняла, то потом поняла и старалась всё же не отстать от семимильных шагов главы факультета выездки, ведь за его один миниатюрная девушка вполне успевала сделать десять. И какая такая ирония судьбы сводит настолько разных по росту людей? Под смех сторонних наблюдателей и, можно поспорить, и полицейских тоже, странная непропорциональная парочка на всём ходу забежала в пляжную раздевалку; Ри сообразительно зацепилась пальцами за ручку распахнутой двери, захлопывая её за собой.
Здесь, в тесной кабинке, Валери одновременно было и ужасно неловко от такой вынужденной близости и прикольно от неё же. Разве не оказавшись в такой дурацкой, действительно смешной ситуации Валери бы позволила себе стоять так непозволительно близко к Джею, то и дело случайно касаясь его. И очень хотелось дотронуться до него не случайно, даже специально, не опасаясь того, что Джексон посчитает её слишком доступной. Ри ведь долго переживала, думая о том, что после курортного романа Эванс не сможет воспринимать её как приличную девушку, которая не спит с мужиками чуть ли не в первый день знакомства. Что это только ему вдруг выпала такая честь. Этим в какой-то степени и объяснялось то, как усердно Валери отталкивала его, категорически отрицая возможность отношений.
Но Джей как обычно разряжал обстановку своим искренним смехом над всей этой нелепой ситуацией. Я больше никогда не скажу, что ты не умеешь веселиться. Валери, на самом-то деле совсем не нарочно, но комплимент приняла; во взгляде заискрилось удовольствие от происходящего. Всё же, и ей хотелось чего-то экстраординарного, выходящего за рамки её привычной скучной жизни. Неужто серая мышка становилась кем-то другим? И менял её никто иной, как Джей.
Пальцы мужчины осторожно, даже бережно, убрали с плеч девушки разсетавшиеся по ним мокрые локоны, откидывая их назад. И сейчас бы Валери подумать о том, что на этот момент времени она совсем не красавица без макияжа-то и с мокрыми волосами, лежащими кое-как, но совсем не хотелось.
Ри доверчиво глядела снизу вверх на мужчину, в её глазах-блюдцах плескалась какая-то таинственная безмятежность. Джей - тихим шепотом позвала она, а когда мужчина рефлекторно наклонился, чтобы расслышать её дальнейшую речь, мягко обвила ладонью сильную шею. Этот жест предполагал нечто большее,  какое-то продолжение, и Валери его дала, привстав на мысочках и нежно поцеловав мокрые и от того прохладные губы Эванса.

Отредактировано Valerie Finn (2018-07-12 19:55:32)

+1

7

Вкус соли пропитал кожу настолько, что ею стягивало лицо и руки, иссушая, казалось бы, ещё влажное тело. Давно забытые ощущения и, признаться, очень приятные, заставляли Джексона улыбнуться теперь уже не этой самой дурацкой из всех случавшихся с ним ситуаций, а  потому, что его наполняло чувство покоя и безмятежности, когда он, прикрыв глаза, слушал как море накатывает волнами на берег и щекочет ими песок. Здесь, внутри малогабаритной раздевалки, предназначенной только для одного и куда более мелкого человека, нежели Джей, ему было тесно и неудобно, но этот дискомфорт почти что не имел никакого значения, потому что Валери скрашивала своим присутствием даже этот неловкий момент. Им так редко удавалось побыть в непосредственной близости друг с другом, исключая приветственные короткие объятия и редкие поцелуи в щёку на прощание, что всего одна лишняя минута, что они простояли рядом друг с другом, ввела обоих в какой-то транс, будто такое происходило с ними впервые, и химия, заискрившаяся вокруг, была и мужчине, и его прекрасной спутнице в новинку.
Да, он хотел бы, пожалуй, чтобы это произошло как-то иначе. Может, чёрт с ним, с Парижем, пусть там и было бы самое место устроить нормальное свидание и поговорить о своих чувствах. Но, загнанные во временные неудобства прямо на пляже, будучи один на один на мизерном расстоянии друг от друга, Эванс и Финн чувствовали, что не хотят тянуть и дальше, чтобы снова не зависнуть в недопонимании, которое так долго увлекало их якорем на дно. И, Джексон был ужасно благодарен Валери за её мимолетную, смелую, воспрявшую в ней решительность амазонки, которую прежде никогда не наблюдал в этих удивительно глубоких зелёных глазах. Потому что в следующий момент, окликнув его по имени, блондинка сама сделала шаг, который не позволяла сделать Джею всё это время и все те месяцы, что они учились заново писать своё знакомство на чистом листе. М? – не успев договорить, но наклонившись к девушке, чья голова едва доставала ему до плеча, Джей вытянул вперёд губы, которые тут же попали в её распоряжение, и, целуя спутницу в ответ, он не смог так сразу понять почему долгая пауза между ними вдруг сменилась активным наступлением. Он рефлекторно отвечал её прикосновениям, которые щекотали ему шею, всего лишь ласково касаясь живота девушки, к которому приложил свои большие ладони. Да, они были холодными, но в данную секунду тактильные ощущения, какими бы они ни казались на самом деле, не мешали, а лишь усиливали приятную вибрацию внутри. Секунда, будучи необыкновенно длинной, окончилась так же внезапно, как и началась, и стоило только Эвансу почувствовать, что между их соприкоснувшимися губами вновь сочится воздух, проникая в организм, как он постарался не отпустить её от себя насовсем, и потянул на себя, обняв за талию. Ты солёная, – улыбнулся он, не прекращая касаться её лица губами, - Интересно, нас теперь посадят? Я не хочу в камеру в одних плавках. Смех разряжал обстановку, которая немного напрягала их обоих, но самое время было позволить жизни  самой решать что будет между ними дальше. В конце концов, некоторое время назад никто из них даже не мог бы предположить, что мир в их тандеме всё-таки когда-нибудь настанет, а теперь они стояли, ровняясь друг на друга взглядами, пусть между женщиной и мужчиной была такая огромная разница в росте и выглядели они, и правда, словно Моська и слон.
Кажись ушли, – вытянувшись, словно полевой зверёк-сурикат, Джей оглянулся по сторонам, ловя на себе взгляды отдыхающих. Ну посмейтесь, посмейтесь, – он понимающе улыбался, даже не злясь на такую реакцию. В общем-то, он и сам бы смеялся погромче прочих, стань Джекс свидетелем такой горячей погони. Мужчина, распахнув настежь хлипкую деревянную дверцу, мягко вытолкнул Валери на свободу, выходя следом и озираясь по сторонам. Обняв свою шею ладонью, блондин щурился на палящем обеденном солнце, и его взгляд, полный иронии, встречал Валери, которая была вся с ног до головы обсыпана песком, словно её кто-то повалял по земле перед тем, как запереть в кабинке с Джеем, а тот в свою очередь – о ужас – понял, что насобирал колючих мелких песчинок прямо в плавки. И от этого назойливого зуда он рассмеялся, прыгая на одной ноге и оттягивая пальцами штанину своих купальных шорт, а потом, не удержав равновесие на одной ноге, ещё и сел на задницу, расстроено всплеснув руками. Ну ё-моё, а, – почти с детской невинностью в голосе воскликнул блондин, прикидывая, сколько тонн песка теперь вычистит из салона своего автомобиля. Мыться! – объявил он, поднимаясь на ноги и, обняв девушку, а скорее даже кинув тяжеленную руку ей на плечо, побрёл с ней к тому месту, где лежала их пляжная сумка, которую всё прибывающие волны так и норовили унести с собой в океан.
Оуоуоуоу, лови, лови её, – скомандовал Джей, ныряя бегом вперёд девушки в воду по колено, чтобы схватить льняной мешочек за ручку и вытащить обратно на берег. Нет, остаться без ключей от машины и дома было бы совсем уж грустно, и тогда бы спортсмен поверил, что не бывает всё так уж прекрасно, и, что если где-то на твоей улице перевернулась фура с удачей, то непременно жди потом беды. Рассекая, словно неторопливый крейсер уже не кажущиеся ему такими ледяными волны, блондин заходил чуть дальше, чтобы вода касалась его бёдер, на которые и налипло больше всего песка. Встряхнув головой, Эванс окунул её в воду, желая, чтобы только в этот момент не вернулся патруль. Он терпеливо смывал с себя следы своего падения и погони, растирая горящую от солнца кожу руками и принимая июльское тепло всеми порами обратно, словно сейчас он имел последний шанс насладиться погодой, а завтра бы она исчезла навсегда. Обернувшись, мужчина нашёл Валери и, немного засмотревшись, вдруг понял, что терроризирует её своим взглядом слишком долго. Наверное, он ещё не дошёл до ручки, но был уже на грани, чтобы издалека окрикнуть её и спросить: что, чёрт возьми, это сейчас было? Но временно парализованный, он так и стоял на месте, чувствуя, что даже мелководные рыбки приняли его пятки за нечто съедобное и пощипывали их на дне, а ещё – смотрел на прекрасную и утончённую девушку в этом синем купальнике с золотыми звёздочками, которые прежде совсем не замечал, и не мог оторвать от неё взгляда, потому что ни одного изъяна в ней так и не нашёл.
Поехали, я, кажется, нагулялся, – признался Джексон, вылезая из воды. Прогулка, и правда, оказалась короткой, однако свой главный вопрос Эванс всё же успел задать, а главное – получил её согласие, пусть и не обошлось без маленького шантажа. От этой мысли мужчина, выходящий из воды так медленно, как выходили разве либо морские чудовища, либо сам Посейдон, невольно улыбнулся, ведь ему так редко удавалось отхватить чуть больше, чем было положено, и тем более редко получалось сказать: «день был незабываемым». А ведь сегодня всё было именно так.
Они брели, собрав влажные полотенца в руки и вывернув подмоченную сумку наизнанку, чтобы она побыстрее высохла, а солнце палило так нещадно, что не оставалось сомнений – высохнуть за эти пять минут могла бы даже целая река, не только какой-то там тканевый кулёк. И день не спешил заканчиваться, чтобы они оба успели подумать о случившемся, о грядущем путешествии, о том, что делать с рабочими делами и вообще о том, как дальше быть. Всё было словно вырванная страничка из сборника рассказов: девушка, которой сегодня пришлось что-то переосмыслить, мужчина, который давно шёл с ней рука об руку, будучи и верным другом, и преданным слушателем, и хотел бы быть опорой, к которой Ри так боялась прислониться. А солнце, отражаясь от капота его большой машины, играло забавными яркими зайчиками в светлых волосах Валери Финн.

+1

8

Зыбко балансируя на мысочках и вытянувшись вверх в струнку, Ри нежно целовала влажные и прохладные губы склонившегося над ней мужчины. Одной рукой она захватила Джексона за шею, но совсем не властно, не давила; а другой упёрлась в стенку хлипкой кабинки равновесия ради. В этот сладкий момент, которого в глубине души они ждали вместе, Валери стало даже безразлично, что подумают люди за пределами их убежища, откуда выглядывали их ноги и голова высокого мужчины.
Большие ладони Джексона слегка касались её живота; это было немного щекотно, но, несомненно, приятно.
Ты солёная. - улыбнулся мужчина, когда их губы разъединились, и Валери плавно осела вниз, становясь на всю стопу целиком. Блондин приобнимал её за талию, но столь близкий контакт совсем не пугал мисс Фин. Ах, как были бы недовольны её родители, узнай вдруг, что их отбившаяся от рук дочь отбилась окончательно, раз целуется с огромным мужиком в пляжной раздевалке (и не только целуется, если вспомнить события минувших дней). Ты тоже - улыбнулась в ответ Валери, мягко скользнув ладонью по влажной коже мужчины от шеи вниз по плечу, а потом по руке. Джексон такой большой, сильный, совсем не хрупкий, а девушка касалась его так невесомо, будто кожа его - крылья бабочки и грубое воздействие необратимо погубит их. Интересно, нас теперь посадят? Я не хочу в камеру в одних плавках. - Джей как всегда, добродушно подшучивая, сглаживал неловкость ситуации, которую они стали ощущать оба, понимая, что их сомнительное уединение слишком уж затягивается. Вообще, Валери не верила, что хоть когда-то стражи правопорядка будут иметь к ней претензии - слишком правильно жила, не встревая ни в какие истории (исключая сегодняшний день, конечно), поэтому ей было не столь забавно, как Джексону. Интересно, а Джею когда-нибудь приходилось бывать в полицейском участке?
Вынырнув головой из-за верхней границы кабинки, Джей обозрел территорию под лёгкий смех окружающих. Кажись ушли. Хорошо - согласилась Ри и послушно вышла наружу впереди мужчины, чуть смущённо опуская голову и стараясь не смотреть по сторонам, чтобы не упираться взглядом в лица людей, которых они смогли так повеселить. Пожалуй, в такие глупые ситуации она попадала только с Джеем, но совсем не злилась на него за это. А он знай себе улыбался, идя рядом к тому месту, где они оставили вещи; потом и вовсе стал дурачиться, пока не сел пятой точкой в песок. Ну ё-моё, а. Валери звонко рассмеялась от этого действительно забавного зрелища, подняв ладони к лицу и прикрывая рот. Признаться, это такое удовольствие смотреть на Джексона вниз, а не выворачивать шею, чтобы достать до него. 
Снова окунаться в воду особенно после стремительного побега от полицейских не было никакого желания. Тем более, горячее солнце сушило кожу и песок ссыпался сам собой. Чуть тяжелее вытаскивая ноги из песка, потому что на плечи легла тяжёлая рука, девушка шла рядом с тренером.
Оуоуоуоу, лови, лови её! Ой! - воскликнула Валери, срываясь с места, но Джей, конечно, оказался около уплывающей сумки гораздо быстрее неё, подхватывая, а потом возвращая владелице. Спасибо, Джей - улыбнулась девушка. Ещё радостнее ей стало от мысли, что телефон она всё-таки позабыла в салоне машины и ему не грозила сушка феном или, что ещё печальней, посещение мастерской.
Оставшись на берегу, Валери терпеливо стряхивала с себя песок, благо она всё-таки не извалялась в нём так же как Джей, и украдкой наблюдала за мужчиной, который предпочёл всё смыть - даже голову окунул. Прополоскавшись, Эванс поднял голову, засмотревшись… на Валери. Ведь больше никого рядом и сзади не было - девушка даже оглянулась. Ох, Боже…! вылезай скорее! Мало ли полицейские вернутся! А ещё ей было очень приятно, что мужчина, да ещё какой, смотрит на неё так зачарованно.  Чуть приосанившись под его взглядом, Ри терпеливо ждала и тихонько переживала, что мокрые плавки Джея всё-таки увидят сегодня камеру в полицейском участке.
Поехали, я, кажется, нагулялся. - Валери встретила эти слова широкой улыбкой, соглашаясь: Да, поехали. Вспомнив, что она всё ещё стоит в одном купальнике, девушка вовремя спохватилась и надела поверх свой сарафан. Солнце так палило, что казалось всё уже высохло, пусть на самом деле всё совсем не так. Выходя с пляжа на асфальтированную дорожку, блондика вдела ноги в босоножка и взяла курс на машину мужчины. С одной стороны, было жаль закончить сегодняшний совместный выходной вот так сразу, с другой - сев задницей на сиденье машины, Валери прекрасно ощутила, что купальник совсем не высох и эмоции от этого можно оценить коротким “Брр”, да и морская вода теперь стягивала кожу, так что душ и увлажняющий гель на полочке ванной прямо таки примагничивали мысли девушки к себе.
Тебе-то тоже печально в мокрых плавках - с сожалением подумала Финн, подумав, что у неё одежда-то хоть немного подсохла, а у Джея совсем мокрая. Пусть это будет единственным огорчением в нашей жизни - легкомысленно подумала девушка, всё же эта тема не стоит того, чтобы на ней так зацикливаться своими переживаниями. Джей-то, наверное и вовсе не загонялся по таким мелочам, в этом мисс Финн есть чему у него поучиться. Надо сегодня искупать Марселя… Жарко, он много потеет. - отвлечённо подумала она, глядя как город движется за окном машины. Вернувшись вниманием к мужчине, когда большой чёрный автомобиль остановился на светофоре, Валери показалось, что тот взглядом спрашивает о чём она думает. Нет, про потеющих котов я тебе не буду рассказывать. - блондинка улыбнулась своей мысли и поймала ответную улыбку Джексона. Этот день останется в памяти как и все другие, которые Валери провела в компании этого мужчины, разве что сегодня воспоминания ярче, чем обычно.

+1

9


У Джуна было много времени для того, чтобы обдумать произошедшее, оценить свои поступки, поступки Фелис, прокрутить по двести раз все произнесённые с обеих сторон слова, и сделать для себя какой-то вывод. Сначала, разумеется, он ужасно бесился по поводу того, что так ничего и не сказал ей в ответ тогда, когда на негнущихся ногах сполз с её треклятого байка, который теперь вполне вероятно будет приходить к нему в ночных кошмарах. Не подобрал слов, не усмирил клокочущий в себе адреналин и страх, зато выслушал её фразочки, которые она совсем не постеснялась (ещё бы!) ему сказать. Признаться, даже теперь опосля у него не было сформировано достойного ответа, всё слишком глупо и смешно смотрелось бы  на фоне его мольб и извинений. Шатен проклял и поездку, и свою машину, оставшуюся на стоянке у больнице и вообще весь этот день, потому что в голову невольно лезли мысли о том, что ждёт его на работе завтра... Вот она припрётся на практику и, можно поспорить, даже если девушка не наберётся наглости подкалывать его или припоминать про извинения, то уж наверняка на лице Фелис проскользнёт ехидная усмешка. Никто не любит быть осмеянным, а Джун так уж втройне. Как его после всего этого можно воспринимать всерьёз, если он на своё отражение в зеркале смотрел с тенью презрения во взгляде? Обдумав всё, кореец укрепился во мнении, что встретить её насмешки завтра надо жёстко, показывая, что сонсэнима лучше не злить, а тихо-мирно стерилизовать инструменты, вспомнив недавние ссылки и снова позабыв про право подходить к пациентам и участвовать в процессе их лечения. Другой вопрос, что ругаться он уже устал и тот хмурый нейтралитет, что они поддерживали после ужина в кафе, его с горем пополам устраивал. Ну что же - обстоятельства изменились. “Извинения приняты”... пф, ну я устрою тебе весёлую жизнь в госпитале. Пожалуй, больше всего его обижало, что Фелис не остановилась тогда, когда он сменил гнев на милость и, прости господи, обратился к ней с вежливой просьбой, которая затем перетекла даже в мольбы. Вот уж чего он не ожидал, так того, что его с такой лёгкостью и хладнокровием прокатят жопой по стиральной доске, отзеркалив его же мерзкий характер. Конечно, мысль о противодействии не сразу пришла ему в голову, поначалу он злился и злился, вертя в пальцах упаковку жизненно необходимых таблеток, купленных про запас, и думая, что они, быть может, не стоили такой жертвы. Ну не последняя же встреча с дилером.
Хён Джун смотрел в потолок, на белой штукатурке которого зыбкой тенью шла надпись на хангыле. Сколько шатен ни выслушал вопросов от Шэрон и Айдена по поводу значения этой фразы - он не говорил, будто это какая-то страшная тайна. К чему им знать? Особенно Рыжику - для него проблемы психического здоровья друга не были раскрыты. И не будут. Уиллиамс словно монета мог повернуться то одной, то другой стороной; с одной - он его друг, которому хотелось хотя бы доверять, с другой - в моменты своего совершенно неукротимого прихода Айд становился мало управляем, а значит - опасен. В том числе и для скелетом в шкафу корейца.
Стены угнетали сознание, маленькая квартирка, превращённая в цветочную галерею, давила на своего хозяина сильными ароматами цветущих растений, которые лишь усиливались с приближением ночи. Словно наблюдая из-за оконного стекла, что улицы очищались от людей, они вкладывали всю силу в красоту и благоухание, чтобы радовать лишь своего хозяина и больше никого. Шатен поднялся со своей низкой постели и вышел на балкон, чувствуя, как противоречивые друг другу запахи рвут его чуткое обоняние на части, перетягивая каждый внимание на себя. Тёмный спящий двор за окном манил; сейчас на улице по-прежнему тепло. Почему бы не прогуляться теперь, когда изнуряющая жара спала, оставив после себя потрясающе приятную для променада ночь?
Шатен оделся в шорты и свободную рубашку, влез ногами во вьетнамки и положив в карман только ключи от квартиры, выдвинулся гулять. Ему потребовалось минут пятнадцать, чтобы понять - хочу на море, ощущать его солёный запах, слышать тихий, но настойчивый шелест волн. Конечно, его дом не стоит в прибрежных кварталах и ему придётся пройти приличное расстояние, но Джуна совсем не печалила такая перспектива.
Сторонясь других людей, он выбирал маршрут через уединённые скверы, спящие в свете редких фонарей, через узкие улочки, постепенно выводящие его к цели. Неторопливо шагая, кореец выгнал из своей головы все мысли о сегодняшнем конфузе, да и вообще обо всём, что касалось Фелис и работы. Слушал лишь как ритмично, в такт его движениям, шлёпают по пяткам вьетнамки. Шум волн, катающих по прибрежным камням мелкую округлую гальку становился всё яснее и яснее, шатен невольно улыбнулся, понимая, что уже почти пришёл, а ведь даже не успел подумать о том, что дорога оказалась дальней. На берегу в столь хорошую погоду, конечно, были люди, поэтому Джун прошёл значительное расстояние по набережной, выбирая место, где никого нет. Задумчиво посмотрев на пустующий пирс, шатен всё же пошёл вниз к воде. Да ну его, этот экстрим, хватит его уже на сегодня. Признаться, купаться он изначально не планировал, но поразительно тёплая ночь располагала зайти хотя бы по щиколотку. Легко скинув с ног свои тапки, Джун подхватил их за ремешки, небрежно удерживая пальцами. Это в более популярных, посещаемых местах был пляж из песочка(который, кстати, закрывался на ночь, но это не очень волновало любителей ночных купаний), а здесь - камни, большими валунами лежащие на береговой полосе; шатен аккуратно балансировал на них, ступая по влажной шершавой поверхности босыми ступнями. Неуловимое для взгляда со стороны усилие мышц делало его шаги такими мягкими и тихими; море, словно чуть затихнув, принимая скромное присутствие человека и ласкаясь к нему,  омывало камни тише, просачиваясь в узкие промежутки между валунами пенными гребешками волн. Шатен, обернувшись через плечо, небрежно бросил свои тапки так, чтобы их не унесло. Расстегнул манжеты рубашки, оставляя рукава свободно болтаться, чуть отвисая вниз. И зачем вообще надел рубашку, да ещё и с длинным рукавом? Освободив несколько верхних пуговиц, привычно утягивающих его под самое горло тугим воротничком, Джун чуть развёл руки в стороны и, прикрыв глаза, улыбнулся солёному воздуху, ласкающим слух волнам. Город - основа его выживания, но насколько шатен от него зависел, настолько же и ненавидел стекло и бетон, чёртовы урбанистические пейзажи. Люди - они губят собой всё живое; они выращивают цветы, чтобы затем перерезать им горло, миллионами губят хвойные деревья по случаю дурацкого праздника, как можно любить того, кто человек? Неужели, шатен позабыл своё утверждение, которым доказывал, что никто ему не нужен? Как они вообще появились с такой установкой: Шэрон, Айден, Эми…? Разве Джун не должен ревностно охранять свой личный зыбкий мир от всех остальных?
Безжалостный к своему собственному биологическому виду, Джун трепетно стремился быть ближе к природе, к её силе, которая, казалось, могла исцелить даже его, но кореец пока достаточно благоразумен, чтобы понимать - он здесь слишком временно, его пребывание искусственно, а мир за пределами человеческого социума очень быстро убивает слабых. Завтра суббота; Фелис завтра не придёт. - вдруг мелькнула мысль, и шатен расслабился, элегантным движением поворачивая ладони разведённых в стороны рук вверх. Медитация? Быть может.
Раньше я жил одним днём, не строил никаких планов, стратегий. Не вёл затяжных конфликтов, мне было всё равно и я думал только о себе и своём спокойствии. Сейчас я веду себя ошибочно. Что там говорит Грэхэм - мне осталось несколько лет? Глупо тратить их на то, что выматывает, загоняет на замкнутый круг.
Кореец медленно и плавно опустил руки вниз, а потом осторожно, будто вода могла вмиг обернуться раскалённой лавой, сделал несколько шагов вперёд, чувствуя живительную прохладу, ласково коснувшуюся его светлой тонкой кожи.
Хён Джун совсем неторопливо пошёл по мелководью в другую сторону от пирса и своей брошенной где-то на камнях обуви. Он аккуратно ступал по мелкой шуршащей гальке, что приятно массировала его босые ноги, снимая напряжение. В последнее время столько всего произошло, что Джун начинал задумываться, а его ли это жизнь, или он как будто отнял её у другого человека поиграться. Вот только она слабо поддавалась его воле, внося невероятно крутые виражи сюжетных поворотов. Непредсказуемость рождала желание всё прекратить, убираясь обратно глубоко под свой панцирь - броню, защищающую его от окружающего мира. Так ведь будет правильно, да?
Кирпичная, полуразрушенная стена выходила крайней секцией в море - когда-то некое заведение отгородило себе часть берега, но потом было разжаловано в этом праве главой города, да и вообще стёрто с лица Ванкувера. А стена, постепенно разрушаясь волнами, осталась. Джун не захотел обходить её по берегу, где бульдозером ещё давно была пробита дыра, а пошёл со стороны моря, заходя в него по колено. Чуть придержавшись пальцами за шершавые кирпичи, шатен завернул за этот символичный угол, когда вдруг крепко впечатался в чьё-то тело, которое столь же уверенно двигалось в обратном направлении. Джун умудрился удариться всей передней частью своего организма, даже нос и тот недоумённо потёр, с запозданием поднимая взгляд на человека. Какая злая шутка судьбы. - мелькнула мысль, когда карие глаза корейца встретились с такими знакомыми - голубыми. Он этого совсем не ожидал (встреча с этой девушкой лицом к лицу должна была состояться никак не раньше понедельника), наверное, поэтому и не злился, оставаясь всё таким же безмятежно спокойным. И даже совсем не хотелось уничтожить её за то, что произошло после работы, не хотелось и вспоминать недели обострённой вражды - разойтись бы просто, не испортив друг другу благостного настроения.
Шатен подтянул чуть приоткрывшуюся от неожиданности челюсть, слышно клацнув зубами, и опустил взгляд вниз, демонстрируя, что не ищет конфликта. Добрый… вечер - вынужденно произнёс он, отступая с дороги, чтобы дать Фелис пройти. Несмотря на то, что он пытался это скрыть, вид у Джуна был обиженный, несколько смущённый совершенно внезапной для него встречей, но никак не холодно-отрешённый, каким бы кореец хотел казаться. Несмотря на всю их ругань и непримиримость замкнутого характера шатена, Фелис всё-таки смогла себя определённым образом поставить, ведь он сейчас не нашёлся какую претензию ей предъявить. Тем более, ощущал, что сделать гадость и получить от этого радость не получится - в ответ будет отпор, который только испоганит ему всё настроение. Я устал с тобой воевать - глубокомысленно произнёс Хён Джун, по-прежнему не поднимая взгляда - будто ткань её льняных штанов гипнотизировала без возможности оторваться, и озвучивая то, что крутится у него в голове. На это у меня нет ни сил, ни здоровья, ни желания… Впрочем, как и на то, чтобы тебя учить. Шатен упёрся руками в бока, чуть поморщив лоб и посмотрев на девушку в упор: Что с тобой вообще делали в детстве, что ты такая упёртая появилась? Этот вопрос с подтекстом шутки переломил дискомфортную для него ситуацию. И зачем вообще до сих пор стоял здесь, не проходя дальше? Быть может, он сейчас вспомнил ту истину, которая была написана на его потолке, на которую он смотрел перед тем как заснуть и с утра, когда открывал глаза: Не закрывай ладонью небо. То есть, не пытайся убежать от правды, ведь это невозможно, так же как и спрятаться от неба. Куда бы ты не залез, это не отменяет факт существования небосклона, так же как и правды, которая, какая бы она ни была для тебя неприятная, всё равно есть. И Фелис, как стало уже понятно, никуда деваться не собиралась во всяком случае, до конца практики так точно.
Вопрос про детство, пусть и шуточный, всё же был лишним, ведь она могла его отзеркалить, а отвечать на аналогичный шатен бы совершенно не хотел. Что же, слово - не воробей.

+2

10

Первым делом, что сделала Фелис, оставшись одна - сняла всё-таки раздражающий шлем.  Второе - стянула  резинку с волос, хорошенько растрепав их. Ведь теперь некому беситься, что чересчур пышные кудри лезут в глаза и мешают его высочеству. Третье - выжала газ на полную, удерживаясь на пределе допустимой скорости. Она гоняла, как ей самой хотелось, мастерски обгоняя машины и объезжая лужи у самой их кромки. Тесные ряды машин, где приходилось гибко маневрировать, высотки и бесконечные витрины то и дело сменялись спальными районами с полупустыми дорогами, где девушка могла свободно разогнаться. Завораживающие виды красного заката над городом постепенно уступали место сумеркам. Фелисия замедлила ход. Все прежние эмоции и энергия сброшены на высоких скоростях, теперь она успокоила свою горячность и на умеренной скорости смогла внимательнее рассмотреть улочки в мягком сиреневом полумраке, позволить своим мыслям течь плавно, не прогоняя их прочь. А они предательски возвращались к событиям сегодняшнего дня, засели там и перекрашивали ощущения и чувства в другие, тусклые цвета.
Пока Фелис самозабвенно гоняла, думая лишь о дороге, её ничего не смущало. Теперь же резкие ускорения и крутые повороты среди плавной езды отдавали чем-то неприятным. Сразу вспоминался пассажир, которому не повезло попасть под вспышку импульсивности и злопамятства. И сразу терялся вкус этих маневров, словно в любимую еду вдруг сыпанули перца. Даже кататься уже не так хочется. А виноват в этом кто? Разве Джун? Чем больше Лиса анализировала свой поступок, тем больше усомнялась в себе, тем ниже падало настроение. Сдалась ей эта месть дурацкая? Ладно ещё в начале, когда Джун просто ругался. Но когда начал упрашивать, неужели нельзя было чуть уступить, ведь ему откровенно было страшно? Она же просто отмахнулась. А теперь что? Прими поздравления, дурёха, ты сама сломала то, ради чего так долго терпела и держалась - тихий нейтралитет и возможность находится рядом и работать. Теперь то руководитель не подпустит её или вообще будет обходить десятой дорогой. Все эти мысли закручивались вокруг Лисы и душили, словно питон. Она резко притормозила у какого-то столба и со злостью хлопнула рукой по корпусу байка.
- Дура! - обругав себя, в расстроенных чувствах прилегла на руль, сложив на него локти. Думала, пройдет минут через пять. Дала себе перерыв, а после снова повернула ключ зажигания. Байк сердито гаркнул, но завестись не захотел.
- Давай ещё ты на меня обидься! Ну прости, что я тебя стукнула. Я знаю, что ты не при чём. Сегодня одна я кругом виновата. - Лиса как-то отчаянно погладила своего двухколёсного товарища по рулю. Только недавно она осуждала наставника за грубое обращение с машиной, а туда же!
- Из-за тебя всё! Даже на своем байке не могу спокойно сама поездить, из-за тебя! Сонсэним, ну что за!
Фелис сделала медленный вдох, выдох, взяла себя в руки и попыталась завести ещё раз. Байк послушно откликнулся и тронулся с места. Хоть кто-то должен был отходчивым в этой сумасшедшей тройке. Прежнего настроения у Фелис уже не было, она медленно катила к пункту назначения - море, рассчитывая добраться туда к ночи. Темнело тоже не быстро, что слегка раздражало. В этой гонке девушка намеренно собиралась проиграть. Всё пройдёт, всё обязательно наладится, если не в отношениях с Джуном, то хотя бы между тараканами в её голове, стоит только отдохнуть.
Фелис приехала к месту, как и хотела, когда на воду уже легла лунная дорожка. Городской пляж был уже закрыт, но разве Лиса ехала за комфортом? Она оставила позади мягкий песок, через сотню метров он сменился галькой. В конце концов нашлось подходящее место для спуска на дикий пляж. Не слишком крутой, где поменьше камней. Можно будет спокойно скатить байк и так же поднять его обратно на дорогу. А поставить хотя бы у этой кирпичной стены и валунов. Главное, не забыть, где именно оставила. Такая разрушенная стена здесь не одна, да и камни везде одинаковые. Благополучно спустившись, Лиса перекинула куртку через сиденье байка. Прохладно, но вполне терпимо. Сбросила ботинки под колеса. Было немного страшно, что украдут железного товарища, но пусть ещё попробуют заметить.
Фелис тут же направилась к берегу. Холодная галька приятно трещала под ногами, а шелест волн напоминал о смене обстановки и предлагал забыть о неприятностях. Вода тоже не подвела, оказалась тёплой и ласковой. Лиса невольно улыбнулась, подняв небольшие брызги. Да, так хорошо. Она словно первый раз увидела этот берег и волны, огромные чёрные валуны и высокий пирс неподалёку, за очередной кирпичной стеной. Пожалуй, она обязательно с него прыгнет, но не будет спешить. Растянет удовольствие. Лиса пообещала себе многое. Пройти по самой кромке воды, нырнуть, искупаться, наслаждаться прохладным бризом и временем на пляже, и не думать о Джуне. Пока у неё получалось задуманное. Ровно до следующей стены, которую не получилось ловко обогнуть.
Преграда на пути Фелис появилась из ниоткуда, словно корабль в пустыне, слишком неожиданно и...жестко. На языке дорожных происшествий - лоб в лоб. Надо же, на таком просторном пляже не разминуться двум людям, которые, надо признать, оба смотрели только себе под ноги, если допустили нелепое столкновение. Отпрянув от чьего-то высокого тощего тела, Лиса извинилась, потирая лоб и запоздало глянула на вторую жертву происшествия. А когда рассмотрела фигуру и узнала её, застыла на месте. Ну вот как такое могло случится, что из всего Ванкувера именно он в неё врезался в этом узком проходе? Как их вообще свело в одном месте в одно время, причем свело ощутимо и на полном ходу?
- Добрый...вечер. - бурчание, да и вообще весь вид наставника(ну а кто ещё мог на неё налететь, в самом деле?), были смущенными и обиженными, но это вовсе не выглядело смешно или странно. Фелис и самой стало жутко неловко, и она опустила взгляд, последовав примеру.
- Очень добрый вечер! - мелькнула мрачная мысль в голове. - Сонсэним, вы стали воплощением моей совести и теперь преследуете меня?
Ей не жалко было пляжа для него, место общественное, он волен ходить где хочет, но видеть его сейчас не хотелось. Не раздражал, просто вмиг развеял всё умиротворение, став назойливым укоряющим напоминанием о дурацкой поездке.
- Здравствуйте, - тихое и столь же смущенное. Фелис несвойственно ей  замялась, не решаясь уйти, словно должна была сказать что-то здесь и сейчас, но в конце концов сдалась, выдохнула и сделала шаг прочь, прижимаясь ближе к стене  Ёщё не поздно свалить, пока не вернулся бардак в голове.
- Я устал с тобой воевать.
Эти слова заставили снова замереть и обернуться, но всё ещё не поднимая глаз. Что, если бы эти слова прозвучали раньше? Что-то бы изменилось, проявила бы Лиса сочувствие, или поступила ровно так же? Одно она знала точно: Джун озвучил её мысли. Она воевала по привычке, необходимости, из упрямства и нежелания проигрывать. Но как же надоело и выматывало. Ей давно уже это не нравится. Они развели детскую войнушку, когда можно было существовать мирно. Неважно уже, кто первый начал. Кто закончит?
- Понимаю. Мне тоже больше не хочется с вами воевать.
Девушка решила не уходить сейчас. Ей казалось, останься она здесь, они или рассорятся в хлам или наоборот придут к чему-то конструктивному, но ситуация так или иначе прояснится. Наставник и правда не выглядел воинственным, да и сама Лиса была далека от боеготовности.
- Что вообще с тобой в детстве делали, что ты такая упёртая появилась?
Фелис так насмешил и внезапный вопрос и поза, что она невольно улыбнулась. Прислонившись к  стене, Лиса подняла на  наставника взгляд уже повеселее, склонив голову набок, словно дразня. Хотя дразнить его в самом деле уже не хотелось.
Была у Джуна сверхспособность невольно разряжать обстановку. И получается у него здорово на самом деле, только использует её раз в месяц, а то и реже. Он же не надумал себе, будто её в детстве пытали или к батарее привязывали? Да и не была она вредным ребенком. Умела за себя постоять, но серьёзных бунтов не устраивала. Ну дралась иногда с мальчишками, и в нос могла с разворота дать, так что приходилось жаловаться далеко не ей. Но в основном то была приличной девочкой.
- Учили не реветь и не бежать жаловаться, а сразу сдачи давать. Да и потом приходилось отбиваться. - Фелис вспоминала, как яростные, но несерьёзные потасовки во дворе “за дело” заменил несправедливый и непонятный ей бойкот и травля в старших классах, и настроение сразу вернулось в минус, а улыбка стала вымученной и кривой, потом и вовсе исчезла. Что она не так тогда сделала? Девчонкам, той лживой сволочи, который поиграл, сломал и выбросил, Джуну, в конце концов? То, что она терпит и не жалуется, не значит, что ей не больно и не обидно. - Показывай зубы и кусай, чтобы тебя не сожрали первой. Это скорее необходимость.
Девушка устало выдохнула и замолчала. Не хватало ещё посвящать наставника в трудности и гадости её школьной жизни. Всё уже прошло, пусть и с некоторыми осложнениями. Она почти никому не рассказывала об этом, оставляя грязь позади, а Джуну вовсе не нужно это слушать, и так лишнее наговорила, почти разоткровенничалась. И это без косяка марихуаны. Морской воздух, что ли, так влияет? И тем не менее, как бы Фелис не тормозила свои мыслительные процессы, её несло. И чем дольше Лиса смотрела на руководителя, тем сильнее росла её уверенность в следующих словах. Не стоит ждать понедельника, она должна сделать это здесь и сейчас, ведь если что-то пойдет не так, они просто разойдутся по разным сторонам пляжа и будут порознь все  выходные. А в отделении, когда всё время друг у друга на виду, напряжение будет только расти и неизвестно где и как рванет.
Поэтому Фелис берет тайм-аут, чтобы собраться с силами, приготовиться и наконец продолжить.
- Сегодня этой необходимости не было, только упрямство. - девушка поднимает ладонь в просьбе приберечь комментарии на потом. Сейчас её ждёт момент и так не из лёгких. Но силы смотреть в глаза Джуну она нашла. - Сонсэним... простите меня за сегодняшнее. Я должна была проявить понимание и уступить. Поступила как глупая упрямая девчонка, была не права. Простите.
Родители научили её ещё кое-чему. Что быть сильной значит не только уметь давать сдачи, но уметь признавать ошибки и извиниться. Это иногда куда сложнее, чем ударить. Ещё один урок: лежачего не бьют. А она обошлась сегодня с Джуном безжалостно, и в общем-то паршиво. Может, он и заслужил, но нужно иметь мозги остановится, иначе чего она сама стоит? Тоже хороша.
- Не зря хоть вас мучила, успели, куда нужно было? - Фелис неловко улыбается, но это не та расслабленная улыбка, что была две минуты назад, - Мир?
Девушка протягивает ладонь, прекрасно понимая, что Джун может её не принять, оттолкнуть, подарить самый презренный взгляд из коллекции, наговорить гадостей в конце концов. И Лиса не сможет осуждать его за это, ведь она так же оттолкнула сегодня его просьбы. Что ж, если мистер Ли окажется благородней её самой и возвысится над ней, Фелисии будет стыдно, но переживет, а может и станет легче. Если ответит злом - просто развернется и уйдет, стараясь не сцепиться снова. Пока ей остается ждать ответа и стараться скрыть напряжение. В её обычно уверенном поведении снова происходили сбои. Может потому, что устала от бессмысленной войны. И потому, что ответ наставника сейчас для неё действительно важен. Чего ей ждать от него дальше, как вести себя, и можно ли разорвать этот замкнутый круг негатива?
Сегодня Фелис мало удалось расслабиться из-за всей этой ситуации, и сейчас она пыталась отвлечься хоть чем-то, успокоиться, переключить внимание с проблемных отношений на окружающий мир. Прислушивалась к размеренному шелесту волн, шевелила пальцами гальку и старалась полностью ощутить на своей коже ночную прохладу. Но даже такие радости жизни не освобождали от гнёта чувств. Когда ты напряжен, эмоции бесполезно убаюкивать и сглаживать природными релаксантами, куда лучше их выплеснуть. Фелис нужна была ощутимая разрядка и адреналин. Её тянуло к пирсу, он то и дело приковывал взгляд. Хотелось прыжка и полёта, стремительного падения. А если эта девушка чем-то соблазнилась, не успокоится, пока не сделает.
- Сонсэним, а вы умеете прыгать с пирса? Как насчёт нырнуть? - задумчиво произнесла Фелис, рассматривая чёрную тень на морской глади. Лиса - не Лиса, если не втянет кого-то в свои авантюры. Очередная бредовая идея за сегодня, первая с мотоциклом не оказалась хорошей, по крайней мере для наставника. Наверное, он сейчас думает о том же, Фелис не видит его выражение лица, взгляд её прикован к морю, но догадывается, что Джун не захочет с ней связываться.
- Не думайте только, что я намерилась вас убить сегодня. Если не уверены, то и не стоит, сама пойду.
Фелисия уверенно направилась в сторону пирса. Знала, что может быть опасно, хотя прыгала с него не раз. Дно там чистое, достаточно глубоко, чтобы не свернуть себе шею, однако риск есть всегда. Но она точно знала, чего хочет и что делает. А Джун пусть решает за себя сам, теперь-то у него точно есть выбор.

+2

11


Немного расслабившись, Фелис улыбнулась - а никогда раньше ему не улыбалась, так ведь и повода не было для проявления таких искренних положительных эмоций. Те ехидные ухмылочки, которыми они друг друга одаривали ранее, сейчас, конечно, не в счёт. Спародировав жест девушки, Хён Джун тоже наклонил голову немного в сторону, отзеркаливая действия Лисы. Он знал, что это забавно, это мило, это не располагает к очередной ругани, завершить которой и так не лёгкий день было бы совсем некстати. Всё-таки, становясь старше, кореец невольно учился и взаимодействию с людьми, в том числе, и с противоположным полом, упираясь в свою замкнутость и крайнюю подозрительность всё реже. Одна из недавно уяснённых истин - что к человеку порой эффективнее применять пряник, а не кнут, а ещё - как-то проще смотреть на ситуацию. Принимая всё как обычно в штыки, шатен вдруг давал себе немного времени задуматься, чтобы рассмотреть инцидент с нескольких точек зрения, не торопясь, как прежде среагировать резко негативно и закопаться обратно под свой панцирь. Наверное, с любопытством выжидать “а что же будет дальше?” его сама того не ведая обучила Эмбер.
Учили не реветь и не бежать жаловаться, а сразу сдачи давать. Да и потом приходилось отбиваться. Джун, устремив свой взгляд поверх плеча девушки, слушал, едва заметно покачивая головой в такт словам Фелис. Ему стоило признать: впервые он повстречал такого оппонента, что мог бы не только успешно противостоять изъявлениям его гадкого характера, но и периодически склонять чашу весов в свою сторону. Правильно говорят - на каждого крутого обязательно найдется ещё более крутой, вот и на склочного шатена нашлась управа в лице этой миловидной с первого взгляда девушки.
Показывай зубы и кусай, чтобы тебя не сожрали первой. Это скорее необходимость. Настроение пропало с лица Фелис. Что это? Кривая усмешка затравленной в школе девочки, которая не может быть уверена в себе из-за психологических проблем прошлого? О, Джун легко чуял это стеснение в людях, когда те, утыкаясь носом в свои истории, упускали лидерство и в настоящем времени. Не стоит показывать ему страх или неуверенность на пустом месте, ведь именно этим он питается как энергетический вампир. Разряженная им обстановка снова начинала потихоньку набирать градус, когда он иронично произнёс: Тяжёлое детство, деревянные игрушки.
Фелис в изъявлении своих мыслей деликатно не затрагивала личного пространства корейца, не спрашивала, например, о его юности, о той цепочке событий, которая сделала его именно таким, какой он сейчас стоит перед ней. Может, догадывалась, что в эту степь заходить не стоит, ибо можно заблудиться, и расположение наставника слишком зыбко, а может, просто не имела интереса узнать его ближе, они ведь совсем чужие друг другу люди. Разговор зашёл в тупик, это значило, что нужно либо подбросить что-то ещё в той же шутливой манере, либо разойтись, и Джун склонялся больше ко второму варианту, но Фелис после небольшой, повисшей в воздухе паузы, продолжила развивать диалог: Сегодня этой необходимости не было, только упрямство. Чуть нахмурив брови, он хотел уже что-то сказать, но поднятая вверх ладонь предупредила его изъявления. Сложное лицо девушки ознаменовало какой-то серьёзный и неожиданный для шатена разговор. Во время краткой паузы, Джун опустил руки по швам, переступив ступнями, чувствуя, что ему уже стало засыпать ноги галькой, которую море с характерным шелестом катало тихими волнами. Я. Жду. Сонсэним... простите меня за сегодняшнее. Я должна была проявить понимание и уступить. Поступила как глупая упрямая девчонка, была не права. Простите. Да ладно? Вот уж действительно, стоило научиться выжидать, а не лепить своё весьма категоричное мнение сразу и в лоб, чтобы сейчас испытать это… удивление? Он как-то неловко усмехнулся, отводя взгляд в сторону на тёмные волны. Всё-таки напоминание о сегодняшнем конфузе было ему не очень приятно - осадочек-то остался. Уж визги с мотоцикла его вот совсем как мужчину не красили, скорее, напротив, ущемляли достоинство и рушили постоянно подчёркиваемый образ. Хорошо хоть сказала понимание, а не сочувствие. Казалось бы - одно слово, а как оно может в момент придать сказанному совершенно другой оттенок.
Наверное, Фелисия сейчас ждала от своего руководителя какой-то реакции, но шатен так и не придумал, что ему сказать, прогулявшись взглядом по всей растительности и строениям береговой линии, только бы не глядеть на свою собеседницу. Что говорить, у него и так на лице написано, что поездка с ветерком на мотоцикле очень его задела и обидела, но демонстрировать это, ругаться - как-то уже глупо, тем более, ставит в ещё более уязвимое положение. Сонсэним… забавно. Шатен вспомнил то утро, когда сам же и разрешил называть себя так. Хаксэни тунэё* - проговорил он мягко, словно пожурив с высоты своего великодушия. Один фиг она всё равно ничего не поняла, а переводить Джун и не собирался. Пусть это будут просто мысли вслух. Доверять кому-то кроме себя - это ошибка, а то, что было сегодня - расплата за неё. Я усвоил этот урок.
Не зря хоть вас мучила, успели, куда нужно было? Вопрос вывел его из раздумий, унёсших корейца куда-то далеко на собеседование к собственным тараканам. А… да - кивнул головой он, вновь концентрируясь вниманием на лице девушки. Мир? Хён Джун опустил взгляд на протянутую в его сторону руку. Как ему нужно поступить: как шепчет на ухо вредный характер и выработанная стратегия поведения? Или так, как вдруг захотелось? Ежели каждый раз выбирать кажущуюся тебе правильность, то когда тогда жить, получая от этого удовольствие. И как узнать “а что будет дальше” -  но ведь доверие делает его беззащитным, что он ощутил сегодня сполна, оказавшись на сидении мотоцикла позади этой девушки.
С некоторой задержкой Джун пожал руку Фелис; и что это значит - этот её мир? Что она понимает под его ответным жестом - то что он её простил за ту поездку, или в куда более глобальном смысле? Шатен слишком злопамятен, чтобы быстро отпускать обиды, но сейчас не хотелось цепляться за негатив. Зато появилось странное желание дёрнуть её сейчас за руку на себя, чтобы выбить из равновесия и окунуть в воду, намочив всю одежду. Даже не со зла что ли, а просто… так пошутить. Но эта родившаяся в мыслях шалость так и не была преображена в реальное действие. Быть может - к лучшему.
Замолчав, они оба задумались каждый о своём; Джун о том как себя теперь ему нужно по логике вещей вести, а Фелис смотрела куда-то в сторону пирса, словно уже и интерес к наставнику потеряла всяческий, поэтому весьма внезапным был её следующий вопрос: Сонсэним, а вы умеете прыгать с пирса? Как насчёт нырнуть? Глаза корейца раскрылись в удивлении чуть шире - так вот какие мысли крутятся в голове девушки тогда как он сам загоняется о том, что ему делать и говорить. Надо же - сама непосредственность. От ненависти до совместного досуга - не широко ли шагнула? Не думайте только, что я намерилась вас убить сегодня. Если не уверены, то и не стоит, сама пойду. Ежели это была попытка взять его на слабо, то она удалась. Вообще-то, я и сам собирался на пирс. - заявил Джун, тоже сдвигаясь с места, позабыв, что шёл в противоположную сторону. Это она хочет со мной купаться? Почему? - задавался вопросом шатен, идя по воде рядом с девушкой. Да и купаться-то он на самом деле изначально не намеревался - представить только, как попрётся обратно до дома в мокрой насквозь одежде. Возможно, подсознательно хотел реабилитироваться в её глазах, показав себя с храброй стороны, а то подумает ещё, что он боится всего на свете, ведь это совсем не так.
Шагая рядом с Фелис, Джун размышлял о нелогичности их перемирия. Если выбрал определённую стратегию, ведь ей не стоит изменять, как по взмаху волшебной палочки оборачивая гнев милостью. А ты что думаешь по этому поводу, хаксэни тунэё? - мысленно усмехнулся кореец, украдкой глянув на практикантку, что шагала рядом и чуть впереди.
Почему-то (шатен сам не мог понять почему), он не мог относиться к ней с равнодушной холодностью, как будто его чувственному диапазону дозволено метаться только из крайности в крайность, а весь срединный спектр отсутствует. Хён Джун хотел в себе разобраться, вот только пока это не представлялось возможным, так как хотя бы намёк на симпатию к этой девушке им всячески отрицался, хотя он понимал, что чисто эстетически ему вот нравятся её тонкие щиколотки, высовывающиеся из-под закатанных штанин, густые волосы, в которых играет ветер. Это пока она молчит. И со спины. - оборвал себя кореец и, отведя взгляд в сторону, вовремя заметил свои шлёпки, оставленные на берегу. Искал бы потом.
Наклонившись и подхватив их за ремешки, Джун быстро нагнал чуть ушедшую вперёд Фелис. Зовёт с собой травматолога, потому что боится шею свернуть?
Вскоре под ногами - дощатая поверхность пирса; Джун приостановился, кладя вниз свои тапочки, а на них - ключи от дома. Было бы обидно потерять их в море, а потом идти, так на секундочку, пешком в восточный район из центра, потому что запасные у Шэрон.
Так, давай сюда - строго хмурясь заявил кореец, беря Фелис за руку и цепко переплетая пальцы с видом “неужели ты думала, что я поверю женщине?”. Не хотелось опять попасть под её коварство; не важно что она там задумала, но в мокрой одежде он точно сегодня будет не один.  И вот сейчас, поглядывая на край с которого нужно будет, разбежавшись, сигануть, Джун испытал некоторые сомнения насчёт своих намерений. Это потом мокрым домой идти, да и к чему нырять именно в её компании? Но передумывать было уже как-то поздно, скажет ещё, что опять струсил.
Хааан, тууу, сэ!** - с характерной интонацией скомандовал кореец, срываясь с места, разбегаясь перед прыжком. С дружным топотом босых ног странная парочка взявшись за руки пронеслась по пирсу. Хотя, не так уж и странно они и смотрелись со стороны - уж сколько тут таких романтиков бродит тёплыми летними ночами. Но только Джун-то себя к этому разряду совсем не причислял и немного стеснялся находиться с ней рядом. А то надумают ещё окружающие всякого непотребства, благо сейчас хоть нет рядом никого. 
Оттолкнувшись от края, они прыгнули вниз в солёные волны. Недолгий полёт, во время которого шатен испытал на себе действие адреналина, выбросившегося в кровь, успел глубоко вдохнуть и зажать себе пальцами свободной руки нос, прежде чем они ударились о воду, входя под неё с головой и только тогда расцепив пальцы. Барахтаясь и широко раскидывая руки в стороны, и задевая под водой Фелис, Хён Джун вынырнул на поверхность, сразу же зачёсывая пальцами назад ставшие непослушными волосы, чтобы убрать их со лба. Наверное, глупо, но на эмоциях улыбались друг другу и смеялись словно дети, дорвавшиеся купаться через запреты родителей. Солёная вода отлично держала их на плаву, шевелиться почти не приходилось, лишь плавно покачиваться на волнах. Привыкнув к температуре, наружу вылезать совсем не хотелось - сразу представлялось, как ветер будет блуждать по мокрому телу и как это будет холодно. Но ничего не бывает вечным; и вот они уже медленно тянули ноги по мелководью под гнётом сырой одежды. Захотелось сказать что-нибудь гадкое вроде “это ты виновата, что мне сейчас некомфортно”, но шатен вовремя передумал, сохранив молчание.
Пришлось снова подняться на пирс, чтобы забрать свои тапочки и ключи от квартиры. Хён Джун ощущал разумное отторжение, растворившееся было во время прыжка в воду и всего, что было после него. Они ведь чужие друг другу люди, кроме того - априори негативно настроенные. Кореец вделся в свои вьетнамки и, подняв взгляд, кивнул ей головой: До понедельника. Освежающий ветер теперь не приносил приятных ощущений, напротив - холодил. Дорога до дома долгая, не разболеться бы. Аккуратно взобравшись вверх с дикого пляжа, кореец вырулил на дорожку, идущую вдоль набережной, то и дело мотая головой, чтобы начавшие подсыхать и падать на лоб волосы убрались обратно назад.

перевод

*학생이 둔해요 [хаксэни тунэё] - ученица глупая
**한, 두, 세 [хан, ту, сэ] - раз, два, три

+3

12

-Тяжелое детство, деревянные игрушки.
Ох, а какой симпатичный был, даже милый, пока ему не захотелось ляпнуть что-то остроумное, по его мнению. Впрочем, это был бы не её наставник, если бы сохранял свою милоту до конца вечера, променяв на неё излюбленный образ колючего ежа.
Фелис до сих пор не смогла понять, в самом ли деле он такой несносный или очень старается им быть. Моменты его полудружелюбных проявлений настолько редки, что словно и не существуют. Хотя в память врезаются хорошо, но ты всё равно потом сомневаешься: это ведь ему совсем не свойственно, стало быть, показалось? Ведь вслед за этими случайными мирными жестами, едва успеваешь про него подумать, что не такой он и противный, как Джун тут же исправляет эту ситуацию. “Случайно настроение поднял, сознательно его и испорчу” как девиз по жизни. Фелис шумно вздохнула и подкатила глаза. Её не столько раздосадовал комментарий руководителя, подколки с его стороны обыденны и раздражают не больше назойливой мухи, сколько свой собственный промах. Как она дошла до такого, что её понесло в грусть-печаль-неприятные воспоминания? Пускаться в рассказы о том, что было в старшей школе Лиса уж точно не собиралась, но она уже оступилась, допустив проявление слабости. А показать слабость перед Джуном - всё равно что показать свой страх злой собаке: ещё быстрее сожрёт. Фелис изначально подала себя как достойного бойца, а теперь выглядела как обиженная школьница. Аааа, так тупо проколоться! Блин! Разбег от печальной меланхолии до прежней уверенной боеготовности произошел за полминуты размышлений.
- Да нормальное у меня детство было! - Лиса понимала, что если сейчас заведется, то снова всё  испортит, а надежды на спокойный мирный диалог у неё ещё остались. Поэтому она лишь махнула рукой, отпуская ситуацию. - Всё, забыли! Я ничего не говорила.
Может и эта фраза тоже была лишней, ведь Джун  наверняка и не собирался запоминать, оно ему надо? Разве что в памяти могла остаться её неуместная хандра, вот это явно нежелательно. И ей самой тоже давно пора забыть и забить. Или хотя бы обдумать это наедине с собой, дома, с чаем и  какой-нибудь вкусной и вредной гадостью. А сейчас взять себя в руки и стать собой нынешней, которую не так-то просто сломать. И настроиться на то, что собиралась сказать своему руководителю. А в таком деле не до враждебности.
[i]А ты сам-то откуда такой взялся?” -[/i] мелькнула запоздалая мысль, которую Фелис озвучивать не собиралась. С неё хватило случайных откровений со своей стороны, а Джун, будь умнее, не станет о себе рассказывать, в крайнем случае, отмахнется. Так зачем зазря лезть в личное пространство другого, если их отношения не располагают к душевным беседам? Дистанция в их случае - самый разумный вариант. И пусть маленький шаг навстречу Фелис сделала, дальше уже будь как будет.
Она долго ждала какой-либо реакции, но в ответ достались лишь невнятная ухмылка, неловкое молчание, которое заняло большую часть времени и непонятная слуху Фелис фраза. Слова звучали вроде бы мягко, почти ласково, но кто его знает, может Джун умеет материться в мягких тонах, чтобы никто не догадался о содержании. Гугл в помощь.
А… да
Положительный ответ и кивок удовлетворил и даже приободрил Лису, ведь у неё снова прибавилось уверенности в своих действиях и веская отмазка: “Иначе опоздали бы”. В конце концов, свою задачу она выполнила, пусть и некомфортным способом.
Ответа на примирительный жест тоже пришлось ждать. Не удивительно, наставник вряд ли мог ожидать такого от Фелис, и то, что он долго думает - вполне логично. Кроме чистосердечного признания, поводов мириться и доверять у него нет, но девушка всё равно не убирала ладонь, пока Джун не решился её пожать. Что это было, пусть решает сам, Фелис и сама не вкладывала в этот жест какие-либо определения, просто демонстрация мирных намерений. Ответил, значит принял их или хочет посмотреть, что за этим стоит. Но отношения - дело двоих, мир или войну можно выстроить только вместе.
Оставив своего сонсэнима наедине с мыслями - пусть лучше хорошенько подумает, чтобы потом не жаловался - сама Фелис укоренились в своем желании прыгнуть и уже видела себя на краю пирса. Она даже не ожидала услышать голос Джуна так скоро.
Вообще-то, я и сам собирался на пирс. Лиса усмехнулась, обернувшись для того, чтобы посмотреть на уверенный и непринужденный вид наставника “это было только моё решение”.
Нет, они просто не могут не брать друг друга на слабо, пусть даже не нарочно. И по прежнему будут вестись на провокацию, как это сделал Джун.
- Здорово! Только пирс в другой стороне, вы его прошли, - и Фелис трудно в свою очередь не подколоть его, пусть абсолютно беззлобно. Может наставник и самостоятельно надумал в последние минуты развернуться и пойти на пирс, но это маловероятно.
Так странно слышать его шаги за спиной, словно он не должен был соглашаться, а она не должна была приглашать. С их-то натянутыми отношениями только в море вместе прыгать. Одной прыгнуть никак нельзя? Сегодня точно день дурацких идей. С другой стороны, почему два человека не могут прыгнуть с одного пирса? Он общий, море общее, делить нечего, а они с наставником каждый сам по себе. Не так уж и странно, по сути. И если не париться, можно снова радоваться мелким гладким камешкам под ногами, тёплой воде, стелящейся под ноги и предвкушением прыжка.
Лиса нетерпеливо переминалась с ноги на ногу, оказавшись на пирсе. Она хоть сейчас бы разбежалась и прыгнула, не дожидаясь, пока решится её спутник, но он неожиданно внёс в её планы свои коррективы, взяв её за руку и переплетая пальцы. Это как-то не сходилось с мыслями Фелис про “каждый сам по себе”.
Боится прыгать, что ли? Или думает, что схитрю? Ага, сейчас, я сюда не стоять пришла! - Лиса фыркнула и лишь крепче сжала пальцы в знак, что не собирается отлынивать.
Хааан, тууу, сэ!
Снова незнакомые забавные слова, значения которых девушка знать не могла. По звучанию и контексту похоже на “раз, два, три”, а может, какая-то считалка, да и не важно, если она уже бежит к краю пирса вместе со своим суровым наставником. И пусть эта картина не вписывалась в специфику их отношений, словно лишний паззл, это тоже было не важно. Фелис разом захватили азарт, высота, бьющий в лицо ветер и адреналин, словно прошибает разрядом от спинного мозга до нервных окончаний.  Она даже завизжала от переизбытка эмоций, перед тем, как в последнюю секунду задержать дыхание и рывком окунуться в воду. Да, пожалуй это то, что она хотела. Фелис вынырнула не сразу, после того, как  чуть отплыла, без риска запутаться в руках и ногах с Джуном и утопить друг друга. Вода казалась тёплой и приятной и девушка вовсе не думала о той минуте когда ей придется выходить на холод в мокрой одежде, облепившей тело.  Сейчас ей было просто весело плескаться в море, брызгаться, нырять, нарезать круги. Как маленький ребенок, она брала от момента всё, стараясь наплаваться на всю жизнь вперед. Лиса видела, что и Джуну было на вид так же хорошо. Порой она склоняла голову набок, рассматривая его недоверчиво-шутливым взглядом. Кто ты, и куда дел моего колючку-сонсэнима? Хоть фотографируй и в рамочку на стену такую редкую прелесть. Не только потому, что на Джуна, который  открыто и весело улыбается и смеется, просто приятно смотреть. Но и потому, что кому расскажешь - не поверят, лишь посоветуют меньше дезрастворами дышать. Фелис и сама своим глазам мало верила, но не пыталась ничего анализировать, не хотела портить момент. Она эмоционально заражалась этим детским весельем, и сейчас с Джуном ей было по настоящему комфортно и легко, хотя она прекрасно знала, что в любую минуту карета может превратиться в тыкву, а милый сонсэним в хмурую ледышку. Но в каждой маленькой разбойнице может жить золушка, которой хочется продлить мгновение. И получалось, до того момента, когда холод стал ощутимым. Придется выходить.
Волшебство рассеялось, ветер неприятно продувал через мокрую одежду, заставляя мелко дрожать, а наставник подрастерял своё очарование. Хотя смотреть на его фигуру, которую подчёркивала облепившая тело рубашка с расстегнутыми верхними пуговицами и зализанные назад мокрые волосы, с которых струйками за шиворот стекала вода, надо признаться, было по прежнему приятно. Ночное совместное купание сполна окупило прежнее смущение и дискомфорт.
На пирсе Фелис лично ничего не надо было, она задержалась только для того, чтобы кивнуть Джуну в ответ и попрощаться, а после потопала к своему байку. Как-то она не подумала о том, что после купания ей будет мокро, холодно, а переодеться не во что. Ладно, главное - быстро доехать, а дома отогреется. Транспорт по прежнему стоял среди валунов и никакая зараза не посмела его угнать. Кожанка пришлась как раз кстати - мёрзнуть в мокрой блузке девушка не имела никакого желания, поэтому она стащила её с себя, выжала и обвязала вокруг руля. В куртке было куда комфортнее, пусть даже под ней один бюстгальтер. Натянув с трудом на мокрые ноги ботинки, Фелис выкатила байк наверх. Сделать это оказалось тяжелее, чем она думала. Приятный рёв мотора радовал слух, гнать вперед уже не хотелось из-за усталости, и прибавить скорости заставлял только пробирающий холод.
Девушка была слегка удивлена, заметив на дороге своего наставника, шлепающего на своих. И это при том, что парковка осталась далеко позади, метро закрыто и автобусы уже не ходят. Неужели его БМВшка так и не завелась, или он за ней вовсе не возвращался. Лиса притормозила рядом.
- А чей это руководитель такой красивый и пешком? - Она не придумала ничего умнее, кроме как ляпнуть какую-то пикаперскую хрень, но сохраняла непринужденный вид, как будто так и надо.  - Вы что, так и пойдете?
Фелис скептично окинула его взглядом. Она то хоть куртку на себя надела, а этот как был, в мокрых шортах и рубашке. Замерзнет, простудится, и за кем ей на практике таскаться? Да и жалко человека. Ну и что с ним делать? Не проехать же мимо и бросить. Фелис бросает случайный взгляд на Джуна, потом - задумчивый - на байк. Неет, даже не предлагай. Он не поедет под страхом смертной казни. Но кто там слушал свой здравый смысл?
- Сонсэнииим...Может, вас подбросить?- кажется, вкрадчивый и невинный голос был не самой лучшей идеей и Фелис заторопилась продолжить, пока наставник не удрал. - Погодите! Не спешите отказываться! Подумайте, что лучше, топать пешком долго, холодно и противно или теплее и чуть быстрее.
Девушка понимала, что получить его доверие будет невероятно сложно после того, что она сегодня с ним сделала. Но ей хотелось доказать, что женщина за рулем не обязательно угроза человечеству, и что она может и умеет водить аккуратно. В конце концов, она не причинила Джуну никакого вреда, кроме испуга. Если постараться его уломать, может и прокатить.
- Обещаю везти бережно и нежно, как хрустальную вазу. Клянусь своим байком, зачёткой и будущим дипломом, а они мне очень дороги! Даю время подумать, но недолго, нам обоим холодно.
Фелис наклонилась к рулю, сложив на него локти, и вертела в руке шлем, который уже приготовила для Джуна. Она правда дала ему подумать, и через некоторое время всё же засчитала себе победу - наставник устроился сзади. Ну а ей остается сдержать обещание. Лиса тронулась с места мягко, почти незаметно и держала ровный спокойный темп, не разгоняясь. Она подстраивалась под своего пассажира, в повороты входила плавно и осторожно. Благо, трасса была пуста  и в крутых маневрах не было необходимости. Пусть для неё такая езда  слишком медлительна, свои привычки она задвинула на задний план. Ей даже по своему нравилось быть нежной заботливой и послушной девочкой, эта роль ей доставалась редко, в последний раз тогда, в раздевалке, когда мазала Джуну синяк. Иногда хотелось быть такой вместо бойцовской кошки, только поводов нет. Периодически она интересовалась у наставника, комфортно ему или нет, замедлиться или можно чуть ускорить ход, чтобы не околеть совсем. Вынужденно прижимаясь друг к другу, они грелись, но хотелось поскорее в тепло, а Лисе ещё ехать домой в мокрых штанах.
К дому Джуна они доехали мирно и благополучно, как Фелис и обещала, без каких либо резких движений и запредельных скоростей.
- Выдыхайте, приехали. Я же говорила, что всё будет нормально. До понедельника! Идите грейтесь. - Лиса дождалась, пока Джун слез с байка, улыбнулась и махнула ему на прощание.  Она тронулась с места тут же. Спину больше никто не грел, начинало трясти от холода и хотелось скорее домой.  Отъехать  далеко не вышло. Девушка могла поклясться, что этой кошки тут не было секунды назад, но эта пушистая дурочка возникла из-под кустов и  кинулась под колёса. Фелис резко нажала на тормоза, пытаясь остановиться, байк перекосило и повело, всей громадной железной массой обрушиваясь набок вместе с владелицей. Боль обожгла сразу всю правую сторону тела. Лиса не могла даже понять, что повредила больше всего. Сдвинуть с себя металлическую махину сил не хватало, да и шевелиться лишний раз жутко больно.
Паршиво, нелепо. И позвать некого. Ещё и шлем, дура, не надела. Зря их придумали, что ли? - мелькнула мысль в ушибленной голове.
Может, Джун ещё поблизости? Иначе, подмоги придется ждать неизвестно сколько
- Сонсэним?! - звала его, насколько хватало голоса. Только бы пришел. Пусть найдёт и вытащит. Сейчас наставник казался ей единственным человеком, способным помочь.

+2


Вы здесь » Royal Red » В тени небоскребов » Городской пляж


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC