ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Апрель на дворе!
Время капелей и ручей-
ков прошло, и на улице
воцаряются настоящие весен-
ние деньки. День становится
все длиннее, вечера — теплее, ведь
перепад температуры почти сошел
на нет. Столбик термометра все чаще
показывает приятные +15, а на солнце
поднимается до едва ли не летней темпе-
ратуры. Ночью же гуляк радуют приятные +10,
так что о теплых куртках можно точно забыть. Но
не убирайте плащи в шкафы — дожди еще заглянут в Ванкувер к середине месяца
ФЛУДЕР
Шэрон
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Betelgeuze Чудесный здоровяк с длинным и красивым именем Бетельгейзе совсем недавно попал в Кавалькаду, но уже успел запасть в душу всем: и своей новой хозяйке, и суровому на первый взгляд тренеру, и всем конюхам и коноводам в округе. Еще бы, ведь как можно не влюбиться в его шкодливый детский характер и очаровательный нрав?
ФЛУДЕР
Alf
АКТИВИСТ
Hwang Min May
АКТИВИСТ
Tyler Blackburn
АКТИВИСТ
dr.cockroach
АКТИВИСТ
Ramsay Crowly
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Paul Antwood и Hyuna Ten
Пол и Хёна знают друг друга долгие годы, но повернется ли язык назвать их счастливой парой? Сложно сказать. Судьба то разводила их в совсем разные стороны, то соединяла вновь в самые неожиданные моменты, одним из которых и стал предновогодний вечер. Возможно, это начало нового витка их отношений?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Aiden Williams и Stacie McKinnon
Куда может завести судьба таких странных, отчасти разных, но похожих в глубине души друзей? То на темные улицы гетто, то к заброшенному заводу, который хранит в себе так много тайн и загадок. Может, он и есть лучшим местом, чтобы поделиться не только обывательскими радостями, но и самыми темными секретами?
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Adeline Oldridge
А ты сама чего хочешь-то? Еще один вопрос, ответа на который не подразумевается в принципе. Спокойствия, — ответила самой же себе девушка, когда автомобиль наконец подъехал к нужной высотке. И даже не соврала в этот момент, ведь, по сути, до сих пор держала перемирие, которое сама и должна была нарушить. Но в этом и была вся прелесть — смотреть, как они оба так ждут, когда наконец все станет как прежде, но не дают этому произойти...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Mayrin|Английская чистокровная|Кобыла|Хобби


Mayrin|Английская чистокровная|Кобыла|Хобби

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

MAYRIN

Сокращения и прозвища:
Мэйрин, Мэри, Танцующая Леди, Леди, Королева

Возраст || Состояние здоровья:
6 лет || Паника от громких звуков, таких как выстрел, взрыв.

Специализация:
в прошлом скачки, хобби.

Берейтор:
Нет

Статус:
В деннике

0

2

Терраса

Нежные пальцы женщины прощупали содранную шерсть и чуть кожу на щеке. Она наверняка почувствовала под пучками твердую засохшуюся кровь. Дыхание, что было сбитым из-за мгновенных подрывов в галоп вновь стало стабильным и мирно нарушало временную тишину, хотя эта милая девушка все время пыталась говорить подбадривающие слова и в спокойной интонации. Возможно благодаря этому ты и сама успокоилась и даже не была против, когда она чуть сжала в кулаке чембур.
— Ничего страшного, через несколько дней и следа не останется. Глаза девушки светились, ты видела в них доброту и возможно  - интерес? Неужели кому-то ты могла быть интересной? Чаще всего в людях видно их злобу, переполненных агрессии или сочувствие. Мало кто мог посмотреть на тебя с добротой, интересом и желанием продолжить общение. Иногда так могли посмотреть прохожие гости конюшни, которые приводили своих деток посмотреть на лошадок и погладить их через решетку.
На этот раз девушка не вызывала у тебя опасений, как к предыдущим людям, которые имели дело с тобой. Нет, она казалась хорошей и пахло от нее кстати тоже хорошо.
Потянувшись чуть носом вперед, ты вдохнула раздутыми ноздрями запах человека и попыталась его запомнить. Для чего тебе это? Быть может когда-то вы еще столкнетесь и тогда ты узнаешь ее по запаху и если придется, предпочтешь компанию сей милой барышни нежели тех потных конюхов. Кстати о них!
Отвлекшись от милой незнакомки и повернув голову, ты посмотрела назад где раньше стояли оба конюха. Теперь там оказался только один, а где же тогда второй? Всегда лучше видеть своего врага нежели НЕ видеть. Навострив уши и напряг тело, ты подняла голову и посмотрела за рыжеволосую. За ее спиной оказался второй конюх, он был уже довольно близко и начал что-то там тараторить к девчонке, протянул руку к вам. Ты недовольно сделала шаг назад и чуть натянула чембур, что все еще был в женской руке. Ты не совсем понимала о чем говорят люди, но оказаться в руках этих глупых и диких людей совершенно не хотела. Уж лучше здесь нежели с ними, которые все время громко разговаривают и машут руками.
Не сводя глаз с конюха поближе, ты с облегчением выдохнула, когда Джессика как-то уговорила их уйти и дать тебе покой. Тело даже могло получить долгожданную передышку от вечного напряжения и оно дико благодарно новой знакомой.
— Мужчины. И что они понимают в дамских капризах, верно? Посмотрев на рыжеволосую, ты услышала смех, который вырвался из груди человека. Он был весьма приятным на слух и не заставлял тело вздрагивать.
— Давай прогуляемся немного, а потом домой. Как реагировать на прогулку было сложным вопросом. Чаще всего прогулка ассоциировалась с не очень приятными воспоминаниями. Сложно выгуливать лошадь, когда она боится любого шороха и готова снести все на своем пути совершенно отключая мозги. Не глядя на все минусы прогулок, Джессика не стала заморачиваться на их счет и туго натянув чембур, зазывала следовать за ней. Потупив всего несколько секунд, ты все же двинулась с места, делая широки но мягкий шах. Вообще движения у тебя были мягкими, интенсивными и временами казалось, что самая обычная чистокровка которая желает делать свою работу и просто шагать для нее не интересно. Ты же уже забыла каково это работать. Тело пока сохраняло свой внешний вид из-за гуляний в левадах, где ты всегда бегала и подрыгивала когда вдруг ворота ударились от ветра или засигналила машина. Пусть вытаскивать из денника было делом тяжелым, прогулки никто не отменял.
Активно шагая и временами поднимаясь в рысь, ты заставила девушку двигаться быстрее и когда она не успевала за дробной рысью, ты разворачивалась к ней мордой и продолжала топтаться на месте, всегда держа чембур в натяжке. Не смотря на некие трудности по дороге, вы добрались до мест где было менее шумно и людно. Красивые газончики совершенно утратили свою красоту из-за надвигающихся холодов, но даже так, ты была рада оказаться здесь, что очень даже странно.
Сначала вы просто гуляли тропинками, временами ты подрывалась и тащила хрупкую девушку за собой пару метров, пока ей не удавалось как-то затормозить. Джессика все так же излучала доброту, рассказывала интересные истории и пусть ты почти ничего не понимала из сказанного, было приятно слушать ее голос и наблюдать с каким восхищением и радостью она что-то выговаривала языком.
Прогулка не была длинной так как становилось прохладнее и рыжеволосая начала наверное замерзать, да и твои кончики ушей чуть подмерзли. Вы довольные вернулись на террасу где ты вновь напряглась. На тропинках тело могло передохнуть, но на знакомом месте, где ты убегала от конюхов, инстинкт потребовал больше внимания на посторонние звуки и предметы.
Джесс подошла к ступенька и присев за кульком, достала из него яблоко. Сначала ты шарахнулась в сторону от звука шуршания, но увидев красное яблоко, без опасения приняла его из рук девушки. В тот момент она упомянула слово "красивая", его ты часто слышала раньше, да и сейчас проскакивает. Наверное это означало, что ты хорошая или людям нравилось на тебя смотреть.  В прочем оно несло в себе что-то хорошее, а остальное не важно.
Не успела ты дожевать сочное яблоко, как вы вновь куда-то отправились. Копыта звонко отбивали такт шагов об выложенную тропинку. Временами ты останавливалась и всматривалась в конкретную точку, а иногда срывалась в сторону и снова останавливалась. Бедной Джессике было не очень удобно так гулять, но как оказалось вы идете домой, а это означало не самое хорошее для нее.
— Представляешь, однажды я работала на одной конюшне, и к нам пришёл репортёр из какой-то газеты с оператором. Они так долго крутились возле денника одного из фаворитов предстоящей скачки, что тому вскоре надоело их назойливое внимание, и он чуть не сломал камеру, сперва лизнув её, а потом и вовсе ухватив зубами. А затем обслюнявил дорогой костюмчик той женщины. Чертовы репортёры! Вновь ее улыбка, в воздухе чувствовалась ее радость и кажется, ей нравилось это воспоминание. Ты иногда поглядывала на женщину когда не была так занята поисками очередной опасности за тем или другим поворотом.
— А ты что? Любишь репортёров, журналистов? Вновь знакомые слова. Она привлекла к себе вое внимание и на пару секунд ты задумалась о чем же она спрашивает. Речь идет о том, когда тебя снимают на какую-то коробку и задают множество вопросов тому кто с тобой? Раньше ты была не против позировать на камеру, но сейчас любой объектив вгонял в ужас, а если еще что-то похожее на грозу из этих стекляшек, ты была готова бежать часами без остановки или забиться в углу денника, где, как тебе всегда казалось, никто не сможет увидеть и найти твою персону.

Дойдя до конюшни началось самое "веселое". Подойдя к входу в здание, ты не стала заходить как нормальная лошадь, а поднявшись на задние ноги, оторвав передние копыта на несколько сантиметров от земли, вскочила в конюшню и бедное хрупкое тело девушки мгновенно полетело за твоим телом.  Натянутый чембур, ремни врезаются в морду и пытаются подавить порывы, но ты лишь еще сильнее противостоишь им. Бедной Джессике не осталось ничего кроме как упустить чембур. Даже, ты его вырвала из тонких ручек рыжеволосой и сорвалась галопом по проходу.
Топот копыт устрашающе разлетался эхом по стенам конюшни. Лошади в денниках отпрыгивали в сторону и гудели, но ты не обращала на них своего внимание, целью было добраться до денника.
Хорошо знакомые проходы не стали проблемой. Пробежав мимо одного из спортсменов, который чуть не приклеился к стенке, ты сбавила темп и на рыси забежала в одно из крыла конюшни. Подбежав к деннику ты разочарованно увидела, что дверь кто-то закрыл. Возможно нужно было для прохода или проехать тачкой, но это  уже не важно. Главное, что ты не могла попасть к себе в родные стены !!!  Все время топчась перед дверью, ты начала быть дверь ногами и толкать их носом, но они твердо оставались неподвижными и никакие просьбы впустить тебя внутрь не действовали.

0

3

Сегодняшний день должен самым что ни на есть однозначным образом занестись в копилку самых дурацких. Для начала – кореец проспал с утра Мэйрин, потому что такой режим, ущемляющий нормальный здоровый сон, конечно, рано или поздно должен был дать о себе знать. Поэтому совершенно внепланово занятия с его пугливой кобылой перенеслись с утренних часов, когда на конюшне ещё толком никого нет, на вечерние часы, когда уже все должны разойтись. Что же, ключи на вечер от шпринтгартена он ещё не клянчил – всё бывает в первый раз. 
Вечером ему, конечно, работать с Мэйрин понравилось в меньшей степени: во-первых, он физически устал на работе за весь день, теряя скорость реакции и остроту ума, такого нужного, когда необходимо принять правильное решение в доли секунды. Во-вторых, Мэри за весь день успела застояться и летала по манежу как горная коза, едва касаясь копытами грунта, и Мэй опасался, как бы она не переломала себе ноги о жерди их небольших барьеров. Ведь у неё ещё неважно получалось рассчитывать расстояние до препятствия и вовремя отталкиваться – она прыгала, то слишком рано, то выпрыгивала в последний момент. Кореец не знал толком, как ей объяснить, хотел дать время, чтобы разобралась сама. Впрочем, когда она прекращала фонтанировать энергией, словно извергающийся вулкан, у неё получалось значительно лучше, ведь тогда кобыла не просто неслась, едва разбирая, что у неё под ногами, а становилась чуть вдумчивее.
Сейчас, потратив последние усилия на то, чтобы с минимальными жертвами довести Мэйрин до денника, Хван устало вздыхая, оглаживал её чуть влажную шкуру и натягивал на большое гнедое тело вафельную клетчатую попону. Потом снял уздечку и ногавки, аккуратно сложив амуницию около денника, и ушёл за сеном, прикрыв за собой дверь, не запирая её на щеколду. Сейчас вернусь, Мэри. – устало улыбнулся он. Возможно, это несколько легкомысленный поступок, но Мэй был в стопроцентной уверенности, что именно эта кобыла уж точно никуда гулять не пойдёт и, запирая дверь, он лишь выполняет формальность, правило, которое имеет к данной лошади весьма косвенное отношение.
Притащив к деннику тюк сена, он ключом от амуничника своего начальника надорвал верёвку, перетягивающую сухие стебли. Часть он разворошил, а часть положил у стены. Надо было дождаться, пока Мэри окончательно высохнет под своей сушильной попоной и тогда, переодев её на ночь в денниковую, он, наконец-то, с чистой совестью может отправляться домой. Ах да, и на лошадей Пола надо обязательно сходить-глянуть – мало ли что, лучше тысячу раз перепроверить, чем накосячить или упустить из виду какой-то тревожный сигнал.
Мэй, взяв в охапку денниковую попону Мэри – эту специально купленную светло-серую попонку со звёздами, что были светлей фонового цвета, уселся на нетронутую часть тюка, даже не морщась от того, что колкие стебли покалывали ему пятую точку. Кажется, ему так хотелось спать, что он не проснулся бы и сядь на пчелиный улей.
Возможно, всё это какие-то детские шалости – но ему так нравилось с ней возиться, покупать для неё попонки и даже розовый недоуздок с белым мехом, чтобы у неё всё было своё и новое. И переодевать, не бросая на ночь во влажной попоне, как делали даже некоторые здешние частники. Радовали глаз и блестящие, покрытые недавно маслом копыта, дополняя её образ ухоженной «хозяйской» лошадки. Всё это так приятно его сердцу, и, может быть, было даже отрадно для самой кобылы. Она ведь, всё-таки, девочка.
Оставалось только как-то решить вопрос с тем, как выводить её в леваду днём. Ведь Мэй по понятным причинам не мог приближаться к ней на виду у Пола, а конюхи, попытавшиеся лопатой выгнать её из денника, могли откатить их прогресс на сто шагов назад. Чисто теоретически, можно было попробовать проворачивать это в обеденное время, с учётом, что Мэй наряжает лошадь в ногавки и попону, выводит из денника и сразу же сдаёт конюхам, чтобы те уже довели до левады. Но кто даст гарантию, что она не покалечится, пока дойдёт. Да и кто её потом заберёт из этой левады? Не до позднего вечера же её там торчать, пусть даже и в тёплой зимней попоне. Так-то, разоряться ещё на ветеринара (которого, она, наверняка тоже будет панически бояться) в планы студента не входило.
Аккуратно прислонившись (синяк же, после наказания Пола)  спиной к шершавым доскам денника, он сонно смотрел на то, как умиротворённо и, - о Господи, спокойно! - Мэри захватывает подвижными мягкими губами сено, как привычным движением головы, выдёргивает клок и как перетирает его зубами. Её глубокое спокойное дыхание, тепло, знакомые, даже какие-то родные звуки жрущего рядом коня окончательно разморили уставшего за день студента и он, склонив голову набок, почти касаясь щекой звездатой Мэйриной попоны, тихо задремал с открытой дверью денника, в которую его кобыла всё равно бы одна не вышла. Пожалуй, в этом даже есть какое-то удобство. Хотя, кореец не испытывал какой-то особой гордости от того, что именно он смог сладить с этой лошадью и больше никто. Кто знает, может теперь, чуть оттаяв, она станет благосклонна и ко всем остальным. И это, наверное, будет правильно и хорошо для неё, пусть и чуть обидно.

+2

4

--- начало квеста ---
Миссис Картер уже давно должна была уехать домой, но из-за наплыва работы с лошадьми она совершенно запустила работу бумажную. Бюрократии было не так уж и много, но она все равно требовала внимания. Отчеты, графики и планы - неизбежная часть жизни любого преподавателя, тем более в такой крупной структуре, как академия верховой езды. Элизабет уже давно смирилась с этим и не роптала на начальство, а просто в один из вечеров оставалась допоздна, чтобы привести все дела в порядок. Закончив с последней таблицей, она облегченно выдохнула и отбросила в сторону ручку. Зарывшись пальцами в коротко стриженые волосы, она с силой нажала на гудящие виски. Вся эта работа с бумагами вызывала головную боль и желание сменить работу на менее ответственную. Но порядок есть порядок - хочешь не хочешь, а придется соблюдать.
Женщина быстро сменила одежду на более цивильную, немного прибралась в тренерской и положила готовый отчет на край стола. Завтра можно будет отнести его в приемную, а пока пусть переночует тут. Она окинула взглядом комнату и повернулась к зеркалу. Элегантный шарфик поверх пальто, длинные перчатки - миссис Картер не могла себе представить, что можно по собственной воле целыми днями бегать в бесформенной куртке и джинсах. Она поправила волосы и накрасила губы неброской помадой. В последний раз убедившись, что все в порядке, женщина погасила свет и вышла, заперев тренерскую на ключ.
Все давно разошлись - время перевалило за десять вечера. В конюшне уже раздали ночное сено и конюх ушел к себе - пить чай и смотреть фильмы на стареньком телевизоре. Ответственная по своей сути и в силу характера Элизабет решила проверить своих подопечных коней - как они там, улеглись ли отдыхать, накормили ли их, зачистили ли им заклейки, помыли ли ученики копыта. Первокурсники, с которыми она занималась, часто забывали какие-то элементарные вещи, за что каждый раз получали по шапке и были вынуждены делать какую-то дополнительную работу. Приходилось все контролировать самой. В проходе было тихо, не считая мирного чавкания сеном.
Первым делом Элизабет заглянула к коням своих студентов, в учебную половину конюшни. Убедившись, что все в порядке, она перешла на спортивную половину. Тут стояли кони в берейторстве, либо же кони старшекурсников, уже выступающих на серьезном уровне. Внимание миссис Картер сразу привлекла чуть приоткрытая дверь на другом конце коридора. Она бы ни за что не пошла туда, но сейчас было необходимо проверить, что денник пустой, либо там конюх. Чем ближе она подходила, тем больше сомнений закрадывалось в ее сердце. Она поймала себя на мысли, что не совсем уверена, что хочет знать, что там происходит. Лошадь была внутри, но конюха не было видно. Забыли закрыть что ли? - удивилась Элиза, заглядывая в полутемный денник Мэйрин.
Недоверчивые большие глаза внимательно следили за каждым ее движением. Женщина замерла на пороге, не желая пугать своим неожиданным визитом нервную и легковозбудимую кобылу. К тому же ей не хотелось заходить в денник в чистых замшевых сапогах, от которых потом непременно будет пахнуть навозом и лошадьми, а ей ведь в общественном транспорте ехать. Видимо, берейтор забыл закрыть, - уже подумала Картер и собиралась выходить, как краем глаза уловила движение где-то в районе кормушки. Испуганно отскочив, Элизабет громко охнула. На сене, привалившись к стеночке, мирно спал Мин Мэй, тот самый кореец с троеборья, недавно перешедший в конкур. Тааак... - прищурилась Картер, начиная понимать, что стала свидетелем не очень законной деятельности. Выглянув в проход, она увидела аккуратно сложенные ногавки, уздечку висящую на крючке и кронштейн с рабочей попоной в сырых пятнах.
- Мистер Хван, - произнесла она не очень громко, но с нажимом, чтобы не напугать бедного студента. - Доброе утро.
В голосе явно прозвучали нотки сарказма. Женщина с сочувствием посмотрела на Мэя, но как только тот сонно глянул на нее, она тут же надела спокойную железную маску. Провинившийся студент не должен думать, что ему все легко сойдет с рук. Картер решила разобраться, что вообще происходит под носом у руководства академии, и лично у Пола Энтвуда. Кто бы мог подумать, что этот тихий и вежливый мальчик осмеливается проворачивать такие вещи? Женщина усмехнулась.
- Как закончите тут все, заходите в тренерскую, Мэй, - бросила она, выходя из денника. - Нам есть о чем поговорить.
Картер вышла, не оборачиваясь, и оставила корейца наедине с Мэйрин. Она еще помнила эту историю с этой парочкой, когда разгневанный Энтвуд еще несколько дней возмущался и возвращался к этому. А тут снова Мин Мэй, и снова та же история. Неужели ему не хватило одного раза, чтобы понять, что это лошадь не по нему? Ох уж эти упорные корейцы. Элизабет снова поднялась наверх и снова вернулась к знакомой тренерской. Зажигая свет, она тяжело вздохнула. И зачем я в это ввязываюсь? Можно было просто не заметить его. Проснулся бы ночью и ушел. И что с ним делать теперь? Вода в чайнике как раз вскипела, когда в дверь раздался робкий стук. Проходи, проходи, присаживайся, - кивнула она студенту. Чай будешь? Да не стесняйся, все уже ушли давно.
Не дослушав его ответ, миссис Картер встала и разлила кипяток по большим чашкам. Поставив ее перед Хваном, она произнесла: Пакетик сам там на столике возьми, какой хочешь. Сама она уселась за стол, и бросила зеленый чай в воду. Внутри тут же стала расползаться краска. Отвратительно. В Англии бы такое вылили, не то что пить самим. - поморщилась она, сделав маленький глоточек. Вытягивать я из тебя не буду. Рассказывай. Либо мне, либо утром Полу, - строго посмотрела Элизабет, присовокупив последнюю фразу для острастки. Сдавать корейца она в любом случае не собиралась. Ей было и так все время его жалко - весь какой-то задерганный, заморенный, вечно носится туда-сюда. И так жизнь помотала, зачем ему еще целенаправленно вредить? Но этими рассуждениями тренер, естественно, делиться не стала. Все-таки пока что он студент, а она тренер, пусть и не его личный, но все же.
--- комната отдыха персонала ---

Отредактировано Mrs. Carter (2018-01-30 23:19:12)

+3

5

Этим утром Мэйрин проснулась с самого утра ожидая своего милого гостя Мина, но спустя несколько часов она поняла, что студент не придет. Кобыла все время металась по деннику, отказалась от пищи, которую кинули конюхи с утра, и вообще совершенно растеряла настроение. Сначала кобыла ждала, что студент просто опаздывает и скоро он появиться на пороге денника, но все ее надежды были напрасными. Окончательно расстроившись, гнедая ушла к себе в угол, где ее никто не трогал и лишний раз не пилил взглядами. Были иногда посетители в Кавалькаде которые любили приехать с детьми и показать как выглядит лошадка. Мэйрин больше всего не любила такие визиты, так как некоторые дети начинали пищать или кричать, от чего гнедая не могла найти себе места в деннике. Детский писк резал уши, но не все это понимали.
День проходил очень скучно. Мэри совершенно упала духом и разве немного вздремнула, пока ее не разбудил шорох за денником. Раскрыв глаза и навострив уши, гнедая захрапела и попыталась увидеть кто там лазит, при этом не подходя близко к двери. Вдруг денник открылся и на пороге нарисовался Хван. Кобыла забыла о своих обидах, она уже забыла о том, что Мин должен был прийти еще с утра. Она так обрадовалась мальчику, что подскочила как мотылек и возбужденно загоготала. Мин угостил ее любимыми ванильными гранулами, а потом быстро собрал и вывел в проход.
Тренировка была веселой, гнедая носилась по всему манежу  как одичалая, практически не дотрагиваясь к песку. Барьеры на этот раз давались лучше, но не всегда. Временами кобыла выпрыгивала у самой жерди, иногда  снималась раньше нужного. Мин иногда затаивал дыхание и прикрывал рукой глаза, переживая чтобы кобыла что-то не сделала с собой, но все прошло без травм. Гнедая вся вспотевшая и довольная ушла из манежа заигрывая с Мином.
Вернувшись в денник, кобыла пошла пить воду с поилки, а Мин тем временем привел амуницию в порядок и сложил ее у денника.  Кореец накинул теплую попону на Мэри и остановившись у выхода обратился к лошади.
Сейчас вернусь, Мэри. Гнедая навострила уши и подошла к выходу. Дверь осталась открытой, но гнедая не решилась выходить и идти исследовать проход, которого она все еще боялась.
Долго ждать не пришлось и вскоре студент вернулся в денник, волоча за собой тюк сена. Половину он оставил возле стенки в проходе, а половину закинул к Мэйрин.  Гнедая довольно захрапела и игриво толкнула мальчугана в плечо.  Мэй был каким-то усталым и кажется, ему было не до игр. Гнедая успела проголодаться и решила оставить в покое своего мальчика, а сама принялась за поедание сухой травы.
Мин прислонился спиной до кормушки и обнимая попону кажется, уснул. Мэри не хотела его будить, она чувствовала его покой, умиротворение и от этого состояния ей самой становилось хорошо.

Спустя час, гнедая услышала шаги. Кто-то шел по проходу и кобыла насторожено подняла голову. Она глубоко вздохнула и после подошла к студенту и пощипала губами его за ухо, но Мин лишь отмахнулся и немного повернувшись продолжил спать.
Вдруг дверь денника открылась и с его тихим скрипом, чистокровка шарахнулась в сторону, поджав хвост. Чуть выгнув шею, кобыла насторожено захрапела и насторожено смотрела на фигуру женщины, которая прошла в денник. Гнедая всегда была напряжена в присутствии незнакомцев в своем деннике. Женщина обратилась к Мину, от чего тот дернулся и Мэри вновь вжалась в дальнюю стенку денника.
Тиииихо, моя хорошая. Вот задремал, растяпа. Сонный голос Хвана насторожил уши кобылы. Она подалась к руке парня и дала себя огладить, возмущенно термоша рукав его куртки. Спустя пару секунд, Мэри вновь подняла голову и посмотрела на женщину, что даже не сдвинулась с места. Тогда то студент обернулся и увидел ее своими глазами. В этот момент лошадь почувствовала как внутри него разгорается волнение, его ладошки начали потеть. Он мгновенно развернулся к даме лицом, а к гнедой спиной. Мэйрин не знала этой женщины и не понимала, что происходит. Она решила покопаться в карманах Мина, которые увы оказались пустыми.
- Почему он так напряжен? И кто она такая вообще?
- Глупая ты не подумала, что она может быть его тренером?
- Думаешь?
- Да ты посмотри, как его перекосило, этого твоего, Мина.
Голос в голове фыркнул на прощание и пропал. Мэйрин помотала головой не вслушиваясь в указания женщины. Мин же кивал головой и со всем соглашался. Когда женщина ушла, он развернулся к кобыле и огладив шею с грустью в голосе сказал:
Прости меня, Мэри за то, что я всего лишь студент. И моё мнение ничего не значит. Чистокровка не понимала от чего он так грустит но теперь и ей передался его настрой. Кобыла уткнулась мордой ему в живот, позволяя себя еще немного огладить. Она хотела как-то поддержать студента. Он вздохнул и отойдя в сторону, снял мокрую клетчатую попону, накидывая другую. Эта попона была приятная, звезды красиво смотрелись на большом теле гнедой. Мэйрин принюхалась к новой вещице, но не учуяла никакого запаха чужой лошади.
-Она моя? Гнедая зашершала ушами по сторонам и радо приняла объятия парня. Он еще раз произнес ее имя и затем ушел. Он не давал обещаний, которые часто говорил лошади перед уходом. Сегодня она не услышала его "До завтра". Мэйрин проводила студента взглядом и когда он скрылся из ее виду, тоскливо и затянуло заржала. Она волновалась за него, ведь раньше Мин  уходил в более приятном настроении. Сейчас же он был грустным и чем-то подавлен.
В этот вечер Мэй больше не приходил к деннику кобылы. Она доела оставшееся сено и с тяжелым выдохом легла на чистые опилки. Гнедая еще немного думала о том каким ушел ее мальчик и незаметно для себя, уснула.

+1

6

Мэй сдёрнул с седла, висящего в углу клубного амуничника как одно из самых невостребованных, пыльный чехол. Наверное, его просто перевезли с Мэри вместе при продаже, а здесь в Кавалькаде на неё никто ещё не садился. Я буду первым. Где-то в глубине души ему было даже немного страшно – неизвестность и манила и пугала. Так бывает, что лошади кардинально различаются под седлом и в руках, и пока нельзя было предугадать – будет ли Мэйрин столь же ласкова с ним, когда он взгромоздится ей на спину. Как в её восприятии вообще это всё будет выглядеть? Будет ли Мэри чувствовать его защиту тогда, когда он наверху, а не рядом - сложный вопрос, ответ на который можно получиться только опытным путём. Ведь она привыкла так мило прятаться за его спиной от порой надуманных угроз, что же будет теперь?
Хван решил попробовать подсесть в седло из-за того, что зашёл в тупик. Тех занятий, которые были в их распоряжении сейчас, не хватало для чистокровки, которая только продолжала входить в силу, восстанавливая былую форму. С каждым днём всё те же упражнения давались ей легче, она медленнее от них утомлялась. В плане напрыгивания на конкурные препятствия всё так же остановилось в своеобразной стабильности, которая Мяу не устраивала, ведь он не мог объяснить кобыле как нужно делать это правильно, а сама она озарение ловить тоже не торопилась. Задавать вопросы миссис Картер он пока тоже не торопился, в основном ограничивался сжатыми отчётами. Всё ещё не мог решить, во благо ему этот тренер или нет. Что если она увидит Мэри с плохой стороны? И её это испугает? Это Мяу к ней давно привык, а если глядеть со стороны, то  лошадь очень своеобразная. Не каждый признает нормальным или хотя бы не опасным такое поведение.  Конечно, Мин Мэй продумывал разные варианты развития событий. Одним из самых кардинальных решений была мысль о том, что в случае возникновения проблем он её просто выкупит. Но просто… оно только звучит просто. Да, накопления позволяли корейцу приобрести эту лошадь и платить потом постой за неё, купить недостающую амуницию взамен клубной. Да, никто не может запретить ему как частнику работать с собственной лошадью. Но это всё равно грандиозный конфликт с Полом. И даже если подумать о том, что мистер Энтвуд ценит его как исполнительного коновода, как прилежного студента, и что сразу равноценную замену он такому работнику не найдёт, многое всё равно будет испорчено. Слишком много риска. Да, с момента покупки можно будет не шариться с кобылой по ночам или ранним утром, но ведь с ней всё равно не выйдешь в нормальное время рядом с другими лошадьми и всадниками. Это слишком опасно, особенно учитывая её поведение в проходах.
Хван абсолютно точно логически понимал, что если отбросить в сторону эмоции, то такая лошадь в частное владение ему не нужна. Её не оставишь на кого-то другого, её не сдашь в аренду, её не приспособишь к спорту посерьёзнее неловких прыжков в пустом манеже. Даже если она привыкнет работать в новой для себя специализации, любые соревнования - провал. Ведь это шум, яркие цвета, суета. Да её и просто в манеж днём не выведешь без риска для жизни своей, или окружающих.
А немалые деньги, которых она будет стоить из-за породы, молодости и возможности родить, можно потратить на более насущные проблемы. Например, озаботится тем, чтобы копить на собственное жильё в Ванкувере. Кореец опасался, что получи он травму - федерация более не будет спонсировать его лечение, просто заменит. И с чем он останется тогда? Стоит предусмотреть всё, ведь если ему остро потребуются деньги, он даже не сможет продать Мэри - в вижу её специфичности новый хозяин не прилетит за ней как за горячим пирожком, а в плохие руки Мэй себе не простит отдать её, тем более, после всего вложенного труда.
Поэтому, в виду очень многих причин, Мэй вертелся, скрывая от Пола свои занятия с Мэри, отчитываясь для миссис Картер. Хотелось, как говориться “и на ёлку влезть и задницу не ободрать”. Пока удавалось.
Взяв с крючка уздечку кобылы, студент нашёл и прицепил к кольцам трензеля повод, который давно, ещё в самом начале их совместной работы, отстегнул за ненадобностью. Сегодня будет всё иначе. Наверное, и Мэри это чувствовала - это дуновение новизны, ведь этим утром Мэй особо не напрягая её, поработал в бочке, чисто для того, чтобы кобыла не копила весь день энергию. А потом, прежде чем поставить в денник, первый раз сводил в манеж, давая посмотреть новое пространство. Конечно, он не ждал от неё сразу многого, что она освоится там тотчас, но кореец помогал ей, бродя вдоль бортов вместе, трогая руками предметы, которые казались ей пугающими - будь то наклеенная на доски табличка с буквой или табурет в углу манежа. На нём он даже демонстративно посидел, а потом постоял - к этой вещи Мэйрин надо приучить едва ли не в первую очередь, ведь вскарабкаться с земли на такую лошадину с его ростом - миссия невыполнима.
Кореец шагал по пустой конюшне, погружённой в тихий молчаливый вечер. Разные мысли лезли ему в голову, в том числе и желание отказаться от этой затеи хотя бы сегодня. Нельзя же тянуть до бесконечности. Аккуратно сложив принесённую с собой амуницию у денника кобылы, брюнет ласково огладил высунувшуюся ему навстречу морду. Наверное, она совсем не ожидала увидеть его второй раз сегодня. Вот она стоит в своей личной попоне в звёздах, в розовом недоуздке с белым мехом - вся такая аккуратная и вычищенная до последней шерстинки - как Мяу любит. Ему в принципе надо, чтобы лошадь хорошо выглядела, а уж Пацифика и Мэри - он драил каждый раз как на выставку. Сейчас приду, чуть-чуть подожди - улыбнулся Мэй, силой воли подавляя в душе тревогу.
Щелкнув, загорелась лампочка, освещая раздевалку как-то тускло и уныло. Мин Мэй проверил хорошо ли застёгнуты краги, ботинки, натянул поверх бридж тугой бандаж на травмированное когда-то колено, перчатки на руки, шлем. Не потому что он так помнил слова миссис Картер про технику безопасности, а потому что прекрасно понимает это сам. Амбиции - это, конечно, просто замечательно, но про собственное здоровье забывать вовсе не стоит. Оно у него одно на всю жизнь и стоит относиться к себе бережнее, особенно, зная, что уже есть некоторые проблемы, с которыми ему придётся мириться всё отведённое вселенной время.
Глядя в зеркало напротив исподлобья, Мэй решительно сжал пальцы в кулаки. Сегодня. Глубоко вдохнув, кореец пропустил воздух словно через всего себя и выдохнул, расслабляясь руки. Сегодня он должен быть особенно мудр, особенно раскрепощён, особенно спокоен. Он - её ориентир, её защита, и Мэри не должна усомниться в этом ни на минуту.
Кореец вернулся к деннику Мэйрин, тихо заходя вовнутрь, сразу же встречая интересующийся нос ароматной гранулой. Сегодня у нас особенный день - улыбнулся брюнет, расстегивая и снимая с чистокровки попону, чтобы затем сложить и аккуратно повесить на держатель снаружи денника. Он прошёлся по гладкой шерсти Мэри щёткой, смахивая пыль и тихо беседуя с ней, потом неторопливо перебинтовал ноги кобылы бинтами вишнёвого цвета. Есть ещё и чёрный комплект, тоже купленный специально для неё, но для сегодняшнего дня это слишком мрачно.
В тон к бинтам на спину лошади лёг вальтрап, потом амортизатор и седло. Непривычно, да, девочка? - улыбнулся брюнет, застёгивая подпруги. Седло нормально вроде лежит, не давит, не болтается. Если всё-таки будет плохо подходить - придётся покупать своё как Пацифику. Наверное, этот мудрый, пусть и весёлый, конь тоже повертел бы копытом у виска, узнав на кого его студент собрался карабкаться. Нужен ли Мэю вообще весь этот экстрим? Для себя, он однозначно утверждал, что нужен и никак иначе.
В последнюю очередь Мэй надел уздечку, затягивая капсюль ровно настолько, как делал и все дни до этого - пусть большая часть будет ей знакома. Ну что, пойдём? - Мэй широко улыбнулся, оглаживая мощную шею Мэри, возвышающуюся над его головой. Какой же он всё-таки клоп рядом с ней, со своими жалкими 170-ю сантиметрами роста. Раньше, ему казалось, что верхом ему будет легче совпадать с этой лошадью, потому что там, в седле, всё упиралось в мастерство всадника, а не физическую силу. Сегодняшний вечер покажет ему правильность или ложность его убеждений.
------------------> выездковый манеж

Отредактировано Li Hyun Jun (2018-04-07 16:36:41)

+2

7

Мэйрин не знала, что было дальше с ее обожаемым человеком, которого застукали сонным в ее деннике. Возможно ничего в этом страшного не было, да и именно так думала себе лошадь. Мэри же совершенно не знала о том, что парнишка все время скрывается от лишних глаз, что все его занятия с ней это суровая тайна о которой нельзя трепаться налево и на право. Для гнедой это были лишь обычные занятия, тренировки и веселое время провождение. Мяу уже продвинулся в занятиях с этой не легкой дамой, ведь кроме него, больше никому не было дела к этой чистокровке. Всем было проще закрыть глаза и в лучшем случае выпустить погулять в леваде нежели чем рисковать своим здоровьем. Это еще когда-то, на старой базе с Мэри пытались бороться, пытались затащить в борты и заставить вновь бежать, но людям было не понять каковы чувства и мысли лошади. Вот возьмем к примеру разные ситуации с людьми, когда они переживают страшные вещи, многие потом лечатся, а  временами и это им не помогает. Сколько военных, которые видели смерть своих друзей на поле битвы, как другие подрывались на минах и захлинались собственной кровью, глядя им в глаза? Их больше чем мы думаем и каждые нуждаются в помощи врачей, в помощи тех, кто не даст сойти с ума ночами. Многие военных в отставке не доживают до старости совершая суицид, ведь кошмары по ночам не дают спать. Вот, таким людям же пытаются помочь, сохранить им жизнь и сделать ее лучше. Их никто не бросает в поле битвы обратно, никто не закрывает в комнате оставляя со своими демонами наедине. Это люди могут понять, но они не могут осознать, что точно так же чувствует себя и эта лошадь. Мэри была доброй кобылой, она никогда не хотела причинить человеку вред, она лишь желала ласку и доброту, но люди посчитали, что она должна делать то, что они ей велят не отдавая ничего в замен. Чистокровка ведь тоже пережила трагедию, ужас который поселился в ее глазах, голоса людей и дикий крик лошадей, которые бежали не смотря ни на что, пока замертво не сваливались на землю. Это было не просто страшно, это было ужасно и стоит Мэйрин хоть на секунду задуматься об этом, как телом проноситься ток.
Сегодня кобыла вновь плохо спала, она все время думала о Мяу и о той женщине, которая не совсем ласково разговаривала со студентом. Чистокровка не знала, что ему скажут и возможно надают по голове, но она до конца не понимала за что. Мин стал ее первым другом здесь, человеком к которому она тянулась и чувствовала себя в безопасности. Пусть выглядело довольно смешно как эта машина прячется за спиной худого узкоглазого парнишки, но Мэйрин этого не понимала, ей просто было так уютнее.
Уснуть гнедой удалось уже где-то под утро, но спустя двух часов к ней пришел Мин. Мэри была как никогда рада видеть его, даже все руки облизала не считая его угощений. Парень был немного странным сегодня, но Мэри так радовалась его возвращению, что не обратила на это особого внимания. Они отправились на легкую тренировку в бочку, где кобыла выпустила пар и вполне могла сделать это еще раз, но Мин решил закончить тренировку раньше чем обычно. Все еще бодрая, Мэри шагала по пустым дорожкам Кавалькады. Вокруг становилось красивее, деревья пустили листики, которые пока еще не раскрылись, прилетевшие птицы пели и радовались приходу весны. Мэйрин так же немного взбодрилась, приятный легкий ветер подымал темную гриву с хвостом, трепая волоски и запутывая их между собой. Мэй все время был погружен в себя,а  Мэри вела себя как маленький ребенок, который забыл обо всем в присутствии друга. Кобыла активно отбивала копытами по брущатке дорожек, пока ребята не пришли в манеж.
Внутри здания было немного сыро и прохладнее чем на улице. Вокруг тишина и пустота, что было и плюсом и минусом. Плюс в том, что Мэри меньше чего-то испугается и будет спокойной, минус - она насторожена и любой шум может выбить ее из колеи нервной устойчивости. Тем временем, пока Мэйрин насторожено рассматривала стены, Мяу чуть отпустил корду и медленно пошел вдоль стенки. Чистокровка не сразу пошла за ним, она пока стояла на месте и нервно раздувая ноздри захрапела. Мин посмотрел на кобылу и чуть потянул корду на себя. Мэри ощутила легкий посыл, но вместо спокойного шага подорвалась с места быстро нагоняя парня. Остановившись возле студента, Мэйрин вновь захрапела и оглянулась по сторонам. Легкое и такое приятное касание руки Мяу заставило шкулу вздрогнуть, но Мэри немного успокоилась. Мэй подходил ко всему, что вызывало у лошади подозрения, давал ей это обнюхать и даже облизать. Мэйрин внимательно изучала новые предметы, даже познакомилась с табуретом в углу манежа. Он ей был особо интересным. Пройдя мини-экскурсию по новому помещению, пара отправилась в сторону конюшни. Стоит отметить, что Мэри даже не так сильно тащила по проходам как обычно, но все равно Мяу приходилось скользить подошвой по полу конюшни.
Вернувшись в денник, студент снял амуницию, сложил ее в сторонке и не забыл накинуть новую попону, которая так была к "лицу" его подопечной. Мэри понимала, что на сегодня ее прогулка окончена и она будет послушно ждать своего парнишку завтра, который неприменно придет. Мин оставил Мэйрин в недоуздке, попоне и забрав остальные вещи удалился за углом. Мэри всегда провожала его взглядом до последнего, а потом уходила в дальний угол денника, надеясь, что там ее никто не захочет потревожить.
Прошло несколько часов, лошадям раздали есть, многие вернулись со своих тренировок, а гнедая чистокровка дремала в углу. Сейчас сон свалил Мэри с ног, ведь оно и не удивительно - целую ночь не спать. В здании настала тишина и возможно Мэри спала бы так до самого утра, но сегодня ее ждал сюрприз.
Шум у денника гнедой разбудил ее и  привлек к себе внимание. Кобыла подняла голову и недоверчиво оглянулась. За решеткой разогнулся Мяу, который оставил вещи и теперь обратил свое внимание на Мэйрин. Чистокровка подбежала к двери и высунув свой любопытный нос, потянулась к  руке студента. Он огладил ладонью ее бархатные ноздри, губы и бросив Сейчас приду, чуть-чуть подожди. Его легкая улыбка всегда радовала кобылу и была хорошим знакомы. Замотав головой, Мэри тоскливо загудела вслед вновь уходящему Мэю.
Благо долго ждать не пришлось и кореец вскоре вернулся. Он быстро, но спокойно зашел в денник и сунул в рот ароматную гранулу, от которых Мэри давилась слюной.
Сегодня у нас особенный день. Мэй вновь улыбнулся. Англичанка все вертелась около студента и ему пришлось немного походить по деннику около гнедой, пока не расстегнул попону. Мэри знала, что их ждет очередная вылазка, ведь Мэй вряд ли бы снимал попону просто так. Закивав головой в верх в низ, Мэри  начала дурачиться с Мином, правда времени на это было мало. Студент сложил попону и повесил ее на дверь денника. Мин  не стал тянуть время и быстро пройдясь щеткой по пыльной шкуре кобылы, принялся мотать бинты. Кобыла раньше ходила в бинтах и эта  процедура для нее не в новинку. Опустив голову к присевшему Мяу, Мэри увлеклась его волосами, спокойно стоя на месте и не мешая делать свое дело парню. Правда бедные волосы Мина при этом слегка пострадали, оказавшись обслюнявленными и торчащими в разные стороны. За хорошее поведение кореец угощал гнедую и ласково называл ее. Мэйрин любила такое общение и вела себя почти послушно.
Пришло время седла. Когда кожаное седло опустилось на спину чистокровки, она ощутила и старые и новые чувства. Скаковое седло почти намного легче по сравнению с тем, которое выбрал Мин.
Непривычно, да, девочка? Парень не забывал общаться с кобылой, оглаживал ее и старался сделать так, чтобы даже такой обычный процесс принес как можно меньше стресса. Мэйрин и правда отвыкла от седла, но пока вела себя очень даже хорошо. Кобыла косилась на своего студента, пока он не затянул подпругу. Ощутив, как что-то ее сжимает, Мэри взбунтовалась. Поджав зад под себя и задрав голову, гнедая влетела в дверь, которую Мин предусмотрительно закрыл через решетку. Поняв, что там выхода нет, гнедая бросилась к стенке, начав метаться от одной к другой. Мэри судорожно переставляла ногами, с высоко задранной головой и поджатым хвостом. Нервно дыша, гнедая так сметалась пару минут, пока сама не успокоилась. Остановившись у стены денника, Мэйрин все еще держала высоко голову и громко дышала. Ощущения и правда взбудоражили ее разум. Мэй действовал осторожно и медленно подойдя к гнедой, успокоил ее мягкими оглаживаниями руки по шее, морде. Кобыла прикрыла глаза и немного расслабившись, потерлась щекой о бок студента. Честно говоря, стоял бы кто в стороне точно покрутил бы у виска. Вряд ли люди могут понять намерения Мяу, да и смысл во всем этом. Он возиться с чужой лошадью с которой мало пользы. Единственный выход для Мэйрин это отправиться в матки и быть покрытой хорошим скаковым жеребцом и стать, возможно, хорошей матерью. Но люди уже не раз обдумывали этот вариант и может давно бы так и сделали, но была все та же проблема. Они боялись, что Мэйрин сорвет очередной раз крышу, что-то напугает и она покалечит жеребенка. Их опасения были вполне понятными и возможно, даже этот вариант не подойдет чистокровке. Мэри скорее всего ожидал один исход. Возможно у Мэя получится ездить на ней верхом и даже прыгать барьеры, но кобыла была гиблым делом, у которой не было светлого будущего. Это можем понимать мы - люди, но вряд ли животное. Мэри конечно, задумывалась об этом, она чувствовала это от людей, которые просто отчаивались за нее бороться. Странно, что Мэри оказалась в кавалькаде, а не на мясокомбинате. Возможно директор этого центра просто пожалел ее, возможно кобылу заберут в приют, где она сможет гулять на пастбищах с другими лошадьми и сможет радоваться жизни, но пока это лишь предложения.
Кобыла немного успокоилась и Мин продолжил седлать лошадь. Он снял с ее темной морды розовый недоуздок с бело-молочным мехом и сменил его на привычную уздечку. С ней проблем не было так как Мэйрин привыкла бегать в ней каждое утро.
Ну что, пойдём? Мэй широко улыбнулся и огладил рукой по мощной и напряженной шее лошади. Мэйрин вздрогнула кожей на плече, раздула ноздри и настороженно навострила уши. Они начала гонять трензель во рту, отвлекаясь на него, пока они не вышли в проход. Подпруга как-то сковывала ее движения, не позволяла вдохнуть полной грудью, как привыкла гнедая за время, что она не седлалась вообще. Мэри нервничала, по проходу они пролетели быстрее обычного и уже на улице, она немного успокоилась. Даже так, она все равно подрывалась в рысь, мотала головой и несколько раз выбрасывала переднюю ногу вперед и выше обычного. Наверное Мин уже догадывался, что тренировка будет очень веселой.

+2


Вы здесь » Royal Red » Клубная конюшня » Mayrin|Английская чистокровная|Кобыла|Хобби


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC