Февраль - это один из самых приятных месяцев для студентов и преподавателей, ведь зимняя сессия уже позади, и теперь есть время заняться своими любимыми делами. Эй, ученики, вы всё ещё помните своё обещание учиться как следует в новом семестре? Постарайтесь не пропускать пары.
В данный момент открыт общий сюжет "Новогоднее Представление", приглашаем всех людей поучаствовать!
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается потрясающий и многоликий Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: жителем города, спортсменом, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам! Место найдётся для каждого!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Ethan Miller и Adeline Oldridge
Итана и Эдли сложно назвать адекватной влюбленной парой. Кандидат в мэра города и владелица салона красоты вообще не слишком хорошего мнения друг о друге, зато их словесные перепалки продолжают радовать нас уже не первый месяц. Ну что, будем надеяться, что это приведет к настоящей романтике и истинной любви?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Stacie MacKinnon
Всегда бойкая и веселая Стейси по праву становится лучшим игроком начала 2018 года! Еще бы, ведь она успевает всегда и везде: и пошататься с другом по гетто, и закрыть хвосты по учебе, и сплясать на новогоднем представлении. Поздравляем, малышка, и желаем, чтобы твой задор еще долгие годы вселял в нас улыбку!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Schwarzbald
Шанди... Он не мог о ней не думать. Шанди заполняла все его мысли. Он был пропитан ей и её именем до мозга и костей. По правде, только она не давала Шварцбальду окончательно кануть в бездну или сойти с ума. Она была далеко от него и в то же время близко. Больше всего пёс мечтал зарыться чёрным носом в её белоснежную шерсть, вдохнуть сладкий запах и, тихо посапывая, уснуть рядом с ней. Но он не хотел, чтобы подруга оказалась здесь. Увидь Шанди его в таком виде, она бы пришла в ужас. Это был не тот пёс, который когда-то на том самом причале встал на её защиту и отбился от двух дворняг. Это был не тот пёс, который после провел с ней весь день, помогая добраться до конюшни....
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Winnie the Pooh
Винни — наш очаровательный и добрый плюшевый гигант, который способен и в выездке отличные результаты показывать, и учить новичков азам конного спорта. Он отлично воспитан, терпелив и умен, за что успел забраться в сердце каждого, с кем повстречался на пути. Здоровяк, продолжай и дальше радовать нас своими добрыми постами!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Tyler Blackburn и Ecuador
Тайлер и Эквадор — молодые напарники, которым еще только предстоит притереться друг к другу. С другой стороны, оба они амбициозны, веселы и готовы ко всевозможным приключениям, только мнение у них на этот счет разное. Желаем вам, чтобы вы меньше получали нагоняя от тренера, и лучше понимали друг друга!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
В Ванкувер весна приходит не по расписанию. Вот уже сейчас за окном теплеет, и высокие сугробы, которыми город пресытился за январь, превращаются в бодрые журчащие ручьи. Ветер с океана уже не кажется таким холодным и неприветливым, а температура в пределах города поднимается в среднем до +9°C. Ночи всё ещё холодные и, к тому же, очень ветренные. В солнечную погоду лошадей начинают выпускать в левады на подольше, да и всадники с радостью меняют тесные манежи на крытые плацы и бескрайние поля за забором. Главное, не забывайте прогреть лошадку в солярии после долгой работы на улице.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Главное здание » Кабинет заместителя директора по УВР


Кабинет заместителя директора по УВР

Сообщений 1 страница 14 из 14

1

http://s4.uploads.ru/JedUX.jpg

0

2

Так много всего произошло – переезд в Ванкувер – один из крупнейших городов Канады, светские приёмы, которые ей, впрочем, быстро поднадоели. Наконец, эта работа, новая съёмная квартирка, дающая возможность прийти в себя после всех переживаний в гордом одиночестве.
Сегодня Хёна процокала через просторный холл на своих длинных тонких каблуках, неторопливо поднялась по лестнице с некоторым пренебрежением посматривая на первых берейторов, спешащих на работу, чтобы быстрее отработать в пустых манежах подопечных. Теперь она так далека от конского пота, слюней, шерсти, физического напряжения - она теперь сидит в своём собственном кабинете в уютном кресле за массивным столом. Это её второй рабочий день, во время первого ей, по сути, только обозначили её должностные обязанности и отпустили пораньше. Подходя к нужной двери, кореянка нашарила в маленькой сумочке нужные ключи. Несколько тихо проскрежетавших оборотов и кабинет открыт. Хёна повесила кожаную короткую курточку на высокую вертикальную вешалку у двери, плавно обогнула свой тяжёлый массивный стол и опустилась в кожаное кресло. Вытащила из ящика стола мятую распечатку с перечислением её должностных обязанностей и ещё раз бегло пробежалась глазами по строкам. Зевнула. Короче, если ничего не случается, то я просто отсиживаю тут время и получаю деньги. Экскурсии, повышение квалификации - думаю, обойдутся.
Некоторое время, она крутилась на стуле, потом ходила кругами по кабинету, потом рассматривала своё отражение кусочками в маленькое зеркальце в коробочке с пудрой, играла в телефоне, пока тот не разрядился. Скука какая. Ещё к Мёрфи сегодня нужно ехать. Надеюсь, он пришлёт за мной такси? Подключив смартфон к зарядке, она сходила заварить себе чай, а потом, руководствуясь праздным любопытством, девушка взяла с полки одну из толстых папок на пружинах. А, сотрудники - личные дела. Хёна медленно перелистывала страницы, файлы с ксерокопиями паспортов, фотки, списки достижений. Есть красивые мужики... - отметила для себя кореянка и тишина в помещении нарушилась её тихим смехом. Вдруг взгляд зацепился за знакомое лицо на фотографии. Надо же, как на Полика похож. Она скользнула глазами на имя и, глубоко и резко вдохнув, прижала ладонь к губам. Поперхнулась чаем. Вот это нооооомер! Девушка даже не могла понять - обрадовалась ли, испугалась ли или разозлилась. Мистер Энтвуд будил в ней воспоминания, связанные с Лос-Анджелесом, события, так или иначе касающиеся брата. Она озадаченно потёрла лоб, пытаясь собраться с мыслями. Тысячу раз перепроверила, а точно ли это тот самый человек, не может ли судьба так ошибаться. Точно ли эти дела - на работников этой конкретной конной академии, а не просто досье на известных спортсменов.
Хёна потерла ладонь, стирая с неё след отпечатавшейся помады. Не знала, как ей лучше поступить. Ведь наверняка они столкнутся через какое-то время на территории академии, этого не избежать, работая в одном месте. Пусть уж лучше это произойдет тогда, когда кореянка готова на сто процентов, чем случайно. Хёна лихорадочно продумывала сценарий встречи, своё поведение. Эта новая работа – стоячее болото, какое-то. Думаю, диалог с Полом привнесёт в неё динамики, остроты. Да и стоит отыграться за его исчезновение. Разве я не обижена?
Кореянка тысячу раз рассмотрела своё отражение в маленьком зеркальце, подправила причёску, и без того идеальный макияж. Сегодня она, как и всегда, очень красиво выглядела – высоченные каблуки, чёрное облегающее платье минимальной длины с аккуратным вырезом, в котором между ключиц искрилась подвеска с каким-то натуральным камнем. Собравшись, вышла из своего кабинета и, отловив секретаршу, заявила, что к ней на ковёр должен немедленно явиться один из провинившихся тренеров – Пол Энтвуд. После этого, она вернулась в кабинет, сначала нервно походив по нему, потом, наконец, усевшись в кресло. Да что ты нервничаешь, уничтожь его, Хёна. Пускай бесится от этой встречи, пускай думает, как жизнь несправедлива, что я теперь занимаю высокий пост, а он так и остался с конями возиться.
Хёна закинула перекрещенные ноги в обуви на поверхность стола. Аккуратно подвинула шпилькой чашку, на дне которой ещё болталось немного чая; спиной вальяжно откинулась в кресло, спинка которого была выше её головы. Стол скрывал её задранное коротенькое платье, оставляя зашедшему волю для фантазии. Ну, где же ты, моя прелесть? – хищно улыбалась девушка, постукивая длинным маникюром по краю стола. Надо было бы придумать какую-то причину, по которой она его сюда вызвала, но ничего не лезло в голову. Ну и пусть – сообразит по ходу действия.
Наконец, в дверь постучали, а затем она открылась вовнутрь помещения. Вошедшего человека Хёна узнала сразу, а вот он, кажется, её совсем не узнавал. Надо же, как мужика легко спутать всего лишь сменив цвет волос. Она царственно кивнула головой в ответ на приветствие. Светлые пряди падали на её лицо, обрамляли его, стекали на плечи. Не узнаёт – да неужели. Такая, значит, у тебя была любовь?
Кореянка клацнула коготками по краю стола, хитро улыбаясь: Ну, здравствуй, Полик.

+1

3

Я СЕЙЧАС ВЫЙДУ И РОЖУ ТЕБЕ УМОЮ, УЗБЕК НЕСЧАСТНЫЙ, ТЫ МЕНЯ ДОВЕДЁШЬ! - навалившись на руль всем весом своего тела, Пол зажал клаксон. Машины, люди, светофоры - всё мгновенно слилось воедино, и на маленьком перекрёстке посреди жилого квартала случился настоящий хаос. Кто-то обернулся через плечо, косясь недовольным взглядом в эпицентр пробки, кто-то — вздрогнул, стоя в стороне под крышей остановки, а КТО-ТО настойчиво продолжил лезть в узкое пространство меж двумя стоящими на светофоре машинами, игнорируя негодование красного от злости Пола. Мужчина, высунув в открытое окно средний палец, почти что коснулся крылом бочины наглого автомобилиста, и всё же не пустил халявщика без очереди. Видал чего? - он грозно подпирал наглеца, тыкая пальцем левой руки ему практически в пассажирское стекло. Во всём он был такой упёртый и вредный, иногда даже самые простые вещи, на которых не стоило акцентировать внимание, он выуживал из общей картины и докапывался до них с самым завидным упорством. Брюнет бегло перебрал пальцами руль, и прижал телефон ухом к плечу покрепче - трубка готова была выпасть под самое кресло. Слушай, ты мне каждые пять минут теперь звонить будешь?! Да хоть помирает пускай! Вколи ему но-шпы и шагай, ей богу, как маленький. Этот злобный, раздражённый тон не предвещал ничего хорошего. Уж если с утра выведешь Энтвуда из себя - пиши пропало, спасайся кто может. Он швырнул телефон на соседнее кресло, разом освободив себя от бремени неприятного разговора и неудобной позы, в которой провёл последние десять минут. Крепко цеплялся оголенной до локтя рукой за руль, водя стиснутыми зубами друг по другу до невыносимого скрежета, и думал только о том, как бы побыстрее отмотать этот день вперёд. Девять часоооооов. Осталось ещё двенадцать... - спортсмен мельком взглянул на наручные часы, прикрывающие тонкий шрам на запястье, они отсчитывали время, которое в длинной пробке текло очень медленно и уныло.
Бывают такие дни, когда ты предчувствуешь плохое всем своим нутром. Просыпаешься с ощущением, что сегодня непременно дела пойдут по наклонной, и от этого мерзкого чувства остаётся несмываемый осадок. С тех самых пор, как Пол пересёк границу Канады, оно не отпускало его ни на день. Каждую грёбаную секунду и каждый грёбаный момент мужчина проводил в напряжении, а ведь ему пришлось потратить столько сил и времени, чтобы от него сбежать, покинув родной и любимый город. Даже этот переезд не облегчил его долю. А может быть и вовсе усугубил и без того сложую ситуацию.
Работа... Она почти не менялась в зависимости от места его пребывания. Всё те же кони, всё те же задачи, всё тот же неисправимый гнида Пол Энтвуд, привыкший кошмарить местных своей несговорчивостью и огромным раздутым до масштабов вселенной эго. Теперь разве что он развлекал себя ещё и студентами, которых мог припахать к самой неприглядной работе или завалить своими требованиями, да и новый начальник - Брэдфорд, - до чего он был забавен, этот с виду серьёзный мужик.
А что же до внутренних ощущений обновлённого Пола? Они были... чересчур насыщенны. Ванкувер совсем не был похож на Лос-Анджелес. Здесь не было столько солнца, тепла и пальм, нечем было подпитаться в самый противный ненастный день, и теперь, спустя столько времени, Пол начал задумываться о том, а привыкнет ли к чужбине хоть когда-нибудь? Сможет ли, наскучив самому себе, отмотать всё назад, не сожалея о потраченном впустую времени? Его часики тикали с двойным оборотном и, казалось, что седовласая старость уже не за горами.
Хёна не отпускала его с тех самых пор, как он видел её в последний раз — почти целый год назад, ещё в Америке. В тот день, когда он твёрдо решил, что устал от ритма её хаотичной жизни, бесконечного бега по кругу, сумасшедшего брата, ошивающегося всегда где-то рядом. Устал от самого себя в образе доблестного рыцаря. В тот день, когда избрал другой, гораздо более лёгкий путь. Что он тогда сказал ей? Не попрощался, не покаялся и ничего не пообещал. Всего лишь «До завтра» с дежурным чмоком в щёку, каким провожают друзей, и исчез, не оставив даже записки. Неужели надеялся, что выброси он из головы то единственное, что занимало её столько времени, там не останется дыры, которую нечем будет заполнить? Видимо, недооценил силу своей привязанности. И потому теперь так злился от мысли, что снова придётся привыкать к чему-то новому. Слишком сильной и всепоглощающей была эта злоба внутри него.
Понаставили своих колымаг, - ранний, но далеко не первый работник академии нервно вертел руль справа налево, втискиваясь в своё узкое парковочное место. Вокруг, как всегда, было довольно много машин, однако дыру между директорской и ещё чьей-то серой Шкодой не занимал никто, даже самые дерзкие молодые студенты проезжали мимо — им итак, беднягам, хватало проблем со сварливым тренером.
Ну что? Что там? - открыв с пинка дверь главного здания, Пол сразу же упёрся взглядом во встречающего его молодого человека. Худощавый, нервный, с подёргивающимся правым глазом — казалось, что своего начальника он боится куда больше, чем самой смерти, и бледный вид Энтвуда с разъярёнными красными глазами, свидетельствующими о крайней степени недосыпа и недовольства, не предвещали для молодого коновода ничего хорошего. Мальчишка, быстро перебирая ногами, едва поспевал за широко шагающим через три ступеньки Полом, и наскоро отчитывался о проведённых процедурах, которые с утра пораньше вытащили его на работу к решившему умереть смертью не очень храбрых, но обожравшихся яблок, коню. Так, - Пол встал как вкопанный, из-за чего преследующий его парень воткнулся в его широкую спину где-то в районе шеи. Тренер медленно обернулся, держа приоткрытой дверь комнаты отдыха, куда не предполагал пускать этого тараторящего зануду, и очень пристально, почти не дыша, посмотрел ему в глаза, - Давай захлопнись и иди седлай Вайпера.
Время тянулось медленно и уныло. Час на сборы — Пол не торопился переодеться и выпить кофе для разгона, час — на уговоры Доджа не мусолить его перчатку каждый раз, когда тот получает кусочек сахара. Затем, отдав вороного гиганта в хлипенькие ручки уже знакомого ему мальчишки, которого по старой привычке называл Кори - так звали его коновода в Лос-Анджелесе, перекинулся парой слов с попавшимся под руку студентом. В обед, лёжа в своём обычном положении на диване в тренерской, закинув ноги на подлокотник и сверкая каблуками своих вылизанных сапог, брюнет понемногу откисал, утопая в полуденном сне. Шумная компания берейторов ушла в столовую, оставив его наедине с самим собой, и перед тем как уснуть, Пол подумал о том, как хорошо всё-таки было в Лос-Анджелесе, где на конюшне у него была своя, пусть маленькая, но вполне уютная комнатка. С несколько покосившейся после ремонта дверью, которую он выбил в пылу ссоры с Хёной, с треснувшим зеркалом, на котором она оставила красный отпечаток своих губ. С мягким диваном, за которым пряталась, тихо пробравшись в комнату без его ведома. Слишком много воспоминаний, таких маленьких и больших, связывали его с кореянкой. Её буйный личный мирок, неподвластный даже ей самой, охватил Энтвуда с головой и вовлек в свою пучину, а какой, казалось, нелепой и провальной была их первая встреча. Да и каждый проведённый бок-о-бок день. Молодая девчонка, которая как кошка гуляла сама по себе, и взрослый мужчина, не знающий что такое терпение. Она была права. Сколько не тяни её на поверхность, молодая и горячая мисс Тен, цепляясь за спасательный круг, всё равно уходила камнем на дно, и в какой-то момент несдержанному Полу этот водоворот просто осточертел. Хватит, - спортсмен провёл ладонью по высохшей коже своего лица, и на силу отогнал дурные мысли. Вдруг, тишину его скромного отдыха нарушил настойчивый стук в дверь. Скрипучий женский голос сначала тихо протянул вслух его имя, но Пол, занятый своими мыслями, нетактично проигнорировал этот зов. Второй раз стоящая за дверью девушка набралась смелости и, прежде чем войти внутрь, ещё несколько раз постучала по твёрдому деревянному косяку. Пол, - она потопталась у порога, пытаясь обратить на себя внимание, но её вкрадчивый голос нисколько не интересовал несговорчивого собеседника. Он лениво выглянул из-за своих выставленных вперёд ног и, мгновенно потеряв к секретаршу интерес, вернулся в исходное положение. Пойдём, тебя замдир требует на ковёр. Голубые глаза Пола удивлённо округлились, но мужчина по прежнему не сдвигался со своего места, предпочитая понервировать тётку ещё хоть чуть-чуть. А что за повод? - потягиваясь, он растянулся кошкой на мягком бежевом диване и взглядом обратился на манеж в окне позади себя. Блондинка, наряженная в нежно-розовый костюм с повязанным на шею платком, грозно нахмурилась в ответ на эту наглость, мол, что ты препираешься всё время, дикарь, однако во имя своего спокойствия предпочла не лезть в перебранку первая.
Пол победоносно улыбнулся, вставая на ноги. Ему было достаточно уверенности в том, что все вокруг бегают по струнке смирно, предпочитая с ним не спорить, и всё-таки вставший на повестке дня вопрос занял его достаточно, чтобы очень быстро позабылся сладкий привкус маленькой победы. Растянув душащий ворот своей поло, высокий брюнет ступал по длинному стеклянному коридору, куда водили на поклон провинившихся студентов, и только и думал теперь о том, как произойдёт его первое знакомство с новым коллегой. Зачо на ковёр-то? Ничего лучше в жизни этой академии всё равно уже не произойдёт. Впрочем, он как никто другой знал, что заместитель директора, кем бы он там ни был, вряд ли имеет влияние на Александра, а тот, в свою очередь, хоть и терпел Пола стиснув зубы, всё же считал его отличным спортсменом и вряд ли снял бы с этой должности даже если Энтвуд сплясал бы в женской раздевалке с трусами на голове. Перед тяжёлой дубовой дверью он на мгновение замешкался, сканируя свою лёгшую на круглую ручку ладонь. Динамика всего  происходящего в его душе в мгновение ока застопорилась, предав человека сомнению, и всё же он с силой оттолкнул дверь от себя, с тяжёлым стуком влетев в до этих пор неизвестный ему кабинет. Здесь, ещё не успев как следует оглядеться, он уловил нотки женского парфюма уже знакомого его подсознанию, и от этой маленькой ностальгии тело сжалось в клубок, словно у обороняющегося зверька. Точно, должно было произойти что-то плохое. Мелькая взглядом сначала по деревянному полу, затем дальше вглубь помещения, по стенам с развешанными тут и там золотыми рамками, по старым наполненным книгами шкафам, наконец, к огромному и неподъёмному рабочему столу, величественно возвышающемуся в центре комнаты, и, конечно же, по гладкой поверхности вскинутых на него женских ножек в туфлях на высоком каблуке. Секундное промедление, пока рассеянный взгляд фокусировался на обладательнице этого симпатичного аксессуара, затем, на её смутно напоминающем кого-то лице. Умом тронулся, точно. Она мне теперь что, в каждой встречной будет мерещиться? Просто кореянки все похожи. Да нет же, не может быть. Плохая память, неважное зрение, две-три смены образа, и вот уже самая знакомая и, казалось, изученная до мельчайших деталей и подробностей женщина превращается для мужика в незнакомку. Ну что за природа?
Тишина. Глубокий резкий вдох, и глаза американца испуганно, ошарашено распахнулись, изменив своему самодовольному виду. Хёёёёна... Его тон, похожий на крайнюю степень разочарования, вырвался из широко раздутой груди и, сам себе не веря, Энтвуд отшатнулся назад, где упёрся спиной в захлопнувшуюся за ним дверь. Ну, здравствуй, Полик.
Вот это фокус, - свист, похожий на нестерпимый звон в его ушах, заставил спортсмена прищуриться. Взяв в руки остатки самообладания, которое с жадностью стало превращаться в ярость, он вдруг застыл как восковая фигура, и на выдохе произнёс: Не называй меня так. - Нет, милочка, я не буду играть по твоим правилам. - Какие-то претензии? В одну секунду тот Пол, которого снесло с ног её внезапное и нежданное появление в его жизни, сумел через силу взять в руки свои эмоции, подчинив их тотальному контролю, и только так, вооружённый откуда ни возьмись возникшим холодным безразличием к этому человеку, отпрянул на шаг назад и, до дрожи в висках стиснув челюсти, выдал максимально неестественно вежливую для себя фразу. Я думал тут что-то важное. Пойду работать.
Хлопок двери успел осесть эхом ещё до тех пор, как удивлённо выскочившая навстречу секретарша столкнулась с ним в своём маленьком кабинете на выходе.
Энтвуд подлетел к огромному панорамному окну напротив её кабинета и, схватившись за голову, тихо застонал вслух. Мысли, обиды, злость - они застелили ему глаза и, выдержав осмысленную паузу, Пол нежданно снова появился в кабинете, громко хлопнув деревянной дверью об косяк, как делал всегда, когда очень злился.. А вообще-то, - его натура всё же не могла спустить на тормозах такую провокацию. Черт, он не был бы Энтвудом, если бы не позволил себе влезть в это дерьмо ещё раз с самой особенной настойчивой упёртостью. А вообще, давай-ка удели мне пару минут. Американец изменился в голосе, нагло скидывая лежащие на столе ноги вниз и садясь на его поверхность задницей. В глубине голубых глаз было только разочарованное неодобрение и все похожие на то эмоции, что клубком вились вокруг них двоих, как стая чёрных воронов - кричащих, мечущихся по воздуху предвестников беды. Теперь понятно, почему я предчувствовал какой-то пиздец. Вот он, мой пиздец. Пришёл откуда негаданно. Уважаемая, чашку кофе в кабинет, у нас тут длинный разговор предстоит. - с этими словами от отпустил зажатую кнопку телефона, которая связала его с секретаршей заместителя, и та, оторопев, засуетилась и запыхтела.

Отредактировано Paul Antwood (2017-09-24 01:30:08)

+2

4

Хёна нервно улыбнулась. Так неожиданно и странно встретить в Канаде Энтвунда, ведь переезжая сюда, она расставалась с прежним местом обитания и всем, что с ним связано вроде как навсегда. Наверное, он будет ошарашен. И зол. Девушка вспоминала, как ревностно относился к ней этот мужчина, даже когда она всего лишь общалась со своими друзьями. Маркус - девушка снова улыбнулась, на этот раз более расслабленно. Мой первый мужчина. Несмотря на все его противоречия - славный мальчик, но... Наверное, будь Хёна менее требовательна к тем, кто находится рядом, то и осталась бы с ним, в его особой романтике гонок, посиделок с чашкой чая посреди автомастерской, этими спонтанными ночными тусовками, жизнью, в которой ключом била молодость и присущая ей беспечность. Возможно, если бы она устроилась на более или менее стабильную работу, то вдвоём с Маркусом они потянули бы съём недорогой квартиры. Но её запросы были для него непомерно высоки. Да и как объяснить человеку как ты хочешь жить, если не можешь осознать это сама? Этот высокий брюнет в мелко волнистыми волосами поступил неожиданно мудро, честно говоря себе, что ему не потянуть такую девушку. И Хёна, если отбросить чувство благодарности и привязанности, тоже пришла к такому же выводу. Маркус сыграл очень важную роль в её жизни - утешил в тяжком горе, помог выползти из депрессии и запоя. Но какие бы замечательные поступки он не совершал и как бы ни старался, чувства любви, брюнет так и не добился. Если бы не появление в жизни кореянки брата, стоял бы вопрос о том, способна ли она на этой глубокое и слепое чувство в принципе. Ведь по сути её отношения с мужчинами носят крайне паразитический характер - она пользуется, она ревнует, она живёт так, как ей хочется, частенько оставляя без внимания порывы души близких людей. Поэтому достаточно легко отпускает из своей жизни своих, так сказать, бывших. Вернее, тех, к чьему ресурсу она прицепилась на том или ином жизненном этапе. Конечно, Хёна ничего не забыла, с улыбкой хранила воспоминания, но что Маркус, что Пол не оставили в её душе ран, чувства пустоты, ведь она никогда не была серой мышкой и много мужчин было готово не устоять перед её обаянием. Но она временна и переменна, лишь мимолётное увлечение, которое каждый бы хотел иметь, чтобы "было что вспомнить", для большинства людей Хёна - пустышка, которая не способна на чувства, лишь на приспособленческое поведение и, быть может, они даже правы на её счёт. Сиять рядом с кем-то, быть украшением, яркой звёздочкой, которая сегодня светит одному, а завтра уже другому - вот её удел. Ведь сколько ни пытайся заставить её жить нормально, она всё равно пускается в своё русло с размытыми берегами - зато такое родное и привычное.
После смерти брата Хёна несколько замкнулась в себе, все её чувства словно выжжены, притуплены и так хотелось хоть чего-то острого. Быть может, именно этого перца ей сможет подсыпать Пол?
Сейчас решение вызвать к себе Энтвунда было больше шалостью, развлечением, чем способом выместить обиду или вернуть утраченные отношения. Хёна так скучала без дела, просиживая время в кабинете, что ей просто необходимо разжечь склоку либо самой с кем-то, либо внутри коллектива.
Тяжёлые шаги, какой-то погребальный стук в дверь, с которым он вошёл в кабинет, не дожидаясь приглашения. Ничуть не изменился - глаза её хищно улыбались, сквозь светлые прядки отросшей чёлки, которую она сегодня уложила чуть небрежнее обычного.
Да, он растерял уверенность, удивившись, даже испугавшись того, что уже позабытое за суетой будней воспоминание снова так бесцеремонно ворвалось в его жизнь. Сначала не узнал, а потом протянул её имя с каким-то разочарованием что ли - всё как и прежде. Пол прислонился спиной к закрытой двери - надо же, как мальчишка, узнавший вдруг в тётеньке, которой когда-то нахамил на улице, очень важное лицо. Не называй меня так. Какие-то претензии? - проговорил Пол, овладев собой. Как мало времени прошло с момента его протяжного "Хёёёна", которые вырвалось из груди искренним вздохом, до холодных фраз. Кореянка не успела даже открыть рот, как тот выскочил за дверь. Сбежал - он ведь всегда сбегал, когда чувствовал, что эмоции берут верх над самоконтролем. Хлопок двери; блондинка прижалась затылком к высокой спинке кресла, поднимая подбородок чуть выше и звонко рассмеялась, так искренне и свободно. Разыгравшаяся сценка её очень позабавила, хотя в общем-то она понимала, что играть на чувствах человека и смеяться над их проявлениями - плохая шутка.
А вообще-то - Энтвуд вдруг нашёл в себе порыв ярости и залетел в кабинет второй раз, шваркнув дверью, А вообще, давай-ка удели мне пару минут. Он подошёл вплотную к столу, но не сел в кресло для посетителей кабинета - кресло позора провинившихся студентов, как она сама для себя уже окрестила эту мебель, а нагло скинул её ноги со стола, бедром присаживаясь на него. Хёна резко напрягла пресс, чтобы не отбить ноги, потом всё с той же резвой живостью вскочила на свои высокие каблуки. Теперь край её неприлично короткого платья был виден из-за стола, невольно приковывая к себе взгляд. Кореянка, приложив физическое усилие, столкнула Энтвунда со стола, коротко и резко приложившись руками ему в предплечье. Потерла ладони, будто после длительной тяжёлой работы. Будь добр уважать старших по званию - Хёна улыбнулась всё с тем же коварством и даже некоторой долей кокетства, так присущему ей. Она вела себя как умела и привыкла вне зависимости от должности и вообще своего положения в обществе. Блондинка плавно опустилась в кресло и, томно взмахнув ресницами, выложила ноги обратно на стол. Я теперь твоя начальница. Так вот, она отвлеклась на разглядывание своих ногтей, проверяя на прочность приклеенный стразик. Студенты на тебя жалуются. Говорят - тиранишь. Хёна чуть повернув голову, строго посмотрела в голубые сердитые глаза Пола, хотя в глубине её взора плясали всё те же черти. Она не менялась, лишь в каких-то едва различимых деталях. Быть может, лицо её стало более бледным, или застыла в глубине выражения фарфоровая кукольная печаль - сложно увидеть, ещё сложнее понять.

+1

5

Как злился он на неё, как был оскорблён. Не наглыми ухмылками карих глаз и даже не едкими, ставшими совсем привычными фразами, которыми она оборонялась с такой агрессией, будто Пол мог на неё напасть. Если вспомнить как следует, с них началось и ими же закончилось всё их общение. Пол даже допускал, что своим не в меру острым языком Хёна когда-то и зацепила его, решив, что может ему перечить. Он злился исключительно на то, что даже на другом конце света она достала его своими цепкими, острыми когтями, и вновь вмешалась в спокойный ритм его жизни, разрушив до основания всё то, что брюнет с таким трудом выстроил на новом месте.
Больше года он выносил Хёну, ещё там, в Лос-Анджелесе, заботился, по-своему даже любил. Да, Пол никогда не умел обращаться с людьми так, как полагается, но и у него в запасе были некоторые добрые и нежные эмоции, с которыми он худо-бедно умудрялся управляться. Хёна сводила его с ума, расшатывая и проверяя на прочность, иногда Энтвуду казалось, что её забавляет смотреть на то, как он вьётся возле неё, подавляя своё естесство. Но в конце-концов его терпению пришёл вполне ожидаемый конец. И волей случая всё разрешилось само собой. И вот, она снова первая полезла на рожон. Возможно, их отвело бы друг от друга, возможно, они бы не встретились в стенах «Кавалькады». Почему ей так важно было задеть Пола за живое? Ты знаешь, что так нельзя делать.
Пока он думал, следя за тем, как кореянка медленно встаёт со своего огромного кресла, пока наблюдал за тем, как с упорством она пытается столкнуть тренера со своего стола, Пол погрузился в смятение и даже поддался этому толчку, встав на ноги. Будь добр уважать старших по званию. Я теперь твоя начальница. Так вот, - он грубо перебил её, не став дослушивать длинную, пышущую издевками речь. Успокойся лучше, девочка. Ты мне никакой не начальник, так что придержи коней. Со всей важностью во взгляде прищуренных голубых глаз он тяжело опустился обратно на край стола. Что тебе надо, Хёна? Пол на мгновение стал таким, как прежде. Немного смягчился и в голосе, и в словах. Лицо разгладилось от морщин, и только широко вздымающаяся грудь говорила о том, что тренер не спокоен.
А вообще, знаешь, мне не интересно. Он хлопнул в ладоши, вскакивая на ноги, и рукой прихватил изголовье кресла возле самой головы девушки. Цепкая хватка пальцев вот-вот сомкнулась бы на её затылке, схватив прядь выкрашенных в блонд волос, и Пол хищно улыбнулся, глядя на то, как от этого движения Хёна инстинктивно вжала голову в плечи. Ещё увидимся... начальница, - брюнет сделал особенное ударение на последнее слово, предоставляя ей возможность самой решить, была ли эта фраза издёвкой. Он медленно побрел через кабинет, шаркая ногами о тяжёлый ковёр, и ещё раз оглядел стоящие по сторонам шкафы. Возле одного из них, пылящегося возле входа, мужчина на минуту остановился и лёгким движением пальца подцепил корешок книги, под слоем пыли сияющем белой надписью. Энтвуд повертел её в руке, осматривая со всех сторон, а потом, обернувшись, с силой кинул на стол прямо перед кореянкой. Большой том упал на деревянную столешницу с тяжёлым хлопком, подняв в воздух облако мелких серых частиц. Они засверкали в лучах солнца, попадающими внутрь кабинета из-за тонких занавесок. «Как воспитать в себе лидера» - красовалось на обложке перед удивленным лицом его собеседницы. Ознакомься. Хорошая книга. Впрочем, и не собеседницей больше была ему эта женщина. Пол вышел в коридор, как и всегда, с силой оттолкнув от себя дверь, и затем она медленно и тихо захлопнулась, вернувшись в своё нормальное положение.
Рассерженный и напряжённый, Пол мгновенно принял решение, куда идти. Если не проораться как следует в ближайшее время хоть на кого-нибудь, его организм просто самоуничтожится на радость окружающим. Пунктом назначения его маленького путешествия был кабинет, покоящийся в глубине длинного коридора. Самая большая и внушающая больше всего трепета дверь с тяжёлой ручкой, винтажно позолоченной, а может просто потрескавшейся от того количества рук, которые регулярно к ней прикасались. Выползшая ему навстречу секретарша в сером костюме, наверное, хотела было остановить быстрыми шагами идущего на неё мужчину, но только едва приглядевшись и различив в нём Пола Энтвуда, редко заходящего к ней на огонёк просто так, молча села обратно, спрятав глаза в телефон. БРЭДФОРД!!! - тяжёлый голос с различимым американским акцентом всколыхнул стены академии, и прежде, чем он с ноги открыл дверь в кабинет директора, все находящиеся внутри люди наверняка ощутили под ногами дребезжание от его тяжёлых шагов.
Брэдфорд тут был, конечно же, ни при чем. Пол уже предвкушал, как он разведёт руками и скажет что-то вроде: «Разбирайтесь сами», однако этот предсказуемый расклад его совсем не устраивал. Стерпев перед Хёной, чтобы не вынести её за волосы за забор «Кавалькады», теперь спортсмен был готов оторвать голову кому угодно, кто имеет к её появлению хоть какое-то отношение.
Пол ворвался в помещение, снеся дверью стоящую позади неё вешалку, глаза его были красными и широко раскрытыми. В порыве эмоций он даже не сразу обнаружил находящихся внутри гостей, ведь Пола в пылу гнева интересовал только один единственный человек. Брюнет нащупал его взглядом, громко взвыв: Что это, мать её ети, такое?!!! Какого хера эта корейская недоросль сидит в кабинете заместителя?!. Он нарочито громко, высунувшись головой в коридор, заорал что есть мочи: Небось и братца своего притащила?! И вновь оказавшись внутри небольшой комнаты, он выдохнул, припадая к стене спиной и откинув голову назад, - Здрасьте.
--->Кабинет Директора<---

+1

6

Когда дело близится к концу семестра, неожиданно приваливается большее количество работы. Хёна, привыкшая нихрена не делать и весь день изнывая от безделья, смотреть в потолок, попивая чаёк, теперь должна была срочно переделать кучу дел. Например, это ужасное составление графиков, согласно которым студенты должны были сдавать зачёты и экзамены! Нужно было отлавливать преподавателей, узнавать, когда они там могут притащить свои задницы и оценить знания ребят. Да ещё чтобы группы не наслоились одна на другую. Ох. Её мозг просто трещал по швам. А ещё нужно было провести беседы с отстающими в учёбе, якобы чтобы смотивировать их срочно исправить положение дел до начала сессий. Сегодня с утра вдоволь набегавшись до Брэдфорда и обратно с указами, на которых нужна была его печать как директора, Хёна, устало закинув на поверхность стола поверх разложенных документов свои ноги в чёрный туфлях на высокой шпильке, подумала, что наверное, сегодня день, когда она морально готова уничтожать отстающих по учёбе.
Сапожки, стоящие под столом напоминали о том, что в конце своего рабочего дня, она влезет в них и учапает домой, заканчивая на сегодня этот ад. Ну а пока нужно работать. Жопа какая-то. Кореянка скомкала приказ с ошибкой на титульном листе и запустила им в мусорку. Комок бумаги ударился о край урны, и отскочил в сторону с тихим шорохом покатившись по полу. Всё не «слава богу».
Блондинка нажала на кнопку на рабочем телефоне и, наклонившись лицом к динамику, сердито закричала: СЕКРЕТААААРЬ! Спустя минуту девушка с короткой стрижкой постучала в дверь и появилась на пороге. Какая у неё нелепая кофточка. Почему вообще секретарша? Хочу секретута. Вот я вчера выписывала списки отстающих в развитии, чтоб сегодня были у меня на ковре в порядке живой очереди. Кореянка звонко хлопнула ладонью по столу и протянула секретарше лист, исписанный её корявым почерком. А я пока пойду за кофе.
Хёна, закрыв кабинет на ключ, отправилась по светлому коридору в сторону кафе, но в обеденное время там стояла привычно большая очередь. Встав в самый её конец, она простояла там меньше минуты, и уже сердито поджав губы, удалялась прочь из шумного помещения. Пока очередь отстоишь уже никакого кофе не захочется.
Блондинка прошлась нижним этажом, через конюшни, чтобы немного проветриться – здесь часто открывались двери на улицу, впуская и выпуская людей с их копытными подопечными, поэтому температура была на порядок меньше. Воняет только. О! Мяу! – кореянка оживилась лицом, поднимая вверх руку и приветственно помахивая ею молодому человеку, что с серьёзным лицом вёл по коридору вороную лошадь. Мяу-Мяу не отстоит случайно очередь в кафе за лучшую девушку этой галактики? Разве Хван мог ей отказать? Карамельный капучино. Мой маленький раб, ахаххаха!
Кореянка с приятным лицом вернулась в свой кабинет, зная, что через некоторое время у неё на столе окажется вкусный сваренный кофе, а не та фигня из автомата. Хёна уткнулась носом в телефон, пролистывая ленту соцсети. Это что за уродец мне лайк поставил? Чуть склонив голову набок, она разглядывала фотки загадочного незнакомца. От этого нехитрого занятия её отвлёк стук в дверь. ДА! – Хёна даже спустила ноги со стола, чтобы сейчас поставить на это место кофе, но лицо её помрачнело, когда она разглядела вошедшего корейца. Потому что это был совсем не тот кореец, которого она ждала, а совсем другой. Женского пола.
Блондинка вздохнула и мельком глянула в лист, лежащий у неё перед носом. Я так понимаю, что ты – Ко Ми Нам? – сурово сведя бровки сказала Хёна. Садись. Подождав, пока студентка опустится на стул рядом с её широким письменным столом, она глубоко вдохнула, набирая в грудь воздух, чтобы затем разораться, выплёскивая накопившийся негатив наружу: КАКОГО ХРЕНА ТЫ, Ми Нам, занимаешь собой бюджетное место?! НЕ ХВАТАЕТ МОЗГОВ УЧИТЬСЯ НОРМАЛЬНО – ТАК ИДИ В МАКДОНАЛЬДС НА КАССУ! Из-за тебя вот кто-то реально умный не поступил, зато ты здесь торчишь, позоришь Кавалькаду! Вот! Хёна торопливо схватив лист А4, ткнула им в лицо девушки. Докладная на тебя! От твоего преподавателя, что ты не только тупая, но ещё и не ходишь никуда! Объяснительную мне пиши! Кореянка положила чистый лист перед девушкой, потом чуть ли не швырнула в ту же сторону ручку и откинулась спиной на своё мягкое большое кресло. Ну должна же она хоть на ком-то за сегодняшний день сорваться и почувствовать ту сладкую власть, которую ей даёт занимаемая должность.

Отредактировано Hyuna Ten (2017-12-02 19:40:32)

+2

7

Муха, муха-цокотуха
Позолоченное брюхо!
Муха по полю пошла,
Муха пиздюлей нашла!

Когда Алистер передал Ми Нам, что ее  срочно вызвали к заместителю  директора по учебно-воспитательной работе, кореянка только удивилась.  Будучи поглощенной  работой и всем тем, что несли с собой трудовые будни, Мина не успела накосячить. По крайне мере ей так казалось. Она ни сном, ни духом, насчет того что  уже впала в немилость  некой мисс Тен. Более того, она даже забыла о ее существовании, хотя столько раз пробегала со звонким смехом мимо ее кабинета,  что можно было ради интереса прочесть то, что написано на двери.  Предстоящее знакомство будоражило кореянку.  Девушка носилась по комнате как неугомонная.    Ей казалось, она увидит старую подругу или обретет новую.
«Как же мне появится. Что сказать? Я очень хочу подружиться!»
Мина хотела срочно позвонить Мэю и расспросить обо всем, но потом отложила свой телефон.
« Я расскажу ему обо всем, уже после знакомства».
Следуя устоявшейся манере поведения, Ми Нам хотела расположить собеседницу к себе. Она понимала, что заместитель директора по учебно-воспитательной работе не водит дружбы со студентами, но кто сказал что нет и шанса.  Кореянка не хотела сдаваться раньше времени.
Алистер буквально за шкирку вытащил Мину из комнаты. Краснеть за подопечную  он не хотел. И так отмазывал ее от преподов как мог. Девушка вышла из комнаты в синей кофте под горло, черных джинсах, на которых красовались вышитые бисером растения. Ми Нам думала вернуться и переобуть кроссовки, но поймав строгий взгляд Алистера, передумала.
- Мина, ты…давай быстрее,- в который раз сказал староста. Он хотел предостеречь глупую девчонку от опасности, к которой та приближалась на огромной скорости. Больше всего парень переживал не расстроится ли Ми Нам  столкнувшись с суровой Хен А Тен? Не  отчислят ли ветреную Ко Ми Нам. Парень переживал, что из него паршивый староста, раз он своей группе ничем помочь не может.
Мина помчалась по коридору со всех сил, будто за ней гналась стая волков.  К тому же коридор  для нее беговая дорожка и лучше всего прямо сейчас посоревноваться с вымышленными волками в скорости. Коридоры к счастью были пусты, но если встречались   группы студентов, они для нее создавали живой коридор, по которому Мина могла  пробежать.  Люди просто поддерживали игру непоседы. Ведь в этом месте, она была такой яркой.  Для каждого кореянка находила  доброе слово. Мина прибежала к двери нужного кабинета с захопленням изучила  табличку на двери кабинета, а затем после стука смело открыла дверь.
Я так понимаю, что ты – Ко Ми Нам?
-Да!
Бодро и возможно даже слишком громко ответила кореянка, будто ее ответа могли не услышать.
Увидев  мисс Тен, Мина не могла поверить своим глазам.  Конечно, еще прочитав имя можно было догадаться о том, кто такая мисс Тен, но разве так интересно?! Гораздо интереснее узнать все сразу. Она  окинула взглядом фигуру Хены с огромным интересом, изучая черты лица собеседницы. Ми Нам собиралась изменить хмурое настроение мисс Тен. А для этого нужно перебрать подходящие варианты. 
«Может быть ей косички заплести? У нее подходящие для этой цели волосы. Красивые такие».
Радость Мины контрастировала с раздражением блондинки.
КАКОГО ХРЕНА ТЫ, Ми Нам, занимаешь собой бюджетное место?! НЕ ХВАТАЕТ МОЗГОВ УЧИТЬСЯ НОРМАЛЬНО – ТАК ИДИ В МАКДОНАЛЬДС НА КАССУ! Из-за тебя вот кто-то реально умный не поступил, зато ты здесь торчишь, позоришь Кавалькаду! Вот!
Гневная тирада должна была расстроить Мину, но это совсем не стерло истинных чувств написанных на лице кореянки. Девушка  только для приличия стерла улыбку, но напустить толику вины не получалось. Она наклонила голову к правому плечу, пытаясь найти ответ.
-Извините.  Но я совсем-совсем-совсем не знаю, зачем я занимаю это место. Я думала уйти отсюда не раз! Но я так хочу еще немного побыть с учителем Мяу. Он говорил, что ему попадет от Энтвуда, если мы провалим экзамен по его предмету. Потому, я хочу уйти после экзамена.
Мина сходу сдала свои чувства и планы незнакомому человеку.
-Причина номер два. Люди. Они так прекрасны. Их слова, мысли, чувства. Причина номер три. Здесь мои друзья! А еще здесь очень красивая местность!Например, вид из окна моей комнаты! Он же прекрасен, когда его озаряют лучи восхода и заката. Вы видели ведь вид из амуничника или конюшни! А столовую ночью, когда наступает время ночных дежурств. Еще мне нравится учебный корпус. Он так похож на замок. А еще лошади! Вы их любите, правда? Согласитесь, они прекрасны! Только я боюсь сама к ним подходить! Я даже в седле никогда не сидела.
Мина со всей живостью и экспрессией рассказывала о том, что любит, что совсем забыла о том, с кем говорит.
У меня есть работа, но не знаю, задержусь ли я на ней, если учебы не стане?. Просто, когда меняется род деятельности и круг людей, окружающих меня,  я живу.  Я боюсь уйти, бросит учебу. Ведь тогда чувство праздника, когда я удираю, с занятий исчезнет! Я попросту перестану ценить  то, что имею!
Кореянка  ждала  ответа собеседницы.
Докладная на тебя! От твоего преподавателя, что ты не только тупая, но ещё и не ходишь никуда! Объяснительную мне пиши!
Мина глянула на лист, затем на Хену.  Девушка восхитилась ею. Мисс Тен  обо всем так переживает. Девушка  хотела ответить, но говорить с человеком, который от тебя отвернулся неприятно! К тому же очень задевало!
«Так не годится»
Ми Нам хотела хоть как-то развеселить  мисс Тен, увидеть на ее лице хоть что-то кроме раздражения. Девушка поднялась со стула, подошла к Хене так, чтобы видеть ее лицо.
-Мисс Тен, у вас что-то случилось ? Или вы за меня так переживаете?  Или за место?
Сейчас середина учебного года и я просто не могу уйти. Нет, я могу, но вы же не заполните это бюджетное место, сразу же после моего ухода? Мисс Тен не  расстраивайтесь! Все будет хорошо! Вам совсем не идет угрюмость!    Вот посмотрите, что будет с миром, если все станут ходить злыми?! 
Коряенка  напоминала щенка пристающего к взрослой собаке с намереньем поиграть, совсем не  заботясь о том, что собака сейчас не хочет играть с ней.  Да и в Хене она видела, человека, которого просто нужно крепко обнять.

Отредактировано Mina (2017-12-04 21:09:21)

+1

8


Утро выходного дня начиналось абсолютно так же как и любое другое утро - Мэй восстал с кровати в шесть часов утра, чтобы идти к Мэйрин до того, как конюшня наполнится посетителями - никто не должен случайно пострадать, если огромная сильная лошадь выйдет из-под его контроля. Уже несколько дней подряд он повторял одни и те же действия, одну и ту же работу без введения каких-либо новых впечатлений, формируя у кобылы устойчивую привычку и уверенность в завтрашнем дне. Мэй хотел добиться максимальной стабильности на этой стадии их отношений, хотя с каждым разом, тренируясь, Мэйрин становилась всё сильнее и выносливее, ей требовалось двигаться больше, вкладывать больше силы.
Возвратив в денник свою гнедую лошадину, кореец по привычке чуть не пошёл выкидывать лошадей Пола в левады, но уже подходя к деннику Вайпера, охнул и звонко хлопнул себя ладонью по лбу. Повернул назад. Осталось погонять на корде Умбру, чтобы она сегодня не простояла весь день без работы и можно отдохнуть. Вообще корейца, конечно, подмывало просто лечь спать или, наконец, взяться за конспекты, но он твердо решил куда-нибудь сходить, получить от этого дня впечатления, которые обычно никак не могут уложиться в его плотный рабочий график. Поэтому Хван откопал телефон Мины и пригласил её на каток. А почему бы и нет? Обещал, правда, кино, но увидев случайно в соцсети своего друга из Южной Кореи, рассекающим по гладенькому ледяному покрытию закрытого катка, решил, что ему тоже хочется. Ноги, главное, не угробить.
Мэй отгонял на корде свою сердитую вороную лошадь и вёл её по коридору назад, когда его окликнула Хёна, непонятно зачем спустившаяся в конюшни. Что-то случилось? Хван же прекрасно помнил, как она брезгливо морщит свой хорошенький носик, когда он заглядывает к ней после работы с лошадью пока запах конского пота особенно свеж. Что же, стоит теперь ещё немного задержаться, чтобы купить ей кофе. Мэй не злился, скорее немного огорчался, когда ему на голову сваливались такие пустячковые дела, которые, тем не менее, были способны отнять кучу его личного времени. Тем не менее, вскоре он уже послушно стоял в очереди, задумчиво глядя сквозь стеклянную витрину на разложенные в красивых бумажных формочках порционные маленькие пирожные. Ест она такие или не ест? Они с кремовыми розочками - а мало ли она худеет. Лучше выберу вон ту булочку с орешками. Расплатившись на кассе, Мэй с большим стаканом горячего кофе, который на вынос упаковывали совсем как в фастфуде и булочкой, быстро дошёл по коридору до нужного кабинета. Около двери стояли притихшие студенты, напряжённо вслушиваясь как мисс Тен там кого-то отчитывает. Надо же. Может подождать, пока она закончит? Или всё-таки войти? Мэй - добрая душа, ещё не зная кто там так провинился и чем, уже заочно пожалел человека, слушая резкий звенящий голос Хёны с акцентом озвучивающий про объяснительные, отчисление и прочее. Может любимый кофе сгладит её агрессию? Мэй подмигнул стоящему рядом с ним парню, который, наверное, тоже ожидал очереди на казнь, постучал в дверь и вошёл.
Ваш кофе, мисс Тен - вежливо кивая головой проговорил Мэй, закрывая за собой дверь свободной рукой и подходя к её внушительному столу. Какой же было неожиданностью увидеть здесь девушку, с которой он договорился сегодня пойти на каток. Мэй аккуратно отодвинул какие-то документы в сторону, поставил на это место стакан с кофе и положил рядом булочку. И чек.
Хван тяжело вздохнул, глядя на Мину, конечно, он не мог не постараться вытянуть её из этой неприятной ситуации. Объяснительная, педсовет, отчисление... Вся эта бумажная волокита, игра на нервах - совсем не то, что он искренне желал этой забавной ещё маленькой кореянке. Всего лишь хотел, чтобы все вокруг него были здоровы физически и душевно. И счастливы.
Мисс Тен - Мин Мэй примирительно улыбнулся, касаясь кончиками пальцев гладкой лакированной поверхности её стола. Какую щёку я сейчас должен подставить, чтобы обошлось без объяснительной и педсовета? - голос корейца звучал мягко. Мэй был готов взять на себя в очередной раз какую-то ответственность, поручиться, совсем не думая, что такой поступок вероятно создаст очередные трудности для него.
Пожалуй, это рискованный шаг. Хёна ведь относилась к нему достаточно ревностно, как и ко всем, так сказать, приближенным к себе людям. Нужен ей как мальчик на побегушках и вряд ли она станет уважать его мнение как личности. Женское собственничество - оно такое.

+2

9


Хёна, приподняв вверх одну бровь, на некоторое время даже оторопела от напора этой мелкой девицы, слушая малосвязный логически монолог. Кажись у неё не всё в порядке. Понабрали сумасшедших, а теперь разбирайся с ними, Хёна? Где вообще такую на голову волшебную откопали?
В речи проскальзывали знакомые имена - Мяу, Энтвунд. Типично женская ревность отравила душу, подогревая в ней негодование. Полик - её бывший, Мэй - маленький раб, а тут прям оказалось, что он умеет не только кофе подносить, но и девок клеить. Местный Казанова, мать его. Учитель Мяу... Почему учитель? Пол там какие-то махинации крутит? А почему я не в курсе. Хаааа.... Кажется, кто-то попался. Учитель Мяу - кореянка зло улыбнулась своей мысли. Кажется эта подвернувшаяся под руку девчонка со своими откровениями сама того не подозревая, заварила кашу, в которой, конечно, центральным страдающим персонажем будет Пол. Но, разве можно предположить, что Пол огребет от руководства и не выместит на ком-то свою обиду и злость? Выместит. На том, кто всегда рядом - на Мяу.
Эта мелкая пигалица, воспользовавшись ошарашеным молчанием замдиректора, перешла видать в активное наступление, поднимаясь со стула, видимо, чтобы капать на мозги с более ближнего расстояния. Хёна резко осознала, что ей нужно прекратить этот поток сознания.
Так. Хёна хлопнула ладонью по столу и повторила уже громче: ТАК! Её голос шёл по нарастающей, словно внутри неё заводился эдакий моторчик гнева: СЯДЬ! С чего ты решила, что мне интересно по кому ты там сохнешь и что хочешь?! Тебе сказано что делать?! - писать объяснительную. Так вот пиши! Господи, какая же ты тупая!
Кто-то деликатно постучался в дверь со стороны коридора, выдергивая её из мыслей. Вот было было здорово, если бы над дверью у неё висела лампа как в поликлинике, которая бы горела красным и ясно показывала, что кабинет уже занят. Кого там ещё...Мяяяяу! Хёна даже в лице изменилась, увидев знакомую хрупкую по сравнению с другими мужчина Кавалькады фигурку её личного подносителя кофе. Ваш кофе, мисс Тен. Кореянка довольно показательно похлопала в ладоши и помогла Хвану разгрести место под завтрак на столе. Что это они так переглядываются - знакомы что ли? Заглянув в чек, она озадаченно сведя бровки, полезла в сумочку за кошельком.
Какую щёку я сейчас должен подставить, чтобы обошлось без объяснительной и педсовета? Мисс Тен шумно вздохнула, глядя в эти честные шенячьи глаза напротив. И с одной стороны, эта девочка ей очень не понравилась, а с другой - Мэй же раньше ничего никогда не просил. Финансовую. - буркнула она в ответ, демонстративно застёгивая обратно молнию на кошельке. Считай, что выкупил.
Кореянка забрала лист для объяснительной, лежащий перед Миной, демонстративно скомкав его. Но прижать теперь Мэя, заставив его бегать за кофе с утроенной скоростью - это в её стиле. Пускай знает, что огребет за эту свою глупенькую "протеже" по полной программе. Она поднялась в полный рост, перегнулась через стол и взялась длинными ногтями за его подбородок, надавливая ими на кожу. Только вот скажи мне, Хван Мин Мэй. Стервозное выражение лица не предвещало ничего хорошего. Как и то, что она озвучила его полное имя, а не назвала по прозвищу. Зачем тебе девушка, которая пять минут назад сдала вас с Поликом с потрохами? Хёна с упоением считала страх, мелькнувший в тёмных глазах Мэя. Пускай-пускай. Не расслабляй булки. Она выдержала небольшую  многозначительную  паузу, давая ему возможность самому вспомнить все свои косяки и мысленно уже составить завещание.
Как думаешь: прижать ли мне Пола за то, что перекидывает свои обязанности на студента? Она улыбнулась, движением головы откидывая волосы назад. Подумай, что он сделает потом с тобой. Блондинка коварно рассмеялась, взъерошивая пальцами волосы на макушке студента и осела обратно на стул. Уходите отсюда, пока я не передумала.
Хёна взяла в руки теплый уютный стакан и добавила: Ах да - спасибо за кофе.

Отредактировано Hyuna Ten (2017-12-05 16:06:08)

+2

10

Если бы у гнева было лицо, оно  наверняка носило бы маску Хён А Тен.  За всю жизнь Ми Нам крайне редко встречалась  с отрицательными эмоциями и теперь, столкнувшись с ними лицом к лицу, девушка наблюдала за мисс Тен.   Гнев направленный в ее сторону, только разогревал интерес. Когда человек на пределе он становится еще очаровательнее: видно истинное сияние души.  В такие моменты человек искренен ведь говорит то, что думает не отягощенный   контролем.  Слушая гневные восклицания кореянки, забавно сочетавшиеся с ее акцентом, Мина наблюдала за каждым действием, будто ученный за лабораторной крысой.
СЯДЬ! С чего ты решила, что мне интересно по кому ты там сохнешь и что хочешь?! Тебе сказано что делать?! - писать объяснительную. Так вот пиши
Ми Нам послушно села на стул. Ее удивляла эта блондинка.  Ну вот зачем задавать вопрос, если сразу же отвечать что это тебе не интересно? Наверное, когда Мина  повзрослеет, тогда поймет что к чему. Возможно, станет похожей на  мисс  Тен.
-Ну…вы же сами сказали «какого хрена  ты занимаешь бюджетное место?» Я ответила вам на ваш вопрос.
Девушка  совсем не хотела тратить время на какие-то бумажки. Это же так скучно и неинтересно. Да и что ей объяснить, если она совсем не чувствует своей вины?   Объяснительные нужны лишь в тех случаях, когда ты считаешь себя виноватым, ну или если совершил то, что повлекло за собой  что-то серьезное. Ее плохая учеба никого не убила, так зачем ей это писать?Благодаря упорству, замечательно сочетающемуся с глупостью, девушка собиралась объяснить эту позицию Хёне.

Наверное Бог есть или какие-то высшие силы, раз они решили развести муху и львицу по разным сторонам арены, помогая избежать еще большего количества мозговыносящих, для обеих сторон,  тирад. Мина повернулась на звук и тут же расплылась в улыбке. Но как же ее удивило то, что кореец поставил кофе на стол мисс Тен.  Мэй так похож на официанта.  Она тут  же состроила логическую цепочку о причинах, что могли  привести к такому. Мина не могла понять причин такого действия. Неужели у него с Хёной настолько близкие отношения?  Конечно, это возможно, а может Мяу-Мяу занимается благотворительностью?   Есть еще другой вариант: парень просто пытается всем угодить.
Вот только удовольствия или радости девушка  в этом не видела. И почему он сочувственно вздохнул, если на деле ничего плохого не случилось?  Благодаря слишком жизнерадостному взгляду, Мина   для себя установила,  что за объяснительной ничего плохого нет.   
Какую щёку я сейчас должен подставить, чтобы обошлось без объяснительной и педсовета? –
- Остановись! Мяу! Остановись! Нет, ну у тебя что ни капли гордости?!
  Ми Нам понимала, что это выражение  не стоит  воспринимать буквально.  Только то даст гарантию, что все не пойдет к херам,  и тогда уже ничерта не поправишь?
Финансовую. Считай, что выкупил.
Студентке  оставалось офигевать и офигевать. Вся ситуация напоминает фильм, где все мотивы героев только под конец будут известны.
Только вот скажи мне, Хван Мин Мэй.  Зачем тебе девушка, которая пять минут назад сдала вас с Поликом с потрохами?
Мда, эта дамочка не умеет нормально выражаться.   Ее саму еще воспитывать и воспитывать.
Ми Нам не вещь и более того,  она здесь и все слышит. У Мины никогда не было парня, но связь с   Мяу, она не считала чем-то большим, чем просто френдзона или сотрудничество.
-Ой! А об этом  нельзя было говорить? Я ж случайно! Думала, вы знаете! - Кореянка пожала плечами, с видом «ну щито поделать» К тому же мы с Мееем просто друзья, не более.
Мина догадывалась, что Хен А Тен ревнует Мэя, но самой признать эту мысль страшно. И снова взгляд на Мея.
«Нет, я понимаю любовь специфична, но вы как-то вместе нелепо смотритесь».
Непонятно, если у Хены и  Мэя какие-то отношения, так какого он помогает ей, Ми Нам?  Или в уставе корейского менталитета что-то изменилось?  А что если  Хван Мин Мэй обычный кобель?
Уходите отсюда, пока я не передумала.
Мина, взяв за руку Мэя,  забив на свои мысли, рванула с ним на выход.
-До свидания Мисс Тен!
Она  попрощалась в своей шумной и веселой манере, будто Хена не желала ей голову оторвать.   У девушки  не было сожалений по поводу встречи с мисс Тен, правда, Мэя жаль, влез в эту ситуацию.
Мяу-Мяу, ты милый дурак.
Студент, ждавший своей очереди на «разговор» только удивился. Он знал, что от Хен  А Тен веселыми не уходят, но эта девчонка . Он даже подхватил надежду, что все будет не так уж и плохо.

+1

11

Отлично! Просто отлично! Все покатались, замечательно провели время, а я теперь, чтобы получить допуск к экзаменам, должен ползать на коленях перед деканатом! А ведь это, нахрен, была моя собственная безумная идея!!! Я упорото глядел в свой не подписанный рукой директора зачётный лист. Мой третий курс и пятая по счету сессия, как обычно, не могли обойтись без приключений, и я смиренно ждал своей кары. Но если раньше мне, чтобы получить заветный допуск к экзаменам, приходилось создавать вид активной работы над собой, обидчиво дуть губы перед преподавателями и корпеть над книгами, которые я не брал в руки целый семестр, то на этот раз ситуация и вовсе вышла из-под моего контроля, обернув мои лучшие побуждения (черт бы их дери!) в мою самую большую головную боль. Верите или нет, но я нормально не спал уже три ночи, и каждый раз, вставая последи комнаты, мог беспокойно мотаться из угла в угол часами, терзая себя мыслями о сессии, до которой меня не допустит комиссия, которая уже несколько дней, храня молчание, обсуждала случившееся в стенах ректората, откуда до меня не доходили даже слухи. Эта тишина, продолжавшаяся не день и не два, вволюдила меня в ошеломительное преддепрессивное состояние, а нервы были на пределе, и я через раз закидывал в себя таблетки, когда мама, позвонив, просила об этом. И тем не менее, мне было очень плохо в последний день, сегодня — почти нестерпимо, но малолетке Шэрон, уже видящей в это время ночи десятый сон, так же как и Джуну, не написавшему мне с тех пор ни строчки, до этого не было, похоже, никакого дела. Я стойко перенёс свою обиду на корейца, переборол её и отложил в дальний ящик на случай, если мы когда-нибудь увидимся снова. И знаете, мне ненадолго стало легче, будто мне отпустили три пуда тяжести, мешающей взлететь.
И вот теперь, сидя в маленькой приёмной (не знаю, кто её так назвал, ведь помещение с жесткими скамейками и странными картинами околоконной тематики было больше похоже на простой коридор неправильной формы, и был лишь для приличия закрыт от посторонних глаз матовой стеклянной дверью) перед кабинетом замдиректора, я рассуждал почти вслух о том, в какой момент всё пошло не так. Да, я всегда был нерадивым студентом, и мне даже удавалось обходить проблемы стороной, но теперь я был почти что на волоске от гибели, думая, что за ночные покатушки мне точно не сносить головы. И сожалел! Сожалел о том, что подставил себя под удар, променяв своё чистое личное дело на три круга неуверенной широкой рысью для непонятно откуда взявшейся девочки.
Итак, сидел я возле стола секретарши уже десять минут, поскольку мне было велено прийти ровно к назначенному времени. Я уже мельком виделся пару раз с нашим новым заместителем, но никогда и не думал, что она будет елозить мне по мозгам за мою же тупость, отчитывая своим пронзительным высоким голосом, который я расплывчато слышал даже из-за плотно закрытой "хозяйской" двери. Глядя в немного смятый на углу лист зачетной книжки, я почти что мысленно прощался с ней, готовый к любому повороту событий — говорят, мисс Тен была той ещё феей настроения, и может быть могла посоревноваться в резкости его перемен даже со мной. Главное, Айден, не лезь в ругань, не припирайся! Будет орать — соглашайся и извиняйся!!!
Когда часы на стене отсчитали ещё одну минуту, повернувшаяся к циферблату на стене секретарша застыла, будто о чём-то размышляя, а потом задумчиво произнесла, не поворачиваясь на меня: Айден Уиллимс. Окончательно упав духом, я кивнул, не поднимая глаз. Моё тело так противилось этому, но приходилось идти, и чем ближе я оказывался к двери Хёны, тем хуже чувствовал ноги. Схватившись за ручку, я судорожно проверил пальцами, как на моём лбу выступают капли горячего пота, а потом, крутанув её, застрял на пороге кабинета. Айден Уиллиамс!  — уверенно кивнул стоящей ко мне боком девушке, не стремясь даже извиниться за прерванный чужой разговор, происходящий на моих глазах. Какая разница, что положенное мне кресло гостя сейчас уже занимал кто-то другой, действительно? Уиллиамс! — настойчиво и чуть сердито повторил я, легонько стукнув мыском своего ботинка по низу большой двери. Я пробежался глазами по наполнению этого пространства, его золотому вычурному убранству, так не подходящему к раскованному, хотя и претендующему на внешнюю серьезность строгой офисной дамы виду стоящей передо мной молодой девушки, и обратил внимание на множество книг в полках позади неё. Держу пари, мисс Хёна Тен доставала их оттуда, только чтобы подставить под шатающийся стол. Так я что, ещё и ждать должен, когда она освободится и меня выругает?! Моё тело напряжённо вытягивалось вверх, распрямляя затёкшие без движения мышцы — от тренировок-то меня тоже отстранили на целую неделю, что в условиях приближающейся сессии было почти равносильно катастрофе!
Я без приглашения вошёл в кабинет, протоптав слегка влажными подошвами капризный паркет, а потом упал на свободный стул прямо возле сидящего ко мне спиной в высоком кресле гостя. Я с любопытством сунул к ней своё лицо, и резко дернулся обратно, словно увидел что-то, чего видеть на самом деле очень не хотел. А. Шэрон. Привет. От вида сидящей за столом девочки я впал в секундное промедление и с недоверием потёр свои слезящиеся воспалённые глаза. Надеюсь, меня ещё не глючит. И чего ты сюда приперлась?

Отредактировано Aiden Williams (2017-12-25 01:16:38)

+2

12

Цокая высокими каблуками по плитке, Хёна возвращалась в свой кабинет, держа наперевес увесистую стопку бумаг. Приказы с датами экзаменов, графики пересдач и всякая такая муть, на каждую из которых нужно было приляпать свою печать, а потом ещё и отнести к Брэдфорду.
Привалившись всем притащенным к двери, кореянка нашарила в кармане короткой чёрной узкой юбочки ключи и открыла замок. Дойдя до стола, она с облегчением бухнула на него всю стопку, сразу же расползшуюся некрасивым веером и вернулась, чтобы закрыть за собой дверь.
А это что? Хён-А ковырнула ногтём края папок, выложенных ей на стол, среди которых лежало, к слову, и личное дело Айдена. А, это ко мне должны за выговором прийти… Кореянка смутно помнила, что ей говорили, что кто-то разбил окно в общежитии, играя в мяч, кто-то злоумышленно поджёг парту в аудитории, а кто-то ночью катался на лошади. Чёрт их всех разберёт, тьфу ты.
Блондинка расстегнула верхнюю пуговицу на своей белой просвечивающей блузке и тяжело вздохнула, глядя на ворох бумаг, лежащий перед ней. Не для этого меня растили, ой не для этого. Сформировав аккуратную стопку, кореянка стала доставать по одному листу и шлёпать печати, откладывая уже «осчастливленные» листы отдельно. Стук в дверь прервал её. Айщ! Сейчас вот весь настрой собьют, кого там ещё черти принесли?! Да! – звонко выкрикнула она, Заходите!
В дверях появилась какая-то девчонка с длинными волнистыми волосами, шатенка, лет двенадцати-тринадцати, держащая в руках свои шмотки и рюкзак. Заходи-садись, что в дверях стоишь? – недоумевающее проговорила Хёна, ей и в голову не могло прийти, что это и есть та «Шэрон» по поводу которой к ней сегодня заходил небезызвестный ей доктор Хён Джун. Подожди только.
Кореянка принялась дальше шлёпать печати. После того, как девочка прошла и села в кресло рядом с её столом, в кабинете воцарилась блаженная тишина, прерываемая только шелестом листов. Но не надолго. Хёна как раз была на финишной прямой, когда дверь снова открылась и на пороге возник ещё один персонаж, громко объявивший с порога своё «Айден Уиллиамс!». Мисс Тен сердито поджала губы, упрямо шлёпая печати не поднимая головы. Уиллиамс! Я счастлива! – повысив голос, сказала Хён-А, резко подняв голову на вошедшего студента. Стучать не учили?
Она, наконец, занесла руку над последним листом, когда эти неизвестные ей люди, находящиеся почему-то у неё в кабинете, вдруг друг друга узнали. А. Шэрон. Привет. Прижав печать к листу, она удивлённо приподняла бровки, в упор глядя то на рыжего парня, то на девчонку. Потом спохватившись, осознала, что пропечатала лист насквозь и испачкала стол. Айщщщщщ! Возясь с влажными салфетками, оттирая от стола синее пятно, Хёна удивлённо мотнула головой. Шэрон – я помню. Доктор Хён Джун приходил просить. Она снова подняла на девочку глаза, вглядываясь в её лицо, и усмехнулась. Надо же. Я подумала, он так о дочери печётся. Конечно, молодо выглядит для человека с взрослым ребёнком, но всё бывает в этом мире… Может, продал душу дьяволу за красоту?
Тут картинка окончательно сложилась в её голове, Хёна, оттерев пятно, плюхнулась на стул, просияв в лице, будто смогла выиграть олимпиаду по математике. А! А ты – Айден. Вы вместе ж были, надо наругать за… кореянка, сосредоточенно нахмурив лоб, перебирала в голове разбитые окна, пожары, а потом всё-таки нащупала верную мысль: за то, что ты катал эту девочку ночью на лошади. Хёна, откопала среди прочих выложенных папок личное дело Айдена Уиллиамса, которое в скором времени должна была пополнить единственной, но весьма веской записью. Положила его перед собой и открыла первую страницу с данными и фоткой. А что ж Шутник Года ваш отдельно приходил – мог бы и за компанию вот сейчас! – улыбнулась она. Её раздирало любопытство, и она не преминула его утолить вопросом, заданным к Шэрон: Кто он тебе? Вы уж явно не родственники. 
Кореянка занесла ручку над чистым листом, пытаясь сосредоточиться и придумать мысль, но эти четыре глаза, да и нежелание ничего делать, значительно ей мешали. Она резко положила ручку на стол, посмотрев на Айдена в упор. Знаете, детки, я очень люблю, когда люди мне должны. Хёна встала из-за стола, машинально одёргивая короткую юбку вниз, и плавно обогнула его, цокая по паркету каблуками. Ну-ка встань. – блондинка жестом попросила рыжего парня подняться и встать в полный рост, придирчиво рассматривая его и мысленно прикидывая, подойдёт он для задуманного ею номера на новогоднее шоу или нет. Сойдёт.
Значит так. Кореянка присела на край стола, с видом собственного превосходства, будто только что перевела миллиард в фонд помощи пустынным тушканчикам. У меня вот тут на столе лежат дела – одни играли в футбол в общежитии и разбили окно, другой поджёг парту, третий ещё что-то там раскурочил. На этом фоне, вы нихрена страшного не сделали – все целы остались, никакого финансового ущерба нет. Да-да – Хёна похлопала пальцами в воздухе, мол «бла-бла-бла», Нельзя брать коней без разрешения, нельзя кататься ночью, кореянка повысила голос, наигранно гневно глядя на Шэрон, ДЕВОЧКЕ БЕЗ ШЛЕМА. Лошади, АЙДЕН, ночью должны спать. Она замолчала, не придумав, чего бы ещё сказать, а потом перешла к своим махинациям – тому, что у неё придумывалось всегда гораздо быстрее и лучше, чем тексты выговоров.
Так вот. Она снова одёрнула задирающуюся юбку и скучающе качнулась спиной назад, словно уже порядком заколебалась этим разговором. На Новый Год, Айден, будет представление, типо ёлка-завлекаловка, открытое мероприятие для всех желающих. Мне нужны танцоры для моего номера. Сначала ты стоишь к залу спиной, как декорация, потом лицом, потом изображаешь хоть что-нибудь в ритм на заднем плане. А! И в конце на плечо меня надо посадить. Думаю – она многозначительно окинула всю его большую фигуру взглядом, ты справишься.
Хёна взяла со стола личное дело Айдена, захлопнула его и демонстративно убрала в шкаф. За это я ничего не напишу в личное дело, и дальше этого кабинета инцидент не пойдёт. Ну… Типо отругала. А! Айд! – Хёна быстро перешла с ним на «короткую ногу», заграбастав в группу подтанцовки. Мяу-Мяу знаешь? Столкнувшись с непонимающим взглядом, она чуть раздражённо пояснила: Хван Мин Мэй, кореец такой, на тайца похож. Скажи ему, что он тоже танцует и мне похер чего он там хочет или не хочет. И девочку свою глупую пусть притащит, я ей за это, так уж и быть, помогу с её провальной сессией.
Сообразив, зачем студент стоит с зачёткой в руках, кореянка выдрала её из пальцев Уиллиамса и устало плюхнулась на стул. Ляпнула «допуск» и протянула её обратно. Я сегодня слишком добра. Наверное, старею. С другой стороны, пусть у детей будет типо новогодняя сказка. Всё, свободны. Хён Джуну привет.

Отредактировано Hyuna Ten (2017-12-25 03:03:07)

+2

13

Постепенно жуткое волнение удалось свести на нет. Чему быть, того не миновать. К тому же,  этот человек уйдет из ее жизни точно так же, как и все остальные.
Услышав голос за дверью, Шэрон зашла в кабинет и сразу же взглядом зацепилась за  строгую обстановку кабинета оформленную в коричнево-красных тонах. Девчонка рассматривала книги  на полке, ковер, паркет.  Она не акцентировала внимание на хозяйке этого кабинета, будто девушка  часть  оформления, которую можно рассмотреть намного позже.
Заходи-садись, что в дверях стоишь? Подожди только.
Шэрон только после этого обратила внимание на блондинку, что сидела за столом.  Она представляла, что это будет женщина лет шестидесяти с противным скрипящим голосом.  Голос прозвучал с сильным акцентом, но в нем не было намека на враждебность,   только  странное спокойствие. Медленными и неспешными шагами Шэрри  подошла  и села в  свободное кресло рядом со столом замдиректора. Девочка  окинула  взглядом Хён А, а затем тут же погрузилась в мысли притихнув, создавая впечатление будто она здесь просто тень или призрак. Шэрон изредка поглядывала на штампующиеся листы.   Это было каким-то умиротворяющим монотонным зрелищем. Хотя, судя по выражению лица кореянки,  оставалось  сказать: «задолбалась я с этим возиться!»
Дверь открылась так неожиданно, но Шэр и ухом не повела до  того момента, пока не прозвучало имя гостя. Эту интонацию, с явным оттенком раздражения сложно не узнать.
Айден Уиллиамс! 
Шэрон хотела повернуться к нему, поздороваться расспросить обо всем, но  не хотела мешать Мисс Тен своими беседами.   У нее не было возможности написать Рыжему. И даже стало как-то неловко, что из-за нее ему попало и попадет еще. Обычно в семьях попадает старшим за младших, а они друг другу никто.  Неправильно как-то вышло. Нужно хотя бы извиниться перед ним. Шэр пыталась представить, как смотрит сейчас Айден. Интересно, он точно так же напряжен, как и тем вечером?
Я счастлива! Стучать не учили?
Голос мисс Тен изменился, а ответ приобрел нескрываемые оттенки сарказма.  Похоже Айден(рыжий огонек), не умеет не оставаться незамеченным.  Его пламя  слишком яркое, что при свете дня, что в темноте.    Только бы не обжечься.
А. Шэрон. Привет
-Привет,-  сказала Шэр, оборачиваясь.  Она не поняла, почему от нее шарахнулись, будто призрака увидели. Девочка села так, чтобы видеть парня, смотрела на воспаленные глаза Айдена, словно могла узнать что-то большее, чем ей скажут, - ты как?
Подросток  задала вопрос так тихо, будто остатки тишины еще можно сохранить вместе со спокойствием мисс Тен. Гневное восклицание, ясно дало понять, что в этом уже нет необходимости.   Шэрон сочувственно посмотрела  на попытки оттереть синие чернила салфетками с поверхности стола.  Знакомая ситуация. Сколько раз по неосторожности девочка разливала чай на почти законченный ескиз или на домашку.
Надо же. Я подумала, он так о дочери печётся.
Стало как-то неловко, то ли за себя, то ли за Джуна, но одновременно приятно осознавать этот факт.   
- Это не совсем так,- Шэрон наконец подала голос, а то  неприлично так долго молчать.
А! А ты – Айден. Вы вместе ж были, надо наругать за… а то, что ты катал эту девочку ночью на лошади.
Шэр нервно глянула на папку в руках Хены. От осознания, что  все пошло не так именно из-за нее, стало так паршиво на душе. Хотелось слиться  с обстановкой и тенью выскочить за дверь.
Джун  хотел подарить надежду Шэрон, а случайно подставил под удар Айдена.
А что ж Шутник Года ваш отдельно приходил – мог бы и за компанию вот сейчас!  Кто он тебе? Вы уж явно не родственники. 
Шэр знала, почему Джун приходил сюда раньше, но пожала плечами, сделав вид, что не знает. Подросток умела хранить тайны. Она смотрела на Айдена, мысленно моля подыграть ей или ляпнуть что-то отвлекающее.
-  Мисс Тен, это сложно объяснить,- ответила Шэр,- мы не говорили о том кто мы друг для друга.
« Все просто Доктор  Ли Хён Джун, мой Ангел- Хоронитель.»
О своем спасении, она тоже не стала говорить, пряча все связывающие нити, как самый драгоценный клад.
Еще тогда, когда мисс Тен замешкалась с тем за то, надо ругать, Шэр поняла, что работать ей хочется меньше всего. Кореянка  действует, будто это все формальность, но кажется Айдену будет намного  сложнее. Как же сгладить этот конфликт?  Парень поднялся с места и стал казаться еще выше, чем есть.  Шэр слушала рассказ Хены о том, что творят студенты и не верилось в то, что подобное делают  взрослые люди. Она прикрыла глаза ладонью.
- Куда катиться этот мир? Неужели такое творят взрослые люди?- недоумевая произнесла подросток,- я ожидала бы такого от своих ровесников, но от взрослых. О времена! О нравы!
Шэр  произнесла это так, будто ей лет сорок было.  Она была уверена, что чем старше человек, тем он умнее, но, похоже, деградация  прогрессирует сильнее.  Да и смысл портить имущество академии, причинять финансовый ущерб, что в этом веселого?
Нельзя брать коней без разрешения, нельзя кататься ночью. ДЕВОЧКЕ БЕЗ ШЛЕМА. Лошади, АЙДЕН, ночью должны спать.
Девчонка  отвела взгляд, полностью признавая всю вину, хоть эта строгость была напускной.
-  Мы думали, это все скроется… - произнесла Шэр, вступаясь за Айдена.  Хотелось бы объяснить все, но увы – невозможно.
На Новый Год, Айден, будет представление, типо ёлка-завлекаловка, открытое мероприятие для всех желающих. Мне нужны танцоры для моего номера. Сначала ты стоишь к залу спиной, как декорация, потом лицом, потом изображаешь хоть что-нибудь в ритм на заднем плане. А! И в конце на плечо меня надо посадить. Думаю, ты справишься.
Услышав слова «Новый год», Шэрон поежилась. Она терпеть не могла праздники и все что с ними связано. Услышав  подобное, девочка подумывала о намеренье переселиться в триста вторую квартиру.
Условие Хен А Тен напоминает сделку с самим дьяволом.
«А может, эта мисс  Тен и правда дьявол? Айден, держись!»
Девчушка  не знала, согласилась бы на такое.  Она скорее согласилась бы на монотонную и скучную работу, чем на выступление, когда на тебя пялятся все. 
«Это не самый худший вариант, но будь я студенткой, предпочла бы раскладывать бумажки»

В глубинах  души Шэр была рада, что  ее пронесло.  Интересно, а что было бы, не приди Айден сюда?
Дальнейший разговор был просто фоном. Она насторожилась, услышав  имя знакомого человека, с которым познакомилась в Чайнатауне. Шэрри   и забыла о нем, забыла о том, что он учится здесь.    Интересно, а как этот веселый и легкий человек поживает?
Всё, свободны. Хён Джуну привет.
Шэр облегчено вздохнула, поднялась с кресла и поспешила на выход.
- До свидания, - прощалась подросток,  и осталась ждать Айдена за дверью. Не хотелось оставлять его, до того пока  не станет понятно все ли в порядке с ним.  Отпустил ли он эту ситуацию?  Как он вообще относится к публичным выступлениям.
Шэрон прислонилась  к стене. Какой-то странный сегодня день и знакомство.
«Ты был прав…Джун. Ничего страшного не произошло. Но все-таки хорошо, что ты этого не видел».

+2

14

Войдя в кабинет и тут же нарвавшись на грубость замдиректора, я сразу же переменился не только в лице, но и в настроении. От моей былой усталости не осталось и следа, лишь красные сонные глаза говорили о том, что по ночам мне в последнее время на сон не везло. И я, кстати, был каменно спокоен и терпелив, восседая на своём неудобном стуле с высокой спинкой, как на настоящем троне, а не позорном табурете, где кроме меня побывало уже столько дебилов с опилками вместо мозгов. Так то я был почти ангелом в белой тунике на их фоне, подумаешь, покатал ребёнка разочек на лошади! Да я для этой конюшни сделал гораздо больше полезного, чем все эти люди с папками в руках, вроде мисс Тен, которые только знай себе сидели за столом, перекладывая листы с места на место, а потом при любом удобном случае полоскали ученикам мозги. Уж один косяк мой тренер мог бы мне простить и заступиться. Ох и злой я был сейчас, ох и злился на всех подряд! Хотел я было ответить в доступной форме на дерзость в свою сторону, но посмотрел на свою зачетку, которую держал приоткрытой на случай, если мне сразу же решат простить все грехи, и мысленно себя отговорил, закатив глаза. Молчи, Айд, только не ругайся. Положение моё итак было очень шаткое, да и правда тоже была не на моей стороне, так что приходилось прогибаться и молчать, хотя, делать я это очень не любил. Да только посмотрите на неё! Сидела за своим столом, метр с кепкой в прыжке, размалёванная как на студенческую вечеринку, ей лет-то сколько вообще? Двадцать? Какая-то выпускница, ей-богу. В таком возрасте люди мною ну никак не воспринимались как взрослые, а отвечать-то приходилось с должным уважением или хотя бы его имитацией! Вот и представьте, что за диссонанс возникал у меня в голове, когда к разукрашеной девчонке всего парой годков меня старше я обращался на «вы», да ещё и не мог раскрыть рот и показать у кого из нас тут длиннее язык. Шшшшшшшш... коза!
Пока я слышал только шелест печати, монотонно стучащей по листам и оставляющей на них свой синий смазанный оттиск. Примерно с таким же пустым пластиковым звуком в моей голове одна мысль пристыковывалась к другой. И все молчали, мать их ети! Будто в мужской клуб пришли, разложили свои газетки и ждут чуда! Ну, что ж я пёрся-то из самого общежития сюда? Ты говорить хоть умеешь, Шэр? — едва подумал я, отворачиваясь от выглянувшей из-за кресла девочки, как та, вдруг, будто прочитав мои мысли, заговорила со мной, и я с удивлением понял, что не успел ещё с прошлого раза запомнить её голоса — в основном за девочку отвечал один Джун. Привет, ты как? — я неопределённо пожал плечами, не готовый завязывать разговор. Ну всё, теперь мы друзья? Будем ходить за ручку и дарить друг другу браслеты вечной дружбы? Молча сидела бы... Нормально. Лучше некуда. Скользнув взглядом по сосредоточенному лицу Хёны, разглядывая стервозный изгиб её бровей, я кажется достучался до внимания, и тогда девушка, наконец, подняла тему, по которой мы оба, провинившиеся идиоты, пришли нынче в кабинет, где ужасно пахло её едким парфюмом.
Ну, давайте пообсуждаем теперь всех общих знакомых, друзей, дедушек своих, чё бы нет, — меня так злил факт приближающейся расплаты за грехи, что срываться хотелось на чём угодно. Зачётка, истрёпанная и замусоленная моими руками, уныло лежала на коленях. Знаете, детки, я очень люблю, когда люди мне должны. Настрой девушки мне не нравился, но ещё больше не нравился тон её речи, можно подумать, я сидел в кандалах перед белым господином, который выбирал будут ли меня бить сегодня розгами или только немножко пожурят. Лучше бы уж сразу сказала чего ей надо, без всяких представлений. В актрисы не взяли вас, мадам, — вздохнул я, готовясь услышать свой приговор. Пришлось, правда, для начала встать на ноги, и я неохотно распрямился над столом и посмотрел на Хёну сверху вниз. Задом повернуться, может? — ёрничал я, поглядывая на Шэрон. Она-то хоть понимала, что всё это собрание — сплошной фарс для запугивания детей?? Пока заместитель директора говорила, ужасно коверкая самые простые слова, я, ссутулившись, прищуривался, пытаясь понять что она всё-таки от меня хочет. Шкафы двигать, полки вкручивать? Что там обычно вам надо? Мой подбородок, гордо вздернутый вверх, не касался даже примерно той линии, на которой у Хёны заканчивалась голова. В баскетбол бы пойти надо было, но нет, дёрнул чёрт этих лошадей обхаживать, а потом ещё вот тут сидеть! И компании-то получше не нашлось! Нельзя брать коней без разрешения, нельзя кататься ночью, ДЕВОЧКЕ БЕЗ ШЛЕМА. Лошади, АЙДЕН, ночью должны спать. Нельзя сказать, что мисс Тен меня удивила своим равнодушием к проблеме, за которую меня другой заместитель уже бы выгнал к чертовой матери. Я всё ожидал от неё какого-то интересного продолжения. Вряд ли всё сводилось к словесному наказанию, ведь в её руках была сосредоточена такая власть! Да и фантазии ей не занимать. Тут же в голову пришла присказка про мартышку с гранатой. Так вот. Вот ты коза, всё-то у неё уже придумано. Ну, давай, порази меня своей находчивостью. Я всё молчал, глотая её дальнейший указ. Обещал, обещал не ругаться! На Новый Год, Айден, будет представление, типо ёлка-завлекаловка, открытое мероприятие для всех желающих. Мне нужны танцоры для моего номера. Сначала ты стоишь к залу спиной, как декорация, потом лицом, потом изображаешь хоть что-нибудь в ритм на заднем плане. А! И в конце на плечо меня надо посадить. Думаю ты справишься.
Ну! Бред собачий! Давайте я лучше заплачу за это ср... несчастное занятие! Сколько там абонемент стоит? — я полез в задний карман своих джинс, но Хёна и слушать не хотела моих пререканий. За это я ничего не напишу в личное дело, и дальше этого кабинета инцидент не пойдёт. Ну… Типо отругала. А! Айд! Я уныло опустился на стул, подогретый моей задницей, и безжизненно посмотрел в зачётку, что упала на пол, когда я вставал. Подняв тонкую книженцию в плотной картонной обложке, на которой сверху было наклеено моё имя, я внимательно посмотрел сначала на строчку, где недоставало печати, затем на Хёну, затем мысленно оценил масштабы проблемы. Станцевать мне, конечно, было бы не сложно, но мисс Тен так преподносила мне каждое слово, что не воспринимать всё в штыки было с моим характером просто невозможно. Мне просто из принципа хотелось сделать наоборот, чтобы только доставить всем как можно больше неудобств. Ну я тебя потаскаю на плече!
Что ещё за Мяу-Мяу? У неё что, все студенты как домашние животные? А мое прозвище какое будет? Рыжий таракан? Девочка Шэрон покинула кабинет, оставив меня наедине с этой молодой Фрекен Бок. Ей-богу, эта кореянка не вызывала у меня даже капли должной симпатии. Альфа-самка в нашем несложившемся дуэте могла быть только одна. А, Мин Мэй. Придурошный этот. Позову, лады. — мой голос издавал нотки безысходности, но потом я вдруг подумал, что ничего страшного со мной не произошло. Заместитель директора даже великодушно прижала лист зачетки своей истерзанной и поломанной печатью. Я принял свой документ в руки, прижимая к груди. Сссссспасиба. — буркнул я, стараясь развернуться и уйти как можно быстрее, пока в её светлую, явно крашеную голову, не пришла новая фантастическая идея.
Понабирают, блин! — выдохнул негромко я, уже закрыв за собой дверь кабинета, и сразу же наткнулся на Шэрон, которая, ожидая меня, мялась на пороге приёмной, раздражая пьющую кофе секретаршу. Выход по лестнице вниз и налево по коридору, — буркнул я, поправив красно-рыжие волосы на затылке. Мне теперь было некуда спешить, пропуская очередную тренировку на этой неделе. А как хотелось хоть чуть-чуть поездить верхом, да хоть бы даже поковыряться с Вайпером. Я ведь надеялся, что Хёна для начала даст мне разрешение заниматься, чтобы подготовиться к сдаче дисциплины, но теперь мне оставалось только мечтать об этом вплоть до самого Нового Года. Зачем ты приехала? С тебя всё равно взятки гладки. Или в песочнице скучно стало ковыряться, захотелось ещё экстрима? — мой кривой оскал, каким я научился пользоваться только после встречи с Джуном, превратил моё лицо в неудачную имитацию саркастической улыбки. Я медленно пошёл дальше по коридору, шаркая своими ботинками по полу, и думал о том, что Шэр наверняка знала как там дела у Джуна. Ну а мне было с одной стороны очень интересно это узнать, а с другой стороны моя гордыня крепко подклеивала мне рот скотчем, стоило только разомкнуть губы.

+2


Вы здесь » Royal Red » Главное здание » Кабинет заместителя директора по УВР


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC