Февраль - это один из самых приятных месяцев для студентов и преподавателей, ведь зимняя сессия уже позади, и теперь есть время заняться своими любимыми делами. Эй, ученики, вы всё ещё помните своё обещание учиться как следует в новом семестре? Постарайтесь не пропускать пары.
В данный момент открыт общий сюжет "Новогоднее Представление", приглашаем всех людей поучаствовать!
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается потрясающий и многоликий Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: жителем города, спортсменом, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам! Место найдётся для каждого!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Ethan Miller и Adeline Oldridge
Итана и Эдли сложно назвать адекватной влюбленной парой. Кандидат в мэра города и владелица салона красоты вообще не слишком хорошего мнения друг о друге, зато их словесные перепалки продолжают радовать нас уже не первый месяц. Ну что, будем надеяться, что это приведет к настоящей романтике и истинной любви?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Stacie MacKinnon
Всегда бойкая и веселая Стейси по праву становится лучшим игроком начала 2018 года! Еще бы, ведь она успевает всегда и везде: и пошататься с другом по гетто, и закрыть хвосты по учебе, и сплясать на новогоднем представлении. Поздравляем, малышка, и желаем, чтобы твой задор еще долгие годы вселял в нас улыбку!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Schwarzbald
Шанди... Он не мог о ней не думать. Шанди заполняла все его мысли. Он был пропитан ей и её именем до мозга и костей. По правде, только она не давала Шварцбальду окончательно кануть в бездну или сойти с ума. Она была далеко от него и в то же время близко. Больше всего пёс мечтал зарыться чёрным носом в её белоснежную шерсть, вдохнуть сладкий запах и, тихо посапывая, уснуть рядом с ней. Но он не хотел, чтобы подруга оказалась здесь. Увидь Шанди его в таком виде, она бы пришла в ужас. Это был не тот пёс, который когда-то на том самом причале встал на её защиту и отбился от двух дворняг. Это был не тот пёс, который после провел с ней весь день, помогая добраться до конюшни....
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Winnie the Pooh
Винни — наш очаровательный и добрый плюшевый гигант, который способен и в выездке отличные результаты показывать, и учить новичков азам конного спорта. Он отлично воспитан, терпелив и умен, за что успел забраться в сердце каждого, с кем повстречался на пути. Здоровяк, продолжай и дальше радовать нас своими добрыми постами!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Tyler Blackburn и Ecuador
Тайлер и Эквадор — молодые напарники, которым еще только предстоит притереться друг к другу. С другой стороны, оба они амбициозны, веселы и готовы ко всевозможным приключениям, только мнение у них на этот счет разное. Желаем вам, чтобы вы меньше получали нагоняя от тренера, и лучше понимали друг друга!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
В Ванкувер весна приходит не по расписанию. Вот уже сейчас за окном теплеет, и высокие сугробы, которыми город пресытился за январь, превращаются в бодрые журчащие ручьи. Ветер с океана уже не кажется таким холодным и неприветливым, а температура в пределах города поднимается в среднем до +9°C. Ночи всё ещё холодные и, к тому же, очень ветренные. В солнечную погоду лошадей начинают выпускать в левады на подольше, да и всадники с радостью меняют тесные манежи на крытые плацы и бескрайние поля за забором. Главное, не забывайте прогреть лошадку в солярии после долгой работы на улице.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Отель «Canadian»


Отель «Canadian»

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s6.uploads.ru/lqXoS.jpg
Отель «Canadian» - пятизвёздочный отель, расположенный на Хорнби-стрит. Имеет прекрасные отзывы гостей, бесплатный Wi-Fi, свою мини кухню и бесплатную парковку, а так же расположенный на крыше здания бассейн. В номерах огромные окна, через которые открываются потрясающие виды на город.

0

2

<——— Дорожки ———>

Англичанка с упоением откармливала подошедших оленей, которые, перебирая своими тоненькими длинными ножками, все наглее окружали ее, аккуратно, словно стыдливо тыкаясь носами в руку, в которой находился пакет с угощениями. Не знаю, можно ли было сравнить лицо девушки в данный момент с чем-то еще. Вероятно, в последний раз нечто подобное было еще на островах, в далекой и родной Англии, где девушка едва ли не каждый день с радостью бежала на тренировку к любимой лошади, которую, впрочем, ее родители вскоре продали. Сейчас, конечно, было нечто иное: оленей не так часто увидишь вживую, а уж тем более сложно подойти к ним настолько близко. Олдридж вообще была несказанно удивлена, что они так бесстрашно подходят ближе, что не отскакивают в панике при каждом резком движении. Вероятно, здесь, в заповеднике, они уже привыкли к людскому обществу и решили, что и из этого можно получить выгоду. Но Эдли было все это не так важно, она лишь упивалась этими неожиданно появившимися в ее жизни животными, осмелев и даже потрогав рукой мягкие рога главного самца, что, будучи вожаком, вообще не собирался отходить в сторону. Светловолосой всегда казалось, что рога у благородных оленей жесткие, но оказалось совсем иначе — они были мягкие, словно из папье маше, но куда приятнее на ощупь, покрытые тонким слоем кожи. Наверное, она бы так и осталась здесь с ними, если бы голос мужчины не разрушил всю воцарившуюся идиллию.
— Лучше бы ты промолчал, — ухмыльнулась Эделин, потрепав одного из оленей по голове. — очаровательнее выглядел.
Удивительно, как у него получалось очередной своей фразой подпортить все отношение к себе. Англичанка с озорством взглянула на него, стоящего в тени и улыбающегося, в попытке понять, что же это за человек. Олени не особо подходили к нему, как и он к ним, и все в его виде, в гордо поднятой голове и хищном блеске глаз выдавало как настойчивую самоуверенность, так и странную, отчасти страшную отрешенность. Эда, чуть наклонив голову, чтобы посмотреть на него с другого угла, так и не разглядела, что же превалирует в его взгляде, но смогла отметить, что холодные голубые глаза совсем не светятся добротой или хоть каким-то подобием нежности. Нет, они отдавали льдом, расчетливостью, и в них крылась все противоположные эмоции тем, которые должен испытывать человек в подобное мгновение. Будь на месте нашей юной леди кто-то другой, то поежился бы от этого взгляда, но она лишь с каким-то недовольством отвернулась обратно к оленям, чтобы раздать им последние остатки лакомства.
Когда угощения закончились, девушка с трудом вышла из круга обступивших ее животных, все еще не переставая гладить некоторых из них. Сзади, подрагивая, подошел небольшой олененок, чьи тоненькие ножки казались непомерно длинными и тонкими по сравнению с телом, что светловолосая даже умилилась. Впрочем, сбоку послышался голос Итана, что с непомерно серьезным видом взглянул на часы. Эделин изогнула бровь, поворачиваясь к нему. А разве я еще куда-то должна с тобой ехать? — с немым укором нахмурилась она, нехотя отходя от стада столь прелестных созданий. Время здесь, в глубине парка, летело как-то слишком близко, и пусть казалось, что прошла всего пара минут, на деле небо совсем почернело, и лишь белый снег и одинокий фонарь в вольере освещали большие черные деревья, стоявшие поблизости. Потрепав еще кого-то из толпы оленей, девушка медленно двинулась в сторону выхода, а за ней, не отходя, последовал и сам молодой человек, не говоря больше ни слова.
Они вышли из вольера и проследовали обратно, к машине, и, кажется, на этот раз Эделин была куда увереннее своего спутника, который до этого так неприступно двигался к своей цели. Она шла чуть впереди, не замечая под ногами высоких ботильонов большого слоя снега, и даже остановилась один раз, с удивлением поворачиваясь в сторону мужчины, что задумчиво смотрел по сторонам. Что, не нравится темный лес? — едва ли не ласково улыбнулась она. Вероятно, ей, жительнице туманного Альбиона, выросшей на просторах лесов, в которых родители охотились по выходным, было невдомек, как можно с настороженностью относиться к дикой природе. Ее как человека авантюрного всегда увлекали тени вокруг, а самые разные сказки учили, что именно в лесу происходят самые увлекательные и страшные приключения. Лес всегда был для девушки живым, едва ли не единым организмом, в котором все подчиняется своим правилам. И если он к тебе благосклонен, а ты уважаешь его, то ничего плохого не случится. Но, быть может, наш спутник не слишком с ним дружит?
Вскоре среди деревьев показался яркий свет немецких фар со стразами сваровски, и наши искатели приключений вышли обратно к мерседесу, где угрюмый водитель преданно ждал своего начальника. Эделин с какой-то грустью посмотрела на него, уставшего и молчаливого, — черт знает, как долго он уже за рулем, когда в последний раз был дома, что попросту у него в голове. Пока другие развлекались, он сидел в машине рядом с лесом и занимался... ничем? Впрочем, пара села обратно в машину, и Итан сразу же задал вопрос, на который девушка лишь ядовито усмехнулась. А ты совсем не умеешь ждать. Англичанка уже было собиралась ответить, как вдруг мужчина перевел взгляд на водителя и, выключив музыку, что была единственной отрадой сидящего спереди, резко и грубо огрызнулся на него. Эда, поджав губы, с недовольством наблюдала, как резко поменялось лицо молодого человека, что секунду назад почти даже славно улыбался. Ей, как девушке пусть и злословной с людьми из своего общества, совсем не нравилось, как обращаются с теми, кто не может ничего ответить в силу разного положения. Посему она так и не ответила на его вопрос, гордо подняв голову и показав на своем ранее довольном лице все неодобрение подобному поступку. Услышав название нового пункта их назначения, девушка картинно закатила глаза.
— Ооох, хватит быть таким скучным, Итан, — с каким-то злорадством отчеканив его имя, ответила Эдли. — раз уж мне придется еще какое-то время терпеть твое общество, то поехали пить!
О, Эделин была тем человеком, с которым нужно аккуратно выбирать слова, да и вести себя как-то особенно, так, чтобы не начинать ее раздражать. Испытывая дикую нелюбовь к мужскому желанию властвовать над всем вокруг, делать только так, как им вздумается, что было свойственно, в принципе, всему "высшему" обществу, англичанка лишь недовольно надувала губы, в следующий же момент желая сделать все наперекор. Посему сейчас она выбрала куда более веселое место, где сможет наконец расслабиться и чуть меньше обращать внимания на отвратительно поведение своего спутника. К тому же, вместе с алкоголем всегда легче найти общий язык.
С победоносной улыбкой назвав адрес, Олдридж откинулась на сидении, вновь поворачиваясь к окну. На сей раз их путь лежал в центр города, где на крыше лучшего пятизвездочного отеля города располагался известный бар с бассейном и огромной террасой. Жаль, что в это время года на улице не отдохнешь, но из окон заведения все равно открывался славный вид, да и коктейли там были на удивление вкусные. Вечерний трафик не был помехой черному мерседесу, и уже через пол часа автомобиль припарковался у входа в отель. Эдли, с гордостью вытащившаяся из машины без чужой помощи, ни говоря ни слова прошла внутрь, кидая на Итана серьезный взгляд, говорящий, что ему лучше пока молчать.
Вообще, девушка в свойственной ей манере старалась не слишком обращать внимания на молодого человека, словно она отправилась в бар одна, а не в его компании. Быть может, это была защитная реакция, чтобы не признаться самой себе в том, что он чертовски хорош, когда не говорит какой-то самодовольный бред. Да ладно, даже в этом случае он очарователен, но англичанка упорно не хотела этого замечать. Они поднялись в пустом лифте на самый верх отеля, и девушка все это время стояла чуть в стороне, в очередной раз расчерчивая свое личное пространство, в которое было лучше не влезать. Да, она была еще той заразой, ведь, по сути, должна была быть благодарна за столь необычную прогулку с оленями, но все равно продолжала гнуть свою линию. Лифт наконец остановился на нужном этаже, и гулкий звон, оповещающий о конце поездки, вернул девушку в мир живых, отчего она слегка неловко улыбнулась и вышла, помедлив и давая мужчине самому поговорить с хостес и решить, где они сядут. Она бы, конечно, отправилась к бару, но вместо этого они подошли к одному из больших диванов со столиками, рядом с которыми никого не было. Находящийся прямо у панорамного окна, столик открывал вид на спешащий вечерний Ванкувер со своим гулом и непрекращающимся движением. Эделин села у окна, пройдясь по садящемуся напротив молодому человеку. О чем он думает, когда молчит с таким серьезным видом? Его нахмуренные брови, которые выдавали какую-то напряженность и злость даже тогда, когда он улыбался, казалось, говорили о том, что он постоянно натягивает на себя иную маску, под которой кроется совершенно другой человек. Где-то в глубине души англичанке даже становилось интересно, что же там, под этой резко появляющиеся обаятельной улыбкой, и как много чертей кроется за взглядом голубых глаз. Но она лишь повернулась к подошедшему официанту.
— Водку с ред буллом, пожалуйста, — приветливо улыбнулась официанту девушка, совсем беззлобно и терпеливо, словно он был важнее всего пафосного окружения, что собралось здесь.
Удивительно, как быстро менялось ее отношение к людям. Она всегда была приветлива с теми, кто выглядит уставшим, кто работает на не самой любимой работе, в чьем лице угадывается тяжелый труд и мечты о светлом будущем. И так же резко она огрызалась со всеми, у кого есть все, но кто все равно пытается заполучить весь мир от собственной скуки. Итан, кажется, подметил этот неожиданный переход, и она перевела холодный взгляд на него, задавая какой-то немой вопрос. Ей не хотелось говорить сейчас, пусть и их словесные перепалки начинали ее воодушевлять, как и его порой забавные ответы. Олдридж даже забавляло, как он ухмыляется в ответ на ее колкие фразы, то отвечая в похожей манере, то элегантно уходя в другие дебри. Если не кривить душой, то держался он даже славно, что выдавало гибкий ум и чувство юмора, пусть и прикрытое беспросветной самовлюбленностью. И она, молчаливо кивнув ему, перевела взгляд в окно, чтобы просто отвлечься.
Коктейли принесли через пару минут, и девушка с улыбкой взяла свой, наконец придумывая, как развеселить себя.
— Ну что, Красавчик, — подняв свой бокал, с усмешкой начала она. — предлагаю баш на баш. Правила просты: я задаю вопрос, ты отвечаешь и задаешь вопрос мне, все пьют и счастливы. Справишься?
Она с легкостью отпила свой убийственный коктейль, прикрывая на мгновение глаза и чувствах, как водка с энергетиком теплом разливаются внутри. Она любила это сочетание в барах, когда нужно чуть оживиться после тяжелого дня, когда вокруг новая компания, когда просто нужна энергия. Водка с ред буллом почему-то всегда выводили на разговоры, даже если до этого не было настроения, и сейчас она лишь с наглой улыбкой посмотрела на молодого человека, пока он с насмешливым удивлением утвердительно отвечал ей. Может, он все-таки не так плох? — на мгновение промелькнула глупая мысль, которую девушка с легкостью отмела в сторону. Нет, не стоит давать ему шанса.
— Тебе в детстве мама не говорила, что ко всем людям надо относиться уважительно вне зависимости от профессии? — резко и безотлагательно задала вопрос англичанка, поднимая бокал со столика и блеснув пристальным взглядом в сторону молодого человека.
Конечно, она не могла забыть того инцидента с водителем. Подобное обращение лишь еще раз доказывало ей, что все эти богатенькие мальчики на деле простое наглое быдло, которое считает себя выше других только из-за счета в банке. Девушка всегда считала, что истинное благородство и богатство душевное заключается именно в хорошем отношении к тем, кому тяжело, и кто не может похвастаться огромными заработками. Работа водителя или официанта казалась ей куда тяжелее, чем управление фирмой — нужно было каждый день выслушивать напыщенных идиотов, считающих себя королями мира, быть несвободным, постоянно переиначивать свои планы из-за работы. И посему к людям этой профессии она относилась куда приветливее, чем к самому красавцу, сидящему напротив нее и улыбающемуся на столь прямой вопрос.
Надо отметить, что он быстро нашелся, что ответить. Она нехотя записала в голове ему плюс за сообразительность, даже честно посмеявшись над его завуалированным ответом, вновь говорящем, что именно он главный всегда и везде.
— Неплохо, — ухмыльнулась она, делая большой глоток — на месте твоей матери я бы просто дала тебе подзатыльник. Твоя очередь.
О, вы не подумайте, это было даже не кокетство. Эдли действительно бы нераздумывая врезала ему, чтобы показать, что он идиот. Но, к счастью, она не была его матерью, поэтому лишь улыбнулась и с интересом рассматривала, как он задумывается над своим собственным вопросом. Алкоголь наконец придавал хоть немного душевности этому странному вечеру, и, переборов свое раздражение, англичанка постаралась хоть немного поинтересоваться, что же в голове у Миллера, который, кажется, слишком уж сильно радовался неожиданному потеплению в их разговоре. Впрочем, он не заставил долго себя ждать, и уже через пару секунд задал свой вопрос, преподнесенный с такой очаровательной улыбкой, что Эда даже честно засмеялась.
— Ох, милый, меня сложно обидеть, — пожала плечами девушка, перекладывая ногу на ногу. — просто почему-то вы всегда думаете, что все вертится только вокруг вас, что ты только что и доказал.
Хитро ухмыльнувшись, она сделала очередной большой глоток, в очередной раз упрекая молодого человека в его узком мышлении. Конечно, он неплохо пытался найти ее слабые стороны или как-то задеть, но Олдридж, вооружившись всем своим цинизмом и неимоверной способностью все перевести на собеседника, лишь довольно продолжала их небольшое противостояние, которое наконец начало ее по-настоящему веселить.
— Хм, что бы такого спросить, чтобы мне было хоть немного интересно, — задумчиво посмотрела на мужчину Олдридж, через трубочку отпивая еще немного коктейля. — ты всегда такой непробиваемо тупоголовый и наглый с персоналом, или же иногда на тебя снисходит благоразумие и ты становишься милашкой?
Она, конечно, понимала, что за такую прямоту можно и огрести, но продолжала развлекаться, понимая, что наконец чувствует себя более расслабленно. На деле же ей было интересно узнать, разозлиться ли наш самовлюбленный Итан на такое заявление, или все-таки справится с собой и продолжит шутить. А пока нужно было заказать еще один коктейль.

+1

3

Итан редко прибегал к анализу своих действий, ведь как правило его совсем не заботило то, скольким людям он успел причинить моральное и физическое неудобство в погоне за своими химерами. И даже на старости лет, когда время догонит и его, нынче молодого, красивого и успешного, Ти не смутит ни количество врагов, которых он успел себе нажить, ни отсутствие друзей, готовых прийти на помощь. Пожалуй так ему и надо, подумаете вы. И, возможно, будете правы: Итан Миллер не заслужил себе ни прощений, ни даже маленьких поблажек. Ведь в его жизни всё с самого начала складывалось как надо, и уж мог он хотя бы немного поднапрячься, чтобы стать нормальным человеком. Однако выросло, как говорится, что выросло. И ничего теперь уже не изменить. А пристыдить его этим было почти невозможно. Так что для Эдли, что поджала свои милые губки и отвернулась в сторону, не став пока влезать не в своё дело, было бы лучше забыть раз и навсегда про свои нравоучения. Жаль, ей этот фокус «промолчи, сойдёшь за умного» был неподвластен. Пожалуй настолько же, насколько канадец любил чествовать своё самолюбие, Олдридж не любила держать в себе нотации, готовые ссыпаться на голову любому, кто ей не мил. И с одной стороны, ему хотелось ответить девушке в той манере, которая, возможно, пресекла бы раз и навсегда не только её попытки справиться с гонором мужчины, но и всё их знакомство в целом. А с другой — не было сейчас ничего более расслабляющего, чем её недовольный голосок, пропитанный таким количеством яда, какой не снился даже гремучим змеям, и уж потерять то хрупкое взаимодействие, какое они едва смогли наладить, было бы слишком фатально для жадного Итана. Так что, пережав в груди горячий ком гнева, Миллер молча посмотрел за окно: там, на фоне леса, окружающего машину, было неуютно и мрачно. Хотелось скорее вернуться в Ванкувер, наполненный огнями и людьми. А ещё — взять эту взбалмошную девку за шкирку и объяснить ей, как всё происходит, когда кто-то ему отказывает, присыпая сверху изощрённым хамством.
Может, вылазка на природу и понравилась его спутнице, но в конце концов все хорошее когда-нибудь должно было закончиться, тем более, что у любого подарка рано или поздно истекал срок годности. Теперь их путь лежал обратно, на ту сторону городской черты. Правда, куда — этого Итан ещё не знал. Их словесные перепалки с англичанкой были такими насыщенными, что он не успевал продохнуть от того шквала сарказма, который осыпался ему на голову, а вот Эдли была в этом деле как рыба в воде. Он ухмыльнулся её колкому замечанию, ей богу, ну кому ещё придёт в голову назвать Ти скучным? Серьезно? Скучный? Я ещё даже не начинал, — он пожал плечами, развернувшись к девушке лицом. Пить так пить. Признаться, он не ожидал от Эделин какого-то шага навстречу, настолько неприступным казался весь её продуманный отпор, что иногда и правда Миллер начинал сомневаться, а по зубам ли ему вообще эта увёртливая добыча. Впрочем, его совсем не обижало то, что следуя своему плану, он собирался повиснуть в жизни блондинки такой несмываемой тенью, что даже вопреки своему нежеланию общаться с назойливым молодым человеком, ей бы все равно приходилось это делать. Ничего, стерпится-слюбится, как говорится. Но сейчас коварная женская сущность обвела его вокруг пальца своим согласием, и он даже как-то смягчился в лице, понимая, что приказ теперь не имеет никакого веса: она ведь сама только что предложила ему выпить без всякого боя.
Целых полчаса они ехали, погружённые в свои мысли, будто двое совершенно незнакомых друг другу попутчика. Целых полчаса салон автомобиля наполнял только шум их дыхания и скрежет, который вырывался из-под пальца, прижатого к оконному стеклу. Ти примерно знал, куда они держат путь, только бывать там ему в последний раз приходилось очень давно, ещё до реконструкции здания, когда эта высотка была простым офисным клоповником.
Сейчас, выйдя на улицу из тёплого мерседеса, припарковавшегося у широкой лестницы отеля «Canadian», Ти поправил на себе костюм. Безупречно ровный, сшитый словно прямо на его теле, он своим строгим серым цветом оттенял голубые глаза мужчины, которые мерцали под фонарями городской улицы своим хронически напряжённым, красивым снаружи, но до омерзения уродливым внутри блеском. Он лениво смотрел на удаляющуюся фигурку Эдли, прямо в спину, между лопаток. Она не чувствовала на себе этот испытывающий взгляд? Или предпочитала игнорировать? Ей ведь не пришло бы в голову даже на мгновенье обернуться, проявить к нему хотя бы вежливый интерес, которого в ней не зародилось уже с самого начала. А скоро уж пришёл лифт и уныло скрипнул своими широкими дверцами, приглашая подняться на любой из этажей небоскреба. Ти встал с краю, сунув обе руки в карманы брюк, и подумал о том, что сам не знает почему вдруг, с какой такой радости передал бразды правления в руки женщины. Разве можно им, этим бестолковым существам, хоть что-то доверять? Загубят любую идею на корню! А она стояла так самодовольно, будто играла с ним, меряясь длиной причинного места. Ну, и кто тут теперь рулит банкетом? Точно не ты, Ти, точно не ты... Эда даже отступила от него на шаг в сторону, показывая куда не стоит ступать её любопытному до испытаний судьбы спутнику, а он, оскалившись в гнусной улыбке, заглянул светловолосой в глаза. Она была чертовски, нет, дьявольски хороша. И от её резкой, вонзающейся в память красоты, что будоражила сознание и хорошее воображение, ему хотелось не любить её, не обнимать, а до остервенения крепко сжимать за тонкую шею, приставив к стене. Правда, не время было поддаваться своим нездоровым желаниям. Отмахнувшись от наваждения, что заставило его на мгновение потерять всячески осмысленное выражение лица, Итан вышел из лифта навстречу улыбающейся хостес, и вскоре, взяв на себя все организационные вопросы, уже вёл с собой Эдли, проскальзывая незаметной серой тенью внутрь бара, где ритмы света и музыки сливались воедино. Наконец, их ждал свободный диван, немного отгороженный от общего зала полупрозрачной ширмой, которая служила службу лишь для успокоения отрешенных от общества социофобов, чем от проползающих вскользь взглядов, которые то и дело стреляли в их сторону. Ти сел на диванчик напротив Эдли, и хотя прекрасного вида на город с его места не открывалось, он наслаждался другим, гораздо более капризным и красивым. Если уж Ванкувер с его мерцающими красными огнями и стеклянными домами не денется никуда даже через сотню лет, то вот Эделин... она была как снежная буря — сейчас есть, засыпет льдом по горло, а завтра растает и утечёт сквозь пальцы. Я буду сазерак, — почесав затылок лёгким взмахом руки, произнёс важный вечерний гость, что без отрыва смотрел сейчас на блондинку. Он улавливал каждое её движение и каждый взгляд, он принимал их, переиначивал, додумывал, и вот уже сидел на краешке дивана и, глядя вперёд, сверлил присутствующих самым жутким из всех своих взглядов. Мужчина сжал в руке пепельницу, стоящую на столе, и с жадностью впился в лицо англичанки, которая так приторно мило беседовала с официантом. Он прошёлся глазами сначала по чертам её лица, затем по рукам, лежащим на столе, затем, стрельнув на расплывшегося в улыбке над красивой гостьей работника, сжал крепкое стекло пепельницы с такой силой, что едва не поранился её острыми гранеными краями. Это всё, — сквозь зубы бросил ему вдогонку шатен, отрезая всяческое дальнейшее общение Эдли с этим юношей в фирменной рубашке. Итак, будем пить молча? К этому моменту Ти уже прекрасно знал какую бурную реакцию вызывают у девушки любые его высказывания. Ему просто нравилось наблюдать за тем, как она, не напрягаясь, каждый раз даёт ему ещё один от ворот поворот, а потом снова и снова терпит, будто ждёт, что следующая попытка воодушевит её больше предыдущей.
Благо, в свете их настроений, не обошлось без алкоголя, и вот он уже подоспел на чёрном подносе в красивых лёгких бокалах, чтобы сгладить углы недопонимания между этой странной парочкой. Приподняв бокал в руке, которую он поставил на стол, согнув в локте, Миллер посмотрел на девушку, что взяла какую-то неправильную моду командовать парадом. Впрочем, сейчас ей было дозволено почти всё, ведь нельзя же на первом свидании выпускать из шкафа всех своих скелетов? Придётся немного потерпеть, а главное — прощупать почву.
Идёт. Задавай свой вопрос. Следуя примеру Эдли, канадец сделал первый, самый жадный глоток из своего стакана. Смесь горчащего бурбона и обжигающего абсента пробежалась, царапая горло, вниз по всему телу, и на мгновение весь мир перестал существовать, словно померк красками, не сумев сравниться с тем самовоспламеняющимся привкусом, какой остался под языком от коктейля. Вопрос, конечно, оказался достаточно резким, чтобы Итан, собрав на лице свою саркастическую улыбку, запомнил его, чтобы когда-нибудь потом обязательно припомнить и изощренно за него отомстить. Шатен, приподняв брови так, будто для него подобная истина была самой свежей новостью, откинулся на спинку дивана, а потом, не раздумывая ни секунды над ответом, произнёс: Мама мне в детстве вообще мало что говорила, у нас в семье женщинам слово не часто дают. Нет, а что она думала? Что господин Миллер будет подвирать ей, прикрываясь благородством, которого в нем не осталось и в помине? Что будет извиняться за свою грубость и обещать изменить отношение к людям и жизни? Он даже усмехнулся от этих мыслей. Ты очень наивная девочка. Люди не меняются даже ради самих себя, с какой радости им менять кому-то во благо?
Итак. Эдли, — Ти повернул в руке свой бокал, готовясь выпить в случае, если блондинка всё же соизволит ответить на вопрос, который так давно зрел внутри, что истерзал на совесть его любопытство. Чем тебя так обидели мужчины? — он хитро прикусил нижнюю губу, собирая капли коктейля с кожи и смотря на то, как профессионально изворачивается англичанка, отвечая ему в свойственной ей одной манере. Похоже на нездоровый феминизм.
Следующий глоток, и они оба синхронно оторвались от своей выпивки, чтобы сквозь полумрак и редко падающий на стол луч софита, вглядеться в выражение лиц друг друга, собрать остатки наглости и спросить ещё что-то, что давно ждёт своего часа и ответа. Шатен, расстегнув одну пуговицу на рубашке, немного откинулся затылком назад. Ему было немного жарко и, честно говоря, пока всё ещё скучно. Не то что бы он ждал горячих танцев или представления с фанфарами в свою честь, но ему по-прежнему хотелось двигаться быстрее, а Эдли, наоборот, всё оттягивала момент и не желала менять свой ритм. Почти что секс, только без секса. Здесь позу выбирает кто-то один, а второй вечно остаётся недоволен. Да и имеют разве что только мозги, Ти.  Зря ты так, не такой уж я тупоголовый, как тебе кажется, — он ухмыльнулся, — Ты-то всё-таки здесь. Мужчина пожал плечами, подразумевая, что раз уж он сумел вытащить черепашку Эдли из её непробиваемого панциря, то значит не такой уж он безнадежный, и порой тоже заслуживает похвалы хотя бы за своё упорство. Я всегда такой и я всегда милашка. Итан, разумеется, верил в благополучный исход беседы, поэтому был расслаблен и спокоен. Его грудь невысоко вздымалась под расстегнутым пиджаком и рубашкой нежного цвета слоновой кости, и густые тёмные ресницы прикрывали глаза ровно на половину: можно было подумать, что мужчина засыпает, но на самом деле так и только так выглядело его душевное спокойствие.
А есть что-нибудь, что тебе нравится? Увлекаешься чем-нибудь? Кажется, за целый вечер, наполненный болезненными подколами, от которых уже болела голова, этот вопрос был самым искренним и, возможно, самым честным, ведь Ти хоть и узнал о ней сколько мог заранее, ещё до встречи, но вот к сожалению не чувствовал, что видит девушку насквозь. Между ними оставалась ещё целая пропасть недопонимания, и надо было поскорее начать её заполнять. Эдли прищурилась, и он прищурится точно так же ей в ответ. Что? Подкалывать, значит, ты меня можешь, а я не могу узнать что тебе нравится? Правда, ответ светловолосой снова оказался ещё хуже, чем можно было ожидать. Он успел на мгновение разочароваться в том, что вполне возможно, ошибся в выборе спутницы, но Эдли вдруг продолжила повествование, чем ощутимо исправила общее настроение разговора. Впрочем, длилось это единение недолго, и вот уже новый виток провокаций, сорвавшихся с её прекрасных уст, обвился вокруг шеи Ти, заставив его немного занервничать, но не показать виду. Она без стеснения шла напрямую в лоб, и спросила о причинах такого живого интереса к её персоне. Он, почесав подбородок, сложил руки на столе перед собой замком и выдал ей самый честный из всех своих ответов: Имею на тебя грандиозные планы, — Итан громко хохотнул, прикрыв рот кулаком. Похоже, что получилось взаправду. А ведь в каждой шутке есть только доля шутки... Просто я так хочу. Этот ответ тебя удовлетворит?
Наконец, когда были допиты последние капли спиртного, к столу, занятому этой нескладной парой, подбежал всё тот же молодой официант, помахивая небольшим заламинированным меню. Канадец попросил повторить его заказ и, с прищуром смотря из-под своих бровей на Олдридж, вдруг задал спонтанный вопрос, который не вынашивал подобно всем другим. Он родился прямо здесь и сейчас, под внимательным взглядом смущенного работника бара и Эдли, которая вряд ли ожидала такой атаки. Итан, перегнувшись через стол, склонился над девушкой и прошептал громко, отчётливо, чтобы его слова услышал и этот довольный наклевывающимися чаевыми официантишка: Последний мой вопрос. Часто принимаешь комплименты, — он коротко окинул мальчишку взглядом, который предупредительно давил его своим напором, — от мужчин?

+1

4

Здесь, в полутьме вечернего бара, где в начале рабочей недели было не так шумно, не так много шантрапы, Эделин наконец чувствовала себя расслабленно и спокойно. У их слегка уединенного столика не проходили люди, столь ее раздражающие, не светил ярко света музыка была приглушенно доносилась до слуха, не навязываясь и не мешая беседе. Лицо англичанки стало чуть добрее, ведь, надо сказать, ее веселила эта словесная перепалка. Подобные разговоры, когда люди легко и непринужденно перекидываются всем своим ядом, когда каждое слово стремится хоть как-то подколоть собеседника, заряжали ее новым потом энергии, и тогда на худом лице проскальзывала довольная улыбка, которую уже можно было считать хорошим расположением духа. И, кажется, ни одного из сидящих за столом не волновало, как может смотреться их беседа со стороны. Итан ловко и быстро ответил на ее ехидный вопрос, и даже вызвал в нашей холодной леди одобрительный взгляд.
— Засчитано, — кратко посмеялась Эдли, поднимая свой бокал.
Он все-таки был прав, и с этим не поспоришь. Конечно, она не стала спорить, чтобы не портить всю так тяжело сложившуюся между ними атмосферу, и отметить, что, если бы она сама не захотела сюда поехать, ничего бы подобного не было, она не решилась. Тогда пропадет какой-то шарм от этой беседы, и станет скучно, а Олдридж так сложно было настроить себя на нужный лад, чтобы не ненавидеть всех вокруг, не беситься от одной обворожительной улыбки сидящего перед ней мужчины, что сейчас она лишь спокойно смотрела на него, словно пытаясь изучить. Быть может, все это алкоголь, который был выпит довольно быстро, или наконец-таки сама англичанка перестала заставлять себя не обращать внимания на собеседника, но она, скрепя сердце, отметила, что он действительно красив, даже в ее вкусе, если бы не слишком наглая улыбка и тяжелый, хищный взгляд. Она считала, что умеет разбираться в людях, и во взгляде голубых глаз все еще видела какую-то опасность, отвратительность, и трезвый рассудок еще подсказывал, что надо послать его ко всем чертям. Но она ведь у нас была воительницей, которая никогда не убегает с поля боя, и мысли о том, что ее вновь втащили в обстановку, которая может дорого ей обойтись, только развлекала ее. Эда по своей упертости всегда была готова принять бой, и сейчас даже не скрывала этого.
Итан задал новый вопрос, неожиданно удивив англичанку. Она слегка повернула голову набок, так и не отрывая взгляда от молодого человека, и прищурилась, не спеша ответить. Не должен ты был задавать такой вопрос, — немного нахмурилась девушка, пытаясь понять, зачем он вообще начал об этом говорить. До этого их перепалка проходила легко, и они проходились по недостаткам друг друга, при этом совершенно не интересуясь тем, что там, внутри, за этой маской. Их разговор не обязывал рассказывать о себе что-то личное, что-то действительно важное и помогающее понять, что за человек перед каждым из них сидит. Сейчас же Миллер сделал шаг в сторону, словно ради примирения делая вид, что интересуется ей. И светловолосой это не понравилось.
— Я больше чем уверенна, что тебе совершенно плевать на это, — голос сменил свои ноты на холодные и слегка ядовитые. — но тем лучше, — она подняла свой стакан, чокаясь с молодым человеком, и после непродолжительной паузы, в которую все еще сверлила взглядом Итана, словно раздумывая, отвечать ли на его вопрос, все-таки продолжила. — Я всю жизнь вот занимаюсь конным спортом, правда сейчас все нет времени и подходящей лошади. А так рисование, книги, бегаю, когда злюсь. Достаточно?
Надо сказать, молодой человек застал врасплох Эду своим вопросом. До этого она была совершенно уверенна в том, что скажет он в следующий момент, что у него там кроется в голове, а сейчас же она с интересом вглядывалась в его лицо, так и не в силах понять, зачем он, черт возьми, его задал. Не могла она разобрать, было ли это просто из вежливости, которой у Итана было не то чтобы много, или же он превзошел ее ожидания и на самом деле для чего-то интересовался. Посему она ответила кратко, не вдаваясь в подробности, предварив и закончив все это капелькой яда. Понял ли он, что в ней в тот момент сработал защитный элемент? Будем надеяться, что нет. Стакан был почти пуст, и оставался контрольный выстрел, перед которым нужен был очередной вопрос.
Эделин выдохнула, на мгновение переводя взгляд в окно. Ей нужно было отвлечься, быть может для того, чтобы вновь выдать что-нибудь ядовитое, или же просто для того, чтобы перестать смотреть на молодого человека. На секунду ей показалось, что он начинал выигрывать в их витиеватой игре, и подобная мысль ей совсем не понравилась. Посему, повернувшись обратно к столику, англичанка продолжила.
— Не буду повторять твой вопрос, сам расскажешь, если захочешь, — повертев бокал в руках, задумчиво сказала девушка, вновь ставя его на стол и переводя взгляд на мужчину. — Какого черта ты вообще меня достаешь, Итан?
Вот так прямо и безотлагательно. В ее глазах вновь загорелся тот огонек, что каждый раз всплывал при очередном колком вопросе. Возможно, это действительно ее интересовало, но скорее просто интересно было выводить молодого человека на чистую воду, смотреть, как он в очередной раз изворачивается, не так виртуозно, как она сама, но все-таки неплохо. Вообще, Эдли иногда сама удивлялась своей способности каждый раз найти нужное слово, чтобы элегантно выйти из любой словесной ловушки, и посему именно этим и питалась.
Он секунду промолчал, поставив руки на стол и сцепив их в замок, и Олдридж ласково улыбнулась, понимая, что с вопросом попала в цель — он задумался. Это было неимоверно приятно, и она, воспитанно промолчав и стараясь ухмыляться не слишком победоносно, дождалась, пока ответ все-таки снизойдет с его губ. И действительно засмеялась, услышав первую часть фразы. А ты не так плох.
— Второе больше похоже на правду, — усмехнулась англичанка, опустошая свой бокал.
Итан провернул то же действие со своим, и Эдли тихо улыбнулась — все-так было у них что-то общее, или же, стоило только немного сдержать свой порыв послать все к черту и отправиться домой продолжать лежать в ванне, оказалось , что она и сама не сильно отличается от всех этих людей вокруг. Но бунтарский дух, который никак не хотел уходить из души англичанки, продолжал резко отрицать подобную идею. Посему она лишь недовольно покачала головой, отмахивая эту мысль в сторону, и поставила свой пустой стакан на стол, думая, не подозвать официанта. Тот, к счастью, сам прибежал без каких-либо взглядов, и англичанка любезно улыбнулась ему, отказываясь от предложенного меню. На миг она по своей наивности даже понадеялась, что после всех их колких разговоров Итан чуть милее отнесется к этому мальчугану, который отлично делал свою работу. Да, святая наивность.
Почувствовав движение, Эда повернулась обратно к своему спутнику, который перегнулся через стол, оказываясь лицом близко к ней, и, хитро и властно глядя ей в глаза, при официанте задал свой новый вопрос, причем настолько отчетливо, что слышен он был не только ей. И тут у девушки даже глаза расширились от злости, а рот уже открылся для того, чтобы высказать первое, что прийдет в голову, но вместо этого она на секунду прикрыла глаза, сжимая челюсть и моментально успокаиваясь, а когда открыла, повернулась к несколько ошеломленному парню, который вообще не понимал, что происходит. Решил поиграть, зараза? Ну давай поиграем, — в очередной раз закипела злость внутри девушки, но вместо этого она обратилась к мальчишке в форме.
— Прости моего спутника, Алан, — бегло пробежавшись по бейджику официанта, холодно и отчетливо сказала девушка, сразу же переводя едва ли не злой взгляд на сидящего напротив мужчину. — он не слишком хорошо воспитан и очень боится не быть первым петухом на деревне. Водку с ред буллом опять, водки побольше. Можешь идти.
Взглядом отпустив парня восвояси, она сняла с лица любезную улыбку, переводя все свое внимание на Миллера. Разозлится ли он на такое одёргивание? О, ей очень хотелось это увидеть, но, кажется, молодой человек все-таки умел хоть иногда сдерживать свои мысли, и на сей раз не удостоил ее такой радости. Он промолчал, вызывая в Олдридж еще больше неожиданно вспыхнувшей злости, и в этом был действительно был хорош. Она вновь перекинула ногу на ногу, стараясь вновь сделать более-менее приветливое выражение лица, но получалось не слишком удачно. Мужчина бесил своей улыбкой, и начал выигрывать настолько, что сама светловолосая была готова это признать. Но, достав из сумочки пачку сигарет, она все-таки вспомнила, что нельзя оставлять его вопрос без внимания. 
— Мне часто говорят комплименты, Красавчик, но я не часто их принимаю, —  строго улыбнувшись, ответила светловолосая, зажигая сигарету. — тем более от таких напыщенных снобов, как ты.
Сигаретный дым слегка помог успокоиться, и Эдли с ухмылкой блеснула взглядом, понимая, что раунд остался за ним, и ей даже понравилось. К счастью, на столе вновь красовались полные бокалы, а бедный официант, поняв, что здесь пахнет жаренным, сразу же убрался обратно к бару, чтобы не попасть под пристальный взгляд девушки и горячую руку мужчины. Черт, кажется, он даже действительно испугался Миллера, а нашу девицу это только забавляло, посему она уделила внимание своему спутнику. Выдав столь тупой и наглый вопрос, он все-таки вывести девушку из равновесия, причем крайне сильно, и за это точно получил от нее плюс в карму. Мало того, Итан действительно оказался не так глуп, как казался до этого момента, и, возможно, ему даже удалось слегка утихомирить нашу злословную даму. Но она, конечно, не могла сказать об этом прямо, посему, выслушав легкий и уже почти даже спокойный ответ мужчины, решила признаться в свойственной ей манере. Ведь проигрывать даже ход нужно уметь.
— Знаешь, я хочу тебя похвалить, — наклонившись чуть ближе к мужчине, выдохнула дым в него Эда. — тебе удалось меня разозлить, а это мало у кого выходит. Поэтому и я задам последний вопрос: не нравится, когда к персоналу относятся лучше, чем к такой звездочке, как ты?
Да, голубоглазый действительно заслуживал похвалы, и Эделин была готова эта признать. Она сделала довольно большой глоток из бокала, отмечая, что на сей раз водки там куда больше. В щеках почувствовалось тепло от прилившей крови, и англичанка улыбнулась, в очередной раз затягиваясь сигаретой. Какой же ты на самом деле, Итан Миллер? — задала в мыслях вопрос она, не сводя взгляда с сидящего напротив мужчины. Он вновь ответил так, чтобы вывести ее из себя еще больше, но на сей раз Эда была готова к такому рывку и лишь мило улыбнулась, покачав головой — в этот раз не зашло. Да, дважды ударять по одному и тому же, да еще и не в самый нужный момент — здесь парень промахнулся, слегка разочаровав ее, но все равно оставался на уровне после своего неожиданного выпада с официантом. Не задумываясь, девушка опрокинула свой бокал, чтобы поставить его пустым на стол. Черт знает, пыталась она таким образом успокоиться, или же набиралась сил для новой перепалки, но неожиданно почувствовала, что сделала это не подумав: обычно данный напиток шел легко и непринужденно, а сейчас резко ударил в голову, намекая, что пора прекращать язвить. Последний ход?
— Ладно, милашка, в твоей компании алкоголь мне дает сильнее, чем я ожидала. Так что ты, не удивляйся слишком сильно, даже получишь комплимент, — усмехнувшись, потушила сигарету девушка, допивая бокал и с задором переглянувшись с Итаном. — ты еще больший мудак, чем я думала, но это даже очаровательно. А теперь отвези меня домой, чтобы я тебя не перехвалила.
Она кивнула в сторону официанта, у которого нужно было попросить счет, и все-таки улыбнулась нормально, без злости. Считая, что дальше их разговор не принесет никаких сюрпризов, а молодой человек и так получил слишком много одобрения за сегодняшний вечер, Эделин решила, что пора на этом и расходиться, чтобы у нее не улучшилось отношение к этому красивому и отталкивающему мужчине, который со временем вновь забирал бразды правления в свои руки. А подобная мысль совсем ей не претила. Хватит с тебя на сегодня, мальчик, — одарив его кивком, она накинула шубу и показала свою готовность отправляться домой.

Отредактировано Adeline Oldridge (2018-02-14 13:26:54)

+1


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Отель «Canadian»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC