В Ванкувер пришла настоящая зима! Город в преддверие праздников одевается в новогодние гирлянды, повсюду царит атмосфера приближающегося праздника. На улицах города открываются рождественские ярмарки, и каждый желающий может взять себе стаканчик согревающего грога или глинтвейна. Спортсмены утепляют своих лошадей в теплые попоны, а студенты академии вовсю готовятся к окончанию семестра и началу сессии.
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается осенний Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: великим спортсменом, жителем города, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Richard Wagner и Amber Hawkins
Конфетно-букетный период и рутина зарождающихся отношений этой паре и не светят, но сложно отрицать, что между Ричи и Эми пробежала искра. Готовьте огнетушители, жители Ванкувера, будете тушить тех, у кого подгорает от вида двух разгильдяев, шастающих вместе.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Paul Antwood
Кто в академии не знает Пола Энтвуда? От его имени студенты впадают в затяжную депрессию, коноводы уходят в запой, а корейцы меняют национальность. Пол становится лучшим игроком ноября и за это получает полный карт-бланш на использование рукоприкладства в воспитательных целях. Берегитесь, студенты!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Aaron Love
Накинув теплую ветровку с большим капюшоном, я вышел на улицу и как раз проходил мимо плаца в сторону трибун, когда молодая всадница, на не менее молодой лошади прошли уже пару препятствий. Сейчас я даже не смотрел в сторону Евы, меня насторожила траектория движения всадницы, она была странной, нутро чуяло, что дело кончится плохо. Поворот был слишком резкий для такого грунта, задние ноги кобылы уже не справлялись с песком, который все глубже затягивал в себя её копыта, а всадница явно вместо того чтобы сократить её и выровнять, наоборот стала еще больше её подстегивать и ускорять. Как итог — повал. Воедино смешалось все: лошадь, брусья, всадница, песок, все это вместе сейчас напоминало один огромный ком...
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Frejya
Белоснежная Фрея, как лучик света, ворвалась в стены академии и обосновалась тут, став новой звездой и любимицей людей. Разумеется, этого не могли не заметить её собратья, и милашка Фрея тут же обзавелась не только друзьями, но и недругами. Желаем в декабре утереть нос вредной соседке и обрести своего человека!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Hwang Min May и Mayrin
Глядя на Мин Мэя, трудящегося без перерывов на сон и обед, нельзя сказать, что ему не хватает приключений, но иногда они сами его находят и застают врасплох. Так случилось и в день его знакомства с Мэри. Эти двое всё ещё в поисках общего языка, но уже сейчас им удалось найти некоторое взаимопонимание, пусть это было и нелегко. Удачи вам, и не попадайтесь на глаза Энтвуду!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Настоящая зима пришла в Ванкувер! Декабрь принес с собой пушистый снег и первые сугробы, которые, к счастью, не торопятся растаять. За окном воцарились небольшие морозы, и погода днем держится от -2 до -5 градусов, а ночью же возможно похолодание до -10. Погода довольна изменчива: то снегопад приносит с собой небольшое потепление, заметая город накануне праздников, то царит ясный солнечный день, сошедший со строк Пушкина. На дорогах советуем быть аккуратнее: после резкого изменения температуры может появиться гололед. Конники же в большинстве предпочитают теплые отапливаемые манежи, однако некоторые одевают своих четвероногих друзей потеплее и отправляются на прогулки по снегу.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Квартиры » Квартира Paul Antwood | Студия


Квартира Paul Antwood | Студия

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

Небольшая по площади квартира несмотря на скромность своих размеров выглядит довольно светлой и просторной, над этим решением постаралась молодая пара дизайнеров, нанятых для создания проекта реконструкции старой мансардной квартиры в современное пространство, предназначенное для жизни нетребовательного холостяка. Благодаря цвету стен, медебли, а так же огромной стеклянной перегородке, отделяющей зону спальни от гостиной, внутри создаётся ощущение постоянного движения воздуха и пространственности.
Пол взял апартаменты в аренду на длительный срок и вот уже целый год живёт здесь с момента переезда из США.

ОБЩАЯ ЗОНА

ОБЩАЯ ЗОНА
http://funkyimg.com/i/2xTLs.jpg
http://funkyimg.com/i/2xTLu.jpg
http://funkyimg.com/i/2xTLv.jpg

СПАЛЬНАЯ ЗОНА

СПАЛЬНАЯ ЗОНА
http://funkyimg.com/i/2xTLF.jpg
http://funkyimg.com/i/2xTLG.jpg
http://funkyimg.com/i/2xTLJ.jpg

КУХНЯ

КУХНЯ
http://funkyimg.com/i/2xTLt.jpg
http://funkyimg.com/i/2xTLx.jpg

КОРИДОР

КОРИДОР
http://funkyimg.com/i/2xTLH.jpg

БАЛКОН

БАЛКОН
http://funkyimg.com/i/2xTLw.jpg

0

2

-->Флэш<--
Пол распрощался с Хёной. Не так, как обычно они прощались в последнее время — с характерными хлопками дверью, кинутыми вдогонку обрывками незаконченных фраз. Сегодня всё завершилось неожиданно тихо, и Энтвуд, убедившись, что за ней и её подругой закрылась подъездная дверь, ещё некоторое время сидел в давящей на уши тишине, словно заново привыкая к ней. Потом, собрав мысли, собрался уезжать. Его тянуло домой, в мягкую постель не меньше прежнего, только теперь ещё и ныла и болела замученная голова. Мужчина улыбался, но не потому, что наивно верил, что в их непростых отношениях наконец наступило перемирие — от глупого доверчивого мальчишки его отделяли каких-то пятнадцать-двадцать лет возраста. Конечно, как говорится, у водопоя все равны, и сегодняшний прецедент ненадолго обозначил паузу в их затянувшейся войнушке, но вот чувство, будто он снова попался на крючок, допустил какую-то очевидную, но не замеченную им промашку, Пола не покидало. Он прекрасно знал, что вопреки всем своим стараниям, всё равно вечно оставался на шаг позади Хёны — в хитрых происках ей не было равных, и от этого злился, хотя, будь она кем-нибудь другим, уже бы давно наплевал и махнул рукой. Доктор Хён Джун, — передразнивал он её тонкий голосок с ужасным корейским акцентом, к которому так привык. Интересно, это она специально говорила так невнятно, путая звуки и ломая голос?
Неуверенно съехав с асфальта, истерзанного глубокими ямами, Энтвуд добавил газу и рванул в сторону западного района. Колёса сами несли его с непозволительной скоростью, и только чудо уберегало небрежного водителя от беды — дороги в это время были уже свободны, и редкий человек выходил на проезжую часть, чтобы её перебежать. Тишина в машине угнетала мужчину, давила. После короткого разговора с Хёной, возможно, самого долгого из всех за последние полгода, он как будто слышал звон в собственных ушах от безмолвной пустоты вокруг. Пол подумал о том, что он давно не чувствовал такой острой нужды в общении. Что сейчас ему как никогда нужен был кто-то.
Погруженный в эти странные и чуждые для себя мысли, он ненадолго выскочил из тёплого автомобиля. Снег падал ему прямо на макушку, и тут же таял в растрепанных коротких волосах. Энтвуд никогда не отличался каким-то сильно обострённым чувством прекрасного, но вот сейчас с особенным удовлетворением, пусть даже замерзая, заворожённо смотрел на то, как улица перед ним покрывается сугробами — первым канадским снежком, который теперь укроет Ванкувер до самой весны. Он прикрыл глаза, позволяя намокшим тяжёлым ресницам сомкнуться ненадолго, а когда открыл, свет фар ослепил его, заставив наконец-то прийти в себя. Мужчина нырнул в плотно закрытые двери своего подъезда, неся в руке наперевес большой пакет с едой. Он ткнул в кнопку лифта, устало привалился лбом к его холодным металлическим дверям. Закопошившись возле своей двери по карманам, шуршал и причитал так громко, что на странные звуки в подъезде из-за соседской двери вылезла любопытная женская голова. А, Пол. Доброй ночи. Американец, не оборачиваясь, поднял вверх ладонь и продолжил своё занятие. В конце-концов, поборов связку ключей, спутавшуюся с наушниками, он раздраженно швырнул её мимо комода возле зеркала.
Снег таял на подошвах, и несмотря на снятую в коридоре обувь, небрежно кинутую мимо коврика, мокрые следы тянулись за хозяином этой маленькой уютной квартирки под крышей через весь дом. Он шаркал по паркету, будто не мог идти уверенным шагом, но всё же знал, что просто капризничает и тянет время перед сном, который всё равно настанет не раньше двух часов ночи. Кинув пакет на кухонный стол, брюнет распаковал его, не позволяя ни одному продукту остаться не на своём месте: что-то убрал в холодильник, что-то — в маленький шкаф над плитой. Пол склонился над пустой полиэтиленовой сумкой, шумно и грустно вздыхая. Блин. Забыл купить колбасы. Завтра буду жрать пустой хлеб.
Включив телевизор и тут же забыв про него, он сходил в ванную, наполнил её горячей водой и залез туда, просто чтобы расслабить ноющие ноги. На какое-то время нирвана захватила его шумом льющейся из крана воды, затем, отмокнув, он вышел в прохладный зал, обёрнутый одним полотенцем. Мэю наверно надо написать. Он же волнуется, сука, за свою подружку с лампочкой во рту. Вообще, мне не нравится, что он стал у неё так часто пропадать. Что она присосалась к нему? Пусть себе своего раба найдёт. — спортсмен взял в руки телефон, повертел его, сам себя накрутил и в конце концов набрал Мэю смс, мол, не переживай, если что, лампочка в целости и сохранности. Затем погрузился в просмотр вечернего ток-шоу, а иногда всё дергался к трубке, ожидая какого-нибудь ответа. Пол, ты дебил. Отстань от парня. Он рассеяно глядел сквозь телевизор, затем, нервно всплеснув руками, схватился за свой смартфон вновь. Его подмывало позвонить Хвану и сейчас же что-нибудь спросить. Что угодно, пусть расскажет о том, что успел сделать после их отъезда в госпиталь, как побегал на корде Вайпер, господи, да хоть даже о своей тренировке с вредной кобылой — Пол готов был придумать тысячу и один способ, чтобы оторвать Мэя от отдыха, но не из вредности, а от ужасной скуки. Он долго ломался, оттягивая время, а когда на часах было почти двенадцать, набрал номер корейца. Давай, бери трубку. Начальник же звонит. Не с первого, и даже не со второго раза прервались гудки, и сонный голос ответил на звонок. Пол сначала замялся, глядя на часы, потом, скользнув взглядом по обеденному столу, лежащему на нём пустому пакету, заговорил.
Конечно, такой страшной наглости ожидать можно было только от Пола Энтвуда, но он сам был, однако, очень собой доволен и, с трудом договорившись с Мэем о маленькой услуге, развалился на диване, блаженно прикрыв глаза. Теперь, когда он собрал вокруг себя внимание кого-то ещё, Полу стало неимоверно хорошо, и американец чествовал эту радостную победу своей хитрой улыбкой, похожей на грубый оскал.
Спустя час он уже стоял над столиком у входной двери. Смотрел в сонное отражение своего лица и не понимал, зачем в его больной голове вообще родилась такая идиотская выходка. Просто на мгновение представив, как Мэй чувствует себя в этой ситуации, Пол ощутил стыд, правда, длилось это чувство недолго. Брюнет увидел в окно, как знакомая макушка подходит к подъезду, протаптывая на снегу косую дорожку, а затем скрывается под козырьком. Хозяин квартиры с плохо скрываемой улыбкой подскочил к входной двери и споткнулся о лежащие на проходе ботинки. Недовольно скрипнув, он посмотрел на них сверху вниз, будто оценивая, действительно ли хочет это сделать, а потом всё-таки ровненько поставил их на коврик у входа. Если не принёс колбасы, получит тапком промеж глаз.

+1

3

Хёна в надёжных руках. Всё будет хорошо. - успокаивал тревогу на душе Мэй, быстро шагая по коридору. Он едва не поцеловался с дверью, резко открывшейся ему прямо в лицо - успел в последний момент сменить траекторию движения, расходясь и с дверью, и с вырулившим из-за неё Брэдфордом. Добрый вечер, мистер Брэдфорд - кореец традиционно раскланялся с ним, выражая своё почтение, и продолжил свой путь.
Конь, из-за которого Пол так рассердился, стоял по уши в опилках (плюс полчаса работы), Мин Мэй долго и упорно вытаскивал опилки из пушистого хвоста, оставив в только что подметённом конюхом проходе кучку мусора. Когда ж Вы... все сдохнете? Мужчина в зелёной куртке с гербом академии на спине, кажется, был готов сломать метлу об колено. Или об голову запоздалого студента. Простите, пожалуйста, я всё уберу за собой - улыбнулся Мэй. Плюс пятнадцать минут работы. Переставив коня на развязки вперёд, он действительно подмёл в проходе, оставляя напольное покрытие за собой девственно чистым - таким, какое оно было до его здесь появления.
Наскоро собрав Кедра на кордовую работу, Мэй накинул на его спину попону и побрёл в бочку. Ещё немного поработать и всё. Чёрт, ещё же Вайпер. Хорошо он хоть Хэлла на вечер не оставляет - это было бы совсем печально для меня.
Мин Мэй с гуманным выражением лица поворачивался за беснующимся жеребцом, игриво подрывающим от малейшего шороха где-то за пределами бочки. Пусть его Пол строит, в конце концов. Мне ещё не хватало копытом в лоб получить под конец дня. Ах, Мэй тогда совсем не предполагал, что это ещё далеко не конец.
Следом Вайпер, который, в ревностных попытках напомнить коноводу, что бак стоит постоянно заправлять вкусняшками, окончательно обнаглел и ужрал руку. Твою ж лошадиную мать! Мэй досадливо влепил ладонью по бархатному носу, на время угомонив оголодавшего, разумеется, никогда некормленого коня.
В общем, день сегодня выдался насыщенным на впечатления. Возвратившись в общежитие, Хван перекусил какой-то фигнёй, заварил себе чай и уселся за стол, на котором как тревожный маячок горела красной обложкой его тетрадь с лекциями. Надо почитать хоть чуть-чуть что ли...
Кореец прилежно открыл тетрадь, вчитываясь в рукописный текст. Суточная потребность в энергетической питательности рациона в период подготовки и выступлений равна 13,1 энергетическим кормовым единицам… Но Мэй очень скоро оказался лицом на хрустящих страницах, забывшись после тяжёлого трудового дня. Как всё-таки прекрасно, что он живёт один в комнате без соседа. Даже самый прекрасный в мире сосед может отнимать на себя последние силы своими разговорами, да просто присутствием.
Простенькая мелодия настойчиво прорывалась сквозь сон. Мэй долгое время думал, что она ему снится, но потом всё-таки открыл глаза и с непониманием уставился на имя звонящего, высвечивающегося на экране. Отвечать на звонок совершенно не хотелось. Что-то случилось? Вдруг я накосячил с лошадьми, ему позвонили из конюшни, и он теперь звонит мне? В эти пару секунд раздумий, он успел прокрутить в голове всех подопечных Энтвуда и даже пожалеть, что ударил в ответ Додж Вайпера – вдруг у него оказалась настолько тонкая душевная организация, что он решил всенепременно сдохнуть после перенесённого оскорбления?
На звонок Мэй всё же ответил. И всё же согласился выручить своего начальника. Хоть и не понимал, почему Пол не говорит ему прямо о том, что у него там стряслось. Если он хочет, чтобы я ему помог. Именно я. То почему стесняется назвать точную причину? Кореец, со вздохом глянув на красно-синеватый расплывающийся след от вайперовских зубов чуть выше запястья, натянул поверх светлой однотонной футболки плотную жёлтую толстовку, потом куртку и, открывая в телефоне навигатор, двинулся причинять добро.
На улице оказалось паршиво. Ещё более паршиво, чем тогда, когда Мэй шёл от конюшен до общежития. Мелкий снег, гоняемый ветром, покалывал лицо, забивался под капюшон, в волосы, даже в карманы. Он не отказался мне помочь, когда я почти без сознания был – вот и я должен. Да даже не за это, а просто как человек. Разве могу я спать, когда кому-то больно и плохо?
Мэй торопился, представляя, что Пол там у себя дома страдает от боли, подсчитывая минуты, которые его коновод проводит в пути. Хван даже окончательно проснулся, чувствуя новый прилив сил, подогреваемый тревогой за не чужого ему человека. Автобус шёл ужасно неторопливо, но, наконец, брюнет выскочил из него на нужной остановке, почти бегом проследовал через дворы до указанной ему аптеки. А почему именно эта аптека…?
Звонок так много изменил в его настроении, в его чувствах. Мэй остановился на пешеходном переходе, глядя, как на другой стороне горит зелёным крестом круглосуточная аптека. Мигающий ночной светофор ритмично высветлял жёлтым светом его тёмные глаза. Это было очень обидно. И даже не то, что Пол поднял его в ночи по дурацкой причине, сколько то, что заставил волноваться за себя. Мин Мэй теперь был более чем уверен, что обезболивающее Энтвунду не надо и всё в целом у него по здоровью если и не хорошо, то как обычно.
Снег медленно копился горочкой на волосах, падающих на лоб. Спустя, наверное, минуту ступора, Мэй словно на автомате пошёл в аптеку, купил какой-то темпалгин, зашёл в соседний магазин за этой чёртовой колбасой. Теперь он уже никуда не торопился, уныло бредя по ночной улице Ванкувера. За что он так надо мной издевается?
Разные порывы то и дело поднимались в его душе. И желание закончить это раз и навсегда, швырнув начальнику колбасой в лоб и заявить о своём уходе. И обратный автобус успел поглядеть, собираясь просто молча развернуться и уехать. И высказать Полу всё, что накопилось на душе. Тем не менее, Хван пришёл по нужному адресу, поднялся по лестнице, поскрипывая влажными, промокшими насквозь ботинками. Время час ночи… Как я сейчас отсюда уеду…?
Собрав оставшийся самоконтроль и волю в кулак, напомнив себе, что Энтвунда он всё равно очень уважает как спортсмена и преподавателя, Мэй нажал пальцем на звонок. Дверь ему открыли сразу же. Выдерживая самое равнодушное лицо на свете, кореец медленно кивнул ему головой, мельком окинув фигуру мужчины взглядом. Да – никакого страдания на лице, в свободной домашней одежде, отдыхающий такой.
Хван двумя руками крайне уважительно протянул ему пакет с колбасой и пачкой анальгетика. Подчёркнутая вежливость, традиционный корейский этикет, каменное выражение лица – последняя попытка не заорать и не затопать на него ногами как обиженный мальчишка. Приятного… аппетита. Выздоравливайте. – выдавил из себя Мэй, голосом похоронного агента и  развернулся на пятках, чтобы идти назад.

Отредактировано Hwang Min May (2017-12-07 16:27:22)

+1


Вы здесь » Royal Red » Квартиры » Квартира Paul Antwood | Студия


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC