В Ванкувер пришла настоящая зима! Город в преддверие праздников одевается в новогодние гирлянды, повсюду царит атмосфера приближающегося праздника. На улицах города открываются рождественские ярмарки, и каждый желающий может взять себе стаканчик согревающего грога или глинтвейна. Спортсмены утепляют своих лошадей в теплые попоны, а студенты академии вовсю готовятся к окончанию семестра и началу сессии.
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается осенний Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: великим спортсменом, жителем города, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Richard Wagner и Amber Hawkins
Конфетно-букетный период и рутина зарождающихся отношений этой паре и не светят, но сложно отрицать, что между Ричи и Эми пробежала искра. Готовьте огнетушители, жители Ванкувера, будете тушить тех, у кого подгорает от вида двух разгильдяев, шастающих вместе.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Paul Antwood
Кто в академии не знает Пола Энтвуда? От его имени студенты впадают в затяжную депрессию, коноводы уходят в запой, а корейцы меняют национальность. Пол становится лучшим игроком ноября и за это получает полный карт-бланш на использование рукоприкладства в воспитательных целях. Берегитесь, студенты!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Aaron Love
Накинув теплую ветровку с большим капюшоном, я вышел на улицу и как раз проходил мимо плаца в сторону трибун, когда молодая всадница, на не менее молодой лошади прошли уже пару препятствий. Сейчас я даже не смотрел в сторону Евы, меня насторожила траектория движения всадницы, она была странной, нутро чуяло, что дело кончится плохо. Поворот был слишком резкий для такого грунта, задние ноги кобылы уже не справлялись с песком, который все глубже затягивал в себя её копыта, а всадница явно вместо того чтобы сократить её и выровнять, наоборот стала еще больше её подстегивать и ускорять. Как итог — повал. Воедино смешалось все: лошадь, брусья, всадница, песок, все это вместе сейчас напоминало один огромный ком...
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Frejya
Белоснежная Фрея, как лучик света, ворвалась в стены академии и обосновалась тут, став новой звездой и любимицей людей. Разумеется, этого не могли не заметить её собратья, и милашка Фрея тут же обзавелась не только друзьями, но и недругами. Желаем в декабре утереть нос вредной соседке и обрести своего человека!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Hwang Min May и Mayrin
Глядя на Мин Мэя, трудящегося без перерывов на сон и обед, нельзя сказать, что ему не хватает приключений, но иногда они сами его находят и застают врасплох. Так случилось и в день его знакомства с Мэри. Эти двое всё ещё в поисках общего языка, но уже сейчас им удалось найти некоторое взаимопонимание, пусть это было и нелегко. Удачи вам, и не попадайтесь на глаза Энтвуду!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Настоящая зима пришла в Ванкувер! Декабрь принес с собой пушистый снег и первые сугробы, которые, к счастью, не торопятся растаять. За окном воцарились небольшие морозы, и погода днем держится от -2 до -5 градусов, а ночью же возможно похолодание до -10. Погода довольна изменчива: то снегопад приносит с собой небольшое потепление, заметая город накануне праздников, то царит ясный солнечный день, сошедший со строк Пушкина. На дорогах советуем быть аккуратнее: после резкого изменения температуры может появиться гололед. Конники же в большинстве предпочитают теплые отапливаемые манежи, однако некоторые одевают своих четвероногих друзей потеплее и отправляются на прогулки по снегу.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Пиццерия «Papa Joe»


Пиццерия «Papa Joe»

Сообщений 1 страница 6 из 6

1

http://s3.uploads.ru/4A8xO.jpg
Светлое большое помещение пиццерии насквозь пропитано ароматами итальянской пиццы на самом тонком и вкуснейшем тесте. Здесь свет ярких ламп, уютные столики - большие и маленькие, а ещё доступные цены создают неповторимую атмосферу, в которую хочется возвращаться снова и снова. Наверное, поэтому-то здесь часто можно встретить постоянных посетителей, предпочитающих итальянскую кухню любой другой.

0

2


Искала в бумагах рецепт. - промелькнуло в мыслях то, на что он сразу и не обратил внимание. И теперь, вглядываясь в лицо девушки, подумал, что возможно его страхи бежали вперёд него. Что встреча могла быть не подстроенной, как он сразу раздраженно заключил, а совершенно случайной. Действительно, Софи ведь наверняка часто посещает врача, она, можно сказать, постоянный клиент. Хорошо, я с тобой. - согласилась девушка, в её голосе не было ноток великой радости от того, что сам Хён Джун, о Господи, соизволил снизойти до общения. Будто нашла в другом человеке объект для обожания, а с ним пойдет всего лишь из вежливости. Кореец уже начал внутренне закипать, слушая за своей спиной её негромкие, но настойчивые шаги. Почему меня это раздражает? Я же и хотел, чтобы она отдалилась от меня? 
Они вышли в холл, и Джун сразу наткнулся взглядом на собаку, смиренно ожидающую свою хозяйку. Кейко – не позвал, не скомандовал, скорее – назвал по имени, чтобы ускорить процесс. Овчарка, радостно виляя хвостом Софи, поднялась с места и подбежала близко, позволяя девушке нагнуться к ней и нащупать пальцами ручку.
Как поживаешь? – непринуждённо обратилась к нему блондинка, нарушая паузу. Джун пожал плечами, опять позабыв, что увидеть его жесты и мимику ей не предоставляется возможным. Нормально – наконец проговорил он, опуская все подробности, которые мог бы раскрыть, но предпочёл умолчать. Его «нормально» звучало явной отговоркой, впрочем, он и не старался поддержать разговор на эту тему. «Ты жалуешься на свой недуг?» - всплыла в памяти вырванная из контекста фраза. Тогда я позволил себе слишком много, не стоит повторять ошибок.
Погода на улице не была особо приветливой. Серое небо не роняло на землю ни капли, но нагнетало и без того пасмурное настроение и Джуна, и Софи.  Её грусть казалась непривычной. Шатен шагал максимально быстро, чтобы у Софи было время только успевать за ним, но не задавать вопросы, на которые у него ещё не заготовлено ответа. Потом к разговору совсем не располагала шумная улица, мимо которой они шли. Но ничего не бывает вечным, вот и путь, во время которого кореец так ценил драгоценное молчание, подошёл к концу. Две ступеньки и порог - предупредил он и придержал Софи за локоть. Пропустил вперёд, чтобы не прищемило дверью её саму или собаку. Звякнувший колокольчик известил об их приходе, Джун недовольно поморщился - к чему каждая забегаловка считала своим долгом повесить эту хрень на входе? Молодые люди, сюда нельзя с животными – выжимая из себя максимальную тактичность, проговорила девушка в строгой узкой юбке. Это поводырь. – раздражённо выдохнул кореец. Ну почему одним своим присутствием Софи умудрялась подкинуть всяческих неудобств? Джун уверенным жестом отодвинул администратора с пути, направляясь к дальнему столику. Кейко комфортно расположилась под ним, правда теперь некуда было вытянуть ноги, но это уже мелочи, на которых сейчас не хотелось акцентировать внимание.
Шатен не стал открывать поданное меню – был здесь не впервые и уже знал, что хочет. Эта пиццерия являла собой оптимальное соотношение качества и невысокой цены. К слову, здесь обедала добрая половина персонала больницы. Я люблю острое. Будешь то же, что и я? Или мне прочитать меню? – Джун говорил вполне спокойно, ведь он сам её сюда пригласил и привёл – глупо беситься из-за своего же решения.
Официантка подошла и расставила на столе пустые тарелки и столовые приборы. В ожидании заказа он решил высказать своё наблюдение, разворачивая из салфетки ножик, вертя его в пальцах, а потом положив рядом с тарелкой – Ты грустная сегодня. Скользнув взглядом в сторону, шатен зацепился им на двух знакомых лицах. Вас здесь не хватало, упыри. – кажется, сегодня вся вселенная объединилась и усердно трудилась на тем, чтобы снизить его настроение ещё на планку ниже. Идите работать. Медбрат опустил взгляд на стол, словно его чрезвычайно интересовал узор на скатерти.
- О, глянь, это Ли и его девушка? - Да лаааадно! – Джун резко обернулся на голос, в поле зрения попали двое интернов, у которых он почему-то с первых дней их появления в госпитале вызывал нескрываемый интерес. Что надо? – неприветливо буркнул шатен, исподлобья глядя на двух подходящих к их столику молодых людей. Да может блондинку твою себе захотел – пожал плечами Бенс, нагловатая улыбка гуляла по его губам. Бенс, она слепая. – подал голос его товарищ, что был в общем-то неплохим человеком, если бы не попадал под дурное влияние своего друга. Он переминался с ноги на ногу где-то позади, нервно поправляя очки, съезжающие по тонкой переносице. - Оставь ты их в покое.
Интерн щёлкнул пальцами перед лицом Софи, а потом протянул руку к голове, собираясь, наверное, подшутить. Джун медленно поднялся со стула, опираясь на стол и нависая над ним. Тронешь её – пожалеешь. – его голос не был громок, не гремел в тихой атмосфере помещения, даже не эмоционален, словно он будничным холодным тоном доносил информацию за пациента.  Да что ты мне сделаешь? – усмехнулся парень, тем не менее, убирая свою руку. Медбрат, не отрывая взгляда, обхватил своими длинными тонкими пальцами рукоятку ножа, лежащего на столе рядом с тарелкой. Он не ответил на вопрос, лишь цепко сжимая нож в руке, смотрел в глаза с такой затаённой злобой, что люди отшатнулись от него. Ты что псих?! Бенс, пойдём отсюда! Как вам угодно – усмехнулся вслед уходящим молодым людям кореец, разжимая пальцы и раздражённо бросая столовый прибор на стол. Он глубоко вздохнул и опустился на прежнее место. До его ушей ещё доносились отголоски их разговора про «злого недоврача», «не хватило мозгов доучиться -  теперь людей пугает» и прочее. Признаться, тема образования была для него больной. Если бы хватало ресурсов собственного здоровья – он бы хотел выучиться на врача, стать таким, какой была мать и Мистер Грэхэм – тот врач, что до сих пор курировал его болезнь.
Джун нервно взъерошил волосы на затылке, и внимательно посмотрел на девушку, сидящую напротив него. И к чему ему вообще её защищать? Отголоски воспитания, так крепко вложенного в его больную голову ещё тогда, когда она не была больной? «Ли и его девушка» - хорошая пара для меня, ничего не скажешь. Кореец категорически не хотел привлекать к своей персоне внимание, а она со своей особенностью, да и собакой в отличительной амуниции прям эдакий красный флаг, светящийся рядом с ним маячком.
А может, он жуткий собственник? Хён Джун и сам не знал ответа на этот вопрос, действуя в конфликтной ситуации инстинктивно, а разбор её оставляя на потом. Что это было? Ревность? С чего бы мне испытывать это чувство… Корец искренне не понимал, чего же такого в этой Софи, что есть в её характере, личности, манере общения, что она заставляет его раскрываться с разных сторон, и каждый раз испытывать какие-то эмоции, чувства. Те, которые он и сам не ожидал в себе нащупать.

+2

3

Больницу мы покидали в большой спешке, оно и не удивительно, ведь у кого-то был обед, а кто-то просто пришел к врачу в свой законный выходной. Разговор снова не клеился, все происходило так быстро и мимолетно, что я едва поспевала за молодым человеком. В какой-то момент я даже стала понимать, что мой шаг фактически перешел в бег, и я просто пыталась не отставать. На мой простой вопрос ради поддержания беседы Джун холодно ответил «нормально» и по его интонации я поняла, что в очередной раз просто бешу его своим присутствием, на секунду я даже хотела остановить его и сказать, что мне придется отказаться от предложения посетить вместе пиццерию, но я просто промолчала. Взявшись за ручку на жилете Кейко, которая к слову уже спокойно реагировала на молодого человека и выполняла все его команды, мы отправились в сторону пиццерии. Дорога была не долгой, да и, учитывая скорость шага Джуна, времени она заняла немного. Народу было много, вокруг шумели машины, люди — все куда-то спешили и неслись сломя голову, по пути меня даже успели задеть плечом, но я в ужасной спешке просто тихо буркнула «извините» проходившему мимо человеку и последовала дальше за юношей и собакой. В воздухе витала легкая сырость: погода ближе к зиме все чаще портилась и совершенно не располагала к хорошему настроению, наоборот хотелось больше спать, сидеть в тишине или просто погрузится в размышления.

К слову, в мечтах о сне я и не заметила, как мы пришли. Джун снова включил свою галантность и предупредил меня заранее о паре ступенек, придерживая за руку. Неуверенно поднявшись, я прошла в пиццерию, крепко сжимая одной рукой ручку на жилете Кейко. В последнее время я не часто посещала такие людные места как большие пиццерии или кафе, особенно в центре, больше старалась ходить в небольшое кафе возле работы, которое из-за своей плохой доступности практически всегда было полупустым и тихим. Здесь же, судя по шуму, творился полный хаос: где-то вдалеке за столом кто-то смеялся, видимо от очередной смешной шутки, чуть левее две девушки обсуждали последние сплетни со своей работы, а за барной стойкой, судя по звукам гремящей посуды, в поте лица трудился бармен, делая очередной кофе или коктейль для постояльцев. Неожиданно к нам подлетела какая-то женщина и стала что-то говорить о собаке: «Ой, точно, я же в пиццерии!». — Э… — Не успела я и рта открыть в попытках дать объяснения появившейся здесь овчарке, как эту инициативу принял на себя Ли, рассказывая администратору о том, что это собака-поводырь, а это его слепая владелица. Мне оставалось лишь смирно улыбаться со слегка ошарашенным лицом, ведь я даже не успела достать карточку, которая разрешала мне беспрепятственно находиться вместе с Кейко в любом кафе или ресторане. Проследовав вслед за Джуном и Кейко в глубь зала я отпустила собаку, которая тем временем удобно расположилась на своем любимом месте под столом. Сама же я сняла куртку с шапкой и аккуратно повесила её на спинку соседнего стула, куда поставила и небольшую сумку-рюкзак. — Тебе не стоило волноваться, я бы и сама справилась. — Тихо проговорила я, садясь за стол напротив молодого человека. Лишь позже до меня дошло осознание того, что возможно сейчас я в очередной раз сказала что-то, что могло вывести парня из состояния равновесия и взбесить, поэтому решила поскорее замолчать и просто сидела тихо, чуть смущенно, держа руки на коленях.

Я люблю острое. Будешь то же, что и я? Или мне прочитать меню? — Недолго думая, я утвердительно кивнула в ответ, соглашаясь на предложение молодого человека. — Да-да, я тоже люблю острое! Просто обожаю! — Странно, что в этом плане наши вкусы совпали, а ведь я и вправду любила блюда с перчинкой. Пожалуй, моим любимым напитком был горячий шоколад с чили, родиной которого была Мексика и именно в мексиканском кафе недалеко от моей работы и подавали столь горячий и терпкий напиток, так что к острому я относилась с большой любовью и перца не боялась. Любезная официантка принесла нам столовые приборы для трапезы, но я пока не спешила их доставать, лишь спокойной сидела, поворачивая голову то вправо, то влево и слушая крики и возгласы находящихся здесь людей. Все это было для меня уже так непривычно, так пугающе… Такая толпа заставляла ощущать меня не в своей тарелке, от чего я только больше зажималась, желая спрятаться в своем маленьком панцире тихого мирочка. Внимание привлек Джун, который заметил мое сегодняшнее плохое настроение: «Странно, что он говорит обо мне, казалось, что ему совершенно не интересно общаться со мной и вести беседы. Хм...» — Да, осенняя хандра напала, пройдет. — Помня его абсолютное нежелание узнавать проблемы других людей, я просто отмахнулась рукой на его замечание, сославшись на осеннюю пору. Позади послышался шум, кто-то явно кричал сквозь толпу и я лишь сумела различить в этом ужасном шуме имя «Ли»: «Видимо это его коллеги, ох как неловко!». Скорее всего, как и сам Джун, я меньше всего хотела встретить здесь кого-то из его коллег. Мое последнее столкновение с ним в травматологическом отделении с желанием поговорить окончилось не очень хорошо и тут на тебе — повторение. Кричащие парни явно считали себя какими-то «крутыми»: их гонор, манера речи, простейшее неуважение к другим людям заставляли меня слегка нервничать. Общался с ними непосредственно кореец, мне же оставалось лишь тихо молчать и делать вид, что меня здесь нет.

Меня совершенно не задевали их оскорбительные фразы сексуального характера, в юношестве мне часто говорили такое в лицо, поэтому я не воспринимала это в серьез и просто игнорировала, но вот упоминание о моей слепоте: «Почему люди такие жестокие?! Что в этом такого? Зачем на это тыкать?». Желая высказаться в ответ говорящему о моей слепоте парню, я и не заметила эту очередную «врачебную» шутку с щелчком пальцев перед лицом, как же им всем нравилось проверять мой диагноз, боже, ну что за животные? Во всю эту ситуацию вновь встрял кореец, который судя по ощущениям, угрожающе повис над шутником — стол под его напором слегка затрясся, даже тихо затрещал, а обидчик тем временем полностью переключился на него. Этот маленький диалог между Джуном и его «коллегами» я слышала в пол уха, но не скрою, мне понравилось то, что он за меня заступился. Давно я не ощущала себя под защитой кого-либо, это с одной стороны мне даже слегка польстило, но вскоре я отогнала все эти мысли и теплые чувства внутри себя дальше, ведь все это в будущем окажется лишь туманной завесой, и после обеда мы снова разойдемся как незнакомые люди. Хулиганы быстро улетучились, а кореец недовольно бросил нож на стол, садясь обратно на стул. Я не знала что сказать, мне хотелось поблагодарить его, за то, что он проявил ко мне очередную заботу, но вспоминая мои прошлые попытки благодарности, я какое-то время просто сидела и молчала, а потом: — П-прости, мне не стоило приходить сюда. У тебя должно быть будут проблемы из-за этих хулиганов. Я не хотела… — Мое желание испариться с каждой минутой становилось все сильнее, я прямо ощущала на себе взгляды других людей, которые наблюдали за этой короткой словесной перепалкой. В пиццерии наступила тишина, словно здесь и не было огромного количества людей, а потом начался этот всепожирающий шепот, я словно слышала каждое слово от очередного говорящего, как они все шептались и мне казалось, будто в меня тыкают пальцем — смотри она слепая! Хотелось просто убежать, выбежать отсюда и унестись подальше. — Извини, я ненадолго. — Позвав коротким жестом Кейко и ухватившись за ручку, я два раза щёлкнула пальцами, для нас двоих это был ключевой знак, и собака покорно повела меня в сторону дамской комнаты. Мне надо было прийти в себя. Закрывшись внутри, я понимала, что начинаю просто плакать — мне было больно, больно до слез, но плакать на людях. Нет, это было не про меня, да и вообще плакать это было не про меня, поэтому я поспешила скорее привести себя в чувство: умылась, поправила волосы, просушила лицо, немного поболтала с Кейко, которая все это время находилась рядом и в конечном итоге успокоилась. Теперь я была готова вернуться обратно, спокойная, словно ничего не было.

+2

4


Джун глубоко вдохнул и выдохнул, полностью выпуская напряжение, нервозность, созданные конфликтной ситуацией. Он обратил внимание на дрогнувшие вдруг пальцы, словно где-то к нерву прикоснулись электродом, а он вяло остаточно отреагировал на воздействие, запустив по рефлекторной душе импульс. Ерунда. Кореец напряг кисть, с усилием выпрямляя фаланги, упираясь кончиками пальцев в стол. Да, ерунда.
Шатен поднял взгляд на Софи, вглядываясь в её лицо, выражение которого было тревожным, она явно чувствовала себя не в своей тарелке. Так смутилась из-за этой ситуации? Наконец, она поделилась тем смятением, что царило сейчас у неё на душе: П-прости, мне не стоило приходить сюда. У тебя должно быть будут проблемы из-за этих хулиганов. Я не хотела…  Софи - окликнул её Джун негромко, немного строго, пытаясь отрезать этот конфуз от всего оставшегося времени их встречи. Что за бред ты несёшь? Всё в порядке, забудь. Да и проблем от двух тупеньких ординаторов у меня не будет. Скорее, проблемы будут у них. - проскочившая злая мысль уже запустила мыслительный процесс в это русло, хотя до этого кореец не ощущал в себе тяги к вредительству. Конечно, он не собирался в открытую мстить, искать повод, но в какой-то момент мог просто не закрыть глаза на чужой косяк. Тем самым небольшой промах мог стоит сегодняшним шутникам вызовом на дисциплинарное заседание.
Его слова не успокоили девушку, она казалась какой-то раздавленной. Извини, я ненадолго. Хорошо. - пожал плечами Джун, провожая взглядом уходящих собаку и девушку. Как блин собака поймёт, где туалет для женщин, а где для мужчин? Почему меня не могла попросить помочь? - шатен нахмурился, но подумал, что может быть, оно и к лучшему: Справляется сама, да и ладно. Надо на что-нибудь переключиться. Её проблемы – не моя головная боль. Официааант - протянул он, зацепившись за проходящую мимо девушку взглядом. Вы готовы сделать заказ? Да. Хён Джун заказал то же, что брал обычно, только в двойном размере. И стакан воды, пожалуйста. - проговорил он напоследок. Мало ли Софи просто пыталась найти с ним точки соприкосновения, напрасно понадеявшись, что не станет огнедышащим драконом.
С непривычки можно и ЖКТ подорвать. - подумал он, откидываясь на спинку стула, ожидая заказ и явление уже привычных ему персонажей. Только вот Софи возвращаться назад совсем не торопилась, и в какой-то момент кореец подумал даже, что она просто сбежала. Но ведь не проходила на выход. Я бы заметил, да и колокольчики на входе очень палевно звучат. Они меня раздражают, я каждый раз поднимаю взгляд и вижу, кто заходит или выходит. Айщ! Опять меня ставит в какое-то дурацкое положение.
Раздражение рассеялось, когда он увидел идущую обратно Софи. Плакала что ли? Из-за тех двух дебилов? Серьезно? Впрочем, он тактично не стал акцентировать на её уходе внимание, лишь аккуратно подвинув к ней тарелку с куском пиццы. Приятного аппетита. – сдержанно пожелал он, утыкаясь взглядом в свою тарелку. За едой они не говорили, Джун раздумывал о чем-то совершенно отвлечённом - то про работу, то про то, что кончилось удобрение для фиалок, то про Шэрон и их вылазку к лошадям. Доев свою порцию, он тянул сок из высокого стакана, не став вскакивать со стула, едва последний кусочек был поглощён девушкой. Шла со мной поговорить, наверное, о том, что не отвечал на звонки, а в итоге молчит. Может, оно и к лучшему? Что я ей скажу - работал/спал/болел/забыл? Он бы и сам себе не смог объяснить, почему с таким хладнокровием игнорировал все способы с собой связаться. Встретился с ней, можно сказать, даже угостил. Надеюсь, претензии исчерпаны?
В какой-то момент, повинуясь тревожному охватившему его разум предчувствию, Джун засобирался, нетерпеливо затарабанив пальцами по столу. Ну, пошли - предложил он, хотя тон голоса не предполагал ответа "нет". Душно здесь как-то. - как бы невзначай заметил кореец, проворно вытаскивая деньги из кошелька.
Накинув поверх рубашки плащ, Джун не стал застёгивать его, быстро расплатился за двоих и буквально вылетел на улицу, увлекая за собой девушку и её собаку. Холодный осенний ветер поумерил его беспокойство, касаясь колкими ледяными порывами бледной кожи, раздувая болтающиеся полы плаща.
Шатен, прислушиваясь к своим ощущениям, на удивление медленно брёл вперёд, переходя дорогу, заходя в небольшой сквер. Через него тоже можно было дойти до госпиталя, разве что придется сделать небольшой крюк. Рабочее время, будний день - в сквере совсем мало людей, разве что редкие мамочки, качающие в колясках своих розовощёких малышей. Ветер срывал с деревьев последние листья, с тихим шелестом гоняя их по дорожкам. Джун прерывисто вздохнул, тревога не отпускала его, напротив - заполняла весь разум, обвивалась удушающей плетью вокруг горла. Чёртова осень. Межсезонье – время обострений. Джун, конечно, об этом знал, но каждый раз ему казалось, что это всё – конец. Что ему на этот раз не удастся вылезти сухим из воды, многолетний обман, которым он живёт, будет раскрыт. Кореец слышал свой учащённый пульс, стучащий в ушах, словно только что ему пришлось пробежать не один километр. Давление подскочило что ли? Софи - торопливо начал говорить Джун. Его тяжёлое дыхание выдавало неладное. Тебе же не надо возвращаться со мной к госпиталю, тебе в другую сторону... Он торопился распрощаться с девушкой, чтобы остаться наедине с собой, скрыть от неё то, чего она знать не должна. Никто не должен. Фразы его звучали так, словно он желал убедить её в том, что ей действительно никуда с ним больше сегодня не надо. Так что... Шатен, неловко взмахнул руками в стороны, потеряв равновесие, словно его ударили обухом по голове. Пальцами он вцепился в плечо Софи, которое случайно оказалось в зоне досягаемости, его руку свела мелкая судорога, делая хватку не просто крепкой - болезненной. Джун резко оборвал свою речь, напряжённо глядя в одну точку, прерывисто дыша, наклонив потяжелевшую голову. Застегнутый на последнюю пуговицу тугой воротничок рубашки впивался в шею, на которой сквозь тонкую кожу проступали вены. Спустя пару секунд его пальцы будто потеряли силу, и вяло пытаясь хоть за что-то зацепиться, Джун проскользнул рукой по одежде Софи, рухнув сначала на колени, потом на бедро. Упираясь одной рукой во влажный асфальт, он удерживал себя от того, чтобы не лечь на него всем телом, другой - пытался расстегнуть пуговицы, которые совсем не слушались его пальцев. Судороги шли волнами одна за другой, заставляя его ритмично вздрагивать и сжиматься в такт, на самом пике невольно задерживая дыхание. Он смутно слышал тревожный голос девушки, которая вряд ли ожидала такой поворот событий. Айден тогда не на шутку перепугался, случайно попав единственным зрителем на что-то подобное. Что тогда говорить про человека, который ещё и лишён возможности видеть то, что происходит? Шатен чувствовал на себе её беспокойные руки, но практически не осознавал речи, обращённой к нему, уж слишком не до этого было. Кейко тыкалась мокрым носом ему то в плечи, то в лицо, он хотел бы её отогнать, но сейчас тело его совсем не слушалось. В какой-то момент, между судорогами, Джун перехватил Софи за запястье и, прижимая её руку к своей шее, тихим шёпотом потребовал: Расстегни.
Ирония судьбы? Чуть более чем полчаса назад ему пришлось выступить в роли её защитника и вот теперь - он беспомощен и слаб, находясь в том состоянии, которое предпочитал прятать от чужих глаз. Но сегодня не успел сбежать.
Чщщщщ… Джун закрыл глаза, концентрируясь на себе, медленно возвращаясь в привычное ему мироощущение, хоть тело ещё продолжало жить отдельной жизнью, мало подчиняясь своему хозяину. Хорошо, что с годами он научился не паниковать, вовремя подавляя вполне логичный страх, принудительно восстанавливать дыхание. Признаться, ему было совершенно не до того сейчас, чтобы успокаивать перепугавшуюся девушку. Главное, чтобы она никуда не позвонила. А если позвонила – чтобы он успел прийти в себя до приезда своих коллег. Хорошо, что её телефон издаёт целую какофонию всяческих звуковых сигналов – будет время хотя бы попытаться остановить. И тут всплывает важный вопрос, противоречие – с одной стороны, ему бы предупреждать всех в своём кругу общения, что звонок в скорую может сдать для него роковым, с другой – что теперь, рассказывать каждому про свою болезнь? В любом случае, уже поздно над этим размышлять, всё случилось так, как случилось.

+1

5

Да, и тебе приятного аппетита. — Оставшуюся часть от предложенного обеда я, как впрочем, и юноша, провела в полной тишине и размышлениях. Мы оба спокойно поглощали трапезу, постепенно уплетая каждый по своему куску пиццы. Это было так приятно, так хорошо — острота перца поначалу слегка обжигала язык и нёбо, но постепенно привыкнув, я перестала обращать внимание на этот легкий дискомфорт, теперь меня это только согревало. Время постепенно шло, пиццы становилось все меньше, и когда последний кусочек уже был съеден, нам оставалось лишь оплатить счет, и отправится по своим делам: Джуну на работу, мне в аптеку, а потом снова домой, в тишину и уютный покой крохотной квартирки, где я всегда было наедине с собой и своей собакой. Спустя пару минут кореец стал судорожно собираться на выход: он торопливо постукивал пальцами по деревянному столу, небрежно и грубо отодвинул стул и очень быстро оделся. Я же старалась всячески от него не отставать, ведь мне так хотелось побыть с ним еще немного, и обратная дорога до больницы не была бы для меня такой долгой и скучной как обычно, хоть я и не успевала за шагом парня. — Душно здесь как-то. — Замечание Джуна по поводу духоты было верным, в обеденное время в таких «проходимых» ресторанах всегда было много народу, потому я как-то не смутилась по поводу его фразы и даже не стала заострять внимание на ней, лишь кивнула головой и ответно согласилась с юношей, накинув шарф и прикрывая тем самым горло. Кейко послушно сидела рядом, ожидая дальнейших указаний и, наконец, спустя пару минут мы двинулись в сторону выхода: юноша впереди и я вместе с собакой чуть позади.

Уличная прохлада приятно ударила в лицо после душного помещения, и мне даже как-то стало от этого легче. В следующую секунду мы нырнули в небольшой сквер, его я совершенно не знала, это место было для меня чем-то новым, но уличная суматоха, оставшаяся там позади, лишь укрепила мое желание побыть в этой тишине немного дольше. Теперь мне даже удалось немного нагнать юношу, я почувствовала, как по руке ударил кончик от его плаща, развивающегося на холодном ветру: «И не боится простыть?». Молчание улицы вновь нарушил Джун, который, видимо, желал как можно скорее попрощаться со мной. Это было так с одной стороны и похоже на него, но что-то внутри меня йокнуло, как нехорошее предчувствие. Он быстро тараторил, так быстро, как никогда до этого со мной не общался. Я слышала его учащенное и тяжелое во всех смыслах дыхание, словно с каждым словом ему становится все тяжелее и тяжелее дышать, я даже смогла нагнать его, хотя до этого он бежал впереди меня настолько быстро, что я совсем за ним не успевала, а сейчас: «Что-то случилось?». — Ой, не переживай, мне все равно надо вернуться в больницу за лекарствами, так что я пройдусь с тобой. — Казалось, что мои слова еще сильнее расстроили парня, отвязаться от меня так быстро, как ему хотелось у него совершенно не удалось, но его поведение меня стало пугать еще больше, чем попытки как можно скорее распрощаться. Тонкие пальцы вновь впились в плечо, болезненно и отягощено, я чувствовала, как на него наседает тяжесть тела парня, он терял равновесие, начинал падать. — Что… Что с тобой? — Как же это плохо и неудобно, когда ты не видишь, что происходит у тебя перед носом, мне оставалось лишь ориентироваться на слух, который до этого меня никогда не подводил: дыхание, частое, тяжелое, глубокое, я осознавала, что парню явно плохо. Неужели пицца была плохой? Или может у него на что-то аллергия, а он постеснялся сказать об этом при заказе: «Нет-нет, он не такой! Хотя, откуда мне знать, он же все скрывает…».

Еще мгновение и хватка ослабла, Джун в прямом смысле этого слова упал на асфальт, опираясь на него одной рукой, я лишь успела его слегка придержать по инерции, чтобы его падение не было резким и села рядом с ним на колени. Я чувствовала, как по его телу идут судороги, сжимая его руку, но совершенно не знала что делать, вокруг была тишина, ни живой души и на километр кроме меня и Кейко и что делать я не знаю, ведь я не врач. — Что? Что мне сделать? Боже… — Паника начала меня одолевать, но сейчас для этого совершенно не было времени, оставалось лишь собрать остатки воли в кулак и принять правильное и необходимое для этого решение: «Телефон! Надо скорую!». Неожиданно парень схватил меня за запястье, я интуитивно наклонилась к нему, а он указал мне на очевидное. Кончиками пальцев я почувствовала тугой воротничок, шея словно опухла и я стала потихоньку понимать, в чем проблема, у Джуна лишь хватило сил попросить меня расстегнуть непослушные для него в данный момент пуговицы, и я легко справилась с задачей, расстегнув две маленькие вредные пуговички, освобождая его горло. — Кейко, ищи лавочку, давай! — Отпустив овчарку на поиски места, куда можно было бы присесть, я двумя руками ухватилась за парня, свободную его руку я перекинула себе через шею и стала пытаться его поднять. — Вставай, давай, тебе надо сесть на лавочку.

С горем пополам на третий раз мне удалось поднять Джуна, сейчас я фактически «несла» его на себе, позволяя облокотиться на свои хрупкие плечи, чтобы он не упал в очередной раз. Кейко уже вернулась к нам и, издав громкий лай, стала тянуть меня за штанину вслед за собой. — Идем, идем! — Ухватившись свободной рукой за ручку на жилете овчарки, а другой придерживая Джуна, я пошла в сторону лавочки, ведомая своей верной спутницей. Хорошо, что лавочка оказалась совсем недалеко и уже через несколько шагов я помогала юноше аккуратно сесть на неё и облокотиться на спинку. — У меня есть вода. Джун, у тебя все хорошо? — Больше всего я сейчас боялась того, что он мне не ответит, что он потерял сознание или что-нибудь еще приключилось с ним в этот момент времени, а я не вижу, что происходит. — Я, я-я-я… Я позвоню в скорую! — Открыв небольшой рюкзак, я немного покопалась в нем и достала телефон, садясь рядом с парнем. — Только не молчи, говори со мной, хоть просто звуки издавай, но не молчи! — Руки не слушались и телефон как мокрый кусок мыла выскальзывал из рук. Уже давно пора было перейти на что-то из разряда смартфона, а не блаженно верить в старенький слайдер, который уже от долгого использования практически пришел в негодность и в очередной раз сообщал мне о том, что у него предательски мало заряда. — Тебе дать воды? Джун?

+2

6


Джун полностью концентрировался на своих ощущениях, стараясь подавить проявления болезни, которая настигла его как по закону подлости в неподходящий для этого момент. Хотя разве она хоть куда-то может подойти?  Но это случилось не в госпитале во время приема пациента, что не могло не радовать, а уж навешать этой девушке на уши лапши и убедить (или запугать) кореец точно в силах.
Впивающийся в шею тугой воротничок рубашки ослаб, позволяя ему опустить голову чуть ниже и дышать свободнее, не отвлекаясь на эту сдавливающую боль. Странное дело - Хён Джун прекрасно знал, что в случае приступа эти воротнички выходят ему боком, но не изменял стилю одежды и всегда застёгивал рубашки на все пуговицы. Глупость? - скорее совершенно непонятное и нелогичное упрямство.
Софи, тем временем, не могла просто переждать, разворачивая вокруг него бурную деятельность. Вставай, давай, тебе надо сесть на лавочку. Джун что-то крайне неразборчиво пробормотал под нос, чувствуя, как его настойчиво пытаются оторвать с асфальта и подчинился её инициативе, всем весом, пусть небольшим, но всё-таки, обрушиваясь на её хрупкую фигурку. Идти было совсем недолго - вскоре Джун, вытянув вперёд руки, опёрся на край скамейки, чувствуя пальцами влажную лакированную древесину. Сев, он бессильно откинулся лопатками на твердые дощечки, разводя в стороны руки. Хён Джун глядел в серое хмурое небо, пропуская через себя постепенно утихающие судороги, выжидая и покоряясь им. Скоро всё закончится. Да, сейчас. Изводящая его болезнь всегда рядом, пускает корни в разум, оставляя с годами всё меньше человеческого, меньше светлого, того, что когда-то было неотъемлемой частью личности.
Джун отчётливо слышал весь встревоженный лепет девушки, но не обращал на него внимание, пропуская мимо ушей. Эгоистично, учитывая то, что она не могла видеть, что ему уже получше. Тебе дать воды? Джун? Шатен опустил свою запрокинутую голову в нормальное положение, всё-таки откликнувшись на зов. Он накрыл ладонью трясущиеся руки Софи, в которых она держала свой маленький телефон. Его пальцы чуть сжимались, когда до нервов докатывались последние пульсирующие судороги. Не звони. Джун прерывисто вздохнул, слабым голосом добавив: Пожалуйста. Он всё ещё тяжело дышал, но уже почти ровно. Осознание себя в этом мире стало подкрадываться вместе с декабрьским слабым морозом, запуская покалывающий кожу холод под его распахнутый плащ.
Давай свою воду. Подрагивающими пальцами шатен открутил пластмассовую голубую крышечку и сделал несколько глотков, потом случайно попав на судорогу, закашлялся, наклоняясь вперёд.
Налив себе немного воды на ладонь, кореец протёр лицо, устало вздыхая, взъерошивая волосы. Ветер, цепляясь за влажную кожу, стягивал её словно льдом.
Наступало время, когда нужно объяснить всё, что произошло, подобрать правильные слова, грамотно и логично соврать. Все свежие идеи насчёт надуманных диагнозов словно покинули его голову, оставляя после себя обезьянку с глупой мордочкой и двумя тарелками в которые та звонко била, едва Джун приоткрывал рот, чтобы что-то сказать.
Кореец протянул правую руку в сторону, захватывая Софи за плечи, приобнимая и чуть прижимая к себе. Она же так хотела его общества, стремилась к нему - значит, сделает так, как Хён Джун скажет, правда?
Забудь и никому не говори. Проговоришься - меня уволят.
Шатен глубоко вздохнув, упёрся углом челюсти на её плечо; светлые чуть спутанные волосы закрыли собой половину его лица, создавая ласковое тепло. Сейчас ему почему-то приятно и он пропускал через себя эти ощущения, пока совсем ненадолго мог просто стереть между собой и другим человеком этот межличностный барьер и немного расслабиться. Пока она не спросит, он не хотел лгать, придумывать, выворачиваться. Вдруг Софи и не озвучит коварное "а что с тобой?", так и нечего поднимать эту тему самостоятельно. Джун закрыл глаза, притаившись словно дикий зверёныш около бока сильной и смелой волчицы, которая закрывала его от всего остального мира, такого враждебного к нему, невидимой, но непреодолимой стеной. В объективной реальности всё совсем по-другому - он отчаянный и закалённый морально боец с самим собой, решившийся на бой с ветряными мельницами и исход его давно известен. Чудеса - прерогатива сочинителей сказок, да глупенькой дешёвой литературы, жизнь совсем другая штука - она отнимает и калечит, ломает душу, бросает на колени. Сколько раз Джун в порывах отчаяния думал о том, что ему бы логичнее однажды просто перечеркнуть своё существование подобно плохо написанному роману, но как и любое живое существо очень хотел жить и цеплялся за эту возможность зубами, завоёвывая себе блаженные минуты и часы.
Шатен открыл глаза, отстраняясь от девушки. Он поднялся на ноги, стоя на них уверенно как и всегда. Отряхивал колени, плащ, застегнул рубашку, а потом, остановившись на миг, проговорил: Спасибо за твою заботу. Его голос звучал искренне и до сих пор как-то немного слабо и беззащитно. Но кореец быстро возвращался к привычному мироощущению, схватывая сознанием всё крупицы окружающего до единой, отгораживаясь от внешнего мира злобой в каждой острой черте своего лица. Мне нужно возвратиться на работу - сказал Джун уже обыденным своим тоном. Он взял девушку за руку, помогая подняться со скамейки. Нравится ему это или нет, она последует тем же путем.

+2


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Пиццерия «Papa Joe»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC