ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Месяц май
Вступил в свои права,
принося с собой чарующие
виды цветущих вишен и
живительную прохладу майских
гроз. Днём столбик термометра
чаще всего показывает приятные +17,
ночью температура не опускается ниже
+10 °С. конники вовсю наслаждаются
работой на плацу и выездами на природу,
а городские парки с каждым днём встречают
всё больше и больше посетителей.
Насладитесь и Вы тёплыми майскими деньками!
ФЛУДЕР
Black Line
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Mayrin Когда идёшь по конюшне и мельком рассматриваешь четвероногих постояльцев, за силуэт Мэйрин цепляешься взглядом почти сразу и всегда — невольно. Эта огромная по своим габаритам лошадь обладает не менее большим, добрым, но, к сожалению, ещё и очень пугливым сердцем, и справиться с такой кобылой может только опытный спортсмен. Ей сильно повезло, что один из студентов даже вопреки всем запретам решил наладить с ней общий язык, надеемся, что всё у них получится.
ФЛУДЕР
Camille Gerber
АКТИВИСТ
Hyuna Ten
АКТИВИСТ
Yvonne Richard
АКТИВИСТ
Kim Tae Shin
АКТИВИСТ
Tokko Jae Hong
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Vladislav Karelin и Ninel Moreau
Наверное, не даром у русских к французам предвзятое отношение ещё с тех самых пор, как облажался Наполеон, но кто бы мог подумать, что характерная француженка Нинель — Ниночка, как её взялся ласково обзывать наш суровый русский троеборец — устроит старшему тренеру факультета такую взбучку за его осечку? И главный вопрос — захочется ли теперь Карелину оставлять своего коня без присмотра после знакомства с грозными женскими поучениями?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Li Hyun Jun и Шэрон
Настоящего друга определяют поступки, а не слова. Подлинность дружбы между странноватым и нелюдимым Хён Джуном и депрессивной школьницей Шэрон не единожды подтверждалась с обеих сторон. Очередной подарок судьбы - испытание на прочность, и на этот раз им будет куда сложнее выйти сухими из воды.
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Tyler Blackburn
Она говорит тут, на вершине склона, меньше, но по существу, и это кажется чем-то удивительным — словно читая мысли, пусть с запозданием, спрашивает: Ты не сердишься? А я на самом деле удивляюсь, потому что сердиться на нее я и не могу, кажется, только на себя. И не знаю в эту секунду, стоять вот так в изумлении, или же улыбнуться ей по-настоящему, потому что этот вопрос так удивителен и забавен, что не улыбнуться нельзя...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Ночной клуб «Polar Sun»


Ночной клуб «Polar Sun»

Сообщений 1 страница 22 из 22

1

http://s0.uploads.ru/0rt7c.jpg
Элитный ночной клуб «Polar Sun» заслужил звание лучшего в городе благодаря своей безупречной репутации. Здесь дорогие напитки льются рекой, народ без устали зажигает на огромном танцполе, а бармены подливают в бокал, не дожидаясь вашей команды. В стенах ночного клуба вы не встретите туристов или плохо одетую ребятню - охрана строго следит за этим на фейсконтроле. Часы работы: с 23:00 до 07:00.

0

2

Да я тебе отвечаю, это просто весенняя депрессия. Как осенняя, только весной, - громкий рык старенького, но ещё пока столь страстно желающего жить моторчика гремел под капотом, прерывая размеренный тон её речи и заставляя девушку постоянно щуриться, словно это могло бы помочь ей услышать ответ. Она плавно выжимала газ, не спеша нарушать скоростной режим, и всё же её автомобиль нёсся по левому ряду куда быстрее всех прочих, ленивых и сонных, оставляющих за собой мокрый след от только что пролившегося дождя на холодном асфальте. Зато небо стало свободнее и светлее, свинцовые тучи обрушились на землю двухдневным ливнем, и теперь небосвод сиял своей безоблачной ночной чистотой. Хватит хандрить, слушай, серьёзно. Надо просто как следует отдохнуть. Давай-ка не ломайся мне тут, - Хло повернулась на подругу всего на долю секунды, и в её широко раскрытых в темноте глазах мелькнул игривый завывающий огонёк, - Едем в клуб!
Не столько ей хотелось выгулять подругу, сколько посмотреть самой хотя бы со стороны, хоть краешком глаза на то, как отдыхает утомлённый длинной рабочей неделей город. Пожалуй, она уже тысячу лет не устраивала себе выходной... Наверно, напрочь забыла как это - отдыхать. Ой, нет, конечно, всё это враньё. Просто душу неистово тянуло в приключения, и противиться этой тяге она больше не могла. Последнюю неделю Хло только и делала, что торчала на работе с утра до ночи, окунаясь всё глубже в ледяную пучину забот. Наверно, старость подкралась незаметно. Это вязкое чувство незавершенности важных дел не позволяло оторваться ни на мгновение и передохнуть, потому что девушка прекрасно себя знала: стоит присесть хоть на минуту, и она больше не заставит себя работать. Так что сегодня, в пятницу, едва высидев до конца последнего показа в гримёрке, она как никогда тянулась на свободу, чувствуя себя заточённой птицей, которую выпустили наконец из узкой клетки, где её крылья давно потеряли былую силу.
Блондинка мягко откинула назад пружинящие закрученные в широкие завитки локоны, и они непослушно спутались, ударившись о подголовник. Не сказать, чтобы её подружка была настроена столь же позитивно, но на то и нужны людям друзья: порой самому вылезти из панциря собственных загонов и проблем бывает непосильно трудно, и тогда нам всем нужно твёрдое и надежное плечо, которое вовремя подставится для слёз или даст хороший пендаль. Хлои не могла отказать себе в удовольствии понаблюдать, как её подружка, эта забитая проблемами и собственными комплексами овечка, открывала для себя под действием лёгких опьяняющих коктейлей свою настоящую сущность и становилась проворной львицей, прогуливающейся сквозь толпу хоть и пьяных до одурения, но таких типичных мужских морд, которые не могли не повестись на её короткую юбку и стройные длинные ноги. Эта игра в поддавки с незнакомцами увлекала и Хлои тоже, но лишь из спортивного интереса; она, будучи девушкой уже достаточно прошаренной в подобных хитростях, умела вовремя отвести от себя внимание или просто отвадить надоедливого ухажера, с которого бы точно ничего нельзя было поиметь. Она скорее приходила в клуб, чтобы окунуться в бешеный ритм ночного города и приближающихся выходных, это поддерживало в ней моральные силы, а все эти сомнительные знакомства... ну, не знаю, Коко скорее бы откусила себе ногу, чем стала бы мутить с каким-нибудь убогоньким мальчиком, зажигающим на середине танцпола.
Только не раздавай никаких номеров, - Хлои выскочила из машины первая, держа над головой чёрный крохотный клатч, и, дождавшись подругу, засеменила быстрыми короткими шажками в сторону толпящихся у входа людей. Её синий автомобильчик уныло пиликнул на прощание, собирая на себе отвлечённые взгляды прохожих, когда дождь с новой силой замолотил по его металлической крыше. Хло обернулась на этот привычный ей звук на автомате, но взгляд тут же зацепил совсем другой, стоящий поодаль, автомобиль. Его резко очерченные контуры, освещаемые одиноким голубым фонарём, изламывались причудливыми способами и становились ещё острее, казалось, что о них можно пораниться. Сияющая, даже в широко разлитой луже воды под колёсами, "Ламборджини" стояла на углу возле тротуара, и её целиком облепили зеваки с фотоаппаратами. Нихуху... себе, - блондинка широкими шагами на своих тонких шпильках измеряла расстояние до входа, но мыслями и взглядом была целиком прикована к этому по истине космическому автомобилю, в нём было что-то удивительное и настолько не примитивное, что хотелось любоваться им вечно. Богатенький Буратино, значит, пожаловал. Интересно, но, впрочем, не настолько, чтобы потратить весь вечер, вычисляя владельца. Коко итак готова была поспорить, что им окажется какой-нибудь пузатый дородный мужлан со старческой лысиной на затылке. Хотя какая разница, с такой машиной он может быть хоть обезьяной. Эх, нищета точка ком.
Дождь неприятно накрапывал сверху, ударялся о козырьки зданий, становился то сильнее, то спокойнее, и здесь, на улице, находиться больше не хотелось совершенно. Уныло вздохнув одной той мысли, что ей можно только посмотреть на подобную роскошь со стороны, но никогда не придётся подобное испытать в своих руках, МакМоллиган схватила подругу за запястье и, прибавив шагу, уверенно окунулась в толпу людей, что шумно загудела такому наглому вторжению. Хло протиснулась сквозь спины мужчин, стоящих в очереди, и широко улыбнулась во все тридцать два зуба, оголяя белые клыки из-под алой помады на своих губах. Мальчики, ну-ка! Дорогу девушкам, - она расставила руки в стороны, распихивая двоих крупных охранников в разные стороны мягким прикосновением пальцев, и им оставалось лишь сказануть крепким словцом ей вслед, но покорно расступиться перед давней знакомой. Хлои, - один присвистнул ей вслед, и когда блондинка обернулась, предупредил: Сегодня парковка платная! Она лишь согласно махнула рукой, исчезая в бурлящей толпе людей, и, тут же забыв о чем её предупредили, переключилась на насущное.
Резвыми шагами подруги пересекли главный зал, где, качаясь и энергично трясясь, танцевали люди, множество опьяненных и накуренных женщин и мужчин. Парами, тройками, кто-то в гордом одиночестве. Одни пришли напиться, другие снять девочку или развести парней на коктейль, а кто-то, как и Хло, сегодня не рассчитывал вообще ни на что особенное. Настроение было, пожалуй, не то. Печально опустившись возле бара на свободный, но теплый стул, будто кто-то только что освободил это место, девушка встряхнула плечами, убирая с оголённой нежной кожи щекотящие её волосы. Воздух вокруг был пропитан удушающими запахами алкоголя и дыма, а поблизости, обтираясь и дотрагиваясь друг до друга, только и делали, что сновали туда-сюда люди. Их количество сегодня превышало все допустимые нормы, казалось - ещё чуть-чуть, и всё здание треснет по шву, как джинсы, не налазящие на толстую задницу после плотного обеда.
Мохито безалкогольный, - перекрикивая громкую музыку, свистнула блондинка девушке за стойкой бара. Мда, придётся ужаться и пососать сегодня компотик, - эта печальная мысль одолела Хлои, и солнечная улыбка медленно сползла вниз, когда перед ней на липкой поверхности стола появился пресный, не заправленный горячительным, напиток. Энди, я между прочим из-за тебя тут сегодня тухну. Привезла тебя на машине, а ты ещё и не рада! Назад пойдёшь пешком, - Хлои перехватила подругу под локоть, поднимая с насиженного места и утягивая за собой на танцпол. Не то что бы ей хотелось танцевать на трезвую голову, но музыка действительно была неплоха, хотя девушка и не любила подобную самодеятельность за диджейским пультом: танцевать под известную всем попсу было как-то проще, но, в целом, и клубнячок заходил нормально, по-крайней мере пока.
Энди, утопая во внимании мгновенно облепивших её мужчин, почти сразу скрылась из виду, стоило МакМоллиган отвернуться только на секунду. Она обернулась, а подруги уже не было возле её плеча, и девушка лишь рассеянно всплеснула руками, позабыв про наполненный бокал. Энди? Энди! Холодная жидкость, перемешанная с кусочками льда и мятными листьями, мгновенно оказалась на голове у танцующих рядом девушек, и пока те пронзительно завизжали, стуча ногами, Коко успела быстренько ретироваться вглубь танцплощадки.
Она нехотя сновала между мужчинами, что притирали её то в одну сторону, то в другую, но пока что все попытки отыскать в толпе знакомое раскрашенное яркой дешёвой косметикой лицо оставались тщетными. Хлои почти потеряла веру в свои силы, но тогда в её светлой голове возникла шальная идея, которую она тут же поймала за хвост.
Дорогу, дорогу, - девушка, оттягивая плечики своего тонкого свитера всё ниже по руке, просочилась между охранником и перилами небольшой лестницы. Она вскарабкалась по ступенькам, чуть не оступившись, но поймав себя почти на лету.
Эй, парниша, - блондинка ловко подлезла под висящими над головой разноцветными проводами, и неаккуратно подпихнула под бок стоящего на пульте диджея. Высокий молодой человек, обращенный к ней спиной, наверно, должен был оторопеть от такой наглости, но Хлои была резвее. Не теряя ни секунды на размышления, она сняла с его уха объемный наушник, подцепив его краешком ногтя и, набрав в грудь побольше воздуха, крикнула незнакомцу в ухо: Дай микрофон, я потерялась.
Порой Хлои умела выводить едва знакомых людей из себя своей открытой непосредственностью. Бывают девочки глупые, от их неповоротливой тоскливой пустоты хочется застрелиться, но бывают и умные и бойкие, которые прекрасно пользуются ситуацией и знают, когда нельзя ждать ни одной лишней секунды. Без мыла в задницу влезет, короче говоря. Вот их хочется убивать. Девушка, ловко перепрыгнула на другую сторону, обхватывая парня руками в районе талии, и, поставив почти пустой стакан на горизонтальную поверхность возле розеток, стала пытаться оттянуть висящий у него возле губ микрофон. Энди! - голос её, приумноженный в сотню раз и отразившийся от каждой стены, разлетелся по огромному, утопающему в свете софитов помещению лёгким дребезжанием. Энди где ты? - она так цепко держалась кончиками пальцев за несчастный крохотный микрофончик, что почти не замечала, как пытается вырваться из её рук длинноногий парнишка. Глаза их на мгновение пересеклись в этом молчаливом противостоянии, и Коко уловила его грозный взгляд, в котором отражался миллион разноцветных огней танцпола, таких ярких, что различить под ними истинный цвет его глаз было невозможно. В отражении она, кажется, видела себя. Опс... - блондинка резко распрямилась, отпуская руки и тут же суя их в карманы своих джинс, - Ну-ка ну-ка, Хлои, быстренько сморозь что-нибудь! - Диджей, поставь песенку повеселее! - Ты дура что ли? Куда веселее. Нет, не то... Не танцуете? Ой, какая ж я сегодня безнадёжная. Надо выпить.

0

3

Черт, который час? В лицо неприятно бил солнечный свет, ведь ночью я вовсе забыл закрыть жалюзи. Глаза и вовсе не хотелось открывать, ведь тогда и им попадет. Впрочем, надо же когда-нибудь просыпаться. Наконец, я решил подняться с кровати, и перед моим лицом предстал настороженный лик Альтаира, который, кажется, был недоволен столь долгим сном. Он-то привык, что его хозяин если и спит, то всего пару часов, а тут, по всей видимости, я наконец дал себе немного отдохнуть. Ну как немного: часы показывали уже 7 часов вечера, и свет, попадающий в спальню, оказался закатными лучами солнца. Прекрасно, отоспался на неделю вперед. Экран телефона, что валялся где-то в кровати, светился разнообразными сообщениями от совершенно разных людей, но важного ничего не было. Вот и чудно, можно ведь еще полежать.
На дворе была пятница, а это означало, что вновь пора ехать в клуб, где слишком много пьяных людей будут клеить друг друга и просить поставить какую-нибудь несусветную фигню. Ладно, не стоит думать о работе раньше времени, а то от этого становится только грустнее. И пусть сама работа мне нравилась, ведь была возможность заниматься любимым делом и хоть как-то расшевелить всю эту посредственную толпу, что сначала толпится у бара, чтобы хоть немного раскрепоститься, а потом перекатывается на танцполе, считая, что они вообще профессиональные танцоры. А это довольно забавно, надо отметить.
Альт недовольно бухнул, призывая меня все-таки поднять свою тушку с кровати, и мне действительно пришлось это сделать, пусть я и одарил его гневным взглядом, словно он вылакал за ночь всю мою заначку алкоголя. Быстро зайдя в душ и приведя себя в более-менее человеческий вид, я отправился на немного запоздалую прогулку со своим псом, который с каждой секундой становился все более угрюмым и злобным. Консьержка вообще уже нас за километр обходила, вот только не знаю, собаку ли она больше боится, или меня с моими синяками под глазами. Хотя, после 14-часового сна они даже немного поуменьшились, что уже можно было считать чудом. И только мы вышли на улицу, где наконец была славная и теплая погода, а воздух после непрекращающихся пару дней дождей так и был пропитан свежестью, как завибрировал телефон в кармане джинс. Причем не один раз, а это было уже плохим знаком.
Дойдя до ближайшего парка, что находился на соседней улице, я выпустил своего монстра побегать на лужайке, благо, там никого не было. Пока Альтаир с неимоверно серьезным видом пощипывал только успевшую подрасти зеленую травку, я закурил и достал телефон, что не переставал оповещать о новых сообщениях. 
— Вот черт, — злостно сказал я себе, блокируя телефон.
Оказывается, мне даже звонили, причем с работы. Как я понял по следующим сообщениям Джо (а их было не мало), сегодня нужно было приехать на работу пораньше, ведь случился какой-то аврал, а в пятницу приходит больше всего посетителей, и только я, как самый ответственный, решил даже не брать трубку. На самом деле это вышло потому, что я забыл наушники, и даже не слышал звонка. Ну или ладно, просто мне было лень смотреть в телефон, который ничего хорошего мне не сможет рассказать. Чуть грустно выдохнув, я посмотрел на Альта, который спокойно прогуливался по поляне, так и выискивая, кого из прохожих напугать следующим. Но у меня, как оказалось, времени было не так много, поэтому, коротко ему свистнув, я тихо намекнул, что нам скоро пора будет возвращаться домой, и все свои дела нужно делать побыстрее. Впрочем, когда это он меня в таких случаях слушался.
Вернулись мы где-то через час, довольные и надышавшиеся свежим воздухом, отчего на лицах обоих была довольная ухмылка. Если честно, за всю прогулку я так и не посмотрел на время, поэтому дома, во время позднего завтрака для меня и собаки, я обнаружил, что опаздываю как последний негодяй. И как бы не хотелось пролежать еще пару часиков на диване, слушая хорошую музыку и подкармливая собаку оставшейся со вчерашнего дня пиццей, мне пришлось отправиться ванную, чтобы побриться и хоть как-то причесаться. Быстро одевшись в рубашку и новые джинсы, а сверху накинув бомбер, я уже начал думать, поехать ли на такси, или же выбрать для развлечения общественный транспорт, как вновь зазвонил телефон, и вызов Джо сопровождался матными сообщениями в духе "какого черта ты еще не здесь?!". Ну вот, общественный транспорт отменяется. Пришлось взять ключи и документы на машину и отправиться в подземный гараж, где меня дожидалась машина.
Ламбо была отличным способом добраться из пункта А в пункт Б в самое короткое время. Мало того, что сил у нее слишком много, так еще и другие машины кротко отъезжают в сторону, завидев в боковое зеркало эту красавицу. Меня, правда, такое внимание зачастую бесило, но сейчас было важнее как можно быстрее приехать на работу, чтобы не получить нагоняй от владельца. Для скорости пришлось парковаться даже не на стоянке за клубом, а прямо перед ним, что было чревато очередным дополнительным вниманием. Выйдя из машины, я отправился к фейс-контрольщикам, которые стояли у входа раньше обычного, впрочем, как всегда.
— Проследи, пожалуйста, чтобы идиоты не трогали машину, хорошо? — попросил я угрюмого на вид охранника, который на самом деле был тем еще весельчаком, просто держал марку.
Зайдя в клуб, еще пустующий и тихий, я медленно направился к кабинету Джо, в котором уже давно собрались остальные сотрудники. Не могу сказать точно, у кого был более суровый вид — у Джоэла или же у меня, ведь столь ранний приезд раздражал меня до невозможности. Причем, в итоге, причина оказалась совсем какой-то нелепой, не относящейся именно к моей работе, но надо же было оповестить всех и разобраться с проблемой вместе. Как вы понимаете, лицо мое стало еще угрюмее и печальнее, нежели у моего пса, оставшегося дома поедать огромную кость. Но, к счастью, все эти разборы полетов закончились довольно быстро, и начались приготовления к предстоящей тусовке, на которой должен был собраться самая разномастная аудитория. Я же, выйдя покурить на улицу, вернулся уже более миролюбивым, а посему отправился прямиком к бару, где уже царствовал один из его главных повелителей.
— Привет, — улыбнулся я Джеку, как всегда протирающему свои любимые бутылочки перед бурной ночью. — кажется, сегодня нас ждет ажиотаж. Пригонишь мне пару бокалов чего-нибудь интересного?
Митчелл был отличным парнем и самым лучшим барменом из известных мне, поэтому, задорно улыбнувшись, выдал мне сразу бутылку шампанского, чтобы ночь прошла более-менее весело, и пообещал, что кто-нибудь из официанток обязательно пригонит мне лед. Ну разве можно его за это не любить? Конечно, пить за рулем нехорошо и все такое, но кому до этого есть дело? Меня вот не ловили уже долгое время, да и весь этот алкоголь успеет выветриться за пару часов работы. Наверно.
К 10 начали собираться посетители, и началась работа. Конечно, сначала я ставил не самые быстрые треки, ведь сначала людям надо привыкнуть к атмосфере, насладиться алкоголем и просто немного поболтать, и движуха пока не очень начинается. Ну а мне что — спокойно меняешь тональность, подбираешь более расслабляющие и приятные любому слуху треки, совмещаешь их.  Общем, делаешь вид, что упорно работаешь, а на самом деле отдыхаешь сам. Первый бокал шампанского зашел хорошо, и к 12, когда пришел основной поток людей и клуб заполнился громкой, более активной музыкой, начиная с адекватного  электро-хауса, а позже переходя в транс и техно, порой с элементами дабстепа. Все, чтобы разогреть всех этих улыбающихся от алкоголя людишек на танцполе.
На какое-то время я полностью погрузился в работу, вслушиваясь в звучание каждой мелодии и дорабатывая что-то на ходу. Подобное случалось со мной часто, и в эти моменты я действительно не видел ничего вокруг себя, и иногда это было не на пользу. Как сейчас, например. Почувствовав пинок в бок, я, выйдя наконец из своих мыслей, повернул голову в сторону легкого удара, чтобы понять, что это вообще было. И передо мной стояла худая молоденькая девушка, которая что-то пыталась мне сказать, пусть ее и вовсе не было слышно через наушники. Впрочем, ее это не особо волновало, так как в следующий момент она уже начала стискивать с меня наушники, чем вызвала еще большее удивление на моем лице.
— Хэй, красавица, прием заказов сегодня не работает, — кажется, в этот момент на моем лице высветилась вся боль мира за пьяных посетителей ночных клубов, которые лезут к диджейской стойке. — а место встреч вообще на улице.
Черт, надо выпить еще шампанского, или попросить Джека придумать что-нибудь покрепче. Девица все не унималась, и даже смогла все-таки дотянуться до микрофона, после чего едва ли не закричала, оглушая весь клуб своим звонким голосом. Я же в это время, наверное, должен был уже гневаться и злостно топтать ножкой, но вместо этого лишь слегка ухмыльнулся, с интересом наблюдая, что это чудо вытворит в следующий момент. Я, если честно, вообще не мог понять, почему это создание вообще решило обхватить мое туловище, и почему охранник, растерянно пожимающий плечами, ее еще не забрал подышать свежим воздухом. Но светловолосая девушка все еще не унималась, перекрикивая всю музыку в поисках кого-то по имени Энди. Ладно, пора заканчивать этот цирк.
Аккуратно взяв девушку за запястья, я отвел ее руки от себя, чуть нахмурившись смотря в ее глаза. Она под чем-то или просто пьяная? Не слишком-то похоже, но ведь бес ее знает. К тому же, следующие ее фразы вообще оказались какими-то конгениальными, и я, честное слово, едва ли не начал за нее переживать.
— У меня идея получше, — отвел я скептический взгляд от девушки, выводя на ноутбуке уже готовый плейлист и корректируя звучание на пульте. — пошли.
Убедившись, что дальше музыка будет играть без моей помощи, я решил взять перерыв и отвести незнакомую девицу подальше от моего рабочего места, а то вдруг еще что-нибудь учудит. Слегка приобняв ее за талию, чтобы она не вырвалась, я провел ее прямиком к бару, где, немного разогнав толпу и найдя взглядом своего любимого бармена, решил исправить всю ситуацию и оставить девочку подальше от себя и поближе к алкоголю. Оставалось только придумать, что ей дать выпить.
Джеееки! — товарищ оторвался от очередных красавиц, услышав мой крик и легко увидев меня, пробирающегося в толпе, окружившей бар, и быстро подошел ближе, чтобы услышать следующий план. — Выдай этой девушке чего-нибудь покрепче, можно даже несколько. На мой счет.
Бармен улыбнулся своей козырной ехидной улыбочкой, с интересом разглядывая приведенную мной девушку, и хитро подмигнув, отправился колдовать со своими любимыми бутылочками. Я же, согнав какого-то парня с ближайшего бурного стула, молчаливо усадил туда девушку, внимательно всматриваясь в ее лицо. Она казалась довольно красивой, особенно при подобном освещении, вот только даже не особо было ясно сколько ей лет. Вдруг я спаиваю малолеток? Хотя, это уже вопросы к фейс-контролю. Через мгновение вернулся Джек, все еще задорно улыбаясь и протягивая три бокала: два с коктейлями, а последний с небольшой дозой виски, специально для меня. Знает же, чертяга, что я люблю. Благодарно кивнув ему головой, я вновь перевел взгляд на девушку и наклоняясь к ней.
— Не залезай больше к диджеям, это не круто, — сказал я на ухо девушке, чтобы она хоть как-то меня услышала, и выдал ей один из стаканов. — удачи.
Залпом выпив положенную мне дозу, я, не сказав больше не слова и не дожидаясь какого-то ответа, отошел от барной стойки, на миг останавливаясь, чтобы осмотреть клуб. Народу было слишком много, и все эти бездари плясали все более активно под микс из известной всем попсовой песни, замешанной с клубной музыкой и дабом. Ладно, веселятся и хорошо. Мне же можно было смело пойти на перерыв после нескольких часов работы, и, не задумываясь, я отправился сквозь эту огромную толпу к выходу, чтобы наконец подышать свежим воздухом и посмотреть, не уничтожили ли зеваки мою машину. К счастью, этого не произошло, и я с облегчением закурил сигарету, отходя чуть в сторону и прислоняясь к фонарному столбу.

0

4

В голове ни то пульсировали зачатки мигрени, ни то просто звуки громкой музыки заставляли волосы стоять дыбом и шевелиться на всём теле. В клубе было до одури жарко и душно, одежда буквально прилипала к телу и ощущалась тяжёлым тряпьём, но снимать с себя было всё равно нечего. Хлои непослушно вертелась на крохотном клочке свободного от тяжёлой и такой разнообразной аппаратуры места; таких как она, мальчишка, похоже, повидал на своём веку достаточно, но его сдержанность говорила всего лишь о том, что вечер только начался и в запасе у него ещё пока были силы объяснять пьяным и обдолбанным куда им следует пойти. Ага, как же, - блондинка проворно уворачивалась каждый раз, когда он пытался перегородить ловким шагом в сторону ей путь. Здесь действительно негде было даже разойтись вдвоём, всё было заставлено, провода тянулись по полу и потолку прямо над головой, а задеть хоть что-нибудь одним неловким движением значило переломать дорогостоящую аппаратуру, которая наверняка служила любимой игрушкой этому славному парнише. Он действительно был ничего, по-крайней мере не агрился на глупую девчонку за нарушение личного и рабочего пространства, хотя она была скорее непосредственной и попросту заскучавшей, чем дурочкой. Да и симпатичных лиц в этом заведении она за сегодня видела не так уж много, а потому ярко играющие в софитах глаза напротив так игриво манили её простую женскую натуру. По природе своей Хлои всегда была кокеткой, флирт - всего лишь стиль жизни и возможность добиться сложного простыми путями. Не было ещё ни одного мужчины, что покорно не преклонил бы перед её умелыми чарами колен, позволяя делать с собой что угодно. Просто обычно мальчики, занимающиеся чем-то не очень напряжным вроде работы диджеем очень не любят тяжёлый физический труд и ищут своей лени любые оправдания. Мол, ну я же работаю, зарабатываю деньги. Не важно, что грошовые и на самом деле это и не работа вовсе, а всего лишь удачно подобранное хобби. Со своей колокольни Хлои, конечно, тоже нельзя было судить однозначно, ведь и её работа была всего лишь оплачиваемым развлечением, но почему-то ей казалось, что только она может работать вдумчиво и серьёзно, а люди вокруг неё скорее всего не шибко пробивные и предпочитают сидеть в своём панцире, ожидая вселенского счастья.
Ну, ну! Зачем сразу обижать, - девушка послушно и торопливо топала крохотными шажками впереди подталкивающего её за талию парнишки, но и наступить на переполненном танцполе было некуда. Едва не путаясь в ногах, она почувствовала, как тело её качнуло вперёд, и вот она уже сидела возле бара, как и пару минут назад, может быть даже на этом самом месте. А, да это же наша трезвенница! - бармен, которого, очевидно, звали Джек, сурово сложил руки на груди, но тут же улыбнулся фирменной кошачьей улыбкой. Не подначивай, я сегодня за рулём, - девушка вздохнула, откидывая одной рукой волосы со лба назад, а второй обвивая непослушно ускользающую ладонь диджея с её плеча. Но ты наливай. Я до утра, похоже. Было бы странно рассчитывать на продолжение знакомства, впрочем, его ведь так и не состоялось. Парень в лёгкой курточке испарился слишком быстро, растаяв в толпе. Когда перед Хлои появился высокий стакан, заполненный напитком лазурно-голубого цвета, больше похожий со стороны на густой мусс, блондинка уже смирилась с той мыслью, что пить - это не плохо. Плохо не пить вечером пятницы, особенно, оставшись наедине с самой собой, когда подружка, похоже, уже куда-то слилась и не собиралась возвращаться. Что ж, в таком случае ей оставалось развлекать себя самостоятельно.
Сладковатый привкус коктейля немного скрасил безнадёгу, закравшуюся в душу. Вуууху, разгон с водки - это мощно. - кукольное лицо с ярко очерченными чёрным глазами вдруг скривилось в кислой мине. Но бармен, отвлечённый другими, не менее требовательными и даже куда более разговорчивыми клиентами, лишь коротко отмахнулся: Там нет водки, неуч, - его дежурная улыбка, принадлежащая всем на свете и никому конкретно, вернула девушку в состояние размышления. Оставшись один на один со стаканом Хло почувствовала этот прилив одиночества и тоски, но недолгое ожидание момента, когда алкоголь проникнет внутрь организма и растечется по венам задавало какой-то более-менее оптимистичный настрой. Время сейчас тянулось для неё бесконечностью, но торопиться было некуда. Она глянула на часы. Сейчас, надо дождаться, когда меня возьмёт. Отшив безразличным молчанием от себя сразу нескольких мужчин и даже одну разукрашенную тётку, МакМоллиган решила, что уже пора брать ситуацию в свои руки. Просидеть так она могла хоть до утра, но надо было всё же что-то делать и как-то двигаться, иначе ощущение безысходности полностью накроет её уже через полчаса.
Так что, подхватив в объятия голубоватый стакан, она сползла с высоченного кожаного стула вниз, больно приземлившись каблуком одной ноги на вторую. Она тут же сморщилась в лице, крепко вцепляясь пальцами в поверхность барной стойки до дрожи в запястьях, и только найдя в себе силы выдохнуть, подобрала свою сумку и, махнув рукой бармену за оставшийся на столе полный стакан, мгновенно исчезла в толпе.
Люди окутывали её своим присутствием отовсюду, от их назойливого нахождения поблизости было не скрыться никак и нигде, как ни пыталась Коко растолкать их в стороны прочь, у неё силёнок было для этого явно маловато. Девушка медленно, и слегка прихрамывая на придавленную ногу ползла в неизвестном направлении, а когда люди перед ней вдруг резко закончились, образовалась стеклянная дверь на улицу. Значит, время перекурить, - блондинка злорадно ухмыльнулась, глядя через стекло, как по дороге плыла парочка едва держащиеся на ногах парней, и оба по очереди падали на мокрый асфальт. Она легонько похлопала себя по карманам, но сигарет в них не нашла, лишь старенькую зажигалку, которая вот-вот должна была покончить жизнь самоубийством. Минуя строгих охранников с их вечно наигранным равнодушным взглядом в никуда, МакМоллиган вытащилась на свежий воздух, и резкий порыв ветра тут же едва не затолкал её обратно. Девушка застучала шпильками по рельефному, собранному из мелких камней, асфальту, торопясь к своей машине. Грустно было понимать, что отношения с выпивкой на сегодня для неё ограничены, но лучше всего Хлои знала, что если ей очень хочется, никакие запреты не удержат её в ежовых рукавицах. Надо только сначала как следует поломаться, а потом в путь. Пьянке быть, - она хлопнула дверью с некоторым раздражением, не найдя ни в одном кармашке автомобиля хотя бы крохотной сигаретки, и вкус незавершённостями от её мини-операции остался кислинкой на её языке. А может, это спирт, разбавленный фруктовым соком, проникал всё дальше по телу. Голова начинала кружиться, но пока так незатейливо и легко, что было сложно чувствовать себя плохо. Скорее наоборот, настроение поползло вверх.
Девушка быстро кинулась через широкую мощеную брусчаткой улицу под козырёк, где количество людей перевалило за десяток. Она расслабленно бродила вдоль них, ища, у кого бы попросить закурить, и тут ей на глаза попалась уже знакомая высокая фигура, стоящая неподалёку, вопреки промозглой погоде, оперевшись на фонарный столб. Хлои, словно не слыша саму себя, или будто её магнитом тянуло надоедать этому человеку, пошла в его сторону, расслабленно опустив руки вдоль тела. На её запястьях болтались, потряхиваясь, многочисленные стучащие друг об друга браслеты и побрякушки. Эй, диджей, не угостишь девушку? - она кивнула ему головой, будто знала его уже тысячу лет, подходя ближе и щурясь от совсем мелкого, но очень противного дождичка, - Потеряла, похоже. Коко как-то рассеянно похлопала себя по карманам куртки, накинутой на голые плечи, и наклонила голову вбок, ожидая ответа.
Запах табака её раздражал, стоял в лёгких после посещения подобных заведений ещё до следующего утра, но ничего поделать с собой она уже не могла: когда хотелось курить, засунуть в рот что-нибудь съестное уже не помогало. Хлои, - она протянула ему вытянутую руку с расправленной ладонью, на которой красовался острый вчерашний маникюр, для рукопожатия, а сама с внимательным прищурим смотрела снизу-вверх в глаза, спрятанные в тени, и их было не разглядеть. Только острые, очерченные единственным источником света у них над головой, черты лица. Хищные и едкие, но спокойные, как океан в тёплый летний вечер.
Тем временем становилось всё прохладнее, а может это так казалось из-за высокой влажности. Так или иначе, МакМоллиган начинала трястись мелкой дрожью и переступать с ноги на ногу.
Извини, что залезла к тебе туда, - она кивнула в сторону клуба, - Паршиво потерять подругу в толпе мужиков. Не похоже, что ему было очень интересно вести диалог, но Хлои не унималась, продолжая медленно и негромко болтать:
Интересно, если брошу тут машину и уеду домой на такси, её тут на запчасти не разберут? - она всего лишь задумчиво озвучивала вслух свои мысли, глядя в сторону, где, не утихая, толпились пятеро мальчишек возле новенькой Ламбо. Они сновали вокруг неё туда-сюда и то и дело заглядывали сквозь стекло в салон. На фоне этого ошалелого безумия её старенькая Инфинити казалась совсем бестолковой и никому ненужной, она уныло поглядывала своими длинными фарами с тротуара, где на неё не обращали никакого внимания все проходящие мимо люди. Но плоха та мать, которая не любит своё дитя. Хлои питала к четырехколесному транспорту особые нежные чувства, вообще весь и любой, и именно по этой причине так приковывал её взгляд шикарный автомобиль на углу, который был сродни чуду в этих узких чахоточных улочках Эдинбурга.

0

5

Как хорошо было стоять здесь, в стороне от всей суматохи и в хламиду пьяных ребятишек. Я любил веселье, компании и разговоры обо всем на свете, сводящиеся к каким-то дичайшим теориям, этого не отнять. Но только тогда, когда я сам во всем этом участвовал, и что-то из этого было мне интересно. Сейчас же, не смотря на недопитую бутылку шампанского и обязательных пятидесяти грамм виски, меня едва ли не воротила от этого зрелища. Кого-то тошнило в уголке, какие-то девицы в слишком уж коротких платьях залезали в машины к таким же пьяным мужчинам, некоторые из которых этим дамам годились в отцов. А я, а что я? Я вытащил из кармана бомбера пачку сигарет, достал одну и поджег ее старой доброй зиппо, которую купил когда-то давным-давно, когда только начал курить. Вдох, и сигаретный дым расползается по телу, ударяя одновременно и в легкие, и в голову, даря на мгновение полнейшую концентрацию и легкость мысли. В последнее время я часто вкладывал в пачку сигарет две особые, которые были вовсе не с табаком. В принципе, по виду они почти не отличались, если глаз не наметан, а сам я никогда их не выискивал. Получалась своеобразная русская рулетка — никогда не знаешь, ударит ли она тебе в голову. Зато, порой, эта забава помогала в самый нужный момент. Но сейчас мне попалась обычная, и с какой-то стороны я был этому благодарен: нужно еще поработать, можно выпить еще пару бокалов, а там уже посмотреть, как пойдет дело.
Я выдохнул сигаретный дым, запрокидывая голову наверх и всматриваясь в облачное небо Эдинбурга. Иногда я не мог понять, как в стране, где постоянно идут дожди и так редко светит солнце, можно быть вечно бодрым и улыбчивым. Стоит посмотреть в окно, и у тебя сразу лезут в голову не самые радужные мысли. Даже сейчас, вот что мне могло хотеться? Работа, совмещенная с хобби, увлечение, которое заставляет других людей отчасти плясать под мою дудку. И все равно я чем-то недоволен. Наверное, это просто усталость, причем не от работы, а от скучных, серых людей, которые все чаще пытались завести со мной подобие дружбы. А мне, увы, совершенно этого не хотелось. Мимо проходили компании, одинокие девочки что-то спрашивали тоненьким голоском, так наигранно наивно хлопая глазками и пытаясь кокетливо улыбаться. Я бы сам никогда не подошел к человеку, облокотившемуся на столб — ведь по всему виду таких людей понятно, что им совсем не хочется с кем-то общаться. Впрочем, многие люди вообще не отличались острым умом.
Я же продолжал молчаливо курить, хмурясь собственным мыслям. Не задумываясь, я посмотрел на часы на руке, будто желая ускорить время. 2 часа ночи. Еще часа 2-4, и можно будет отправляться куда угодно. Ах да, черт, еще и с Альтаиром гулять. Как часто я жалел, что в клуб нельзя привести собаку: он точно бы разогнал все эти пьяные тела по домам, да и был бы прекрасным аксессуаром для Джо, чтобы его уж точно никто не доставал. Или меня. Да, было бы славно, но не в этой жизни.
От всего этого хаотичного потока мыслей, вовсе не связанных друг с другом, меня отвлек звонкий голос, направленный в мою сторону. Кажется, я уже слышал его сегодня. Опустив голову, я вновь затянулся сигаретой, переводя взгляд в сторону доносящегося голоса. Источником его оказалась худая девчушка, которую я уже сегодня встречал. И не сказать, что ее довольное улыбающееся лицо, приближающее ко мне, было самым радостным событием. Но ладно, я придираюсь, она хотя бы была веселее собравшейся тут аудитории.
— Опять ты, Кнопка? — слабо ухмыльнулся я, выдыхая дым обратно. — Так быстро допила свои коктейли?
Вспомнив, что она только что просила сигарету, я вновь достал из кармана пачку, открывая ее и протягивая девушке. В это время я продолжал смотреть в голубые глаза девушки, совсем не обращая внимания на сигареты, которые она ловко перебрала и взяла одну. И только потом, когда я машинально открыл зажигалку и подкрутил ей сигарету, в голову мою закралась одна несвоевременная мысль — какую именно сигарету она взяла? Разглядеть я не успел, потому что девушка, затянувшись, опустила руку вниз, и досада показалась на моем лице. Что-то мне подсказывало, что взяла она именно счастливую, что было бы вовсе нехорошо. Но, думаю, говорить ей об этом уже поздно, да и мои опасения могут не оправдаться, поэтому нужно просто подождать. Вдруг пронесет.
Вот что этой девчушке от меня было надо? Ладно, тогда она искала подругу, и отличилась от всей этой подвыпившей массы интересным ходом действий. Серьезно, мало кто додумывается до такого, если не находится в определенной кондиции. Она же, кажется, была еще более-менее адекватной, если не считать того, что продолжала меня доставать. В следующую секунду, когда я уже отвлекся, девушка неожиданно протянула мне руку, называя свое имя.
— Тай, — коротко ответил я, слегка пожимая предложенную мне руку.
Хлои. Красивое, не слишком привычной для нашей страны. Она и сама-то была какой-то другой, и в синеве ее глаз, направленных на меня, был виден какой-то озорной огонек, словно она всегда находится в движении, всегда в поиске каких-то новых развлечений. Да и если она решила познакомиться, то, по всей видимости, ей тоже тут скучно. Вот только проблема была в том, что пока я совсем не хотел о чем-то болтать, пусть и с такой славной девушкой. Вместо этого я вновь затянулся сигаретой, пуская после дым стройной струйкой вверх, прямиком в фонарный столб, и мгновение следя, как он причудливо завивается, прежде чем уже большим облаком удариться в светящуюся большую лампу. Но долго отдохнуть не получилось — Хлои вновь начала говорить. И на этот раз, к моему удивлению, она едва ли не начала извиняться, что заставило меня с любопытством взглянуть на нее, отрываясь от созерцания сигаретного дыма. Вот что в голове у этой девушки? Ладно, надо было ее приободрить.   
— Забей, — улыбнулся я, не сводя взгляда с девушки. — хоть какое-то разнообразие.
Все-таки, было в ней что-то приятное. Не буду скрывать, я любил худых, но при этом бойких девушек, способных заставить кого угодно смеяться. Но мне казалось, что в голове у этой девчушки все эмоции перемешались, и то она говорит неимоверно громко и радостно, то тихо, словно напроказничавший ребенок. Но настроение мое было сегодня совсем ни к черту, видимо, из-за того, что я слишком много спал. Непривычно много, учитывая вечную бессонницу. Да и эта спешка, собрание в кабинете у Джо и прочая ненужная фигня очень утомляли, и вовсе не хотелось сейчас начинать веселиться и придумывать что-то новое. Особенно учитывая тот факт, что еще предстояло вернуться к работе. Но, быть может, это только сейчас, а как время пьяных тусовок разномастной массы в клубе закончится, у меня опять найдутся силы на беспорядочное веселье. Как знать.
Хлои тем временем продолжала говорить, и казалось, что она говорит это не мне, а самой себе, или же в пустоту. Она даже повернулась как-то боком, чуть опустив глаза, и я слегка улыбнулся, понимая, какой же я нудный мудак. Бедная девочка пыталась поддержать беседу, хотя сама понимала, что мне это совершенно безразлично.
— Еще рано уезжать, пятница ведь, — как-то расплывчато ответил я, переводя взгляд на свою машину, у которой, как всегда, толпились люди. Кажется, я создавал Джо неплохой пиар. — думаю, сначала разберут вон ту, а только потом доберутся до твоей.
Да, у ламбо действительно опять толпилась какая-то толпа парней, кто-то с ней фотографировался, кто-то просто с интересом заглядывал внутрь, чтобы приобщиться к прекрасному. Я же не стал говорить о том, что машина принадлежит мне, потому что это было как-то банально и отвратительно. Словно какой-то дико старый способ склеить себе телочку помоложе. К тому же, я просто не любил все это внимание, поэтому просто спокойно наблюдал, как тот самый охранник старался отогнать всех этих зевак на достаточное расстояние. К слову, у него получалось не слишком хорошо.
Но это было не так важно. Понимая, что на какое-то время над нами повисла тишина, я вновь перевел взгляд на девушку, внимательно изучая ее лицо, немного поникшее. Интересно, сигарета все-таки была обычной? Или просто сначала на нее действует такой эффект? Ладно, пора было переставать вести себя, как какой-то загадочный кретин, и я, сильно затянувшись сигаретой и плавно выдыхая дым, все-таки решил постараться поддержать беседу и побыть хорошим мальчиком. Получалось бы у меня еще.
— Пойдем выпьем, а то промокнешь, — холодно выдал я, откидывая сигарету в сторону канализации. — и мне хоть будет не так скучно.
Дождь был несильный, и я даже почти его не замечал, но вот волосы девушки начали намокать, а в такую погоду, резко изменяющуюся каждый час, ходить с мокрой головой было опасно. Поэтому я, наконец оторвавшись от столба, выпрямился, сверху вниз глядя на девушку, которая действительно почему-то казалась мне кнопкой, и жестом предложил войти внутрь, открывая перед ней дверь. В клубе резко ударил запах алкоголя и сигарет, и, вслушавшись в музыку, я понял, что уже скоро плейлист закончится, и нужно будет выбирать что-то другое. Но пока время еще есть, и я повел девушку обратно к бару, где Джек уже почти забыл о работе, любезно подливая красивым дамам что-то в бокалы. Эх, а ведь он вроде с какой-то девушкой замутил, сам рассказывал, как она ему нравится. Но это ведь Митчелл.
Так что нам оставалось подойти к барной стойке, найти для девушки стул, так как я до сих пор не мог понять, что же на самом деле она выкурила, и заказать что-нибудь покрепче. На этот раз мой выбор пал на водку с редбуллом — пусть и небольшое понижение градуса, зато будет немного веселее работать. Хлои я почему-то заказал то же самое, ведь не очень любил пить с людьми что-то разное: все должны быть на одной волне. Осмотрев танцпол, на котором все так же энергично отплясывало огромное количество народу, я чокнулся с девушкой, наконец улыбаясь нормально, даже почти мило, и отпил из бокала, внимательно на нее смотря. На миг мне даже захотелось узнать что-нибудь о ней, но музыка подсказывала, что у меня осталось совсем мало времени. Видимо, не судьба. Допив стакан, я оставил бармену деньги с чаевыми и вновь повернулся к новой знакомой, словно стараясь запомнить ее лицо.
— Ладно, Хлои, веселись, — улыбнулся я, ставя пустой бокал на барную стойку. — а мне пора расшевелить эту толпу.
Да, сегодня я не был лучшим собеседником. Вообще, знакомства на работе меня напрягали, если это не коллеги, с которыми потом можно выпить где-нибудь в пабе или даже дома, болтая о том, какой администратор или начальник забавный. И пусть мне совсем не хотелось уходить, я с улыбкой тихо потрепал девушку по волосам, чтобы взбодрить, и пошел обратно к своему рабочему месту. И, отмечу, водка действительно зашла хорошо, потому что я начал работать быстрее и даже не так напряжно, славно миксуя треки и выбирая что-то более бодрое, чтобы все эти ребята наконец подустали. Нельзя же принимать столько первого, чтобы танцевать черт знает сколько часов назад. Как-то мне даже показалось, что на танцполе я увидел эту самую девчушку, но вскоре откинул подобные мысли. И продолжал веселить народ.
Не знаю, сколько еще времени прошло, но вскоре даже подошел Джо, а это означало, что много. Он, видя мое не самое лучшее расположение духа, предложил оставить еще один плейлист, побольше, и отправляться тусить самому, ведь на дворе была ночь с пятницы на субботу — самое лучшее время в мире. Я согласился, пусть и довольно холодно, но на самом деле был счастлив. Перекинув музыку на рабочий ноут, я взял свой и отправился вниз, к бару, чтобы попрощаться с ребятами и отправиться черт знает куда. И тут меня ждал сюрприз.
На одном из бурных стульев я заметил уже знакомый силуэт и, скептически приподняв бровь, отправился к нему, чтобы подтвердить свою догадку. Это действительно была она, Кнопка, которая почему-то за столь долгое время так и не свалила домой. Вид у нее был немного усталый, но коктейль в руке говорил, что она еще готова зажигать до следующего дня. Я молча подошел, сжав скулы и внимательно вглядываясь в ее покрасневшие глаза. Конечно, они могли стать такими от едкого сигаретного дыма в клубе, или же от водки, но чутье мне подсказывало, что это вовсе не так. А так как в этом была моя вина, я должен был что-то с этим сделать.
— Смотрю, ты веселишься по полной, — с легкой ухмылкой начал я, внимательно смотря смотря на девушку. — может, отвезти тебя домой?
Не особо дожидаясь ответа, я обхватил девушку за талию и спустил с высокого барного стула, ставя ее на ноги и проверяя, сможет ли она устоять. У нее, кстати, получилось, но не слишком-то хорошо. Наверное, надо было спросить, не тусит ли где-то рядом ее подруга, но мне в данный момент это было не так важно. Девушка более-менее в адеквате, если можно ее состояние таким назвать, поэтому я, взяв ее за руку, чтобы хоть как-то помочь, если она решит упасть на пол, повел ее к выходу. К счастью, она вроде даже согласилась. Выйдя из клуба, я провел ее к своей машине, минуя очередную порцию зевак, и открыл пассажирскую дверь своего ламбо, с удивлением подмечая, что девушка как-то замялась. Чуть улыбнувшись, но не говоря ни слова, он кивком головы предложил ей все-таки сесть и поехать домой.

0

6

Вечер ускользал почти незаметно. Течение времени было не уловить и никак не замедлить, а от того хотелось схватить его за хвост и отдохнуть как следует. Жизнь пролетала мимо неё так быстро и мимолетно, а вдруг так пройдёт и вся молодость? Как тогда за ней поспеть? И почему он вдруг решил, что она собралась уехать прямо сейчас?
Девушка волком глядела на предложенную ей раскрытую пачку сигарет, она могла бы выбрать любую, но подцепила и вытащила длинными ногтями именно ту, самую крайнюю справа, тут же сунув её себе в рот. Кажется, смазала помаду в уголке рта, да ну и черт с ней, в темноте всё равно не видно всей этой красоты. Хлои мяла в губах этот чужеродный привкус, кидая сигарету с одного края губ на другой, но никак не могла понять чем отдаёт этот едкий запах и вкус. Густой дым обволакивал её, стоящую спиной к каменной высокой стене, уходящей в самое небо, и оседал в лёгких, давя на тело изнутри. Хлои даже раскашлялась, глотнув в себя холодный уличный воздух, и, прикрывшись ладонями, отвернулась на какое-то мгновение, чтобы прийти в себя. А когда взглянула на своего нового знакомого - он уже смотрел на неё каким-то отвлеченным взглядом, будто рассматривая её, но одновременно глядя куда-то мимо, а голос звучал густыми раскатами даже сквозь шум не спящей беспокойной улицы. Ещё рано уезжать, пятница ведь, - Хлои согласно кивнула, затягиваясь сигаретой, и, поняв, что больше курить ей не хочется, откинула её ловким движением пальцев в ближайшую лужу, где та, раздраженно шикнув, сразу же и погасла.
Я никуда не собираюсь. Возможно моя пропащая подруга ещё надумает ко мне вернуться, - где-то в глубине души ей было немного обидно, что её компанию Энди так легко променяла на какого-нибудь поддатого и малосимпатичного мальчишку, но кто сказал, что она сама не сделала бы так же на её месте? Так что МакМоллиган с удовольствием пыталась распробовать этот вкус свободы и новых знакомств, которые сыпались на неё этим вечером, как снег на голову. Пожалуй, из всех прочих, только этот паренёк так цеплял её внимание, что она готова была достать его из-под земли, если будет настроение. Ну, действительно, мальчишка ведь был вполне ничего, да и на её уловки не поддавался; честно говоря, он ведь даже не смотрел ей в глаза. И как тут нормальной бабе не растаять? Ведь погоня за мужеским вниманием - это как бег с препятствиями: он оздоравливает тело и поддерживает спортивный дух.
Если её разберут, нас наверно всех к стене приставят, - блондинку, промокшую до последней нитки, почему-то так повеселила эта мысль, что она вдруг рассмеялась, прерывая свою речь. Глотки холодного воздуха врывались в её тело, но тут же выталкивались обратно, и она стояла чуть согнувшись, задорно хохоча. Почему ей было так смешно, она, успокоившись, так и не поняла, но ещё раз на всякий случай глянула на серебристый суперкар на углу улицы.
Да, да, пошли, - она провела пальцами по своим волосам, выравнивая их в две длинные широкие пряди по обеим сторонам лица. Эта приставучая Кнопка, как прозвал её Тай, ведь могла уйти внутрь уже давно, но хотела всё же завязать это знакомство, пусть оно ей никаких интересных продолжений и не обещало. Такое бывает, что тебя тянет к людям совершенно непохожим на твой типаж или к тем, кто тебя отталкивает, но от того становится лишь интереснее открывать для себя этого человека. Эта игра в угадайку Хло всегда нравилась, она с удовольствием копалась в разных людях - хороших и плохих, лёгких на подъем и замкнутых, но зачастую, открыв в них для себя что-то неприемлемое со своей придирчивой  наблюдательностью, вдруг обрывала все концы и сжигала мосты, не вдаваясь в объяснения своего поведения. Просто отфильтровывала тех, с кем ей по каким-либо причинам находиться становилось тяжело или противно, при этом сам человек мог никак не влиять на её отношение к себе. Просто вот такой разборчивой она была в выборе друзей.
Господи, какой же ты шпала, - ехидная улыбка скользнула по её лицу, обрамлённому посеревшими и вытянувшимися от воды волосами. Нельзя было злиться на Хло за её непосредственность, она была такой от природы, в этих наивно раскрытых голубых глазах не было ни капли фальши, лишь искренняя простота, присущая девушке, которая хоть и успела познать некоторые человеческие пороки, но всё же не переставала верить в доброе начало каждого из нас и каждый раз кидалась в омут знакомства с головой. Что тут сказать? Возможно, она действительно ещё слишком молода, наивна, но на свой собственный вкус жизнь раскусить уже успела, а потому не преминула бы любой возможностью оттянуться душой, пока ещё седина и отчаянное желание свести счёты с жизнью не настигли её в каком-нибудь неожиданном месте.
Легко ступая мимо луж, раскиданных на дороге тут и там, она впорхнула внутрь здания вперёд Тайлера. Просочиться сквозь толпящихся на пороге людей было ой как непросто, и Коко лишь недовольно сопела, краснея от напряжения, с которым распихивала эти тяжёлые, едва удерживающие равновесие туши по сторонам. Она то и дело оглядывалась, ожидая что Тай пропадёт в толпе, как пропала и Энди, но он всё ещё следовал за ней длинной тенью. Возле бара их встретила душная и пропитанная запахами алкоголя атмосфера. Вроде ещё пять минут назад, когда она сидела здесь, всё было как-то иначе, а теперь и народу привалило, и музыка стала агрессивнее, и запахи смешивались в невыносимый коктейль, который висел над головой в этом просторном, но переполненном помещении. Слушай, у меня с водкой отношения натянутые, - сомнения одолели её всего на секунду, но вот Хло уже держала рукой наполненный бокал, прикладываясь к нему губами и оставляя на вычищенном до блеска стекле отпечаток своих губ. Ладно,  Хлои, веселись, а мне пора расшевелить эту толпу. Ей оставалось лишь послушано вздохнуть, отворачиваясь лицом к бару. Неужто она думала, что они сейчас сядут за стол и будут всю ночь говорить о вечном? Коко улыбнулась, отпивая напиток, что покалывал её язык, и, смешиваясь у неё внутри с только недавно проникшим в кровь токсином волшебной сигаретки, спирт поджег всего одним глотком бомбу, которая просто очень долго ждала своего часа. Каждая следующая минута пролетала быстрее, чем миг. Время ускорялось до космической скорости, люди безликими потоками носились вокруг неё, а разрастающееся головокружение заставляло Хлои сидеть на стуле без движения. Она о чем-то вяло беседовала с соседом, но медлила лишь потому, что язык её приобрёл какое-то обмякшее ватное состояние, всё что она могла - смеяться до посинения и, вдохнув побольше воздуха, зажав нос, продолжать пить, чтобы больше не трезветь. Голова разрывалась, но и заканчивать вечер было рано, ведь приключения ещё не нашли её, сидящую с краю бара и ожидающую их с распростертыми объятиями. Опрометчиво бросив сумку прямо на стойку и мгновенно позабыв, что в ней лежат и ключи от машины и квартиры, и деньги, и даже документы, она отправилась в пляс. Задрав тонкий свитер до самого пупка, вырвалась на танцпол бешеной фурией. Она просачивалась всё дальше вглубь здания, ей становилось всё легче нести себя вперёд, а может это толпа подталкивала девушку к эпицентру события, она уже не чувствовала себя так отстранённо, а вкушала эту умопомрачительную развязную атмосферу единства таких разных и совершенно чужих друг для друга людей. Каждый вокруг неё будто был заперт сам в своём маленьком мирке, танцуя невпопад и совсем не стесняясь своей нелепости, но так же запросто незнакомцы открывались друг другу, теряя стеснение. Чужие прикосновения, присутствие кого-то в своём личном пространстве - благодаря царящему внутри её организма пьянящему всплеску скрытых и закопанных в обычной спокойной жизни эмоций, блондинка совсем не чувствовала здесь себя не к месту, скорее наоборот, ей становилось жутко интересно, сколько ещё она сможет продержаться на ногах, безудержно танцуя до упаду с первым попавшимся на пути мужчиной или девушкой.
Атмосфера музыки менялась; стоило только привыкнуть к чему-то одному, как сразу же можно было услышать что-то новое, что ещё ни разу не повторилось за целый вечер. Безумием было то, с какой проворностью крутил Тайлер эту толпу, как миксовал совершенно разномастные и непохожие друг на друга песни, как много было в его заначке приёмов, от которых посетители клуба просто сходили с ума в бешеном экстазе. Да, Хлои периодически поглядывала на него из толпы, задрав голову вверх, здесь её было совсем не различить и не увидеть, а значит, она могла беспалевно пялиться в его сторону сколько угодно. Вон, этот чувак, - хохоча, она выловила в толпе невысокую и, на вид уже довольно взрослую девушку, насильно поднимая её голову за подбородок вверх - Хороший мальчик, да? Лицо её стало чуть добрее и мягче, словно она говорила про какого-нибудь милого щенка или котёнка, а собеседница лишь непонимающе улыбнулась, молча кивая. Хло была уже в той кондиции, когда пора было начинать доёбываться хоть до кого-нибудь. Жертва попалась ей не самая общительная и потому, потанцевав с неизвестной ей бабой всего пару минут и навешав той какой-то несусветной лапши, быстро потеряла девушку из виду, стоило только на секунду прикрыть глаза. Она простояла так, кажется, всего минуту, будто отключилась от электропитания и силы её иссякли, а потом - бац! - и заработала снова с прежней силой. Пришлось искать какую-нибудь опору и, увидев свой занятый стул у стойки, Коко поползла к нему, щурясь от яркого света софитов, которые были направлены ей прямо в лицо. Да, взгляд у неё становился совсем нездоровым, сосудики в глазах полопались, залив голубые очи болезненной краснотой, а тушь осыпалась кое-где, отпечатавшись на взмокшей коже. Брысь, это моё место, - блондинка навалилась сзади на сидящую на её стуле малолетку и та, испугавшись внезапного нападка, тут же ретировалась на соседний пустующий табурет. МакМоллиган довольно икнула, и выражение её лица сделалось умиротворённо-спокойным, губы расплылись в длинной и бесформенной улыбке. Чччччшшшшш, бармен! - она кричала так громко, перекрикивая музыку и голосящих справа от неё людей, но сама не слышала своего голоса, ей всё казалось, что звук обгоняет картинку, а может это мозг так медленно воспринимал всё происходящее? Она застучала по столу, и дребезг стоящих на нем бокалов привлёк Джека, он хмуро покосился на буйную девицу. Прекращай! Чего налить? - она на секунду остановилась, а потом продолжила стучать с новой силой, - Повтори вот этот. Пустой стакан скользнул в руки бармена, и Хлои, в ожидании своего напитка, опустилась лбом на холодную деревянную поверхность, обхватывая голову руками. Слышно было только своё тяжёлое дыхание, а во рту было погано, будто насрано. Джек заботливо вложил ей в ладонь холодный, переполненный бокал, и от ощущения этого ледяного холодка девушка зашевелила пальчиками, давая понять, что всё ещё жива. Мозг требовал продолжения, но тело на самом деле отказывалось шевелиться; чтобы хоть немного прийти в себя, оставалось только залпом выпить свой напиток, надеясь, что хотя бы ненадолго ей полегчает, и можно будет продолжить танцевать. Ведь что сегодня нужно было ей ещё? Незатейливое общение, танцы до упаду, бессонная ночь, окутанная беспредельным и безнаказанным весельем. Ещё бы лето, и можно было бы пойти гулять босиком по спящим улицам Эдинбурга, но увы, погода не благоволила.
Смотрю, ты веселишься по полной, - знакомый бархатистый голос заставил девушку приподнять голову над столом. Она распрямилась, оглядываясь по сторонам, но Тайлер стоял чётко позади, так что она не сразу поняла откуда идёт звук. Ага, - утвердительно кивнула Коко, собираясь ответить развёрнуто, но не сумев собрать мысли в кучку. Может, отвезти тебя домой? Едва заслышав это предложение, она суетливо замотала волосами туда-сюда, а с виду было похоже, что сейчас шарниры полетят, и блондинистая голова оторвётся и покатится по полу, - Не-а! Она готова была бы повоевать за своё право остаться у бара, но только не теперь, когда хватка его рук была куда крепче, чем все её хиленькие силёнки, помноженные на общее утомление организма. Дорога до парковки растянулась на триста километров, Хлои едва переступала ногами, то и дело стремясь упасть то на лестнице, то на ровной дороге. Она без умолку смеялась, а потом резко стихала, цепляясь за шею Тая, а от него вкусно пахло дурманящим голову ароматом, она только не могла понять каким, но этот запах врезался в её подсознание, оставляя там ярким пятном воспоминание об этой ночи.
Хлои никогда не умела пить, ей всё время вот так доставалось, когда она прикладывалась к алкоголю, но в этот раз, похоже, дело не обойдётся головной болью. Как бы не выпасть из жизни на полнедели после этой пьянки. Позабыв про Энди, про оставленную и наверняка уже потерянную сумку, девушка просто плелась за своим спутником, не в силах противоречить как-либо, кроме тех внезапных вскриков, когда ей очень надоедало, что он пытается вести её практически насильно, то и дело уворачиваясь от неловких замахов слева и справа. Её громкое "Не хочу!" читалось наоборот. Конечно, ей хотелось хоть какой-нибудь движухи, но только не домой, и детская обида, приукрашенная надутыми губами, выдавала в ней состояние крайнего опьянения, в котором она, однако, всё ещё с горем пополам могла шевелить мозгами и капельку думать о последствиях. Сколько раз она вот так уезжала на чужих машинах, с чужими мужчинами, даже не счесть... Думаете хоть одному хоть что-нибудь обломились тогда? Ха, как бы не так. Хлои, как настоящая воительница, могла бы отвадить его от себя довольно быстро, учитывая что и Тайлеру самому было всё это пока что просто не в напряг, так скажем в охоточку. Но, конечно, блондинке просто страшно не хотелось закругляться в тот момент, когда жизнь только предложила ей те приключения, которых девчонка так отчаянно ждала, проведя вечер со стаканом в руке. Чувствовалась какая-то защищенность под крылом совсем незнакомого ей человека, что пинал её в спину, уже подходя к краю парковки. Хлои непонимающе таращилась на него через плечо, заглядывая в серо-голубые глаза парня с особой внимательностью, будто могла бы там найти хоть какой-то из ответов на все свои немые вопросы к мирозданию.
Моя машина тааааааам. И я никуда не поеду, я хочу гуляяять! Мелкими стучащими шажками она бежала вперёд, подгоняемая Тайлером, но вот коленкам она упёрлась в нечто холодное. Наконец обернувшись вперёд, чтобы оглядеть возникшее на пути препятствие, девушка поняла, что это - ни что иное, как серебристый, искрящийся в свете фонарей и, конечно же, облепленный посторонними людьми суперкар. Ой, это я сейчас.. это... поцарапаю, - картинка никак не вязалась в голове с происходящим, словно то был мираж, но вот он поплыл, пошёл мелкой рябью. Сквозь пелену дыма, застилающего её воспалённые красные глаза, блондинка увидела как поднимается перед её носом агрессивно очерченная своими космическими формами и линиями дверь машины, оголяя внутренности дорогущего, пропахшего натуральной кожей красно-коричневого салона. Ну-ка стой, что за фокусы, Тай! Это ты у нас богатенький Буратино? - воскликнула Хло, всё же заталкиваясь против своего смущения и недопонимания в чистенькое пассажирское кресло. Давай, полезай, Хло, пока не передумал. Вот те на, диджей! Это её от запаха автомобиля так мутило, или от мысли, что она внезапно для себя закорефанилась с владельцем Ламбо? Ох, как бы не наблевать прямо на эти бордовые коврики. Теперь помимо прочих, девушку ещё и напрягала мысль о том, что её новый друг окажется каким-нибудь вором в законе, а она - соучастницей, и гоняться им до потери сознания от коров по ночному городу, пока не уйдут от погони. Господи что за херню ты несёшь, Хло. Как мне плохо. Водички бы... Блондинка украдкой скользила пальцами по острым, выточенным линиям передней панели. Всё в этой машине было произведением искусства, каждый болтик, наполированный до кристаллического блеска и каждая прошитая тонкой белой строчкой кожаная деталь спортивных кресел. Так, я отказываюсь ехать домой, - она набрала подольше воздуха в лёгкие, чтобы не икнуть, - Но из машины я не выйду. Лёгкой дрожью прошёлся по спине её звонкий смешок, и Хлои вдруг бессильно развалилась на своём сидении, словно потеряла все силы до последней. А может таким образом она просто выражала свое твёрдое намерение прокатиться в Ламборджини, раз уж она всё равно залезла в неё по любезному приглашению её владельца. Не прошло и секунды, как, налюбовавшись вдоволь, а может просто прекратив подачу адекватности в ослабленный спиртом организм, она засопела, откинувшись головой в сторону окна, на котором с той стороны отпечатывались длинные полоски дождя, летящие по корпусу машины наискось. Ещё немножко, и она начала бы храпеть, но звук ревущего мотора, видимо, подхватившего автомобиль с низкого старта на светофоре, заставил девушку сначала резко вздрогнуть, а потом окончательно отделаться ото сна. Куда мы едем? - она оглянулась по сторонам, но за окном так быстро менялись локации, что она не успевала привыкнуть ни к одной из них и понять, где находится. Это было в любом случае не похоже на её дом, да и откуда бы он мог знать где она живет? Я ведь не проболталась тебе где моя квартира, ключи от сейфа и деньги? - она с наигранным волнением посмотрела в глаза своему спутнику, сидящему к ней в профиль. Наконец-то она видела его лицо в свете многочисленных фонарей и имела возможность рассмотреть его детально, пока Тай ещё был занят мелькающей и отражающейся в его тёмных зрачках дорогой. Острые черты его лица сглаживала спокойная полуулыбка, в которой Коко видела снисходительность, с которой он относился к своей пассажирке, надоедливо что-то бурчащей каждую секунду. Спасибо, - наверно, она хотела бы сказать это вслух, но не смогла повернуть язык.
Становилось скучно, душа требовала веселья, а задница - приключений. Город летел за окном так быстро, что эту скорость Хлои даже не хотела воспринимать всерьёз, она была опасна и притягательна одновременно. Нашарив в темноте кнопку, подсвеченную блеклой лампочкой, МакМоллиган поспешила нажать на неё со всей силы. Тихий шелест над головой подсказал ей, что из кабины пилота её наверняка бы спустили с парашютом на полном ходу, а кнопка предназначалась для того, чтобы машина могла мгновенно открыть пассажирам красоту звездного неба и откинуть крышу назад. Блондинка мгновенно растерялась, продолжая тыкать ещё быстрее прежнего в погасшую кнопочку, чтобы только холодный дождь перестал литься ей на голову и в салон, но ничего не получалось. Растеряв остатки здравого смысла, МакМоллиган ухватилась за круглый выключатель на магнитоле и, от души крутанув его, прибавила громкости музыке, которая тут же задребезжала громкими и глухими басами где-то позади её кресла, и наполнила спящую пустынную улицу своими нестерпимо звучными электронными мотивами. УУУУУУУУ!!! - кровь кипела горючей смесью в её венах, стремилась вырваться наружу, поддавала жару и вела девушку в неизвестность событий, которые она сама себе создала. Она просто отдавалась этой безумной свободе, вскинув руки над головой и ловя открытыми ладонями попутный ветер, перемешанный с каплями дождя. Истинный, ничем не прикрытый восторг - он был сродни безумию, от которого ещё не придумали лекарства, и сейчас не хотелось ничего больше, чем просто жить счастливой и умереть, только в том случае, если этот миг запомнится ей навсегда. Да, время действительно было неуловимо, но его всегда можно было запечатлеть в своей памяти, оставив там место для чего-то особенного, о чем хочется помнить всегда, даже когда жизнь подпортит все приятные мотивы и столкнёт тебя лбом с самыми сложными решениями. И только тогда ты и поймёшь, что память о хорошем - это всё, что у тебя на самом деле есть.

0

7

Странно это ― жить спокойно и размерено. Не думать о врагах, преследовании и смерти. Ещё страннее было забыть своё прошлое и наслаждаться новой жизнью. К счастью или нет, нашей Клэр не довелось испытать эти чувства. Даже сейчас, находясь в Ванкувере в полной безопасности от своих друзей и недругов, она была готова к своему прошлому, любезно стучащему в дверь. С другой стороны ― какая речь может идти о безопасности, когда враг живёт по соседству. Долгие месяцы беготни и странствия по миру, но она решает осесть под самым боком Штатов. Глупо, не так ли.
Клэр понятия не имела насколько она планирует тут задержаться. Её душа постоянно рвётся уехать куда подальше от дома, старых друзей и врагов, осесть в каком-нибудь маленьком городке и дожить там последние деньки. Рай,.. ― думает она, но в то же время понимает, что маленький город не для неё. Там все друг друга знает, общаются, дружат, любезничают и... Вэ-э! Нет! Блондинку это не устраивало. К тому же, прожив большую часть жизни в мегаполисе, невольно начинаешь замечать, что вся эта южная любезность раз за разом начинает раздражать. Хотя, кто как не канадцы могут похвастаться своими добротой и гостеприимством.
Выбор пал на Ванкувер, и очень удачно. Большой город, море возможностей, приятные люди. И самое главное ― большая конная академия. К сожалению за всё время пребывания в Ванкувере (а это ― три-четыре месяца), Клэр лишь однажды побывала там, да и то можно сказать "мимо проходил". Она удачно выбрала время, когда народу было не так много и просто прошлась по территории. Осмотрела местные красоты, полюбовалась лошадьми, пасущимися в левадах и наблюдала за парой ребят, тренирующихся со своими копытными друзьями на плацах. Но больше всего внимание привлёк скаковой трек. В тот момент он пустовал, и девушка вдоволь насладилась тишиной и простором этого места, сидя на трибуне. Потом она уехала, чуть не попавшись на глаза одному из тренеров (ей тогда ни с кем не хотелось говорить), и больше там не появлялась. Но душа тянулась, и Клэр пообещала, что вскоре обязательно туда приедет.
И вот, прошёл уже месяц или два, а то и больше, но блондинка так никуда и не выбралась. Почти всё время она торчала дома, взяв больничный на работе. Какое-то чувство уныния навалилось на неё. Целыми днями она сидела смотрела фильмы, сериалы, слушала музыку, играла со своим любимым псом и иногда читала. А если выходила на улицу, то только для того, чтобы погулять с собакой и сходить в магазин. И, заодно, отвязаться от своей надоедливой соседки, которая своей добротой уже начинала выводить из себя, каждый раз стучась в дверь блондинки и предлагая свою выпечку и чёрт знает что ещё. Не будь Клэр такой терпеливой и принципиальной, давно бы пригрозила этой барышне своим пистолетом. Но по этой ненормальной сразу видно, что при виде дула она либо упадёт в обморок, либо заорёт, как резанная и в панике побежит звонить копам. Последнее, что Клэр хотела, так это внимание. И здоровый слух.
Вдобавок к этому, блондинке уже начинали звонить с работы и узнавать, не стряслось ли с ней чего серьёзного. Её бы уже уволили, не будь она владельцем кинотеатра. Но за аренду кто-то должен платить, как и работникам, так что всё вокруг кричало о том, что пора выйти в свет.
Этим вечером Клэр решила выбраться в город и заскочить в какой-то ночной клуб, о котором постоянно слышала от соседки и других. Девушка решила, что это будет отличное место, чтобы развеется, отвлечься от дурных мыслях и заглушить музыкой и алкоголем голоса и кошмары, что последние пару дней сводили её с ума. Звуки выстрелов и кровавые картины, неустанно напоминающие о всех тех ужасах, что она повидала, раз за разов настигали её и не давали нормально жить. Клэр уже настолько к ним привыкла, что давно перестала вскакивать с постели в холодном поту посреди ночи, тяжело дыша от страха. Она лишь крепче сжимала рукоять пистолета, который прятала под подушкой и, бормоча что-то успокаивающее, вновь засыпала.
Она оставила свой синий "Рендж Ровер", который ласково называла "Танком", в квартале от клуба и пешком последовала ко входу. Клэр была одета в кроваво-красное коктейльное платье, плотно облегающие её фигуру, с рукавом три четверти и открытыми плечами и чёрные лаковые туфли на высоком каблуке и платформе. Поверх она накинула кожаную чёрную куртку, которая всегда была неотъемлемой частью её гардероба.
У входа стояла молодая парочка, которая смиренно ждала, когда проверят их документы и пустят внутрь пустят. Девушка что-то тихо и недовольно шептала на ухо своему парню, ежась от холода. Сегодня и правда холодновато... На секунду она подумала, как хорошо иметь машину, но тут же отвлеклась, когда подошла её очередь. Огромный верзила, который решал кому проходить, а кому ― нет, лишь быстро окинул блондинку взглядом, смягчая суровое лицо лёгкой улыбкой, одобрительно кивнул и отошёл в сторону. Клэр поблагодарила его, мило улыбнувшись в ответ, и вошла внутрь, откуда уже доносился грохот басов. Она быстро проскочила по коридору, там и не удосужившись есть ли тут гардероб, но успела отметить мимолетным взором очередь к туалету. Видать и правда и популярное место. Забавное дело: подмечать посещаемость клуба по очереди в туалет.
Войдя в зал, её тут же оглушила музыка и обступили люди. Они смеялись, подпевали, танцевали и веселились, махая руками. Клэр удивилась опрятности и элегантности этого места, несмотря на тот хаос, что творился здесь каждую ночь. Не прошло и пяти минут, как какая-то компания пыталась затащить к себе на танцпол, а следом незнакомый парень звал потанцевать с ним.
Она протискивалась между разгоряченных тел, пытаясь пробраться к барной стойке. Клэр инстинктивно сильнее сжала клатч, боясь потерять его в толпе. Всё же, хорошо, что "Глок" остался лежать нетронутым в бардачке машины, иначе возьми она его с собой и попади он в чужие руки, бог знает, чем бы всё могло кончиться. Хватит, Клэр! Перестань думать об этом всём. По котейльчику, и сразу станет легче. Она уже сама не замечала, как постоянно находилась в напряжении. Ей не помешало бы посетить спа-салон.
Когда девушка всё же преодолела эту толкотню, то обнаружила, что бар обступили со всех сторон, и бармены активно разливали напитки посетителям. Клэр раздосадованно выдохнула, но вдруг какой-то мужчина любезно уступил ей место на стуле. Он широко улыбнулся и развернулся к свою другу, продолжая разговор. Блондинка быстро села, пока на её место не позарился кто-то ещё и, перекинув золотые локоны на одну сторону, оголяя шею, стала ждать. Меньше чем через минуту к ней подошёл бармен, и она без лишних раздумий заказала "Голубу лагуну". Давненько не пила его... Надо будет дома самой сделать.
Пока симпатичный парень готовил её любимый коктейль, Клэр повернулась назад, вновь окидывая взором большой зал. Люди не переставали танцевать, а музыка грохотала так, что ещё немного и здание могло рухнуть. Но на душе уже становилось легче. Не так быстро, как хотелось бы, но всё же. Она отбивала ритм каблуком о ножку стула и слегка чала головой в такт музыки. Какая-то большая компания, студентов возможно, что толпилась около, допила свои коктейли и отправилась дальше покорять танцевальную площадку. С их уходом у барной стойки стало посвободнее и над ухом никто уже дико не орал, скандируя какой-то девиз или ещё что-то.
Клэр уселась поудобнее, закидывая ногу на ногу и кладя на них куртку, тем самым прикрывая клатч. Вскоре стакан с голубым напитком стоял перед ней.
Спасибо! ― девушка старалась перекричать музыку и остальной шум. Взяв в руки стакан, она с радость сжала его в руках, пытаясь сильнее ощутить холод. Хоть на улице было свежо, здесь, внутри, на её шее уже успели выступить капли пота. Клэр сделала два больших глотка, остужая горло и невольно размяла плечами, наслаждаясь моментом.

Отредактировано Claire Schreiber (2017-12-21 08:29:20)

+1

8

Конюшня--------->

Честно, мне нравилась моя работа. Еще бы в таком-то возрасте добиться того, чтоб владеть ночным клубом, плясать лишь под свою дудку и спаивать людей. Наверное любой мелкий ублюдок желает такого счастья в свои загребущие ручки, но вместо этого пляшут на моем танцполе, ширяются каким-то дерьмом и вливают в себя литры алкоголя и другие менее приятных вещей. И я тут король, я полностью управляю этим маскарадом потерянных душ. А ведь покупал я это место лишь для того, чтобы скрыть не понятную прибыль с моих счетов. Человеку всегда нужен легальный бизнес, в той или иной степени. Спасибо моему любимому отцу, что вместе с дерьмом он вдолбил в меня азы бизнесса и заставил в промежутках между моими шныряниями по забытому городу - запроторил меня в бизнесс школу. В какой-то мере этот чувак был прав, пусть я и не хотел этого осознавать. Просто я не был тем, кого он хотел видеть в своем сыне. Я был его разочарованием, которое он попытался смыть, збагрив меня в другую страну. И вот сейчас я сдеть, начал свое дело, точнее забрал его, но так ведь менее сказочно, чем говорить всем, что я всего добился сам, шел от низов к вершине. А потом кто-то узнает мою фамилию и смеется мне в лицо со словами: "да ему это папа купил".
Я не планировал сегодня посещать клуб, я планировал обдумать все и вся. Ибо за сегодня слишком многое изменилось в моей каламбурной жизни. Первое, что я натворил это вернулся к лошадям, второе еще более неадекватное - я запроторил себя в студенты местной академии верховой езды и осознавал, что это не конец. Что дальше будет только хуже. ЧТо я уже по шею вновь погряз во всем этом дерьме. И молился своим темным демонам, чтоб отбросы этого мира с коими я вынужден сосуществовать под небом этого города, никогда не узнали, что я вновь на коне. Вполне таком реальном, большом, слегка жирноватом, сером коне. Мотор моего второго, верного и на сей раз вороного, железного коня приятно ласкал мой слух своим ревом. Как я любил эту темную лошадку. Для меня как оказалось лошади важны во всем. Или какого я тогда выбрал для себя этот мустанг? Кто его знает, наверное я оброс пунктиками, а не только деньгами.
Все время пока я колесил от конюшни до дома и в сей прекрасный оазис безудержного веселья и моря выпивки, я думал. Мое лицо было слишком серьезным и выражало полное отрешение от мира сего. Что-то за этот день я слишком много думаю, а это ведь бывает так вредно. Мне срочно нужно выпить. Где моя любимая бутылка текилы и щепотка соли? Как только я заехал на парковку клуба, то с ухмылкой отметил количество припаркованых машин. Они пестрели разнообразием, и здесь вряд ли увидишь старую калымагу, их владельцам просто не позволят даже нос сунуть на этот асфальт. Я постарался, чтоб здесь все было на наивысшем полете. И ничто не вызывало подозрений, ведь я все-таки кое-что обустроил в подвале.
Как только завизжали тормоза и заглох мотор, я сощурил глаза своему отображение и налепив улыбку выкарабкался из машины. Двери захлопнулись и я начал окунаться в привычное для себя состояние. Я кинул взгляд на охраника, сегодня у входа стоял Чак, весьма грозный парень, и тот еще лавелас. Я догадывался почему он решил выбрать такую работу. Ведь у клуба всегда полно дам, которых так необходимо довезти до дома, и не обязательно до их жилья. Все мы понимаем реалии этой жизни и намеки, которые она нам приподносит. Я заметил как этот здоровяк поиграл своими зубами какой-то блондинке и так мило передвинул свое тело от входа. "И даже не подумал ее досмотреть?" Я отметил обтягивающие платье, и плавные изгибы, за которыми еще несколько секунд следил Чак, пока его взгляд не упал на что-то менее превлекательное, а именно на мою рожу. - Оооо, Тайлер. П-проходи. - Я принял его протянутую руку, все мы друзья. Пока не откроем друг другу лица. И честно, я от всей души старался поддерживать грань дисциплины, порядка и нормельных отношений. Конечно без части запугивания или устрашения никуда, но я ведь хороооший. На столько, что кто-то из очереди увидев мой силует поспешно ритировался по направлению соседних домов.
И я зашел. На меня мгновенно обрушивалась музыка, ее басы приводили в движение кровь, тело так и хотело ответить быстрыми движениями, но сначало я должен пробраться до бара, забрать свою выпивку, увидеть десятки знакомых лиц, возможно выбить старый должок из какой-то жирненькой свинки и упасть в обьятия легких девушек где-нибудь в верхней части этого замечательного заведения. Я словно тень мелькал сквозь горячие тела, они словно безумные сливались в едлинный океан танца и драйва молодой и беззаботной жизни. Они не знали угроз, пожаров и транжирили деньги богатых родителей, не задумываясь о том, что кроме веселой таблетки и пьяной драки с последующим выдворением твоей тушки за пределы горячего танцпола есть что-то еще. Когда-то я был этой массой, овцой в стаде чужих желаний. А сейчас стал хищником, владельцем этого табуна глупых животных так добровольно наполняя мои карманы деньгами и освобождая мой организм от излишков спермотоксикоза. Я лавировал и таки добрался до вожделенной барной стойки, как мой путь перегородил кто-то из моих знакомых, таких замечательных, что я даже не удосужился запомнить его имя. Он представил мне двух прелестных созданий, я хищно улыбнулся в ответ на их хихиканье и пообщал, что я еще вернусь к этим горячим, полуголым телам. Брюнетка проскользила рукой по моему бедру и я лишь фыркнул в ответ на подобные движения. Было бы у меня желание сейчас, дал бы я ей коктейль и мой мустанг вез бы уже два тела в мою обитель зла. Но сейчас мне было не до того, я желал утолить жажду, и для этого мне требовалась не вода.
Возле бара было свое течение, и я отметил, что нам нужно с этим что-то делать, чтоб удолетворить все рты. Расширить ли его чу-чуть? Но не явно в ущерб танцполу, как вариант убрать вот этот никому не нужный стол, ведь кто тут собрался сидеть? Я окинул взглядом народ, который жаждал и осаждал бармена. И тут словно море это стадо раступилось и пропустило меня к стойке. Нет, я не волшебник, просто меня здесь слишком хорошо знают. За это недолгое время, что я живу в Канаде, этот народ, который посещает данное место, точно знает, что ищет и кто все может устроить. Я уже говорил, что легальное нужно для того, чтоб прикрывать черное? Никаких расистких шуток. Я не имею ничего против против этой расы. - Бес, я удивлен,
что ты так долго добирался, мы уже заскучали без тебя. -
Я ощутил хлопок по своей спине и с радостью ответил на этот жест дружелюбия. Кевин был одним из не многих, кому я был хоть чу-чуть рад. И кого не хотелось ударить. - Вы скорее скучали по халявной выпивке, чем по моей тушке. - Я боднул его плечем и подхватил стопку и лайм, которую так быстро организорвал мой любимый бармен. Куда я без него, ведь кто еще нальет старому Бесу его текилы? Я перекинулся взглядом с этим шустрым малым и тот водворил на деревянную стойку целую бутылку и несколько стопок, которые Кевин поспешил наполнить и опустошить за мое здоровье и чью-то бабушку. Мы подняли занятный такой гам, даже не смотря на весь окружающий шум наш смех выделялся и превлекал взгляды. Я отбросил мысли о том, чтобы только выпить и уйти. Теперь я хотел остаться и продолжить. И закончить только утром в обьятиях какой-то красотки, которую потом, просто оставлю у двери.
― Спасибо! ― И тут я моментально переключился от всей этой долбанной кутерьмы и шутки Кевина про старого спаниеля. Весьма замечательно между прочим. Я понял, что слышал этот голос давно, и запомнил его из-за одной пикантной особенности, кажется тут попахивает убийством. Или эта красотка просто решила позабавить себя Лагуной? Я заметил привлекательную девушку, старше меня, но это не уменшало ее изгибов под платьем, и того, что сегодня я ее уже приметил у входа. А сейчас парампам - изюминкой этого вечера становиться то, что я ее знал, ну как знал, когда-то мне доводилось играть в ввесьма пикантном, так сказать, обществе, людей, которые не любили пачкать руки, и любили доверять свое грязное белье таким людям как вот эта... Клэр? Кажется это имя звучало, когда нас представили друг другу и когда она так увилисто отклонила предложение поиграть. А ведь зря. Тогда бы может мы и узнали друг друга чуточку ближе... Я откланялся своему обществу, оставил на их попечительство бутылку текилы и схватив в свою руку Голубую Лагуну и свою текилу направился к этой опасной блондинке. Все таки зря Чак не проверил ее изгибы на наличие чего-то более горячего и стреляющего. Я ведь так переживал за здоровье своих посетителей, не дай бог еще кто-то схлопочет шальную пулю. Я с радостью сопровожу его в морг.
- Клэр? Я ловко поменял бокалы в ее руках, пустой отправив на барную стойку, где его мигом утащил шаловливые руки бармена. Я опустил глаза на шею этой женщины. Эта ямка, линия пульса и капельки пота словно жемчуженки освещались вспышками света. Я посмотрел в ее глаза, искал там что-то робкое, а увидил такого же хищника. Равного себе. Демона с ангельской внешность. Демона способного убивать  и забирать невинные души. Кто невинен поднимите руки. Я уверен, что такому черту готовы отдаться половина наполнения этого клуба. А я пока прищурился и гадал на столько ли я яркий, чтоб остаться в памяти киллера?

0

9

Кубики льда тихо позвякивали и блестели при свете прожекторов. Клэр монотонно их помешивала между каждыми глотками, будто соблюдала какой-то ритуал. Вокруг все также шумели и плясали, а музыка грохотала на том же уровне, но уши стали привыкать. На секунду девушка задумчиво устремляла взгляд на свой бокал или на барную стойку, витая где-то за пределами этих стен. Она переваривала эти потоки мыслей снова и снова, пока басы вновь не заглушали её думы или какой-то пьяный чувак не наваливался на неё всем весом, пытаясь слезть со своего стула.
Допивая холодный коктейль, Клэр ещё раз осмотрелась по сторонам. Это уже было своего рода привычкой или рефлексом, выработанным за много лет её специфической деятельности. Сколько бы времени не прошло с тех пор, как она бросила своё дело, кое-что никогда не забудется.
Блондинка сделала последний глоток, осушая бокал, как вдруг он быстро сменился новым.
Клэр?
Представьте, что над вашей головой весит ваше собственное облако, которое неожиданно разразилось громом, ― примерно так себя ощутила Клэр, когда услышала этот голос. Это было мимолётное чувство, длящееся не больше доли секунды, но даже оно заставило её тело слегка напрячься. К счастье, блондинка научилась скрывать свои эмоции и чувство, натягивая различные маски.
Какого черта?! Непринужденно осматривая парня, девушка пыталась разглядеть черты его лица под тусклым светом. О, да, этот хитрый взгляд вряд можно забыть. Карты, дорогая выпивка и куча денег. За секунды перед глазами пронеслись обрывки воспоминаний, утягивая куда-то далеко. В нос ударил запах табака.
Это было пару лет назад. Может больше. А может меньше. За последнее время столько всего произошло, что некоторые кусочки памяти с ужасом терялись во временных рамках. Другие же воспоминания были предсказуемыми и обыденными и в итоге сливались в одно целое. Но имена никогда не утрачивали себя, они были высечены в её сознании.
Тайлер Кокс, ― трудно было понять вопрос это или утверждение. Но голос блондинки звучал уверенно, плечи расправились, и она слегка приподняла подбородок, будто о чём-то заявляя.
В голове, не переставая, всплывали образы из того дня, и между тем она успела себя выругать за то, что оставила пистолет в бардачке. Паранойя паранойей, но таким, как она, стоит всегда быть на стороже. Ну конечно! Стоило один раз расслабиться и на тебе...
А что это был за заказ, кстати?.. Их было так много, как бы ужасно и дико это не звучало, и Клэр помнила каждый. Каждый заказ. И тщётно пыталась выгнать эти картинки из головы.
Нет, тогда ничья папка с именем или фото не падали ей на стол. Тем вечером её пригласил один из клиентов перед заключением сделки. Так сказать, укрепить их деловые связи и наладить отношения. Этот мешок с деньгами полагал, что всё в его руках и даже не подозревал, какую игру вела обворожительная блондинка. Любой в своё время осознает, что не стоит недооценивать наёмников и уж тем более считать их своей собственностью. Так что ни о каком налаживание отношений и речи быть не могло, но сейчас не об этом.
Это было подпольное казино. Одно из многих, что процветает в каждом городе. И не такое уж оно было и подпольное. Его владельцы каждый четверг собирали "пожертвования" в своём дорогущем загородном доме. Сюда можно было попасть лишь по приглашению или заплатив весьма кругленькую сумму. Клэр не очень любила подобные места, но это был отличный шанс найти себе работу. Кругом всегда полно заядлых игроков с огромными карманами, забитыми под завязку. Да и встретить старых знакомых было не в новинку: здесь часто крутились не самые законопослушные ячейки общества. Ещё один плюс ― вы могли встретиться с конкурентами на нейтральной территории.
После тщательного досмотра охраны на входе, их впустили внутрь. Говорить о красоте того дома было бы настоящим оскорблением, потому что такое невозможно описать словами. Клэр сразу приметила, что хозяева обладали весьма утонченным и изысканным вкусом. Их сразу же провели в большой зал, где проходило всё веселье. Помещение было весьма роскошным. Девушка до сих пор помнила тот вычурный вид из бардовых стен, зелёных столов, дорогих стульев и кожаных кресел. Слегка приглушенный свет только придавал ещё больше обворожительности и дороговизны всему, что тут находилось.
Её спутник перекинулся парой фраз со старыми приятелями, что-то шепнул одному на ухо, довольно скаля зубы, и проследовал к дальнему столу, где их уже ждали. Крупье тасовал карты, выделывая ловкими пальцами невообразимые штуки. Напротив сидели троё мужчин. С одним из них Клэр уже довелось встречаться, поэтому он вежливо её поприветствовал, сняв свою любимую шляпу, которая, честно говоря, совершенно ему не шла.
Мисс Шрейбер! Рад Вас видеть! ― он протянул руку для приветствия, а после отодвинул рядом стоящий стул, ― Не желаете к нам присоединиться? ― его глаза хитро сверкали в свете ламп, а от кубинской сигары исходила тонкая струйка дыма. Голос был глубоким и хриплы как обычно.
Мистер Клейборн! Приятно видеть Вас вновь, ― Клэр широко улыбнулась, а мысленно подметила, что на редкость этот человек был одним из немногих здесь присутствующих, который не до конца утратил свои моральные принципы. ― Спасибо за приглашение, но не в этот раз. Может позже, или уже при следующей встрече. К тому же, карты ― не моя стихия... Не люблю полагаться на удачу.
Клейборн и её спутник громко засмеялись, а девушка выдала лишь лёгкий смешок.
Понимаю, ― мистер Клейборн вздёрнул брови и кивнул, ― Жаль. Что ж, давайте хотя бы представлю Вас моим друзьям, ― сперва он назвал имя того, что сидел рядом, а после второго игрока, который перебирал свои фишки на другом краю стола. Тайлер Кокс. Парень был моложе на пару-тройку десятков своих приятелей, и среди них он выглядел несмышленым парнишкой. Его светлые волосы отливали лёгким золотом, а надвинутые брови скрывали глаза в тени, создавая неподдельно хитрый и хищный образ, что сразу заставляло задуматься над тем стоит ли вот так резко списывать его со счетов. Затем представили её, сделав акцент на способности мисс Шрейбер устранять проблемы.
Да уж, это был долгий вечер. Клэр тогда сидела рядом, следила за игрой и старалась поддерживать разговор, хотя она не отличилась особой общительностью. Девушка узнала много интересного о своих новых знакомых и о мистере Коксе. Он ей запомнился, как отличный игрок и немного эксцентричный. Они перекинулись парой фраз, но Клэр не могла припомнить, о чём именно тогда шла речь. В тот вечер обсуждалось множество тем, и все они слились в один огромный ком.
Вот так встреча, ― Клэр кивнула в знак благодарности за новый бокал коктейля и сделала глоток. Она бы не сказала, что была сильно рада его видеть, но вряд ли он здесь, чтобы выследить её. Они ведь почти незнакомы. Да и зачем Тайлеру вообще охотиться на киллера?!
Может всё-таки стоило осесть в какой-нибудь глуши в самой жопе мира!
Не ожидала встретиться вновь, да ещё на канадской земле! Что Вы тут делаете? ― она не собиралась тянуть время и рубила в лоб. ― При нашей последней встрече Вы здорово показали себя, как игрок. Что, в Штатах больше не осталось самоуверенных толстосуммов и обалдуев, которых Вы обыграли? ― она улыбнулась кончиком рта, не спуская с него глаз. В принципе, видеть его в клубе не было такой уж неожиданностью. Ещё тогда блондинка предположила, что Тайлер не прочь поразвлечься. В его глазах горел тот азартный огонь, особенно, когда Кокс сидел за столом. Что-то в этом было... У всех есть свои пороки. У кого-то карты, деньги, девушки, а у кого-то Беретта, Пустынный Орёл и Cheytac M200 Intervention.

Отредактировано Claire Schreiber (2017-12-29 07:15:33)

+2

10

---Начало---
Кто такой настоящий друг для человека вроде меня? Близкий, кто понимает и принимает тебя таким, какой ты есть без всяких «но», без отступлений и советов, которых ты не просишь, или всё-таки трость с затёртой до черна пластиковой ручкой, которая каждый раз, при каждом взгляде напоминает о твоём изъяне, хотя и поддерживает любой неловкий шаг? Задумавшись, я почесал затылок и скомкал приподнятые медно-рыжие пряди между своими пальцами. Затем смял их во влажной ладони и снова пригладил друг к другу. Кончай париться, — уговаривал я сам себя, мимоходом глядя на наручные спортивные часы: Голову не забивай.
Ночная жизнь била ключом, менялась музыка, случайные собеседники, соседи. Иногда, чтобы не уснуть прямо за барной стойкой, приходилось щипать себя за тонкую кожу на запястье, незаметно, дёргано, с постоянными оглядками на окружающих, кто будто и правда косился на меня из каждого угла. Отвлекаясь на тонкую боль в том месте, где щипками оставлял на себе заметные синяки, я оставался в сознании и не выпадал из реальности, в которой находился, хотя очень бы хотел сегодня быть где-нибудь в другом месте. Более уединенном и спокойном. Подальше от людей и шума, создаваемых ими. Смотря сквозь свой наполненный стакан, я игнорировал всё происходящее, как ребёнок, закрывающий глаза руками, в поисках безопасности перед лицом своего страха. Подумаешь — незнакомцы, музыка, да стоящий в носу запах алкоголя и марихуаны. Как ужасно, нестерпимо мне хотелось курить, и в то же время до чего мерзко было смотреть в красные глаза, проплывающие мимо меня в потоке незнакомцев. Я и без травки так-то не фонтан, — отражение моего лица, смотрящее из-за спины бармена, из большого, почти достающего до потолка зеркала, было... унылым. Редко мне было до такого отвращения противно находиться в подобной среде, к которой обычно я был более чем нейтрален. И тем не менее, сегодня был как раз один из таких дней, а вернее, поздних вечеров.
Так всё же, кто такой — этот друг? Тот ли человек, который может поддержать любую твою затею, какой бы идиотской или опасной она ни была? Ну сколько её можно ждать? Эти девушки... Или тот, другой, кто оставался в тени, не названивал в свободное время, раздавал болезненные подзатыльники, мог проигнорировать, даже поставить тебя на место, но неожиданно появлялся в ту самую минуту, когда ты нуждался в нём больше всего? Может, позвонить Джуну, извиниться? Глупо как-то вышло. Мои понятия о дружбе были такими же расплывчатыми и сильно искажёнными, как и всё остальное, что так или иначе присутствовало в моей жизни. Такова была моя личная правда, другой не существовало, и я привык видеть мир немного под другим углом. Но разве я мог заставить кого-то глядеть на него точно так же, не раскрывая при этом всех своих карт? Разве мог я требовать к себе справедливости, если сам по себе был самой большой несправедливостью в жизни близких мне людей? Всё чаще мои знакомства сводились на нет. Осеннее обострение реально сильно затянулось, я это понимал, но этот факт не мешал мне много общаться с людьми, хотя бы пытаться восстановить тот баланс социализации, который во мне сейчас был сведён на нет.
Так я однажды и познакомился со Стейси — единственной девчонкой, которая смогла ужиться в моей сумасшедшей компании наравне с бойкими и вредными ребятами. А ещё, что гораздо важнее, ужиться со мной и встать на одну ступень без всякого боя. Её, кажется, никто никогда и не воспринимал иначе, кроме как частью нашего чисто мужского коллектива, она всегда была «своей» для них, а для меня — младшей сестричкой, которую я всё время хотел оберегать от нападок шакалов. Правда, она в этом не нуждалась. Стейси — она мой настоящий друг? Вопрос этот меня сегодня мучил, хотя я старался его опустить.  Пусть пока побеспокоит меня, раз уж я всё равно без дела сижу на стуле в ожидании встречи. Я обернулся лицом к залу, наполненному молодёжью. Среди сумасшедших, обпитых и накуренных лиц, я видел знакомые. Почти всех уже когда-то встречал, с некоторыми общался, с другими — конфликтовал. Однако сегодня я оставался абонентом вне зоны доступа, ожидая единственную персону, которую готов был видеть в этот поздний час. Наконец-то, — немного раздраженно цыкнул я, сползая с высокого табурета на пол и выпрямляясь в полный рост. Вот она, светлая голова, тянущая меня в ночные приключения: шла по краю танц-зоны, огибая привалившихся к колоннам парней и девчонок. Её хрупкое тельце было мне едва ли не по грудь, но какой боевой напор читался в её взгляде! Даже у меня шли мурашки по коже. От появления МакКиннон я взбодрился, хотя всё ещё и казался самому себе не таким энергичным, как обычно. Я вытянул вперёд руку, давая девушке «пять» и наигранно закатил глаза: Привет, полторашка. Немного потрепав её за макушку, я, словно увалень, рухнул обратно на свой стул и стукнул ладонью по столу: Парень, налей мадам чего-нибудь выпить. Затем, переведя усталый взгляд на Стейси, ухмыльнулся: Ну и стоило так долго наряжаться, чтобы, один хер, обосрать одежду, когда мы напьёмся? Я заглянул ей в глаза, глядя туда с особой внимательностью, словно мог найти там поддержку, о которой никогда бы не попросил вслух. Как твой зачёт?
Впрочем, я знал, что никак. У Стейси дела с учебой редко шли лучше, чем мои, обычно мы вдвоём улыбались преподавателям на экзаменах, но на этой неделе я провалялся дома, не посещая пары, те единственные, с которых меня ещё не выгнали за плохое поведение. И даже повод для встречи искал сегодня не я. Будь моя воля — провалялся бы в общаге, не отпирая дверей, но Стейси словно, блять, чувствовала меня на расстоянии. Она всегда на подсознательности уровне знала, когда мне особенно херово. И появлялась на горизонте как раз в этот момент. Так что, наверное, мои вопросы были неуместны, ведь скорее всего это моя приятельница жаждала узнать что со мной стряслось и куда я пропал, снова никому ни о чём не сказав. Вполне допускаю, что Стейси перехватила меня не слишком вовремя. Сейчас я чувствовал себя нормально, но мои психозы стали наступать всё чаще и внезапнее, я перестал контролировать и ощущать их приближение, а значит — подставлялся под удар сам, и подставлял других.
Я жадно отпил из стакана, хлопнув им по столу, и хрупкое стекло не выдержало, дав трещину прямо в моей руке. Содержимое лужей растянулось по барной стойке; тут же молодой парень, стоящий по ту сторону с шейкером в руке, неодобрительно, но как-то слишком наигранно, покачал головой. Извиняюсь, — я неаккуратно вывалил содержимое своих карманов, разложив смятые купюры, монеты, карточки и чеки ровным слоем по влажной поверхности стола перед своим лицом. Где-то на ощупь отыскал бумажку, похожую на двадцатку баксов и протянул хозяину бара. Вон. Смотри, — обратился я к Стейси, указывая без всякого смущения пальцем в сторону парнишки на другом конце зала, — Он нас угостит сегодня? Я улыбнулся, прикусив губу. Для нас это было таким сущим пустяком — разорить кого-то на пару шотов, нагло влезть за чужой стол и нахаляву поесть или присоседиться к вечеринке, на которую нас не звали в поисках приключений и бесплатной выпивки. Разве не в этом была прелесть жизни — чувствовать себя свободным, когда тебе этого не хватает? Давай, он пялится на тебя уже минут 10, используй приём «я и моя подружка Линдси, которая ушла в туалет, хотим с тобой познакомиться», а я пока покараулю рядом. Я почти силой выпинал блондинку с её стула, желая не только развлечься, но и как можно скорее закрыть тему моего отсутствия на учёбе. Я шепнул ей: «Подружка Линдси сегодня пьёт виски, кстати», и через секунду приземлился неподалёку от объекта нашей охоты, глядя на МакКиннон, которая с точностью профессионала уже не в первый раз проделывала этот хитрый трюк. Красотка, вся в папочку, — нагло улыбнулся я, касаясь локтями и поясницей стола, на который привалился, чтобы посмотреть за представлением.

+2

11

-----начало-----

Тяжелая и темная ночь опустилась на улицы Ванкувера. Большинство жителей уже попрятались по уютным квартирам и сейчас грелись под мохнатыми пледами, восстанавливая растраченное за день тепло. Но кое-кто только собирался выползти из дома навстречу приключениям. Слегка перевалило за полночь, когда к воротам академии подъехало такси. Стейси вылетела из комнаты в общежитии, на ходу застегивая куртку и проверяя, не выпала ли из кармана наличка. Светлые волнистые волосы водопадом рассыпались по плечам, колебаясь в такт движению. Она жутко опаздывала, и сейчас уже должна была быть на  месте встречи. Впрочем, Айден должен ее за это простить. Куда ж ему деваться?
В машине было душно и от водителя пахло дешевым одеколоном. Девушка картинно поморщилась, когда тот отвернулся, и чуть приоткрыла форточку, впуская в салон свежий морозный воздух. В Polar Sun, и поскорее, - свои слова блондинка подкрепила увесистым аргументом в виде пятидесятидолларовой банкноты. Гулять так гулять, - дала внутреннюю отмашку МакКиннон, откидываясь на потертое кресло рядом с водителем. Тот, увидев деньги, загорелся и быстро выехал на основную дорогу, увозя их все дальше и дальше от общежития, в котором сейчас мирно спали нормальные студенты. Но она себя к таковым никогда не относила, уж слишком сильно отличалась от своих одногруппниц, которые только и думали, что о конях, да о соревнованиях, не успевая при этом жить.
Сегодня ей хотелось напиться. В очередной раз, желательно до того состояния, когда уже мозг перестает контролировать окружающую обстановку. Хотелось забыть про все и наслаждаться жизнью прямо сейчас, безотлагательно, не пытаться решить свои проблемы, а просто задвинуть их в дальний ящик, как задвигают на шкаф коробку с гирляндами и мишурой до следующего Нового Года. Зачем работать над собой и ковыряться во внутреннем мире, если можно просто отдаться на волю алкоголя? Если удастся найти травки, вечер можно было бы считать удачным. Приключения сами найдут их, стоит только попасть в нужное время в нужное место. А приключения - это веселье и радость, хотя бы сиюминутная.
Стейси знала, что во всех этих безумных затеях и гулянках ее мог поддержать только один человек, такой же сумасшедший, как и она сама. Большинство людей жали на тормоза, не давая себе внутренней свободы, пытаясь контролировать все и всех вокруг. Иные пытались учить жизни, навязывать свои ценности, свою мораль и свои правила. Но Айден - нет. Он принимал Стейси такой, как она есть, со всей придурью и ершистостью. Ее рыжий друг никогда не задавал глупых вопросов, а если и задавал, то не настаивал на ответе. С ним было удивительно легко и спокойно, любую авантюру он превращал из жуткострашноопасно в увлекательное, щекочущее нервы приключение. При нем девушка могла спокойно расслабиться, зная, что друг всегда подставит плечо и подержит волосы после веселой ночи(бывало всякое). Моментами Стейси казалось, что Айд - это ее мужское воплощение, хотя он мог и перещеголять ее по части сумасшедших идей и выходок, часто девушка тихо завидовала его фантазии. Она воспринимала его как брата, несмотря на то, что не всегда понимала его поведение.
Отыскать в толпе ярко-рыжие волосы было не так просто, как кажется на первый взгляд. Клуб уже был набит под завязку, ночь с пятницы на субботу всегда вызывала наплыв посетителей, празднующих конец рабочей недели. Пробивая себе путь локтями, Стейси присматривалась к барной стойке, ища знакомое лицо. Смотри куда идешь, мелкая, - какой-то борзый парень, которого она нечаянно толкнула, попытался ущипнуть ее за попу. Годы тренировок с чокнутыми лошадьми, болезненная реакция, физическая сила от таскания тачки и внутренняя злость сработали вовремя, так что девушка успела обернуться и за долю секунды перехватить руку нахала. На милом лице внезапно проступила такая агрессия, что молодой мужчина опешил и даже не стал вырываться. Я сейчас эту руку в твою же задницу засуну, понял? - прошипела блондинка, угрожающе прищурив глаза. Это смотрелось несколько комично, если учесть, что парень был на голову выше. Удовлетворившись изумленно-испуганным видом, Стейси разжала пальцы и продолжила свои поиски, отвернувшись от этого типа. Больная, - бросил тот, потирая запястье.
Но МакКиннон этого уже не слышала. Уильямс явно заждался, судя по тому выражению лица с которым он сползал со стула. На лице Стейси просияла широкая улыбка, совмещающая радость от встречи и предвкушение хорошей ночи. Она звонко ударила по протянутой ладони, так что на их "пять" обернулось несколько человек. Привет, полторашка. Она закатила глаза и сделала вид, будто пытается посмотреть на здоровенного Айдена сверху вниз. Привет, рыжик, - Стейси шутливо пихнула его ладонью в плечо, пытаясь остановить Айда прежде, чем ее прическа превратится в воронье гнездо.
Я тоже скучала, - с этими словами она забралась на высокий стул, жадными глазами скользя по ряду пузатых бутылок за спиной у бармена. Парень, налей мадам чего-нибудь выпить. - Айд, видимо, сразу понял ее настрой на сегодня. Ты угощаешь? - игриво повела она бровью и послала воздушный поцелуй. От МакКиннон не укрылось, что Айден выглядел подозрительно уставшим. И это несмотря на то, что он всю неделю не появлялся на парах! Работу еще одну что ли завел? Или девушку, - собственническая ревность тонкой иголкой кольнула ее под кожу, но девушка отмахнулась от этого сиюминутного чувства жадности. Лучшее лекарство - это хорошая встряска! - сказать по правде, МакКиннон и сама валилась с ног - конец семестра, ночная работа и куча долгов вынуждали ее прикладывать заметные усилия. Именно поэтому - вон из общежития. Хватит все время напрягаться, надо и расслабиться уметь.
Ну и стоило так долго наряжаться, чтобы, один хер, обосрать одежду, когда мы напьёмся? - рыжик сказал это с такой едкой улыбочкой, что Стейси громко расхохоталась, в очередной раз привлекая к ним внимание. Это, - она повела рукой, показывая на свою одежду - Является нашим лучшим купоном на то, чтобы напиться. К тебе богатенькие мальчики не цепляются, хотя... - она окинула его оценивающим взглядом, в очередной раз за вечер отметив темные круги под глазами и общие следы усталости. Если выспишься и будешь не такой помятый, то может и сойдешь, - она рассмеялась и подмигнула Айдену. Собственно говоря, она аккуратно коснулась темы его долгого отсутствия, но не желала давить на него. Протянула ниточку - если захочет, то ухватится и расскажет. Бармен шумно опустил на стойку какой-то коктейль прямо перед ней, Стейси слегка вздрогнула и тут же обхватила пальцами бокал, вцепившись в холодное стекло. Напиток был очень сладким, но градус чувствовался.
Айд спросил про зачет. Нашел о чем поговорить, - девушка закатила глаза и улыбка слезла с ее лица. Меня не допустили, - она равнодушно пожала плечами, попивая из бокала и продолжая рассказ. - Слишком много пропусков. Я ж не виновата, что они поставили пары рано с утра, как раз после моего дежурства на конюшне. Мне еще нужно себя в порядок привести и хоть чуть-чуть подремать после рабочей ночи... Короче говоря, Элис сказала, что можно решить это с Хеной, им там нужны в постановку люди. Лучше потанцую на сцене, чем ходить на отработки. В понедельник пойду на поклон, - она шутливо наклонилась, но не рассчитала равновесие и чуть не упала со стула, схватившись за Айдена в последний момент. Восстановив баланс, она тут же отпрянула назад, поспешно убрав руки. Что в этом коктейле, чувак? - крикнула она бармену, но за громкой музыкой он услышал только ее заливистый смех.
Эта пустая болтовня приятно наполняла вечер, МакКиннон искренне наслаждалась атмосферой праздности, вседозволенности и беззаботности. Она резко подскочила на стуле, когда стекло в руке Айдена треснуло и жидкость потекла по столу, расползаясь причудливыми узорами. Какая утрата, - с горечью произнесла она, глядя на Рыжика. В глазах у нее плясали бесенята, предвестники славной шалости. Этот настрой был подхвачен целиком и полностью. Парнишка на другом конце зала явно не подозревал, что он только что был выбран в жертвы двух пройдох. Стейси изящно соскочила со стула(куда изящнее, чем почти падение несколько минут назад) и направилась прямиком к тому самому брюнету, кокетливо улыбаясь. Алкоголь уже несся по крови и диктовал действия не хуже навигатора. Симпатичный мальчик, - подумала она, и глаза на секундочку потухли. - Встреться ты мне на три года раньше... Горечь, накатившая на мгновение, так же быстро и улетучилась. В этом и был смысл - надраться, чтобы не чувствовать ничего плохого.
Привет, - томным голосом произнесла Стейси, подсев к парню и положив локоть на спинку дивана. Знаешь, мы с моей подружкой Линдси очень хотели узнать тебя получше, - фразы, отточенные многочисленными тренировками слетали с языка легко и непринужденно. Эта игра очень нравилась МакКиннон - отличный способ повысить свою самооценку и лишний раз убедиться в том, насколько легко все сходит с рук при должной наглости и обаятельности. Парню явно льстило внимание такой симпатичной девушки, он оглянулся вокруг, высматривая что-то глазами. И где же твоя подружка, мм, милашка? - Стейси внутренне поморщилась фи, какая я милашка. Но сама только улыбнулась пошире и чуть склонила голову набок, игриво наматывая локон на палец. Она сейчас в уборной, но скоро должна вернуться. Знаешь, мы с ней поспорили. Я считаю, что такой обаятельный парень наверняка не откажет в угощении двум дамам... - доверительный тон и шепот прямо на ухо, щепотка лести и, наконец, финальный аккорд: ...а она разочаровалась в принцах. Как думаешь, мне удастся выиграть пари?
Брюнет уже почти не слушал, засмотревшись на ямку под шеей у девушки. Он машинально кивнул, видимо, уже был здорово пьян, раз так без стеснения пялился. Воспользовавшись моментом, Стейси жестом подозвала официанта. Разглядев через несколько столиков ухмыляющегося Айдена, она подмигнула. Впрочем, сложно сказать, заметил он этот жест, или нет. Мужчина как раз подошел к их столу. Чего желает леди? - осведомился он, вышколенно стоя по стойке смирно. Леди желает два двойных виски, - елейным тоном ответила МакКиннон. Ты не возражаешь, милый? Парнишка кивнул и продолжил пожирать ее глазами. Стейси не возражала и откинулась на спинку дивана в ожидании заказа.
Наконец, когда спустя буквально несколько минут принесли виски, она убедилась, что парень раскошелился, после чего шепнула ему прямо на ухо: Знаешь, я в тебе не сомневалась. Пойду скажу Линдси, что она проиграла и теперь ей придется с тобой познакомиться, - схватив оба стакана и издав внутри себя торжествующий клич, она на прощанье подмигнула брюнету и пошла в сторону Айдена, покачивая бедрами. Эй, а как же... - недовольный голос сзади заставил ее обернуться. Стейси подмигнула ему и бросила через плечо: Подожди Линдси тут, она скоро придет.
МакКиннон прошла мимо Айдена не оборачиваясь, потому что была уверена, что парень пойдет следом. Упав на диван за угловым столиком, она оказалась вне зоны видимости несчастного парня, все еще ждавшего ее несуществующую подружку. Отпив из стакана, Стейси торжественно подняла его: За халяву и успех! - звонко чокнувшись с Рыжиком, она сделала еще глоток и рассмеялась. Бедняга до сих пор ждет, пока Линдси придет к нему знакомиться. Все-таки мы гадкие. - девушка округлила глаза и поджала нижнюю губу, приняв очень сочувствующий и жалостливый вид. Только искорки во взгляде выдавали ее внутреннее удовлетворение и прекрасный настрой.
Ну давай рассказывай, как ты провел эту неделю, - любопытство пересилило тактичность, и Стейси все-таки решила спросить у Айда, какого хрена он творит, забив на учебу от слова "совсем" перед концом семестра. Конечно, у него намного лучше обстояли дела с практикой, да и вообще. Но от теоретических пар просто так не отмахнешься, и МакКиннон в глубине души совсем не хотела, чтобы Уильямс вылетел из Академии. Без него было бы скучно, к тому же завидно - он может позволить себе выбрать другую дорогу, в отличие от Стейси, которой придется бомжевать, если она не удержится в конном клубе. Поэтому уж лучше быть товарищами по несчастью, чем тихо завидовать вольной жизни друга из окна общежития.

+2

12


Привет, рыжик, Я загадочно, с долей ехидного коварства, посмотрел на Стейси сверху вниз, чуть приподняв свой подбородок с колючей рыжей щетиной, чтобы назло подруге казаться ещё немногим повыше. Хорошо ведь, что с чувством юмора у неё всё было в порядке, и она не обижалась за это, терпя мои ласковые подколы и отвечая на них стократ ядрёнее. А ведь я и правда часто над ней подтрунивал. Настроение в её присутствии бодрыми порывами поползло наверх. Как маленький огонёк в глухой темноте, она светила не только мне, но и всем находящимся рядом людям, и они слетались, будто мотыльки, к этому ослепительному свету. Кажется, что ни от кого не укрылось её появление и каждый, кто слышал заливистый смех, машинально отвлекался от своих дел, разговоров и даже дружных компаний, всецело обращаясь взглядом и мыслями в её сторону. Я тоже скучала. Иронично ухмыльнувшись, я поправил край своего тонкого темно-серого свитера, облепившего взмокшую спину и, склонив голову к плечу, шутливо отметил: Я разве сказал, что скучал? Смотря на это светловолосое чудо, сидящее ко мне в пол-оборота, елозящее по стулу и заинтересованное вовсе не нашей долгожданной встречей, а совсем другими вещами вроде старого шотландского скотча в красивом тёмном стекле причудливых и разнообразных форм, я мысленно удивлялся тому откуда только она берёт свой бесконечный заряд бодрости, чтобы его хватало на всех. Откуда в глазах, не видевших нормального сна уже несколько суток, а то и недель, появлялись эти игривые маленькие чертики, что ярко поблескивали в свете здешних софитов, играя с воображением смотрящих в них людей? Неужели её не выматывала до изнеможения ночная работа? А пары? А тренировки, в конце концов? Как только удавалось маленькой оторве быть такой железобетонной, когда по всем законам жанра она должна была скулить о своей нелёгкой судьбе? Ведьма, не иначе, — про себя усмехнулся я. Проследив за её взглядом в сторону бара, жадным и даже капельку хищным, я решил, что Стейс очень даже права, ждать больше нечего: прежде чем переходить к разговорам, надо было для начала смочить пересохшее горло. Подозвав бармена, который видел нас вдвоём тут уже столько раз, что перестал даже для приличия спрашивать документы, я сделал заказ, зная, что ничего приличного Стейси всё равно сама выбрать не сможет. Эх, пропадёшь без меня. Ты угощаешь? Забрав у официанта, оперативно отсчитавшего сдачу, помятые купюры и несколько бренчащих в кармане фартука монет, я театрально прищурился и коротко хохотнул, отвечая на её вопрос: Ну ты сильно-то губу не раскатывай, может только немножко. Совсем чуть-чуть. И с этими словами щёлкнул ей по носу указательным пальцем. Нам, двум студентам, живущим на стипендию и смешную зарплату, выстраданную бессонными ночами, было не до шуток, когда дело касалось кровно заработанных денег, однако в расстроенных чувствах я всегда пересматривал некоторые ценности, да и для МакКиннон мне было не жалко вывернуть кошелёк.
Пока мы беспечно болтали, прикладываясь к своей выпивке, я растирал красные глаза, водя по ним своим кулаком. Хорошо, что в помещении, где всё вокруг мигало, светилось и рябило, как в сломанном телевизоре, было не видно того, какой неестественно бледной выглядела моя кожа, потерявшая за последнюю неделю не только свой блестящий здоровый рельеф, но и даже некогда яркий крап мелких веснушек в уголках глаз. И сейчас, стараясь не вызывать никаких подозрений у внимательной подруги, я бодрился, хоть и знал, что от её пронзительного взгляда было невозможно сбежать. Это является нашим лучшим купоном на то, чтобы напиться. Я невольно улыбнулся её самодовольному выражению лица: ох, чертовка прекрасно знала, на что способны её коварные бабский чары и нагло пользовалась тем, что дала ей природа, пока я где-то неподалёку подначивал её, как дьяволёнок, сидящий на плече. К тебе богатенькие мальчики не цепляются, хотя, если выспишься и будешь не такой помятый, то может и сойдёшь. Я нехотя усмехнулся её подколу, поддав мыском кроссовка девчонке по стулу, но всё же терпеливо промолчал, как и всегда, без всяческого стыда игнорируя вопросы, касаемые моего здоровья. Не время да и не место было обсуждать свои болячки и обсасывать их, гладя друг друга по голове и причитая.
А вот тема её учебы меня, словно того надоедливого старшего брата, который каждый раз отчитывает сестру за короткую юбку и неподобающий макияж, интересовала куда как больше, так что, сделав большой глоток виски, я облизал губы, собирая с них последние капли желанного напитка, и постарался перевести разговор в нужное мне русло, сделав максимально незаметным побег от неловкой темы моего помятого внешнего вида. Меня не допустили, — Стейси всё время вот так ощетинивалась, когда я пытался лезть к ней с подобными вопросами, да я и без этого прекрасно понимал откуда берётся нежелание обсуждать проблемы, от которых всё время хочется сбежать и спрятаться. Я выслушал её, прильнув локтями на стойку бара и положив свою голову в ладони, а потом задумчиво кивнул, в красках представив, как странно и нелепо все мы, поганые двоечники, будем смотреться на сцене.
Мы медленно продвигались к моменту, когда горячительная смесь понеслась по венам, стремясь опьянить не только разум, но и всё тело. Я любил это переходное состояние, когда в глазах всё по-прежнему стояло крепко и нерушимо, но мысли уже стремительно уползали прочь от насущного в идеальный мир, который, к сожалению, не мог бы существовать постоянно, но вполне мог побыть с нами хотя бы один вечер, пока мы не протрезвеем. И всё складывалось как нельзя лучше, даже Стейс подхватила мой настрой, соскакивая со стула и направляясь в сторону незнакомца на том конце зала. Его жадные глаза блеснули, когда парень увидел, как сквозь толпу, уверенно и грациозно, к нему пробирается красивая девушка, и, наверное, ему показалось, что добыча сама только что пришла ему в руки, сдавшись без боя. Как жаль, что в этот момент я не мог спустить его с небес на землю, тряхнув хорошенько за шкирку, ведь мне оставалось лишь покорно выжидать в стороне, когда женское коварство и притворство сыграют с ним в злую и нечестную игру. Сев неподалёку, так, чтобы видеть их обоих, я встряхнул плечами и на мгновение расслабился. МакКиннон своё дело знала, но я в свою очередь помнил, что часто наши приколы оказываются опаснее, чем мы могли изначально предполагать. На этот случай я и сидел рядом, сжав кулаки от разбирающей меня собственнической ревности. Ведь несмотря на то, что парень, сейчас расплачивающийся за два стакана виски, сидел ко мне спиной, я прекрасно знал, каким прожорливым пьяным взглядом он сейчас гуляет по лицу и телу моей подруги, мысленно раздевая её. Я скрипнул зубами, давя неправдоподобную улыбку всякий раз, когда Стейс поднимала на меня глаза, и чуть напрягался, когда она наклонялась к брюнету, чтобы попытаться сквозь громкую музыку ему что-то сказать. Знаете, ведь мужчина, который оплачивает незнакомой девушке в клубе коктейль всегда рассчитывает на нечто большее, чем простое «спасибо», и от этой мысли мне, занудному ревнивцу, становилось тошно и некомфортно. Ну давай, — я улыбнулся, провожая взглядом свою подругу, которая с исключительной наглостью наврав незнакомцу с три короба, схватила оба стакана и, вильнув хвостом, оставила его наедине со своими фантазиями, а затем прошла мимо меня, стрельнув взглядом, но ни разу не обернувшись в мою сторону. Ты лучше, чем девушка Джеймса Бонда, — подойдя сбоку к занятому ею столику, я навис над Стейси тенью и наигранно сирого покачал головой, затем чокнулся с ней своей нечестно заработанной наградой за сообразительность. Боже, я был просто ужасен, не так ли? За халяву и успех! — предложила тост МакКиннон, а я покорно согласился, кивнув ей: Так точно, капитан! Но гадкие — это самое неподходящее нам слово. В доказательство, упав рядом с подругой на мягкий кожаный диван, местами истерзанный рваными дырками, будто его драли собаки, я схватил девчонку, рывком обняв её за шею и придвинул к себе, чтобы ей стало видно большое растянутое отражение в висящем напротив нас зеркале. Мы самые классные ребята в этом тухлом месте.
Глядя на это единение со стороны, можно было бы подумать, что мы давно перешагнули черту дружеских отношений, и, если вдуматься, это действительно было так, только к пресловутой влюбленности это всеобъемлющее чувство не имело никакого отношения, и мне всегда казалось, что мы оба не созданы для понимания того, что такое любовь. Нам просто было хорошо вот так — в одной шлюпке посреди неспокойного океана, и лишние эмоции были тут не к месту, они бы только раскачали и опрокинули нашу маленькую лодку. Я постоянно возвращался к мысли о том, почему ревную её к другим парням, но, с другой стороны, утешался тем, что даже Джуна я могу ревновать к маленькой девчонке. Наверное, это обыкновенная жадность. Не важно. Ну давай рассказывай, как ты провёл эту неделю. Я поморщился, отпуская девушку из своих удушающих объятий и отвернулся в сторону. Ну вот всё тебе надо испортить, — я уже не видел никакого смысла скрывать тот факт, что этот разговор мне не нравится, но разве Стейси когда-нибудь это останавливало? Было несколько проблем, которые требовали моего участия, — я словно специально говорил с ней загадками, но, поверьте, в этом не было никакого злого умысла, лишь стремление стесать угловатую поверхность неприглядной правды. Я грустно улыбнулся, глядя в свой опустевший наполовину стакан и, опрокинув остатки виски одним залпом, вдруг развязал себе язык. И меня отстранили от занятий. Но я уже всё решил, не переживай, — благодаря заботе Стейси я не раз выползал из сложных ситуаций, но сейчас не мог открыть ей и половины карт, спрятанных в рукаве. Лишь, скажем, приоткрыл завесу тайны, зная, что этого разговора нам всё равно не избежать. Да и мы бы так или иначе пересеклись бы на репетициях спектакля, так что сворачивать с праведного пути было поздно — пришлось говорить. Меня тоже в спектакль запихнули. Пришлось продать душу корейскому дьяволу, чтобы получить разрешение снова ходить на тренировки. Чувствую, Хёна меня ещё поимеет, — я усмехнулся, вспоминая надменное выражение лица замдиректора, когда, оглядывая меня в кабинете, она построила коварные планы на моё использование в своих личных целях. Ну да и пусть, станцую разочек, не переломаюсь. Тем более, если Стейси будет рядом, репетиции превратятся из скучной обязанности в приятное времяпровождение.
Эй, у тебя ещё много? — я с интересом заглянул к девушке в стакан, будто хотел там что-то найти, а потом вырвал его у неё из рук, делая большой глоток и отбиваясь от прилетевших мне за это пендалей. Мы рассмеялись, сцепившись клубком и елозя по всему дивану, а потом, окончательно добитый дошедшим до точки назначения спиртным, я вскочил на ноги. Я придумал, — блеклый огонёк в моих глазах вдруг ярко сверкнул пришедшим на ум сумасшествием, я прямо всем телом почувствовал, как от предвкушения меня кинуло в жар, и вдруг все переживания растворились, спрятавшись за плотную ширму выпитого алкоголя. Мне просто необходимо было куда-то деть подоспевший поток эмоций, я скомандовал подруге встать и, взяв её за руку, которая могла бы дважды поместиться в моей ладони, стал затягивать её следом за собой в толпу, которая скоро потеряла свою резкость, картинка поплыла, как рассеянный дым вокруг меня, я незаметно прищурился, борясь с желанием схватиться за голову и продолжал идти в сторону туалетов, где возле лестницы дежурила небольшая компания людей. Их можно было найти тут всегда — трое парней и несколько девчонок, которых разменивали каждый вечер, как перчатки. Они не танцевали, редко пили и всегда стояли на посту, в своей обыкновенной немного насупленной позе, отпугивая случайных прохожих. Меня один из них, двеннадцатиклассник Кевин узнал почти сразу, сначала чуть прищурившись, а затем с максимально естественным дружелюбием протянув мне навстречу сухую ладонь с длинными неестественно изогнутыми пальцами. Я осторожно пододвинул Стейси к себе за спину, приветствуя знакомых, и быстро подмигнув Кевину, забрал у него небольшой свёрток, убрав его в рукав. Обернувшись на свою спутницу, я алчно приоткрыл глаза, в этом взгляде мерцало до ужаса странное, не похожее на моё естественное даже самое пьяное состояние, безумие. Невиданный миру тандем сумасшествия и бесстрашия перед самыми опасными приключениями, которые только могли найти нас в ближайшие несколько часов до рассвета. Это, — я спародировал голос Стейси, придерживая пальцами край своего рукава с вложенным внутрь кульком, — наш купон на то, чтобы как следует отдохнуть. Если ты конечно не трусишка какая-нибудь. Если бы ты была скучной, мы бы тут сейчас не находились. Идём гулять. Ты выбираешь куда, я заказываю такси.

+2

13

Довольная улыбка расплылась на лице Стейси, она выглядела как кот, который сожрал банку сметаны и измазал все усы. Все получилось просто великолепно, даже лучше, чем она изначально планировала. Почти никогда их планы не шли так, как должны были, вечно возникали какие-то проблемы и сложности. Но сегодня удача благоволила им, и девушка чувствовала себя опьяненной не только коктейлем, но и успехом. Ты лучше, чем девушка Джеймса Бонда, - эти слова были ей как бальзам на душу, но Стейси только чуть пожала плечами, не потрудившись убрать с лица самодовольную улыбку. Ага, я такая, - в эти минуты она действительно чувствовала себя прекрасной и сильной, чувствуя на себе взгляд рыжика, пристроившегося сбоку к столу. Но гадкие — это самое неподходящее нам слово. - Конечно, ведь мы намного хуже, - ухмыльнулась Стейси, отхлебнув из стакана.
Она чуть не подавилась и даже слегка закашлялась, когда Айден бесцеремонно плюхнулся рядом с ней. Девушка почувствовала его крепкую руку у себя на шее и махом напряглась, чуть стиснув зубы. Это просто Айд, расслабься! - скомандовала она себе, борясь с диким инстинктивным желанием сбросить его руку и умчаться в закат. Даже по прошествии почти двух лет она все еще не могла побороть в себе это, и чем отчаянней сопротивлялась самой себе, тем хуже это становилось. В моменты, когда кто-то обхватывал ее руками, МакКиннон чувствовала себя невероятно слабой и беспомощной, переносясь в ту страшную ночь за много дней назад, когда не смогла дать отпор своим обидчикам. Это твой друг, он тебя не обидит, ну же - внутренний диалог явственно отражался на ее лице.
Под влиянием алкоголя ей было легче - Стейси даже смогла натянуть на себя улыбку, не желая обидеть рыжика. Мы самые классные ребята в этом тухлом месте - отражение в зеркале расплывалось, девушка вдруг почувствовала себя еще более пьяной, чем была на самом деле. Мы самые классные на этом континенте, Айд! - задорно выкрикнула она, точно наперекор себе и своему разуму крепко приобняв Уильямса. Конечно, он почувствовал ее напряжение. Возможно, поэтому убрал руку. Стейс постаралась, чтобы он не заметил еле слышного выдоха облегчения. А даже если и заметил, то уже должен был привыкнуть к ее странностям. И несмотря на это вел себя так, точно ничего не было. МакКиннон не могла даже выразить, насколько была ему за это благодарна, ибо Айден был ее поводом для борьбы с собой, и он не давал ей закрыться от этого мира, снова и снова вытаскивая из полного дерьма.
Девушка держалась за рассказ Рыжика, как за соломинку, пытаясь сконцентрироваться на том, что он говорил ей. Она снова и снова прикладывалась к виски, хотя чувствовала уже, что можно было бы и остановиться. Но продолжала пить, окончательно срывая внутренние тормоза и приходя к тому самому ощущению свободы и вседозволенности... Бессмертия? В девятнадцать лет часто кажется, что ты вечно будешь здоровым и молодым, прямо как сейчас. Стейси не улавливала суть тех загадок, которые загадывал ей Айден. Да и не пыталась особо - самое главное, что он все разрулил. Он всегда все разруливал. Везучая задница.
Меня тоже в спектакль запихнули. Пришлось продать душу корейскому дьяволу, чтобы получить разрешение снова ходить на тренировки. Чувствую, Хёна меня ещё поимеет, - услышав о том, что Уильямс тоже будет участвовать в постановке, Стейси приободрилась. Значит, на репетициях не будет скучно, а то кроме него, наверное, одни отличники и примерные ребята. Такого большого тебя, с ее-то ростом? - громко рассмеялась МакКиннон, показывая рукой, насколько выше ее друг, по сравнению с Хеной и ней самой. Двусмысленные шуточки, порою даже чуть грубоватые, часто мелькали в их общении - Стейси совершенно не испытывала комплексов на эту тему. Бесконечные компании парней и привычка быть "своей в доску" просто так не проходят, манерам и поведению МакКиннон явно училась не у принцесс. Скорее наоборот, ее бесило ханжество, когда все-такие-нежные-воздушные девочки начинали мило морщить носик при слове "жопа". Конечно, Стейси была воспитанной девушкой и разговаривала на литературном языке, но запретных тем для шуток практически не существовало, особенно после стакана-другого.
Кстати про стаканы. Когда Айден вырвал у нее из рук выпивку, девушка с воплем ОТДАААЙ вцепилась в его руку и потянула на себя, но опоздала - Рыжик успел выхлебать остатки живительного напитка. Она дралась с ним, как самая настоящая девчонка - била ладошками всюду, куда могла дотянуться, смеялась и совсем не чувствовала дискомфорта от близости парня. Вооот оно, то самое, - удовлетворенно отметила она, не ощущая привычного кома в горле и внутреннего спазма. Ради этого Стейси сюда и приехала. Айд, похоже, тоже дошел до нужной кондиции - огонек в его глазах не сулил ничего хорошего. Обычно это значило что-то очень рискованное, а иногда и не очень законное. Я придумал, - идею, пришедшую в голову Уильямса не так-то просто угадать.
Эй, Брэйн, чем мы будем заниматься сегодня вечером? - громко вопросила МакКиннон, слегка заплетаясь языком. В ответ Айден молча потащил ее за собой. Стейси крепко держалась за его сильную ладонь, стараясь поспевать за широкими шагами друга. Толпа вокруг дергалась и шумела, изрядно пьяные девушки трясли всем, чем только можно, выдавая это за танец, изрядно пьяные парни бесцеремонно лапали этих девушек, скрывая это за беспорядочными вспышками света и темнотой. Бал сатаны, - возникшая ассоциация выбила из Стейси пьяный тихий смешок. Рука Айдена была единственным ориентиром, сама бы она давно уже потерялась среди многоликого моря опьяненных людей.
Толпа редела, и девушка наконец-то сориентировалась, где они находятся. На выходе около лестницы толкались какие-то подозрительные типы. Парни выглядели преувеличенно сурово, а о профессии девушек догадаться было несложно - яркий макияж, потрепанный вид, юбки, заканчивавшиеся там же, где и начинающиеся. Это все складывалось в один нехитрый образ. Так вот, как выглядят шлюхи, - сделала вывод МакКиннон, во все глаза глядевшая на незнакомых людей. Если бы Айд не закрыл ее своей спиной, Стейс так и пялилась бы на них. Так вот, кем меня нарекла дорогая матушка. - этот вывод сейчас не причинил ей боли - алкоголь хорошая анестезия и для тела, и для души. Она только крепче сжала ладонь Рыжика и глупо захихикала, упершись лбом ему в спину. Это она только так думает,а на самом деле я тут с классными друзьями развлекаюсь, и совсем на этих девочек не похожа, - почему-то ей было так важно проговорить это. Как будто от этого зависело ее дальнейшее ощущение себя - ассоциировать слова Джин с собой, или внутренне решить, что это было сказано не ей.
За всеми этими мыслями она не заметила, что Айден уже закончил со своими очень важными переговорами  и сейчас оттащил ее в сторону. Это — наш купон на то, чтобы как следует отдохнуть. Если ты конечно не трусишка какая-нибудь. - он так смешно передразнил ее манеру голоса, что Стейси заулыбалась, хотя к последней фразе даже напустила за себя оскорбленный вид, глядя в нахальные глаза Рыжика, светившиеся странным огнем. Мистер Уильямс, вы меня ни с кем не перепутали? - строго переспросила она, пародируя тон коменданта в общежитии - вредный старичок вечно ворчал и ругал студентов за бардак в комнатах и поздние возвращения.
Ты чудо, - до нее наконец-то дошло, что парень прятал в рукаве. Вообще-то МакКиннон до сих пор не могла привыкнуть к тому, что в Канаде можно было спокойно купить травки, и что полиция даже не сильно напрягалась на эту тему. Ванкувер плотно сидел на марихуане, курящих подростков и бедняков разве что на улице не было видно. Она обрадовалась как ребенок, чуть ли не подскакивая на месте. Идём гулять. Ты выбираешь куда, я заказываю такси. Ну это просто праздник какой-тою Стейси было так хорошо и весело, что она сама схватила за руку Айдена, потащив его в гардероб по краю зала, стараясь держаться подальше от толпы. - Поехали кататься! - громко крикнула она ему, оглянувшись через плечо.
Привлекательная, но очень грустная девушка вернула им верхнюю одежду, и Стейси сразу же укуталась в свою удлиненную зимнюю парку цвета хаки, который очень ей шел. Девушка успела подмерзнуть, пока они стояли на лестнице, и сейчас отчаянно пыталась согреть ледяные ладошки, сложив их лодочкой и выдыхая в них теплый воздух. В нос, правда, било алкогольным духом, но сейчас это не имело значения. Пока Айден вызывал такси, в голове немного прояснилось - в холле было куда тише, к тому же в теплой куртке захотелось спать. А ну-ка веселее! - подбодрила сама себя МакКиннон.
Она незаметно подкралась к Рыжику, уткнувшемуся в телефон, и с веселым хохотом засунула ледяную ладонь ему за шиворот. Отдавай свое теплооо! - жутким голосом возвестила она, уворачиваясь от Рыжика, который пытался отлепить ее от себя. Только звонок таксиста заставил их расцепиться и выбежать на улицу, в поисках серой тойоты. Завалившись на заднее сиденье вдвоем, они какое-то время сидели тихо. Куда поедем? - поинтересовался пожилой мужчина за рулем, в зеркало заднего вида косясь на пьяную и странноватую парочку. Кататься! - капризно протянула МакКиннон. На улице было холодно и топать ноги совсем не хотелось, а вот поездить на машине(непозволительная роскошь для двух студентов в обычное время) прикольно. И тепло, и приятно.
Она прилипла лицом к стеклу и смотрела на ночной город, светившийся тысячей огней. Ванкувер был близок ей по духу - такой же беспокойный, шумный. Тут было место и бездомному, притаившемуся в переулке, и невероятно богатым мажорам. Город дышал жизнью, не прекращая движение ни на секунду, увлекая за собой всех, кто попадал под его влияние. К окончанию Академии накоплю на квартиру, - решила она, закрепив в чуть просветлевшем сознании эту прекрасную мысль. Постепенно стеклянные небоскребы и дорогие кварталы сменялись на более простые виды - мимо пробегали парки, ухоженные аллеи. Приятно было наблюдать за этой сменой декораций, и не думать о том, что будет завтра.
Зацепившись взглядом за вывеску полицейского участка, Стейси обернулась и вопросительно посмотрела на Айдена. Давай, - шепнула она одними губами, и быстро подмигнула, бесцеремонно запуская обе руки в большой карман Рыжика. Пакетик зашуршал у нее в руках, она довольно вытащила его, пытаясь не спалить содержимое перед водителем таксиста. Только вот она не учла одной маленькой детали. Пока он лежал в кармане, все было тихо и гладко, но стоило извлечь на свет свою контрабанду, как по всему салону разнесся жуткий запах травы, который ни с чем нельзя было перепутать. Бляяять, что ж ты какая вонючая, - зажмурилась Стейси и сунула пакет в карман, только вот было уже поздно.
Мужчина за рулем обернулся, его лицо выражало неподдельную ярость. В моей машине... ВОН ОТСЮДА! - рявкнул он, резко тормознув посередине пустой дороги. МакКиннон от неожиданности стукнулась лбом об переднее сиденье и громко ойкнула. Да вам показалось, - начала было она, но водитель тут же прервал ее, багровея: ВЫМЕТАЙТЕСЬ ИЗ МАШИНЫ ЖИВО! Еще не хватало мне проблем с законом! Потирая ушибленную голову, Стейси нехотя вышла из автомобиля, стараясь не смотреть на Айдена. Знала, что накосячила, но комментарии тут излишни, действительно глупость получилась. Но хотя бы денег сэкономили, уже хоть какой-то плюс. В кармане она крепко сжимала пакетик с травой.
Держу пари, мы в самой заднице мира, - недовольно произнесла девушка, кутаясь в куртку и все еще избегая взгляда Уильямса. Спасибо мне, я у нас умница, - самокритично пожурила она себя за свою опрометчивость и недальновидность. Холод после теплого салона автомобиля ощущался особенно явно - хотелось в тепло, но денег на гостиницу не было, а в общежитие в таком виде вернуться - все равно что сразу заявление на отчисление написать. Ты знаешь этот район? - она все-таки заставила себя поднять глаза на Рыжика. Из них двоих у него было бы намного больше шансов выбраться отсюда в приличное место - к незнанию города у МакКиннон примешивался еще и топографический кретинизм - даже по карте она бы вряд ли вышла отсюда. Поэтому Айден - их единственная надежда сейчас.
-----улицы гетто-----

Отредактировано Stacie MacKinnon (2018-02-22 20:30:26)

+2

14

Я почувствовал как на мгновение атмосфера накалилась, казалось, что в клуб помимо бесчисленного количества огней залетела шаровая молния и своими вспышками ошарашила эту леди. Я подчеркнул для себя как напряглось ее тело, а рука нервно поиграла новоприбывшим бокалом. Будь я обычным напыщенным человеком, жаждущим женского внимания, то вряд ли подметил такие детали в смене чье-го либо поведения.  Но я был другим, я был знаком с другой стороной этого мерзкого мира, стороной, которая мне нравилась, пусть я никогда не пачкал свои руки в вязком убийстве, в отличии от этой неотразимой блондинки.
Стоило отдать ей должное, она быстро вернула свои разбросанные, моим появлением, мысли в кучу и она снова стала той уверенной особой, которая когда-то давно улизнула из моего внимания. ― Тайлер Кокс, ― Я знал, определенно знал, что та встреча, в "высшем" обществе осталась в ее памяти, и что там даже выкроилось местечко для моей скромной личности. И если я и готов провести сегодняшний вечер, а может быть и ночь, с кем-то из данного сброда разносортных людей, то почему бы не выбрать кого-то более опасного и сексуального, чем пьяная малолетка? Я пересмотрел в своей голове кадры с нашей первой встречи, тогда я как обычно обдирал толстосумов, забирая их деньги и не много гордости, я так умело играл не только со своими картами, но и с их эмоциями, что в дальнейшем они еще не раз позволяли себя обобрать. И ведь никто даже не пытался меня пристрелить. Правда вот тому, для кого в тот день вызвали Клэр явно по жизни везло куда более меньше, чем вашему покорному слуге.
Я всегда запоминал подобных ей людей, ведь кто знает, что за человек тебе понадобиться в следующий вечер, может и я захочу поиграть с чем-то огнестрельным. Но нет, я же не люблю насилие, я люблю лишь его запах и если оно в моих интересах, если я способен заработать выгоду, то скорее создам свою игру, чем вступлю в чужую. И сейчас я играл с весьма опасным огоньком, мне было интересно как скоро она сможет обжечь меня, и в каком пикантном месте она прячет своего железного друга?
Я улыбнулся в знак того, что рад, что меня помнят, что такой как я не растаял в череде ее "свиданий". ― Вот так встреча, Не ожидала встретиться вновь, да ещё на канадской земле! Что Вы тут делаете? - Она поблагодарила меня за коктейль, а я уже был готов предложить ей любой другой, пусть только пожелает. Нет, я не хотел ее спаивать. Или хотел. Может совсем чу-чуть. На столько чу-чуть, чтоб снять напряжение, ведь такой человек как она разбавит мои серые будни среди людей ни черта не понимающих в развлечениях. Взять даже того же Кевина, так охотно осушающего закрома моего клуба, он словно ребенок радовался тому, что я дал ему, выпивку, девушек, легкое ощущение нарушение закона, ему полностью хватало этих мелких игрушек, чтоб облизывать мои пятки в знак благодарности. Он был удовлетворен своим местом в нашей стае, и за мелкую косточку и доступ к свежим сливкам я полностью мог на него положиться. Ведь каждый раз я читал в его глазах такую щенячую преданность, что порой это уходило за грань моего понимания этого человечества. Как мало им нужно для счастья. И как много нужно мне, чтоб вновь, что-то чувствовать.
― При нашей последней встрече Вы здорово показали себя, как игрок. Что, в Штатах больше не осталось самоуверенных толстосуммов и обалдуев, которых Вы обыграли? ― Я осушил свою текилу и как только пустая стопка коснулась барной стойки в мои руки сразу водворилась уже полная замена этого прекрасного напитка. Но я решил, что пока ему стоит постоять в одиночестве, конечно, если чьи-то загребущие руки не решат его прибрать в свой желудок. - Я удивлен не меньше нашей встрече, хотя, я уверен ты любишь путешествовать, ведь жизнь она такая штука... - Я позволил себе вольность и перешел на более личное "ты", не то место и время, что бы тратить его на бесполезную учтивость, и чтобы делать вид, что мы в том обществе, которое когда-то мимолетно свело нас. Здесь мы вольны сами творить свою историю, без лишнего трепа и величия. Оставим это тем кого покинули в другой стране. - Я решил, что не стоит зацикливаться на одних лишь кошельках, когда в мире есть нечто подобное - Я посмотрел в ее глаза, я заканчивал свою двухзначную фразу определенным намеком, который было сложно растолковать иначе, кроме как, что я имею в виду ее. Ведь от флирта никто еще не умирал?
Хотя от флирта с ней, вполне возможно...
Я не хотел находиться в этом главном зале пиршества похоти, я требовал чего-то более уединенного, и почему-то решил, что пусть она и хочет слиться с толпой, ее явно никто из здешнего люда не интересует. Я позволил себе нахальство увести ее в свою обитель внутри этого клуба. - Пойдем со мной. - Я положил руку на ее талию, ее тело ответило напряжением, наверное я позволял себе слишком многое играя с этой кошкой, но от возможного риска становилось только интересней. - Я не хочу, чтоб кто-то еще имел возможность созерцать такую красоту. Ведь ты стоишь того, что бы убить.
-
Я помог ей подняться, и наверное только моя наглость не позволила ей лишить меня головы, может быть ей тоже было интересно поиграть и разгадать, что же я такое и как вообще могу себя так вести. Мы проскользнули сквозь толпу, поднялись по лестнице и пройдя через охранника, который встретил меня улыбкой прошли дальше, в мое любимое место, мое место. Отсюда было видно весь клуб, и здесь не было никого кроме нас двоих, это было вип ложе, в которое имел доступ я и те кто со мной. На столике уже стояла моя любимая текила. Хочешь еще что-то выпить? - Я откинулся на диван давая Клэр полную свободу действия, пусть садиться где пожелает, пьет что пожелает. А то, чего желаю я, надеюсь скоро мы сможем не только говорить. - А ты, отдых или кто-то вновь пригласил тебя сыграть? - Я подозревал, что слова, которые она мне скажет вряд ли будут правдой, она скорее отойдет от темы, переведет разговор на меня, чем выложит хоть часть чего-то способного рассказать о ней. Я знал, что я хожу по лезвию, делаю те вещи, которые способны вывести ее из себя, я на столько увлекся этой встречей, меня на столько раздражал сегодняшний день. Тренер. То, что я студент. То, что я вновь с лошадьми. Пусть и с таким милахой как этот Лакус. Я на столько сегодня был хорошеньким, пай мальчиком, что черт побери, мне нужен перезапуск. Пусть утром меня и найдут с пулей во лбу. Серую тварь только жалко.

+1

15

Клубная духота неумолимо напоминала о себе, и единственным спасением был прохладительный напиток, который Клэр не решалась выпустить из руки. Бокал ритмично крутился в её ладонях, а пальцы живо перебирали трубочки и водили по края, издавая глухой свист, который легко заглушался басами музыки, грохочущей над самым ухом. Люди вертелись и метались в разные стороны, один за другим они подходили к барной стойки, махали рукой бармену и тот живо наливал прохладительные напитки. Забавно было смотреть на их пунцовые и веселые лица.
Я удивлен не меньше нашей встрече, хотя, я уверен ты любишь путешествовать, ведь жизнь она такая штука...
Клэр резко вскинула одну бровь, но не подала удивленного вида. С его стороны было весьма смело обращаться к ней на "ты". Ещё при первой их встрече каждый, кто с ней обмолвился хоть словом, называл мисс Шрейбер, как и сам Кокс. Клэр считала, что обращения по имени и на "ты" говорила о весьма близких отношениях между людьми, а ей меньше всего хотелось сближаться с заказчиками, нанимателями и вообще с кем-либо из их небольшого мирка. Порой встречались люди куда похуже того же Тайлера Кокса и её самой.
Да, жизнь... она такая! ― слова скорее были адресованы самой себе и были сказаны с немалым трудом. Жизнь вновь и вновь сталкивала её с отголосками прошлого. Даже это Тайлер, с которым они виделись-то один раз и перекинулись парой слов, сумел разбередить старые раны. Или они уже были таковы?
Я решил, что не стоит зацикливаться на одних лишь кошельках, когда в мире есть нечто подобное ― и парень бросил на неё пристальный взгляд, как бы намекая на что-то. Девушка не переставала удивляться этому смельчаку. Ну и ну... По правде говоря, это были не единственные её мысли. Прежняя она хитро и устрашающе твердила: "Парень, ты походу не представляешь по какому тонкому лезвию шагаешь!" Но Клэр давно перестала быть той властной и безжалостной. Месяцы в бегах меняют любого и заставляют пересмотреть взгляды на жизнь.
Что ж, спасибо...
Она произнесла это так тихо, что, не играй здесь музыка, Тайлер всё равно бы её не услышал. Внезапно он подошёл к девушке так близко, что та могла с легкостью ощутить жар его тела.
Пойдём со мной. ― он ухватил блондинку за талию и повлёк за собой. Клэр в тот же момент напряглась и отпрянула, словно её ударило током. На секунду вокруг будто всё замерло. Странное чувство, но такое с ней бывало. Какого чёрта тебе надо?! Она сильнее сжала в руке бокал, что костяшки побелели, и пыталась найти на лице Тайлера что-то враждебное, но ничего такого не было. Один взгляд вправо, один влево, - всё спокойно. Инстинкты заставляли искать возможную опасность, но разум затевал свою злосчастную игру, где Клэр с явным послаблением уступала ему.
Я не хочу, чтоб кто-то еще имел возможность созерцать такую красоту. Ведь ты стоишь того, что бы убить.
Это прозвучало также нагло, как и беспечно. Парень словно действительно не понимал с кем он ведёт разговор и пытается заигрывать. Но быстро поразмыслив, она ухватила свой напиток с барной стойки, зацепила куртку с клатчем и последовала за ним. Клэр с завидной лёгкостью грациозно, подобно кошке, лавировала меж танцующих людей, стараясь не уронить бокал и не упустить из виду светлый затылок. Ещё пара метров, и они вышли к лестнице. Наверху стоял широкоплечий охранник. Он с улыбкой поприветствовал мистера Кокса и также широко улыбнулся Клэр, еле заметно кивнув головой. Они быстро прошли внутрь и попали в место, очень похожее на вип-ложу. Да, это определенно была она. Огромные окна открывали вид на весь зал, где люди, как муравьи, плясали и передвигались по всему помещению. Клэр с облегчением вздохнула. Басы музыке здесь не так сильно давали на слух и больш никто не толкал тебя и не прислонялся свои потным телом. Она сделала последний глоток, осушая стакан с одиноким кубиком льда, и вдруг промолвила:
Хороший вид.
Клэр задавалась вопросом, зачем Тайлер привёл её сюда, но почему никак не хотела знать ответа, даже если получит его только в своей голове. В любом случае, девушка была готова ко всему. Конечно, жалко, что её любимая огнестрельная "игрушка" осталась в машине. Возможно, не стоило вот так самонадеянно заявляться в незнакомое место, а теперь и вовсе тащиться чёрт знает куда с человек, которого она едва знала. Не стоило, но всё же. Может это Клэр и нужно было? Хоть на минуту отбросить все страхи, сомнения, переживания и начать нормально жить? Совершать то, что раньше она никогда бы не сделала. Идти туда, куда без предварительной проверки не пошла бы. Разговаривать и вестись на поводу у человек из пришлого и при этом не намериваться выстрелить ему в голову.
Хочешь ещё что-то выпить?
Тайлер откинулся на диване, заглатывая очередную порцию текилы.
Мартини, если можно. ― Уголки рта слегка приподнились и обнажили белые зубы. ― Со льдом.
Клэр всё ещё стояла у окна, вглядываясь в толпу. Девушка всегда подмечала для себя, как легко можно было наблюдать за людьми. Изучать их повадки, манеру общения, а они даже ни о чём не подозревают. Отсюда их жизнь выглядела простой и ничем необременительной. В этой суматохе и беспорядке так легко было убрать нужную цель...
А ты, отдых или кто-то вновь пригласил тебя сыграть?
Глубокий голос вновь вывел её из раздумий. Перед глазами исчезли мишени, выгравированные её разумом на каждом посетители. Клэр виновато закусила губу и отвернулась от окна.
Смотря, что ты подразумеваешь под "игрой", ― она усмехнулась и одарила его хитрой улыбкой, как делала это всегда, когда пыталась показать своему собеседнику, что он играет в более опасную игру, чем могло показаться изначально. Она ещё раз обежала глазами ложу, вглядываясь более внимательно во все её детали, и не сумела не отметить, что даже в таком шумном и многолюдном заведении, это место сумело преобразиться и стать уютным и более уединенным. ― Можно сказать ― отдых. На неопределенный срок... Помоталась по странам, по Европе и в итоге решила осесть здесь. Странно, но холод всегда манил меня. ― она лукаво улыбнулась и возможно впервые это была самая что ни на есть искренняя улыбка, ― С трудом переношу жару и духоту. ― Голубые глаза мельком стрельнули в сторону переполненного зала.
Клэр медленно шагала и кружила перед Тайлером, словно львица, которая оценивает угрозу или насколько уязвима её добыча. Её трудно было назвать азартным игроком, хотя нервишки она любила пощекотать, но играть в кошки-мышки решалась не всякий раз.
Знаешь, а с самоуверенностью у тебя всё в порядке. ― Блондинка изыскано продефилировала на чёрных каблуках с платформой и аккуратно села на диван, кинув рядом куртку. Рука невольно погладила дорогую обивку. ― Вот так нагло уводишь девушку в свою личную обитель, при этом зная, кто она такая... ― Клэр старалась намекнуть и надеялась, что алкоголь не выбил из него остатки памяти их первого знакомства. ― Или, быть может, в этом всё дело? Кто-то встал на твоём пути и его срочно требуется убрать? ― девушка уже не понимала, кого именно она пыталась убедить в том насколько опасна ― его, или саму себя. Будто пыталась доказать, что всё хорошо и всё по-старому, и ничего не изменилось с тех пор, как она покинула Штаты. Но это была наглая ложь. Ложь, которую она так умело впаривала Тайлеру. Ему не за чем знать, что я больше не при делах. Клэр сделала глубокий вдох и расслабленно облокотилась на спинку дивана. Она не переставала держать на коленях клатч, создавая впечатление, что внутри него есть что-то поопаснее зеркальца и помады для губ. Он вообще не должен знать, что я в городе. Никто не должен знать.
Забавно, но эта встреча приобретала всё больше красок и новых граней.

0

16

Знаете, а вот у вас бывает такое, что хочешь делать что-то такое, что не вписывается в "нормальное" и спокойное течение средне статистической жизни? Вот у меня каждый день. Я удивлен тем, что все еще, до сих пор, способен удивлять самого себя. Я безумно был рад тому, что эта опасная девушка позволила утащить себя в столь уединенное место, в какой-то момент у меня даже промелькнула шальная мысль: а уж точно ли она сегодня не работает?
Может быть сегодня я ее жертва, или в кои то веки она предпочтет эту роль для себя. Я наблюдал за ее грациозными движениями, платье так плотно обволакивало ее тело, что казалось на ней совсем ничего нет, что могут творить с мужчинами эти формы. Я уверен не один ее контракт был приведен в действительность с их помощью. Я наблюдал за причудливыми изгибами, пока она смотрела поверх людей, которые в едином ритме ловили свой экстаз. Даже со своего места я видел как разгоряченные тела, там внизу, у наших ног пульсируют, извиваются в ритуальном танце. Как алкоголь покоряет эти молодые души и как за каждым углом кто-то кого-то прижимает к стене. ― Мартини, если можно. ― Клэр оголила свои белые зубки в улыбке. ― Со льдом. Одним льдом тут не охладишься. Я лениво открыл свой персональный мини бар, не тягаться ведь мне каждый раз к барной стойке или отвлекать и так по горло занятых официантов? Зачем, если нечто подобное всегда может быть под рукой. Я достал требуемую бутылку, бокал и ведерко льда из мини-холодильника. Чего только "мини" нет в этом мире, иногда это удобно, но порой лучше больше. Бокал перекочевал на стол, а я тем временем подкинул бутылку и словив ее ловко налил живильный алкоголь туда, где ему следует быть. Закинул заранее приготовленную шпажку с оливками и несколько кусочков льда. Пока я делал этот не мудреный "напиток" киллер продолжала наблюдать за толпой по ту сторону. Знаете мне так и виделось как она воображает среди этих людей свою следующую цель, как взводит курок. Бам. Знали бы они, какое тонкое, но крепкое стекло защищает их от такого прекрасного зла. ― Смотря, что ты подразумеваешь под "игрой", ― Которая улыбка за сегодня для моей скромной персоны. Эта девушка все еще не убила меня, а даже подхватывает мои тонкости, которыми казалось бы я так небрежно бросаюсь повсюду. Но не стоит забывать, что пусть я никогда и не убивал, я тоже не мелкая рыбешка в своих кругах. ― Можно сказать ― отдых. На неопределенный срок... Помоталась по странам, по Европе и в итоге решила осесть здесь. Странно, но холод всегда манил меня. ― Ничего себе, я вновь был одарен лукавой улыбкой, в которой читалось что-то еще, более искреннее. Браво Бес, ты смог подарить этой даме, что-то большее чем постоянно одетую на ее лицо маску. - Здесь не плохо. И выпивка, что надо. - Сделав удар на последнем слове я укутал свое лицо в свою дразнящую улыбку, как говорил один мой друг, я всегда был похож на волков. Этих серых хищников. Вот только в моей жизни не было любви, я уж точно не моногамен, вот разве что лошади. Тут мой уровень преданности даже слегка завышен. ― Знаешь, а с самоуверенностью у тебя всё в порядке. ― Я встал и перехватил блондинку, которая так и мелькала передо мной не желая остановиться, кажется не только я сегодня решил играть. И тут явно идет речь не о картах. Я перехватил ее со спины и провел рукой по ее талии, и так же, как тогда внизу, быстро всунул ей в руки ее мартини. - Ты даже не представляешь на сколько. - Я выдохнул эти слова ей в шею, и чуть сильнее сжал своей рукой ее бедро. Ух, как опасно, и это забавляет еще больше. Я знал и осознавал, что играю с тем еще огоньком, и что она запросто может опалить меня своим пламенем. И не только воображаемым. Честно, я не удивился если бы она достала из клатча мини-огнемет.
Я резко отпустил ее и как ни в чем не бывало вновь откинулся на свой любимый диван. Какой бы стойкой не была эта Клэр, все люди и все мы хотим одного. И даже если мозг думает, тело всегда невольно отвечает. Просто некоторые не могут скрывать своих порывов, другие же искусно ограждаются от любых взглядов.
Я внимательно следил за ее секундной заминкой от моей наглости, правда даже она, столь зацикленная на деталях из-за специфики своей работы не могла увидеть на моем лице ничего кроме веселого безразличия. Ведь мне и правда плевать? Или нет? В ней, конечно, определенно есть что-то большее чем в любой девушке в этом заведение, но с другой стороны, если сейчас она начнет мне угрожать или достанет ствол, которого у нее при себе нет. Что ж, тогда уже буду разбираться с этим дерьмом. А сейчас дайте насладиться мне сегодняшним спектаклем. У нас с Клэр билеты в первом ряду. Более того, мы тайком смогли пробраться на саму сцену.
Даже если блонд и отреагировала как-то на мою близость, она уже полностью овладела собой и рискнула сесть на диван. Я следил как ее рука мягко блуждает по обивке, словно ласкает ее своими прикосновениями. Помните я говорил, что каждый из нас человек? Мои глаза слегка потемнели от мыслей, которые возникли только благодаря моим же действиям. И вот этому невольному движению женской руки. Я человек, я хищник и я хочу. Вот только я не дам повода этой девушке подумать, что она может играть со мной так же легко, как с другими жертвами. Или таки чу-чуть может? Да нет, я просто напряжен. И я слишком давно не возил кого-то к себе. "Да, Бес, сегодня ты явно будешь не один." И с Клэр было бы очень даже занимательно.
― Вот так нагло уводишь девушку в свою личную обитель, при этом зная, кто она такая... ― "И может быть мы сможем договориться..." Я расслабленно откинулся на спинку дивана, до этого приглушив еще одну стопку текилы. Я вновь собрался, ее руки меня больше не вводили в темные уголки. ― Или, быть может, в этом всё дело? Кто-то встал на твоём пути и его срочно требуется убрать? ― Я услышал глубокий вздох и женское тело мягко откинулось на диван. На сколько может эта поза обманывать? - От этого знания только интересней, ведь ты уникальна. - Я посмаковал последнее слово, придавая ему двусмысленность, коей и так уже богат наш сегодняшний разговор. - Я не решаю дела там где отдыхаю. - Неужто я не отрицаю для себя того фактора, что могу кого-то убить, пусть и не собственными руками, разве что одного человека, но когда я вспоминаю о нем, в воздухе набухает четкий запах гари.
Клатч все еще не покидал своего отведенного места на острых коленях Клэр, казалось он дарит ей уверенность и путь для отступления. Вот только считайте меня слишком самоуверенным, но я готов поклясться джокером, что кроме зеркальца, которым можно порезаться в этом женском атрибуте нет ничего опасного. Да и будь там пистолет, вел бы я себя иначе? Определенно нет.

Отредактировано Tayler Koks (2018-02-18 21:11:14)

0

17

<——— Ресторан «Bon Appétit» ———>
Конечно, Эми попросту не могло хватить одного короткого рассказа без всех самых подробных подробностей. Но, увы, вино шло не так хорошо, как 40-градусный алкоголь, и консистенция была еще не та, чтобы начать вспоминать все самые жаркие истории и размеры, которые они видели в своей жизни, ведь на такой у них ушло бы слишком много времени и не одна бутылка чего-нибудь горячительного. Но, Хокинс не долго думая, сразу же начала задавать наводящие вопросы, и Эделин, рассмеявшись едва ли не во весь голос, даже не задумываясь ответила, ведь все и так было очевидно.
— Рядом не стоит! Если понимаешь, о чем я, — ехидно подмигнув подруге, Эделин едва сдержалась, чтобы не засмеяться. — ты бы точно заценила.
Нет, ну что за очаровательные дамы! Вот многие почему-то опрометчиво думают, что девушки, тем более в их еще прекрасном возрасте, тихо и скромно пьют себе, разговаривая об искусстве, развлечениях и новых хобби, а не тут-то было. Главным хобби этих двух гарпий было обсуждение всех и вся, и каждая из них с довольной улыбкой на лице могла поделиться очередной ненормальной историей, которая произошла в их жизни за период разлуки. Наверно, в этом и была прелесть их дружбы — никаких тебе секретов, ведь с кем еще можно поделиться столь ценной информацией. Впрочем, Эдли не готова была пока рассказывать всю историю полностью, потому что сама не могла разобраться, как все закончилось: очень плохо или сносно. Да и, видя в глазах подруги пусть на секунду, но все-таки промелькнувшее беспокойство, решила, что не стоит ее тревожить. Однако, стоило только Эмбер начать прикидывать размер, создавая прямо на столе приличный отрезок, как англичанка едва ли взбрызнула вином от смеха, улавливая столь интересующийся вопросительный взгляд.
Наконец, им принесли счет, а темноволосый Пинки, хотя в их компании и не было особо Брейна, обе помешанные и не совсем в адеквате, определенно верно назвал следующий пункт их назначения. Зачем сидеть в уютном и премиальном ресторане, когда можно погрузиться в полный разврата и алкоголя мир ночных клубов, где все кажется куда более земным и веселым.
— Так точно! — подкидывая деньги в счет,  бодро поднялась со своего дивана англичанка. — И это с собой прихватим.
Захватив полупустую бутылку вина с края стола, которую они уже оплатили, Эда, недолго думая, закрыла ее пробкой как могла, и, улыбнувшись на довольный взгляд подруги, накинула сверху кожаную куртку и поспешила удалиться из этого богом забытого заведения. Нет, там было хорошо, но только нестерпимо скучно для этих двух юных леди, которые жаждали новой порции адреналина, словно только ею и жили. Красный спортивный лексус был припаркован совсем рядом ко входу в ресторан, причем, кажется, на месте для инвалидов, и Олдридж в очередной раз засмеялась, вспоминая, насколько прекрасно ее подруга знает правила дорожного движения. Серьезно, она все еще удивлялась, как Хокинс не забрали права, или их обеих не повезли в больничку на медосвидетельствование после очередной бурной ночки, когда они, едва ли не засыпая, все равно тащились на машине домой, словно ничего с ними не может случиться. Да хотя что с ними будет-то? Эти две мегеры любого за пояс заткнут так, что мало не покажется.
Оглянувшись, чтобы проверить, не потерялась где-нибудь в ресторане ее вечная подружайка или не сломала себе ногу на своих высоченных шпильках, Эделин все-таки удостоверилась, что с этим созданием все в порядке, и, стоило только красной машине сверкнуть фарами, открыла пассажирскую дверь, не выпуская, словно младенца, хорошенько початую бутылку вина из своих объятий. Неееет, малышка, ты нам еще пригодишься, — поглаживала светловолосая прекрасную тару для их пойла, пока Эми оббегала машину так, будто была олимпийским спринтером.
Вообще, до клуба можно было дойти и пешком, особенно если находишься в подпитом состоянии, но наши девицы были не такими, не могли они свои царские задницы не посадить в машину, чтобы медленно себе тащиться по улочкам, попивая при этом вино и не угорая на всю машину так, что переглушали своими криками всю музыку, доносившуюся из радио. Увидев вновь заинтересованное лицо подруги, которую так и подмывало узнать все подробности о новом мужике, англичанка решила ее перегнать, резко открывая пробку и поднося бутылку ко рту.
— Все, чшчшчш, забей на него, — с улыбкой прошипела Эдли, делая глоток прямо из бутылки. — ты же знаешь, что это ты у нас любительница отношений. А я для этого не создана. Тем более он тупой. Лучше давай расскажи мне, че вы там, совсем проказничаете?
Протянув водителю открытую винишко, чтобы веселее было рассказывать, Эдли с довольной ухмылкой достала из малюсенькой сумочки пачку сигарет, хотя сама не особо понимала, как она туда вмещается, и, открыв окно едва ли не на полную, словно на улице не февраль, а самый разгар лета, закурила одну, довольно выдыхая на улицу дым. Она прямо чувствовала, как разливается внутри тепло от предстоящего хаоса, который они устроят, от всего алкоголя, который они только смогут в себя залить, да вообще от всего на свете, ведь рядом, попивая бухлишко прямо за рулем, сидела самая неадекватная и любимая женщина на всем свете. И обе они прекрасно понимали, что стопа у них нет, стоит только собраться вместе.
До клуба они доехали быстро, и, еще трезво оценив ситуацию, оставили почти закончившееся вино на обратный путь, чтобы было не так скучно плестись домой. Если, конечно, они вообще смогут куда-то доползти. Припарковавшись так, что чуть было не был сбит какой-то столбик, эти две прекрасные серены вылетели из машины, задорно улыбаясь и все еще о чем-то бодро переговариваясь, чтобы улыбнувшись фейс-контролю пройти в клуб. Куртки сданы в гардероб, и вот уже их окутывает полутьма, разбиваемая неоном, порывами света и прочими атрибутами одного из самых известных ночных клубов города.
— Ууух, ну и народу! — оценив масштабы бедствия, крикнула англичанка на ухо своей подруге. — Го сначала разгонимся, а потом уже натворим что-нибудь.
Конечно, какое веселье без алкоголя. И не важно, что до этого была выпита едва ли не полная бутылка вина — это всего лишь небольшая разминочка перед настоящим трешем, который их сегодня ожидал. Словно желая восполнить весь тот пробел в их попойках, девушки, живо и профессионально передвигая своими каблучками, направились сквозь толпу в самое важное и нужное место в их жизни — к бару, где и так толпилось много народу. Ну разве можно их за это винить? Конечно, если бы они были хоть немножко воспитанными, или попытались бы такими быть, они бы подождали, когда все возьмут свои коктейли, но это же для смертных. Поэтому, переглянувшись своими хитрыми взглядами, черная и белая мгновенно окунулись в самый центр толпы, чтобы, словно акулы в стае мелких рыбешек, через секунду оказаться прямо рядом с одним из барменов, в первом ряду. Кажется, кто-то даже попытался с ними поспорить, но получил такой полный презрения взгляд, что осекся и ушел отошел в сторонку. Эдли, кивнув головой, мол, теперь ее очередь их напивать, выстрелом глаз нашла великого мастера, который сегодня будет исполнять их желания.
— Маэстро! — махнув рукой и улыбнувшись своей самой радостной улыбкой бармену, Эда наклонилась чуть ближе к стойке. — Будь добр, намути нам штук 8 своих самых крутых шотов!
Нет, ну а что мелочиться. Наоборот, задумавшись, англичанка прикинула, сколько еще нужно будет попросить в следующий раз. Знаете, вообще ведь англичане в своей стране пьют не так много, они же все такие чопорные и серьезные личности. Вот только стоит им, а в особенности самой Олдридж, представительнице не самых древних взглядов, явиться в другую страну, как алкоголь начинал литься такими несметными количествами, что порой даже становилось интересно — это алкоголь в крови или кровь в алкоголе? Поэтому, даже не особо разбираясь, что там этот симпатичный паренек с улыбкой им наливает, Эделин повернулась к своей подруге, чтобы продолжить свои самые откровенные разговоры и раскочегариться перед танцами и прочими атрибутами их славной ночи. К счастью, бармен справился быстро с их заказом, что-то пытаясь объяснить на ухо девушке о разноцветных коктейлях в маленьких стаканчиках, но она, лишь махнув рукой, мол вообще пофиг на все это, взяла два из них, один сразу же торжественно, словно олимпийский огонь, передавая подруге.
— Ну что, за былые времена? — подняв шот на уровень головы и аккуратненько стукнув его об маленький бокальчик подруги, Эдли опрокинула свой коктейль одним резким и отточенным движением, словно для этого и родилась.
Да начнется треш.

+1

18

Мой вызывающий смешок напоследок пролетелся над занятыми под завязку столами. Над каждой головой, что была повёрнута в нашу с Эдли сторону и с укором, а может даже злостью, смотрели вслед за двумя парами длинных ног, что звоном каблуков по плитке извещали о своём уходе. Было ни капельки не грустно прощаться с этим фешенебельным местом, обменивая его тихие просторные помещения, наполненные изысканной музыкой, на шум заведения, куда обычно приличные светские девицы не должны были ходить. А нам только дай пойти против чьих-нибудь правил, не выдержим ведь. Там, в мире ночных танцев и свободного общения, мы были «свои», и как-то не ладилось в голове, что может быть иначе. Что мы, подобно старым бабкам в платьях их рюш, можем сидеть вечерами в ресторане и, стуча ножом по тарелке, делиться отношением к погоде, политике и культуре. В клубах и барах всегда было больше воздуха, и народ, такой простой, без всяческих заморочек, был рад тебе, не важно — бедный ты или богатый, глупый или умный. Они все просто приходили отдыхать, отводить душу, если угодно, но точно не скучать и вешать ярлыки. Просто, если тебе кто-то не подходит, или ты ищешь чего-то другого — отойди. Там каждому понятна эта маленькая истина.
Гости заведения провожали нас под всеобщие недоуменные взгляды посетителей и того официанта, который услышал за этот час так много, что его теперь оставалось только убить, как серьёзного свидетеля. Я выскочила из дверей, натягивая на ходу свою совсем не зимнюю куртёшку, и быстрыми перепрыжками через снег и лёд, крошащийся под ногами, поспешила нагнать подругу. В голову пока не дало даже чуть-чуть, а значит... значит пора было уже заполнить эту зияющую дыру. Щёлкнув кнопкой на маленьком, под стать моему автомобилю, брелке я, пока ещё очень элегантно справляясь со своими ногами, заскочила в салон и надеялась, что тепло внутри него не до конца остыло. Было морозно, и кожа покрывалась мурашками, но я предпочитала думать, что скоро мне станет очень, очень-очень жарко. И от этой мысли, словно в деталях представляя себе весь сюжет сегодняшней ночи, я волнительно сжимала руль. Нууууу? — я и любопытство — это те две вещи, которые не отделяются друг от друга что бы ни произошло. Совать нос не в свои дела вообще было увлекательно, и так я потихоньку познавала мир вокруг себя. Собирательство информации в лучших традициях студенческих сериалов, имело и неоспоримый эффект: я всегда была вооружена сведениями, которые откуда и от кого только не доставала. Так что и сейчас интерес взыграл во мне с тройной силой. Моя лучшая подруга только что хвасталась мне на весь ресторан тем, что в штанах у её ухажёра, а я должна была просто промолчать и деликатно опустить глаза? Ну уж дудки. Но и Эдли была не так проста. Уж если ей захочется о чём-то умолчать... значит она просто ещё недостаточно пьяна! Хохотнув от этой мысли, я приняла открытую бутылку вина и сделала большой, совсем не девчачий глоток, но поняла, что мне уже не хочется пить этот компот. Что пришло время переходить от зарядки к основным упражнениям, а до зала ещё два квартала пути. Ну почему. Раз догадался подарить лошадь, значит не такой уж тупой, — подмигнула ей я. Вообще-то мы с ней были, конечно, теми ещё подружками. Обсуждали всех, кто попадался на пути, не скупились на крепкие словечки, пили, курили, жили развязно и редко по правилам. Но среди этого всего говна находили время да и доверие друг к другу, чтобы поделиться своими проблемами, переливаниями или актуальными новостями, и всегда обсуждали их, дополняя мысли друг друга. Нередко случалось, что Эдли, сопя в трубку от усталости после длинного рабочего дня, уговаривала меня согласиться на контракт, на которым я сомневалась, и он в конце концов оказывался таким успешным, что я поражалась тому, что упустила бы его, если бы не Олдридж. В свою очередь я нередко сподвигала её на то, чтобы пересмотреть своё отношение к некоторым вещам. Не всегда, признаюсь, получалось, но когда мы могли совместными усилиями решить, что нужно дать жизни ещё один шанс, всё получалось. И сейчас, выслушав её (не буду кривить душой) классную историю о таинственном незнакомце, что подарил ей лошадь, я мысленно не соглашалась с блондинкой, ведь судя по всему впечатление на неё он всё же сумел произвести. Ой, да что мы-то. Всё как обычно, ты же знаешь, я неугомонная. Мне всё не так. Честно, иногда даже жалко парня, он так-то неплохой, а я у него как птичка-мозгоклюйка. Но до чего мне нравится над ним издеваться, это прям мой талант! Надо бы познакомить вас с Ричи. Я приложилась к горлышку бутылки ещё раз, прежде чем нами было принято решение оставить что-нибудь нам «на потом», впрочем, я была на 200% уверена, что из клуба под закрытие нас выведут под белы рученьки двумя безвольными телами, посадят на такси, где нас обеих вырубит, и машина останется ждать на парковке у клуба, чтобы в итоге её пришлось попросить забрать Ричарда. Ведь я наверняка буду умирать в лёжку ещё несколько дней. Прекрасно было и то, что в ночное время суток патрульных на дорогах почти не оставалось, и столкнуться с ними в центре было почти невозможно: разъезжались по окраинам, контролировать уровень преступности. И я ехала, чуть щурясь, довольно быстро, не боясь попасть под прицел полиции. Маленький красный лексус, закопавшись в кашу у тротуара, занял последнее вакантное место, и мы вывалились из автомобиля так же быстро, как успели придумать план на вечер. Мы заскочили внутрь, миновав охрану, и когда двери за спиной прикрылись, в лицо пахнуло духом молодости и беспробудного субботнего пьянства. Темнота обволакивала каждый угол помещения, но глазам не было тяжело привыкнуть к этому после желтых уличных фонарей. Здесь всё мигало розово-синими неоновыми лампами, и даже гирлянды, свисающие с потолка, мигали в ритм бодрой музыки самыми разными цветами. Я на мгновение замерла у гардероба, заворожённо глядя с балкончика вниз, на танцующую, пульсирующую и шатающуюся толпу, и очнулась только тогда, когда Эдли ткнула меня под ребро. Соскучилась по тебе, — пожала плечами я, снимая с себя верхнюю одежду и протягивая в гардероб. Не утверждение, и не вопрос, скорее просто добрая и немножечко грустная тоска по былому на пару секунд заняла голову. Но я-то знала, в чём подвох. Меня просто начинало догонять вино, и вдруг язык становился ещё бодрее, чем прежде, и слова, которые ты хранишь в голове, начинали беспорядочно срываться вслух. Я качнула головой, отогнала эти мысли в сторону, и улыбнулась Эдли, поправляя одежду: маечку пониже, юбку повыше, волосы охапкой назад, а пиджачок на плечах пооткрытее. Мне вдруг захотелось упасть головой прям на барной стойку, запрокинуть её к потолку, и чтобы спиртное в меня сегодня вливали прямо из всех бутылок в открытый рот. Эделин Олдридж! — мой голос, взявший самые высокие из возможных нот, вдруг воспарил над головами сидящих у бара людей, и, прислонившись локтем к столу, я развернулась на подругу, глядя ей в глаза с неким вызовом, — Спорим, я выпью больше чем ты? На наш разговор, заинтересовавшись, тут же обернулось несколько молодых парней. Всем лет по 20-25, не больше, и ведь приходят же, недоноски, по одиночке в самый известный клуб, чтобы кадрить здесь пьяненьких девчат. Я к таким, как они, отношусь с юмором, но редко подпускаю с собой даже рядом потанцевать. Вы, мальчики, лучше не раскатывайте губу. Давно себя в зеркало видели? Улыбнувшись обрушившему на мой восклик вниманию, я кокетливо коснулась пальцами своих плечей, сняла с себя белый верх, что тяжёлой тканью оттягивался вниз, и уложила его на освободившийся рядом стул. Знаете, как боксеры, готовящиеся к поединку снимают с себя свои плащи, я точно так же готовилась принять бой с Эдли, в котором нам обеим не было равных. Бармен с интересом прильнул к столешнице по ту сторону бара, и на пару ближайших минут для него перестали существовать другие гости. Нас облепили люди, в основном, конечно, мужчины, и я первая взяла в руку одну из маленьких рюмашек, стараясь даже не вдыхать носом, когда поднесла её к губам. Кивнув Эдли, я прищурилась и, влив в себя шот, завизжала не то от радости, не то от горечи во рту. И зрителей стало ещё больше. Обернувшиеся в нашу сторону девчонки-танцовщицы, свесившись с соседнего стола, похлопали нам, подбадривая, и тогда в ход пошли другие рюмки — ещё и ещё. Парень, названный барменом, но исполняющий свои рабочие обязанности так плохо, что всё ещё стоял рядом, а не разливал по бокалам коктейли, похлопал Эдли, что только что под всеобщие, громкие и возбужденные крики: «ПЕЙПЕЙПЕЙ!» опрокинула последнюю рюмашку так красиво и быстро, что ему, небось, и самому захотелось выпить вместе с нами. Я прислонилась спиной к барной стойке и, вглядываясь сквозь то мерцающий, то исчезающий свет танцпола в чужие лица, вдруг решила спросить о том, о чем обещала себе не расспрашивать Эдли. Просто было пора. Спирт полился по венам, окропляя их своими огненными залпами, и я облегченно вздохнула. Ну щас попрёт! Эди. Я напьюсь и скажу тебе это ещё что раз, но я так тебя люблю, — раскинув руки, чтобы захватить блондинку в свои объятия, я прильнула к ней щекой. Моя любимая женщина, хохотнув, демонстративно закатила глаза и выдала нечто, что я уже не услышала ща шумом нарастающей музыки. Не важно, мы всё равно поняли друг друга. Ох, — театрально вздохнула я, «случайно» окидывая томным взглядом сидящих рядом членоносцев, — Как же хочется что-нибудь выпить... Казалось, не прошло и минуты, и в моей руке оказался зеленоватый коктейль, а сзади, со спины, я почувствовала назойливое шевеление, что нарастало, обтираясь об мой почти голый зад. МАЛЬЧИК! — я вдруг поменялась в лице, стервозно оскалившись и изогнув густые брови, — Ты ничего не перепутал? Твоя шаболдня мне об юбку трётся. Съебись отсюда. Мой громкий лай так внезапно стрельнул горе-ухажеру в ухо, что я почувствовала, как он отпрянул в сторону, освободив мне немного личного пространства. Нет, ребятки, вы заходили не с правильной стороны.. вернее, я, конечно, девушка типа занятая, но всё же если вы хотели со мной познакомиться, то провалились в самом начале, потому что все знакомства я завязываю только сама, и мне нравится эта выборочность, которую, правда, другие люди называют крайней степенью охуения. Ну да, я капризная, зато возле меня не трутся дегенераты и скучные студенты.
Музыка сегодня была на удивление удачной, хотя в Polar Sun всегда звучало что-то вкусненькое. Бывали, конечно, у диджеев промахи, но их я могла даже понять: видеть ночами напролёт эти пьяные рожи, крутить свои рычажки да кнопочки... уже давно б сошла с ума на их месте, и тогда бы кроме самых омерзительных песен типа «Despacito» этот клуб бы не услышал. Я начала немного пританцовывать, когда прошло время и «Зелёная фея» в моей руке начала заканчиваться, и оголилось дно стакана. Скорбяще посмотрев внутрь стеклянного бокала, я вздохнула и обратилась к англичанке: Ты зачем такое платье надела! Ну-ка давай организуй нам ещё! — дёрнув за край подола её платья, я игриво задрала его вверх и тут же отпустила, зная, что за такую дерзость мне влетит от Эдли по самое не балуй. Я расхохоталась, чувствуя, что в голову мне бьёт спиртное, и я больше не могу себя сдерживать. Отбросив стакан, что едва словил на лету проворный бармен, я отошла на два шага в центр зала и, ловя на себе взгляды, поманила Эду на себя движением руки. Моё тело, пластично изгибаясь в розовом свете неоновых огней, бодро и резво двигалось, то обрываясь, чтобы передохнуть, когда спина начинала покрываться под длинными распущенными волосами влагой, то снова заводясь, будто я только что приняла что-то очень ядрёное, дарующее мне силы и бодрость на сутки вперёд. Мне было хорошо. Чертовски хорошо, и взмахи блондинистых волос, что взъерошенной копной обрамляли счастливое лицо моей подруги-англичанки, заставляли всех окружающих на танцполе смотреть в нашу сторону. Тем временем моя голова начинала кружиться, и смысл притворяться приличной девочкой пропадал на совсем. Я, таща Эду за руку, вскочила на ступеньку, а с неё — на стойку бара под свист толпы внизу. Мне было наплевать и на то, что ноги на каблуках держат меня совсем слабо и я могу упасть, и на то, что длины моей супер-мини не хватало, чтобы прикрыть моё нижнее бельё. Я была свободна и обалденно хороша, и даже музыка, словно поменяв свой темп, стала горячее и безумнее мне под стать. Вскинув волосы, я отбросила их назад, и обняла подругу, которую всё время, как и сейчас, тащила за собой во всякие неприятности. Интересно, мы с Ричи уже в тех отношениях, чтобы хуесосить друг друга за такие гулянки? Он ведь там тоже небось блядствует, да? — усмехнувшись, я едва перекричала музыку, и повернулась спиной к залу, задорно потряхивая попкой. Любви не существует, Эд, есть только качественно выстроенное взаимно-выгодное сотрудничество. Так что не парься, просто получай удовольствие. Я качнула бедром, подтолкнув им бедро Олдридж, и, спрыгнув по табурету вниз, на пол, устало прижалась спиной к столу. Мне хочется текилы.

+1

19

Суббота — лучшее время на земле. Ты не встаешь с утра пораньше, усталый и сонный, чтобы с красно-синими синяками под глазами отправиться на работу, где проведешь весь день, чтобы говорить с людьми, с которыми не хочешь говорить, чтобы вернуться потом усталым домой, рухнуть и спать, чтобы потом все повторилось. И этим этот день даже лучше пятницы, которую все так сильно ждут. Нет, в пятницу ты сидишь неуемно на месте, дожидаясь, когда же закончится вся эта чертовщина и начнется отдых, но с возрастом понимаешь, что хочешь просто отдохнуть дома, а не нестись сломя голову черт знает куда. Вот она, старость. Нет, суббота куда притягательнее в своих масштабах праздного безделия, стоит только раскрыть руки и пустить ее к себе в душу. Ты сам выбираешь, какой для тебя станет суббота, ты можешь делать все, что пожелаешь, ведь знаешь, что завтра тебе никуда не надо. Можешь спать весь день, можешь не спать всю ночь, гулять, читать книгу, пройтись по магазинам, музеям, или посвятить себя нескончаемой ночи, которую так сложно пропустить. В субботу все кажется реальнее, но при этом волшебнее. И, черт, никакой другой день с ней не может сравниться.
Эта суббота не была слишком отличной от других, но Эделин все равно чувствовала, что это лучший день в ее жизни. На этой неделе. В этот час. Она рывком руки поставила первый пустой шот на стол, слегка толкнув его вперед, и он, скользя по гладкой, еще не успевшей залипнуть от пролитого посетителями алкоголя барной стойки, долетел до другого края, где его игриво подхватил бармен, блеснув веселым взглядом. Нет, нет на Земле ничего лучше. Она была преисполнена самим счастьем, таким приливом сератонина в мозг, что улыбалась наконец по-настоящему, а не обычными деловыми полуулыбками, не ехидными усмешками, которые отпускала в адрес неугодных, не искусственной натяжкой губ, когда пыталась кому-то показать, что она улыбается. Повернув голову на опрокинувшую шот подругу, она улыбалась так, словно была впервые в жизни влюблена, этой глупой счастливой улыбкой, которой можно смотреть только на самых близких людей. Вероятно, Эмбер, эта темноволосая раскованная бестия, и была самым близким для нее человеком, столь непохожим на других, обыденных и скучных, что только с ней Эда могла наконец откинуть прочь все то чертово холодное спокойствие, к которому приучала себя уже столько лет. Сейчас не было времени, не было нужды быть взрослой стервозной леди, которая всегда рассчитывает свои действия на несколько шагов вперед, не нужно было и заставлять себя не делать опрометчивых поступков. Нет, в этом клубе, полном самым разнообразным народом, от малолеток, пьющих до беспамятства дешевое пойло и ищущих себе пару на ночь, до взрослых мужчин, словно вышедших после удачного делового контракта посмотреть, как живут простые смертные, в этом клубе для Эдли не было никого, кроме них двоих, бросивших свою привычную жизнь, всю карьеру и все проблемы там, в красной машинке, и наконец показывающих свое истинное лицо. И она, кивнув подруге, просто так, без слов, была благодарна, что хоть с одним человеком на земле она могла почувствовать себя такой, какой являлась в былые времена.
— Ты знаешь, Эм, что подписываешь себе смертный приговор, — тихо рассмеялась англичанка, услышав неожиданное предложение темноволосой. — спорим.
В клубе в субботу всегда играла лучшая музыка. Она должна была привнести в этот прекрасный выходной день еще больше магии, переходя от чего-то популярного в просто божественные миксы, где смешивается инструментальное сопровождение с полнейшим дабстепом, где классика может подхватить старую-старую песню, которая уже у всех вылетела из головы, но при неожиданном повторе затрагивала в каждом свои воспоминания, связанные с ней; где после неимоверно спокойного и прекрасного момента, когда люди на танцполе едва ли не замирают на месте, закрывая глаза, чтобы лучше вслушаться в мотив, неожиданно врывается в голову сумасшедший ритм, вновь приводя всех в движение, невольно и безотказно. Сквозь весь этот микс самых разных вещей на земле на голос Хокинс обернулись несколько молодых парней, совершенно разных, красивых и не очень, сдержанных и хмурых, но, поняв, что сейчас начнется что-то интересное, они разражались улыбкой, пьяной и настоящей. Эделин, взглянув на них сначала с презрением, резко отдернула себя — сегодня можно не сразу накидываться на людей. Ей не хотелось ссор, не хотелось скандалов, хотя бы сейчас, в этот прекрасный момент, когда молодость, которая, конечно, никуда не ушла, ведь девицам было 23, но все равно до этого момента казавшаяся бесповоротно утерянной, вновь вернулась к ним, напоминая, что порой нужно просто забить на все вокруг и продолжать веселиться до последних сил, до последнего влитого бокала, до ужасной мягкости в ногах, когда они уже настолько устали плясать, а мозг настолько пьян, что сложно передвигаться. И, решив, что сегодня именно такой день, когда все на свете можно, Олдридж задорно улыбнулась девушке, уже пританцовывающей на месте с готовым исчезнуть шотом, и взяла свой маленький бокальчик, поворачиваясь на миг к так и не отлипнувшему от стойки бармену, что с интересом смотрел на развитие событий, и легким движением руки, поворотом указательного пальца попросила его повторить, ведь эти 6 оставшихся шотов не смогут заставить перестать девушек пить.
Эмбер прекрасно знала, что со светловолосой не стоит спорить. В своем красиво припрятанном алкоголизме, что остался у нее со времен веселого студенчества, с попоек с друзьями-мальчиками, которые вечно глушили самые крепкие напитки в чистом виде, она могла выпить так много, что порой сама удивлялась, куда же в нее столько помещается. Это все, наверно, британская кровь, столь спокойная и столь дикая под алкоголем. И, подняв бокал и не смотря ни на кого вокруг, кроме ее новой соперницей, которой суждено было либо напиться до чертей, либо проиграть, Эдли молниеносно опрокинула второй шот так легко, словно пила воду. Смесь водки с ликером из маракуйи приятно обжег горло, оставляя кислое, но чудесное послевкусие, и, стоило только бокалу вновь вернуться на барную стойку, как голубые глаза девушки в белом заблестели. Ну что, продолжаем? — ласково улыбнулась она, ведь говорить в такой суматохе не имело смысла, все равно бы ее не услышали. И, конечно, Эми ее поняла.
Их противостояние длилось долго, настолько, что рядом собралась уже знатная толпа, а бармен, который должен был принимать другие заказы, все выдавал по паре новых шотов, с настоящей искрой в глазах наблюдая за тем, кто же сегодня станет победителем в этой кровопролитной схватке. В какой-то момент все приняло настолько масштабные обороты, что люди, когда темноволосая поставила шот на покрытие стойки и показала рукой, что больше не стоит, люди замерли, с интересом наблюдая за тем, что сделает ее подруга. И Эдли, конечно же, вновь одним жестом попросила повторить, чтобы под громогласные, но столь приятные и бодрящие крики "ПЕЙПЕЙПЕЙ!" влить в себя еще один шот, на сей раз состоящий из прекрасной бамбуки с чем-то необычным, и, слегка поморщившись, но сразу же довольно улыбнувшись, посмотреть на проигравшую соперницу под аплодисменты собравшихся вокруг. Бармен одобрительно похлопал ее по плечу, с замиранием сердца ожидая, будет ли еще какой-то заказ, и англичанка лишь одобрительно кивнула ему, что он постарался на славу.
Алкоголь не заставил себя ждать, растекаясь на лице англичанки неимоверно довольной улыбкой, которую не могло остановить даже нашествие обступивших их со всех сторон особей мужского пола, на которых все равно смотрела с сильным пренебрежением. Может, Эми и была права? Не стоит слишком много думать, не нужно отвергать всех сразу, выстраивая вокруг себя непробиваемую стену? Нет, это все алкоголь.
— Я тоже тебя люблю, пьянчуга! — рассмеялась Эделин так звонко, что, кажется, переслушала собой даже все разговоры у бара, и обняла подругу крепко-крепко, со всей своей богатырской силушкой, до хруста в костях. Нужно было встать с барного стула, разогнать всех этих самых разных мужиков, что обступали со всех сторон, и пуститься в пляс прямо сейчас, чтобы алкоголь накрыл в танце своим пиком, сливаясь с порой неземной музыкой в приливе, похожем на эйфорию. Но Эми, вошедшая в раж, пусть и проиграла раунд, решила не отчаиваться и продолжить пить, пусть уже не шотами. — Куда тебе еще, моя алкогольвица?
Англичанка вновь рассмеялась, смотря, как ловко в руках девушки оказался ядовито-зеленый коктейль, который можно было узнать из тысячи. Ох, Зеленая фея, предвещающая начало самого ужасного хаоса. Казалось, Эделин так редко смеется от души, но нахождение рядом ее настолько боевой подруги, от взгляда которой все парни вокруг млеют, снова и снова заставляли светловолосую залиться смехом, широко улыбаясь и продолжая наблюдать за тем, как методично алкоголь накрывает ее подругу. Почувствовав, что и ей он дает по мозгам, она лишь закурила сигарету, скорее по привычке, прямо у бара, переводя взгляд на бармена, который вопросительно ожидал, будет ли она что-то. Черт, неплох он был по сравнению со всеми теми мудаками, которые окружали их со всех сторон, пытаясь подойти ближе, притереться, но сразу же натыкались на злостный взгляд Олдридж, ведь она в их с Эми парой всегда была тем, кто защищает подругу от ненужных приставаний. И еще миг она смотрела на бармена, словно изучая, но резко повернулась в сторону, стоило только подруге резко вскрикнуть, в очередной раз кого-то опуская.
— Хэй, малец, — ядовито подхватила она начинание подруги, осматривая идиота, что посмел слишком приблизиться к шатенке. — со своим дружком вы еще не доросли. Пошел прочь.
Ох, как она скучала по всему этому. По строгим отказам, высказанным в самых непристойных формах, в смехе, всегда следующим за этим, в тонне алкоголя, что кружит голову. Сделав еще одну затяжку, светловолосая на секунду закрыла глаза, вновь вспоминая этот прекрасный вкус свободы, которую всегда так любила. Кажется, Эми что-то прокричала ей прямо над ухом и задрав белое кружевное платье, но англичанка лишь открыла глаза, вопросительно глядя на нее, и потушила сигарету, предварительно сделав еще одну затяжку. Ну вот, пришло время и плясать, ведь все тело, объятое алкоголем и чуть смягчившееся от сигаретного дыма, наконец звало на танцпол.
Музыка действительно была божественной. Она уводила в самый чудесный транс, счастливый и свободный от всех проблем на земле. Она шептала на ухо своими басами, своей завораживающей электроникой, что все в этот вечер идет так, как должно идти, и ничего плохого никогда не случится. Шептала, что нужно жить мгновением, и вот оно, прямо здесь и сейчас, стоит только поддаться ее власти и выпустить наружу, в танец, всех своих демонов, которые тоже хотели свободы. И они так и танцевали вдвоем с темноволосой неимоверно красивой подругой, с увлечением и радостью смотря друг другу в глаза, без соперничества, ведь просто наслаждались этим мгновением. И, черт, не было никого вокруг.
Мелодия длилась бесконечно долго, то ускоряясь так, словно скоро оборвется, то переходя на новый ритм, заставляя изменить движения, заставляя забыть обо всем. Но Эмбер не могла стоять на месте даже здесь, на танцполе, притягивая к себе взгляды — ей было нужно больше. И, сорвавшись с места на слегка расслабленных ногах, она потянула свою белоснежную подругу к барной стойке, не терпя отлагательств и принуждая подняться за ней, а наша вечно холодная леди, пусть на секунду и остановилась, но все равно засмеялась и полезла следом, чтобы, забыв о совсем не скромной длине своего платья, вновь отплясать со своей подругой так, словно они делали это в последний раз. И Хокинс, которая на самом деле отчасти была куда умнее Эделин, выдала то, что совсем от нее нельзя было ожидать.
— Черт, Эм, — рассмеялась Эда на ее на самом деле мудрые слова. — то, что ты уже это говоришь, означает, что либо ты пьяна, либо влюблена.
Они совсем скоро спустились вниз под громкие аплодисменты собравшихся, улыбающиеся, пьяные в разной степени и счастливые. Стоило только шатенке сказать три слова, как Олдридж, вновь рассмеявшись, нашла в рядом стоящих молодых людях новую жертву.
— Киса, возьми нашей неугомонной леди пару шотов текилы, — ехидно обратившись к одному из наиболее симпатичных молодых людей, крутящихся вокруг них, и смотрящего на Эми, Эдли с задором ему подмигнула.
Перед темноволосой моментально возникло несколько шотов текилы, и она, распаляясь, начала с задором их глушить, на какое-то время отвлекаясь от своей подруги и говоря что-то тому самому пареньку, что эти шоты ей и взял. А англичанка же лишь лукаво улыбнулась, лицезрея эту картину, и повернулась к бару, чтобы заказать себе неожиданно шоты столь родного ее сердцу шота: лазурного цвета английского джина Бомбей Сапфир, смешенного еще с чем-то.
За счет заведения. — пронеслось у уха блондинки, и она, ласково улыбнувшись, посмотрела на обжигающую даже на месте подругу. Вот же дьяволица маленькая. Рассмеявшись, Эделин подвинула один из своих шотов обратно к другому концу барной стойки, улыбнувшись на удивленный взгляд налившего его мужчины.
— Тогда разрешаю выпить его со мной, — усмехнулась она, поднимая свой напиток небесно-голубого цвета.
Бармен, не растерявшись, ловко поднял свой шот, загнув слегка руку и кивнул, что лучше пить на брудершафт. А, черт с тобой, — ухмыльнувшись еще больше, англичанка просунула свою руку через его и тоже наклонилась к стойке, готовая сразу же опрокинуть новую порцию алкоголя.

+1

20

Итан родился и вырос в Ванкувере, и давно привык к странному ритму течения его времени, настолько, что иной раз перестал замечать как всё вокруг него постепенно меняется и становится другим. Ему всё время казалось, что город, созданный для людей, всё равно живет своей отдельной жизнью, словно он имеет свою душу и собственные мысли. Днём тут происходило столько всего, что заметить этого было невозможно, но когда на землю опускалась ночь, тогда-то и проявлялась эта дьявольская магия, которая порой сводила двоих людей вместе, хотя им было совсем не нужно видеться в этот самый момент.
После длинной пятницы, в которую он должен был улететь по делаем, Итан был немного взъерепенен. Встречу отменили, из самолёта пришлось выскочить в последний момент, а когда, приехав домой, он ещё и застал там домработницу с сыном, что разрисовал фломастером хозяйский ковёр, Миллер вообще чуть не оторвал волосы на своей голове. Сегодня же с утра, в эту февральскую субботу, он собирался остаться наконец-таки дома, немного посидеть без дела, к вечеру заняться подготовкой к рабочим делам на неделю, но телефон его зазвонил. И Итан, привыкнув, что трубку надо брать даже когда не хочется этого делать, ответил на звонок. И вот он уже сидел за рулём своего суперкара, что уносил его прочь от дома в глубины города, над которым повисла мистическая чёрная мгла. Сквозь неё не просвечивали даже звезды, и от того небо казалось капризным и тяжёлым. Он ехал, сам того не подозревая, туда, где его уже ждал сюрприз, и надо же было случаю сложиться именно так.
На неделе он не успевал думать об Эдли, но в его внезапном исчезновении из её жизни не было случайности. Следуя своей тактике, мужчина просто дал ей время успокоиться, ведь всерьёз считал, что время лечит и сглаживает самые острые углы. Не хватит же ей упёртости бороться с отступлением собственной злости? Не будет же она, поняв, что он исчез, накручивать уходящую день за днём обиду и концентрировать её в себе. Нет, она постепенно уйдёт, и всё в жизни Эдли вернётся на круги своя, и тогда, когда ей станет немного легче вспоминать лицо Итана, он снова появится в её жизни, грянув как гром среди ясного неба. Так думал он. Но судьба распорядилась по своему, и спорить с ней было ещё бесполезнее, чем с самим Миллером.
Ти не любил ночные клубы. Никогда не любил, даже ещё в те годы, когда молодость его была беззаботной и лёгкой, не обременённой всем тем, что теперь лежало на его крепких не по годам плечах. В барах стоял этот ужасный смог, им наполнялись лёгкие, стоило только войти внутрь, и из-за этого дыма с примесями приторных вкусов, голова начинала плыть ещё до тех пор, как алкоголь попадёт в кровь. Здесь пульсировала жизнь — как она есть, без прикрас и сожалений, но Итан предпочитал не видеть её как можно чаще, отгораживаясь от людей и знакомств своей тяжёлой энергетикой, с которой мог справиться только очень сильный человек. Редко в хорошей компании он позволял себе посидеть, вот так, как сейчас, но всё равно и музыка, и свет, и люди вокруг, раздражали его и угнетали, заставляя кривиться в лице всякий раз, когда на него падал случайный луч софита. Ти сидел в самом углу большого стола, раскинув руки по изголовью дивана, и собирал взглядом каждое лицо сидящих с ним по соседству людей. Здесь были его коллеги, люди, которые были Ти отнюдь не чужими, но и не внушали ему никакой трепетной привязанности. По факту все они сидели за столом со своим начальником лишь потому, что думали — не отдать дань уважения его прошедшему празднику будет неуважительно, но на деле даже сам Итан не помнил, когда в последний раз отмечал свой день рождения по-настоящему. И только потому, что казался самому себе неуместным на этом празднике жизни в кругу людей, которые его боятся, он оставался трезв, как стёклышко, и не прикладывался ни к одному из принесённых бокалов, ограничиваясь лишь пьянящими запахами, что витали вокруг. А ты всегда такой хмурый? — стоящая позади него девушка в обтягивающем коротком платье на одно плечо с закосом под Версаче, но уже настолько потрепанном жизнью, что не годилось в подмётки даже рыночной тряпке, вот уже десять минут пыталась выбить из Миллера хоть одно доброе слово или улыбку, но ей это притворное кокетство не давалось от слова совсем. Она, изогнувшись в спине словно кошка, ждущая своего мартовского кота, перегнулась через спинку дивана возле его плеча и, громко щёлкнув лопнувшим пузырём жевательной резинки, игриво прикоснулась к его щеке ноготком. Отмахнувшись, Ти немного склонил голову к противоположному плечу. Отстань. Возьми себе что-нибудь выпить. В голосе мужчины стояло непоколебимое спокойствие, ведь чтобы вывести его из себя нужно было ещё хорошенько постараться. И он даже улыбнулся краешком рта в этот момент. Кое-кому это всё же удалось. Шатен оттолкнутся от сидения, чтобы подняться на ноги, и когда он встал, разговоры за столом как-то невольно стихли, и все посмотрели на именинника с выжиданием. Сейчас вернусь. Возьмите ещё что-нибудь, — холодно сказал он, подзывая жестом руки официанта, а сам пробрался на выход и, поправив на себе свою чёрную рубашку с приоткрытой грудью, проскользнул в сторону бара. Ему до осточертения хотелось уединенного покоя, и пока за его спиной со стороны коллег доносился дружный гогот, их начальник пробирался сквозь танцующую толпу на ощущениях, ведь увидеть в искусственном дыму хоть кого-нибудь было невозможно, пока не уткнёшься ему прямо в лицо.
Ти привалился к краю бара, там, где было место. Казалось, что отсюда всё происходящее видно гораздо лучше, но изнутри толпы каждое пьяное движение и несуразный танец чудились чуть лучше, чем они были на самом деле. Он не то что бы собирался сидеть в клубе до утра, так и не притронувшись к спиртному, но настроение само диктовало ему что делать и погружало его всё дальше в ту точку, из которой возвратиться в нормальное состояние Итан уже не мог. Водя взглядом по людям, он рассматривал их без всякого смущения, и иной раз сталкиваясь с ними глазами, продолжал давить, не отводя свой в сторону. Наконец, наплевав на всё, он подозвал бармена и заказал себе выпить. Чистая водка должна была растрясти его и заставить хоть немного улыбнуться. Но раньше, чем наполнилась рюмка, он почувствовал движение у своего плеча, и обернулся в ту сторону головой. А, вы, — смотрящая на него девушка-блондинка любезно улыбнулась, и эту улыбку он с трудом отыскал в памяти, поняв, что где-то её уже видел. Часом ранее, кажется, она просила у Итана сигарету, но, узнав что молодой миллионер сегодня не курит, грустно улыбнулась и ушла продолжать свои поиски. Её странный прищур, какой-то наивный и простой, не был похож на хищные взгляды охотниц за мужчинами, что ошивались вокруг, и было в нём что-то по-детски непосредственное и открытое. Странная улыбка, к тому же, чуть массивная челюсть, выступающие острые скулы, длинноватый нос, словом, на лицо не модель, но какая-то по-своему притягательная и милая, по нраву, наверное,  какому-нибудь нормальному парню. Но не для Ти, который в своих капризах зашёл так далеко, что теперь хотел перебирать даже женщин, что попадались ему на пути. Он вежливо кивнул, мол, помню тебя, и попросил бармена обновить девушке коктейль. Кого-то ждёте? — её широко распахнутый взгляд и вытянутые к соломинке губы, говорили с ним на понятном языке женского флирта, но Миллер лишь ухмылялся, не цепляясь на этот крючок. Он рассеяно скользнул взглядом по людям, сидящим дальше вдоль длинной стойки, уходящей своим полукругом в темноту большого зала, и, склонившись к уху девушки, чтобы перекричать громко вопящую музыку над головой, хотел было что-то ответить, но в этот момент услышал, как за её спиной хором закричали люди. Не думаю, — он с интересом заглянул за спины мужчин, что навалившись друг на друга, оцепили кольцом несколько стульев и, громко шумя, кричали: «ПЕЙПЕЙПЕЙ!» Его любопытство, взыгравшее на фоне ужасной скуки, вдруг заставило его привстать на мыски, и, благо Итан всегда был крупным в росте, он смог заглянуть в эпицентр события, где различил пьющих девушек — блондинку и брюнетку, что, склонившись над рюмками, делали решающий глоток. Кто-то снялся досрочно, кто-то — выпил последний шот. И в ту секунду, когда блондинка, опустив бокальчик на бар, убрала с лица волосы, Итан успел побледнеть, а потом сразу вскипеть от злости. Твою мать, — прошипел шатен, опускаясь на освободившийся стул. Эдли собственной персоной, стояла в окружении зевак и, аккуратно утирая уголки своих хорошеньких губ, улыбалась и кокетливо хлопала ресницами. Отсюда не было видно ни её спутницы, не было слышно их разговоров, потому что их заглушало возбужденное обсуждение сидящих мужчин. Ти, почувствовав, как крепко сжалась рука на маленькой рюмке, подоспевшей ему под нос как раз вовремя, отпустил хватку раньше, чем стекло бы треснуло и поранило ладонь. Он одним движением опрокинул свой напиток, влив его в рот и даже не почувствовав вкуса, но подавил в себе желание сейчас же встать и подойти. Нет, он не был так прост и понятен в своей собственной последовательности. Ти, закрывшись за спиной болтливой девушки, что так и не представилась, но продолжала шумно болтать невзирая на невнимательность её собеседника, упёрся взглядом в спину Эделин, и по-хозяйски строго пробежался по её вульгарному платью, стройным длинным ногам, что притягивали к себе повышенное внимание парней, и, наконец, сумев вдохнуть воздуха, тихо зашипел про себя. Гадюка, развлекаешься, значит? Похоже, тебе уже очень хорошо. Его накрыл безапелляционный порыв гнева, такой, с которым он не мог справиться ни посредством водки, ни тихим отступлением. Нет, он не мог теперь уйти, сделав вид, что ничего не видел, хотя ещё было не поздно поступить именно так. И пускай в глубине души Итан знал, что к Эдли ему не подобраться ни разговорами по душам, ни грубой силой, всё равно он не делал ставку на её понимание в свою сторону. Слишком уж много было наделано дел, чтобы теперь, как ни в чем ни бывало, улыбнуться и пригласить её на ужин. И хотя, схватив её за руку, он точно так же бы не добился ровным счётом ничего, именно так Ти и собирался поступить, когда вдоволь насытится её проказами, понаблюдав за ними со стороны.
Он притаился, спрятав лицо в тёмном синем свете неоновой лампы, и различить его среди массы других, самых разных, было бы очень сложно. Мужчина в упор смотрел на девушку, которая за время с момента их знакомства стала для него, как больная идея, нездоровый интерес к которой он не мог в себе подавить, уже в красках представив, как хозяйствует над её жизнью, душой и телом. Ему нужна была эта птица, чтобы посадить её в золотую клетку и заставить петь себе по утрам, но птица не ловилась, а попав в капкан, клевалась и царапалась, и в конце концов такая драка не устраивала никого из них — ни птичку, не рождённую, чтобы сидеть взаперти, ни браконьера, что готов был нарушить все законы, чтобы заполучить свою добычу. Он стиснул зубы, глядя, как девушка милуется с барменом, а потом, взявшись за руку с подругой, уходит вглубь танцпола. Словно тигр, спрятавшийся в высокой траве, Миллер следил за ней со спины. Он одновременно бесновался и любовался её движениями, которыми повелевала стремительно меняющаяся музыка, и он не замечал даже взглядов её подруги, что в отличие от Эдли, то и дело кидала свой ищущий взгляд на мужчин — одного, другого, третьего. Её алчный взгляд не был даже в половину похож на тот, которым могла одолеть его Эдли. Он не излучал таких эмоций, которые, даже не справляясь с задачей, всё равно могли оставить за собой последнее слово, хотя тёмные глаза незнакомки и были красивы, а лицо и фигура её едва ли отставали от англичанки, вся она была совсем другой, чрезмерно раскрепощенной, вызывающей, а от того настолько же сильно отталкивающей от себя. Ти выжидал, и пока что пытался понять, насколько его хватит. Что такого должно произойти, чтобы он наконец не выдержал и прервал происходящее? Он не прекращал смотреть, почти не моргая, и смог пошевелиться, лишь когда девушки, выйдя с танцпола, бодро проскочили мимо него и взобрались на стойку бара. Он нервно сглотнул подступивший к горлу ком. Чего только мысленно он сейчас не сказал об Эдли и её подружке, что словно генератор придумывала новые идеи и таскала англичанку за собой. Он аккуратно обернулся через плечо, посмотрев снизу вверх на две пары голых ног, и по одной из них прошёлся ревнивым взглядом вверх, до самого туловища, которое едва прикрывало белое платье. Мгновение могло длиться вечно, и Итан не в силах был отвести от Эдли свой взгляд. Ему одновременно нравилось как она скочет по столу и управляется со своим телом, но в то же время отвращало то, с каким безразличием она делает это, собирая на себе жадные и голодные взгляды мужчин. Его не могло не раздражать это, не могло не вводить в исступление, из которого был только один путь — наружу. Держать этот гнев в себе было не просто сложно, а невозможно, и Ти только ждал, когда его концентрация достигнет предела. Я занимаюсь журналистикой, — словно из-за стены послышался голос незнакомой блондинки, той самой, что всё ещё надеялась на разговор. Ти решительно соскочил со стула, отодвигая её со своего пути. Это просто замечательно. Он уже потерял Эдли в толпе, она растворилась там так быстро, что он не успел понять в какой момент упустил Олдридж из виду. Выглядывая поверх толпы, Ти нервно щёлкнул костяшками пальцев и, обернувшись, вдруг увидел её, прильнувшую к бару в обнимку с барменом.
Забрало упало. Ти, выхватив своё плечо из женских коготков, решительно выдвинулся в ту сторону, и позабыл в этот момент про всё своё прикрытие, про всё терпение, которым обещал одарить Эдли в следующий раз. Да, он не хотел, чтобы в другой раз, встретившись с ней, всё повторилось так же, как и в предыдущий. Но теперь понимал, что в глубине души именно этого и делал больше всего, и ему нужен был лишь один маленький повод, чтобы спустить цепную собаку с удавки. Он возник за спиной Олдридж так быстро, что та успела лишь обвить своей рукой руку бармена, чтобы выпить с ним на брудершафт. Высокой тенью он вклинился между ними, хватая парня за руку и, рывком выдирая её из объятия Эдли, заставил напиток в его руке выплеснуться на стол и затечь прямо в рукав. Руки свои на место и иди работать, — голос канадца сделался жёстче и ниже, поменялся почти до неузнаваемости. Не успев дать Эдли не секунды на то, чтобы понять что произошло, он взял её за плечо и, вытянув на себя, развернул лицом. Домой. Быстро. В его глазах не отразилось ни капли сомнения, он поджал губы и потащил девицу за собой к выходу. Уже уходишь? — обеспокоенно и как-то даже разочарованно крикнула вслед блондинка, которую он оставил за баром наблюдать и искать себе другого, более подходящего принца. Миллер словно отключился от реальности и не хотел впускать её в свою голову, тащил Эдли за собой по пятам, не слушая ни её ругани, ни криков позади себя. Отъебись, сказал тебе, — грубо рявкнул он незнакомке, и тут же дёрнул Эделин, заставляя идти быстрее, — А ты шевели ногами быстрее. Выстави ему сейчас бетонный забор, он грудью бы прошёл через неё тараном, не заметив, и только шлепок чьих-то рук по груди заставил его дёрнуться, остановиться на мгновение и, злобно и часто дыша, посмотреть вниз. Девушки. Трогательные, но такие глупые существа. Брюнетка, стоящая перед ним, гневно сведя вместе свои брови, рассыпалась угрозами, но вызывали они лишь его сдавленный смех, не похожий на искренний. Ти даже капельку смягчился, понимая, что подруга Олдридж не может даже буквы проговаривать чётко, не путая между собой, настолько она была пьяна и неадекватна. Молодой человеек, — она вскинула указательный палец вверх, заглядывая в потолок, будто там был написан текст, который ей нужно было воспроизвести вслух. Мы, вообще-то, отдыхаем. Отпустите мою подругу. Шагнув вперёд, она самоуверенно попыталась обнять стоящую за спиной Миллера Эдли, но резким толчком руки в плечо была отстранена на своё место. Отдых окончен. Она едет домой. Он не проронил больше ни слова, собираясь пробиться через настойчиво стоящую на его пути барышню, даже если понадобится при этом грубо оттолкнуть её в сторону, но тут незнакомка, набрав воздуха в грудь, с высоты своего невысокого роста, затараторила так быстро, кидаясь в Итана словами, какие вообще было опасно применять в его сторону, тем более пока он был не слишком-то спокоен. Брюнетка стала бить его кулачками в грудь, визжать, что ей нужна помощь, но сквозь музыку это всё казалось таким нелепым и незначительным, что привыкшие к подобному гости заведения даже не обернулись на шум, и тогда маленькая воинственная девушка, подлетев к Олдридж, стала выдирать её из рук большого мужчины, что намертво сжимал её руку в своей.

+2

21

Как вы относитесь к иронии? К этому легкому сатирическому приему насмешки, не такой сильной, как сарказм, и зачастую вызывающую лишь добрую улыбку на все вокруг. Ирония всегда скрывает в себе скрытый смысл, но на вид кажется забавной нехитрой шуткой, которая призвана не слишком сильно обидеть кого-то. Ирония судьбы же бывает куда жестче и приходит именно тогда, когда она никому ничерта не сдалась.
Эделин, вскруженная и счастливая то ли от алкоголя, то ли от прекрасного времяпрепровождения с лучшей подругой, была полностью уверенна в том, что эта ночь продолжится вечность, что все и дальше пойдет так, как всегда шло у них: задорно, травмоопасно, непредсказуемо. В этом и была вся прелесть: откинуть к чертям всю логику, пить до потери пульса, улыбаться до боли в щеках, творить такую чушь, за которую, конечно же, будет слегка стыдно, но зато приятно вспомнить. Уверенность в том, что все пойдет только лучшим путем, еще больше воодушевляла, ведь до сего момента все шло по их идеальному сценарию, точно так же, как годы назад, когда Эми и Эдли только познакомились. И пусть сейчас подруга отвлеклась на какого-то другого мужика, что-то тихо с ним обсуждая, Олдридж вовсе не злилась — это ее решение, с ним не стоит спорить, на него не стоит обижаться. Все просто должно идти так, как идет, и от этого своевольного течения времени становилось только интереснее узнать, что же будет дальше. А зная этих двух мегер, дальше должно было быть только лучше.
В том, что она собиралась пить на брудершафт с барменом, не было ничего такого. Никакой задней мысли, никакой дикой симпатии, которая неожиданно могла прийти с алкоголем. Наша вечно недовольная Эдли, презирающая весь род человеческий, а в особенности ту элитную верхнюю прослойку его, которая вечно принижала всех остальных, испытывала слабость к, как ей казалось, униженным и оскорбленным, то есть к тем, кто по долгу службы должен выносить общество своих клиентов, вечно быть улыбчивым и добрым даже к самым отпетым негодяям. Тем более сейчас, воодушевившись всей этой прекрасной ночью, которая текла так неимоверно быстро, англичанка приняла решение, что нужно попросту меньше думать, и тогда все будет чудесно. Она обвела свою руку вокруг руки молодого человека, сразу качнув головой в знак того, что только выпить с ним и может, и после улыбнулась как-то слишком по-доброму, словно извиняясь за свой характер. Нет в этом ничего такого, просто еще один повод для веселья, пока Хокинс развлекает себя беседой с новым кавалером, который радостно заказывал ей еще текилу. Наивный дуралей.
Эделин никогда не была фаталисткой. Она, эта маленькая упертая девица, всегда билась до последнего, показывая миру всю свою упертость, нежелание идти по тому пути, который, как говорили, был ей предначертан. С юных лет мать, казавшееся девушке пустоголовой, пыталась вбить в ее непослушную светлую головку, что девушка из хорошей семьи должна быть истинной леди, а истинные леди делают так, так и так, а вот так точно никогда не делают. Ее пророчили в невесты, в хорошую жену и мать, а она упорно продолжала делать все, чтобы такой не становиться. Ведь считала, что это не для нее. Шла по своему пути, натыкаясь на неприятности, но продолжала идти, и на усмешки в духе "ты все равно ничего не добьешься" лишь еще сильнее улыбалась. Сейчас, наверно, она могла сказать, что чего-то все-таки достигла в жизни, к своим-то 23 годам, и не собиралась на этом останавливаться в любом случае. Нет, Эделин никогда не была фаталисткой. Но, знала бы она, что произойдет в следующую секунду, возможно, все-таки поверила бы в судьбу.
Бармен резко дернулась, и англичанка замерла на месте, еще не понимая, что происходит. Молодой человек от удивления раскрыл рот, моментально отстраняясь на вдаль другой стороны барной стойки, а где-то сбоку послышался мужской голос, едва различимый в громкой музыке, но наполненный такой злостью, что ее можно было почувствовать в воздухе. На плечо девушки опустилась рука, заставляя сразу же разозлиться, ее ведь нельзя трогать. 
— Что за... — резко вскинув брови от прикосновения к себе, Эда уже готова была весь свой гнев ниспослать на человека, который посмел до нее дотронуться, но стоило только ей, резко повернутой в сторону, увидеть, кто смог это сделать, как глаза ее распахнулись, а голос моментально затих, выговаривая конец фразы просто на автомате.  — черт.
Перед ней, все еще держа ее за плечо, стоял тот человек, видеть которого она хотела бы меньше всего в жизни. Тот, о ком так не хотела говорить даже с лучшей подругой, вдаваться в подробности, о ком вообще не стоило вспоминать ради своего же душевного спокойствия. Эделин давно научилась справляться со всеми своими душевными проблемами, научилась выкидывать из головы то, что могло заставить ее расстроиться. Точно так же она выкинула из головы все то чертово время, что они провели вместе, окунувшись с головой в работу, отправившись на знатную попойку с лучшей подругой. И у нее действительно хорошо получалось. До этого момента.
Мгновение, которое она смотрела в его холодные голубые глаза, казалось вечностью. Все тот же яростный огонь внутри, короткие фразы, которыми он старался скрыть свою злость, облачая слова в приказ. Англичанка отставила свой бокал в сторону, собираясь с силами, чтобы что-то сказать, но в эту же секунду ее c легкостью оторвали от барной стойки, за которой она и сидела, стоило только с силой схватить ее за руку. Ох, не нужно было этого делать. Эда, резко попытавшись остановиться, едва заметно вздрогнула, все еще пребывая в состоянии, похожем на шок, но с каким-то другим привкусом. Она не собиралась домой, не собиралась идти вообще куда-либо, ведь здесь ее ждала подруга и продолжение самых веселых приключений. Тем более она не собиралась идти куда-то с ним, почувствовав от тяжелого взгляда на себе тот же страх, который охватывал ее и раньше. И это чувство резко заставило протрезветь даже несчетного количества выпитых шотов, резко ударяя по голове, заставляя на какое-то время замолчать в попытке привести свои же мысли в порядок.
Опять ты, мудила, — наконец подумала хоть что-то англичанка, стоило ему резко дернуть ее руку. Конечно, ей глупо было упираться на месте в попытке остаться здесь, ведь силы были совсем не равны. Он, этот чертов мудак, появившийся из ниоткуда и вновь заставляющий ее куда-то идти, с каждой секундой вызывал обратно к жизни все те воспоминания, которые спрятались где-то в недрах подсознания девушки. И от этого она, разозлившись даже сильнее, чем он сам, решила подать голос, пусть и продолжала идти за ним в сторону выхода.
— Убери руку. Отстань от меня, — закричала, чтобы переглушить музыку, Эделин, дернув руку в попытке освободиться. — я не одна.
Со стороны послышался женский голос, и Олдридж повернула голову в сторону его хозяйки, словно заинтересовалась этим. Нет, это было вовсе не важно, вот только к Итану, что, не говоря больше ни слова, лишь шел дальше, пробираясь сквозь толпу у бара, подскочила какая-то маленькая блондиночка, с заискивающим лицом спрашивая его о чем-то, пытаясь привлечь его внимание. Что, девица твоя? — ухмыльнулась неожиданно для самой себя Эдли, ведь ситуация становилась настолько абсурдной, что можно было только рассмеяться. За этот короткий миг к англичанке даже вернулась вся ее ехидность, так резко подкошенная появлением мужчины. Увидеть его с какой-то простой девушкой в клубе было настолько забавно, что хотелось рассмеяться во весь голос, но, быть может, это просто алкоголь слишком сильно плескался в крови. Но резко дернутая рука и полный неуспокаивающейся злости голос в очередной раз заставили Эду ускорить шаг, едва ли не врезаясь в плечо высокого мужчины, а улыбку в очередной раз пропасть с лица.
— Слушай, ты не можешь меня никуда тащить, — засеменив ногами, холодно ответила ему англичанка.
Эделин все-таки была воспитанной девочкой. Воспитанной и считающей себя умной, поэтому она понимала, что нет никакого смысла сейчас закатывать истерику на людях, в этом полном народу клубе. Так же понимала она и то, что нет смысла в этот момент злить канадца еще больше, ведь силы были не на ее стороне. Усвоила урок? Нет, здравый смысл и остатки воспитания. Она могла орать сколько угодно, посылать его ко всем чертям, ведь с каждой секундой в ней все больше и больше плескалась нарастающая злость, вот только не здесь, не в этом шумном и полном огней месте, не при тупой глазеющей толпе. Возможно, она подсознательно, после всех синяков и ссадин понимала, что вообще не стоит разводить слишком ярый спор, вот только все равно не собиралась никуда идти, дергая свою собственную руку с такой силой, что она начинала болеть.
Это не имело никакого результата, и пара все дальше отходила от бара, пока мужчина почему-то не остановился, а до уха светловолосой не долетел знакомый, едва ли не превратившийся в мычание голос. Ох, Эми, — с тоской оглядела подругу светловолосая, прекрасно понимая, что сейчас начнется. Леди в черном, едва ли слагая слова в предложения, возникла перед Итаном, преграждая ему путь, и начинала что-то невыносимо быстро и непонятно лепетать. Ее слова то переходили в крик, то совсем затихали, превращаясь в какую-то тайную угрозу, и Эделин подошла чуть ближе, вставая прямо за плечом мужчины, пусть ее руку так и сжимали до боли, не давая дернуться в сторону.
Как забавно. Англичанка никогда не боялась сама влезать в самые страшные разборки, отталкивать всех мужиков, что слишком яро приставали к ее подруге, да и вообще мало чего на свете боялась, но вид Хокинс, настойчиво пытающейся принудить молодого человека, что с легкой усмешкой, прикрывающей собой всю злость, смотрел на нее, заставить оставить их двоих в покое, а самому ретироваться черт знает куда, пугал ее. И стоило только темноволосой двинуться в их сторону, как Миллер резким и точным движением руки остановил ее, возвращая на место. Он ответил брюнетке так холодно и злостно, что англичанка содрогнулась, понимая, что все может закончиться не слишком хорошо. И знаете, что самое забавное? Эдли мгновенно успокоилась, лишь почувствовав, что на сей раз сама должна вывести эту ситуацию на нормальное русло. Насколько бы ей не хотелось самой сейчас закатить скандал, знатный и кровопролитный, она понимала, что нельзя вмешивать в это нашу бурную и столь милую Эми, которая была готова порвать любого, кто встанет на пути у их веселья. О, она боялась за подругу. Забавно, не за себя саму, ведь подобное чувство вообще не слишком хорошо было ей знакомо, а именно за эту пьянющую девицу, которая с таким напором продолжала сыпать на Итана угрозами и оскорблениями. Это ведь могло быть чревато, и, заметив его все более хмурый взгляд, англичанка не нашла ничего лучше, чем выхватить свободной рукой из сумки телефон, чтобы быстро написать сообщение. Ну да, черт ее знает, увидит ли вообще. Вместо того, чтобы обратить внимание на вибрирующий клатч, Эмбер рванула к своей подруге, вцепляясь в нее руками и пытаясь вытащить ее руку из тяжелой хватки молодого человека, который совсем не собирался кого-то куда-то отпускать. Нет, нужно было спасти ситуацию.
— Эээм, Эми, чшшшш, — перехватив руки девушки своей свободной рукой, Эда обратила на себя внимание темноволосой, чтобы та посмотрела ей в глаза. Нужно успокоиться. — все нормально, не переживай. Я позвоню тебе из дома, хорошо?
Она, состроив самое спокойное выражение лица из всего своего запаса, тихо кивнула брюнетке, показывая, что все нормально. Взглядом, чтобы было куда яснее, она указала на клатч, мол, нужно посмотреть, что же там, и выпрямилась, отпуская руки подруги. Это напускное спокойствие, кажется, на миг вселяло в саму англичанку больше уверенности, чем было у нее на самом деле, но это и нужно было сейчас. Удостоверившись, что подруга хоть немного поняла, что за жесть происходит, светловолосая перевела взгляд на мужчину, что с каким-то лютым недоумением наблюдал за тем, как резко меняется ситуация. Ну, вот и познакомился с Эми, самым диким созданием на земле.
наша английская леди понимала, что не стоит оставаться в клубе сейчас, не стоит и находиться рядом с пришедшей в шок Эмбер, которая, с пьяным взглядом читая смс на телефоне, все еще не могла понять, что вообще происходит. Черт, никто не мог этого понять. Но Олдридж, слишком резко отрезвевшая, отчего ее голова начинала кружиться еще сильнее, кивнула молодому человеку, холодно и отчетливо, словно все было в порядке, и последовала за ним к выходу из клуба, проклиная в этот момент все на свете.
Они вышли на улицу, подальше от всего того шума, подальше от пьяной Эми, которая в своем порыве защитить подругу не представляла, что может подвергнуть себя опасности. И тут, на улице, когда холодный воздух охватил девушку с ног до головы, а перед взглядом показался знакомый ламборджини, англичанка резко остановилась.
— Мне нужно забрать куртку! — Вскрикнула Эделин, но, поняв, что все это бесполезно, холодно бросила еще одну фразу, выдернув руку из хватки уже собирающегося затащить ее в машину мужчины.— Я сама, спасибо.
Конечно, даже слова о куртке не могли ничего исправить, и посему девушка лишь остановила все попытки молодого человека с силой запихнуть ее в машину самым простым и доступным ей способом — она села в суперкар сама. Ведь смысла в очередной раз сопротивляться не было. Да и тут, около клуба, было слишком много народу, а наша маленькая гордячка никогда не могла проиграть у кого-то на глазах. Вот такой вот парадокс: нежелание сделать одно может исчезнуть при нежелании сделать другое. И, когда Миллер сильным рывком закрыл пассажирскую дверь своего прекрасного автомобиля, Эдли лишь отвернулась к окну, чтобы не смотреть на него, чтобы не сказать ничего больше, ведь совсем не желала с ним говорить.
Здесь, в тишине салона, в котором находились только они, сдвинувшись с места под грозное рычание машины, она чувствовала его присутствие настолько сильно, что оно неприятным ощущением проходилось по всему ее телу, заставляя злостно поджать губы. Оставшись с ним вдвоем, наедине в этой чертовой Ламбо, светловолосая вновь почувствовала приток всего того пиздеца, что произошел меньше недели назад. И пусть молодой человек молчал, выведя машину с парковки на очищенную от грязи дорогу, пусть был сейчас умнее хотя бы тем, что просто не смотрит на нее, не раздражая еще больше, это не могло уже остановить подступающую к горлу злость. Эделин перевела взгляд от окна на мужчину, что, сдерживаясь от всех своих самых злостных порывов, лишь смотрел вперед, на дорогу, и осознала, насколько ненавидит его за то, что он посмел указать ей на ее собственную слабость. И тут ее прорвало.
— Какого хууууууууя? — взорвалась она, повышая тон и сжимая ладони в кулаки, словно была готова врезать водителю прямо сейчас. — Ты совсем проебал остатки своих мозгов где-то в клубе? Что это, блять, было только что? Совсем ебу дал? — англичанка продолжала говорить, переходя в крик и повернувшись лицом к молодому человеку, что лишь сильнее сжал челюсть, смотря на дорогу. И его молчание бесило ее еще больше, полностью срывая тормоза. — Бестолковая ты мразь, я веселилась с подругой, и у тебя нет никаких прав меня куда-то тащить. Ты отвратительный, ты меня бесишь, я вообще не понимаю, какого хуя тебе от меня надо. Отвали от меня. Я просто не хочу тебя больше видеть, это так сложно понять твоим куриным мозгам?
Она не могла остановиться, заходясь едва ли не в истерике, без спроса закуривая сигарету прямо в машине, чтобы хоть как-то успокоиться, но выходило скверно. Его промедление бесило ее, хотя в душе она прекрасно знала, что делает себе только хуже всеми своими словами. Но это было совсем не важно, когда глаза затмевала настолько сильная ярость и обида, что невозможно было успокоиться.

+1

22

Когда я много пью, мир вокруг меня начинает стремительно меняться. И почему-то, в то время когда другие, нормальные люди, под действием алкоголя становятся дружелюбнее и ласковее, я переворачиваю всё с ног на голову и превращаюсь в мегеру. Я веселюсь и улыбаюсь, кокетничаю и танцую, я могу угощать совершенно незнакомых, но симпатичных мне людей своим коктейлем, а могу собирать комплименты от мужчин. Чёрт, да даже от женщин, которые, бывает, так расходятся в алкогольном приходе, что лезут обниматься и целоваться к совершенно незнакомым девушкам, считая за своих самых лучших подруг. Но это славное чувство радости не длится вечно, увы, но грань моя между хорошо и плохо во время пьянки настолько тонкая, что один даже самый маленький шажок в сторону может спровоцировать такую цепную реакцию, что о последствиях попавшие под горячую руку (да и я сама) будут со стыдом вспоминать ещё очень долгое время. Да, к сожалению, человеку вроде меня, у которого язык за зубами не держится даже в самом обычном своём состоянии, пить вообще противопоказано, однако, пренебрегая здравым смыслом, я всё равно это делаю, и мгновенно нахожу на свою голову такие приключения, которые кто-нибудь другой, гораздо более благоразумный, обошёл бы стороной.
Больше всего, когда я пью, я ненавижу мужиков. Как это ни парадоксально в моем случае. До определенного момента я с радостью купаюсь в их внимании, а затем... затем вдруг случается БУМ. Нет, если меня не трогать, ни о чем не спрашивать, не дышать, не думать рядом со мной, не оставлять меня без внимания, но в то же время не лезть ко мне знакомиться, если перечислить ещё целый список этих самых «но»... то с вероятностью в 50% я могу остаться лапочкой и продолжать веселье как ни в чём не бывало. Но стоит только случиться чему-нибудь экстраординарному,  как моя шторка тут же опускается.
Мне хочется текилы, — уже чуть увереннее и громче повторила я, желая достучаться хоть до одного маленького мозга, что окружали меня весь вечер, но жались угостить. Конечно, не все ведь мужчины такие идиоты, какими я их считаю. Некоторые ещё поумнее меня будут, видят же, твари, на кого имеет смысл тратить деньги, а кто точно махнет хвостом и ускользнет, так ничего и не пообещав. Ну и ничего, найду шею пощедрее. Я, обернувшись, вскинула волосы, взбив их густой копной, и стала следить за каждым сидящим неподалеку парнем, за каждым по-очереди, подолгу и внимательно, желая своим взглядом вызвонит их совесть. Но несколько шотов появились на столе ещё раньше, и я, с недоумением посмотрев на бармена, улыбнулась, когда он кивнул в сторону Эдли. Я бы и сама справилась, — хохотнув, я взяла в руку одну рюмку и, подняв её над головой, повертелась вокруг своей оси. Так, зверьки, ну-ка расступитесь! Виляя бёдрами и уже едва стоя на своих каблуках, я длинной стройной тенью проникла на край танцпола. Пока моя подруга оставалась у бара, я уже чувствовала, как моя реальность перестаёт существовать, как кружится неровная земля под ногами и пропадает чувство легкости, сменяясь грузными шагами — каждый, словно я вешу минимум тонну. Но я всё равно продолжала двигаться, давить из себя  не пойми что и радоваться, что по-прежнему могу делать это, как и раньше, словно мне до сих пор 16 лет. Потягиваясь руками в сторону Эдли, я отсылала ей воздушные поцелуи, потом пускала пальцы в волосы, взбивая их на затылке, и, переступая, плавно и грациозно водила бёдрами, будто знала, что все смотрят на меня. Рюмка текилы прожгла меня, добавив к уже имеющемуся опьянению ещё одну каплю, которая вот-вот должна была переполнить чашу. Не знаю, правда, что за мера была у этого бесконечного сосуда, в который можно было вливать хоть чистый спирт рекой, но только дайте мне десять минут, и я снова смогла бы пить и плясать, будто только что пришла.
В своём танце я кружилась так долго, что успело смениться несколько песен одна за другой. Ночь ведь только начиналась, и народ, стекающийся со всех концов города, начинал создавать такую толкучку, что найти среди чужих лиц одно единственное знакомое было невозможно. Я иногда озиралась, но моя Эдли, этот милый ангел в белом платье, она по-прежнему сидела у бара, общаясь с барменом. И я была спокойна, пока знала, что ей хорошо. Чёрт, да хоть бы мне три раза проблеваться, наплевать, если только она будет хорошо себя чувствовать и знать, что со мной она в безопасности. Ой... что-то я напилась...
Так вот пляшу я себе, значит, пляшу. Отдыхаю, так сказать, душой. И тут слышу — какой-то кипиш за спиной. Голос Эдли, скрип стула по плитке, шушуканье. Оборачиваюсь! А там! Моя зайка, облепленная мужиками, а среди них один, видимо самый наглый, держит её за плечо и оттаскивает от бармена. Я была потрясена настолько, что первые несколько секунд просто без движения стояла, так и не закончив поправлять съехавшую набок молнией юбку. Я просто не могла поверить, что такое может быть. В баре в разгар субботы, когда вокруг столько мужчин, один наглец может вот так просто схватить тебя за руку и увести непонятно куда? Это какое-то средневековье, господа. Осознание того, что если сейчас он утащит Эдли на танцпол, я потеряю её из виду на совсем, заставило меня вздрогнуть и начать что-то делать. Схватив в руки свой клатч, снятый с плеча, я побежала следом со всех ног, и попутно цепляла не только пороги, но и натуралов людям на ноги. Мне было без разницы, упаду ли я сейчас, на лестнице, или потом, когда выскочу на улицу на лёд, но кажется мои просчёты были не верны, и нагнала я похитителя гораздо раньше, у самого гардероба. Эй! ЭЙ ты! — я размахивала руками, согнувшись в коленях, чтобы суметь сделать шаги пошире. Как жаль, что мой сиплый после стольких бокалов выпивки голос не мог перекричать громкую музыку. Остановись, блять, бугай! Во мне кипело такое бесстрашие, что, схватив незнакомца за плечо, я подтянулась за ним на руках и тут же очутилась у него на пути, преграждая дальнейший побег своим маленьким, немощным тельцем. Ну правда, что могла такая как я, которую и переломить пополам-то ничего не стоит (хоть я и плачу деньги непонятно за что, отрабатывая защиту и удар слева... надо поменять тренера), когда цеплялась ногтями за мужика двухметрового роста и кричала ему, ударяя в грудь, какой он урод. Во мне вдруг проснулся какой-то небывалый гнев. Нет, не напускной и не едва заметный, которым я обычно отфыркивалась, плюясь ядом в неприятных мне людей. Тут совсем другое. Я почувствовала, как слабоумие смешалось с отвагой, и как во мне, дико крича, восстала безумная амазонка. Она требовала восстановить справедливость, и я, колотя шатена, вдруг начала орать не своим голосом, то запинаясь на полуслове, то путая буквы. Молодой человек! — мне не хвалило сил, чтобы собрать всё то, что я только что прокрутила в голове, чтобы сказать, поэтому я просто подняла вверх указательный палец, и на мгновение стихла, собирая мысли в порядок. Мне нравилось, что меня все ждут, будто я могу рассказать что-то важное, и никакое странное чувство понимания не смутило моих намерений. Нет, я была настроена мега-решительно. Мы, вообще-то, отдыхаем! Сейчас, наконец подняв глаза на парня, и с трудом заглянув ему в лицо, которое плыло и двоилось, словно по-настоящему, я смогла отметить, что он даже ничего, и будь я на месте Эдли, может с удовольствием дала подержаться ему за свою... руку. Но дело было не в этом. Каков нахал, вздумал мою подружку тягать, как гирю бесхозную! Я почему-то была так уверена в своей силе слов, которая обычно отваживала мужиков на километр, что впала в секундный ступок, когда шатен ответил мне, опустив с небес на землю. Отдых окончен. Она едет домой. Я почувствовала себя прямо провинившейся школьницей на балу, которую выгоняют с собственного праздника. Что? В смысле — домой?? Нет, мальчик, — начала распаляться я, чувствуя, как кровь выталкивается по венам алкоголем, и адреналин пульсирует в висках. Набрав полную грудь воздуха, я сделала решительный шаг ему навстречу и, ударяя кулачком в каменную грудь мужчины, тут же заорала и пропустила упавшую от боли на щеку слезу. Попала по нему, сука, кольцом. Аж защемило кожу между пальцами. Ты! Блять! Обезьяна! Отпусти я тебе сказала! Эдли! ЭД! Хватаю, беги! — сама не ощущая, какой бред несу, я подлетела к подруге и, начав выцарапывать её из крепкой и непоколебимо спокойной хватки, вдруг почувствовала, как её руки хватают меня да запястья и опускают из вниз. Нет, отпусти меня! Я сейчас этому клоуну скажу! Что, отрастил себе яйца, думаешь можно девушек за руки хватать?! Отпусти, Эдли!Эээм, Эми, чшшшш, под наш с ней визг казалось, что даже музыка стала тише, но на самом деле в масштабах целого клуба всё было по-прежнему, и никто не оборачивался на крики. Все нормально, не переживай. Я позвоню тебе из дома, хорошо? Честно говоря, я бы и на трезвую голову поняла всё не сразу. Как видите, с пониманием у меня вообще было всё очень плохо, как и с чувством самосохранения, которое отключалось в порыве праведных эмоций и заставляло меня лезть на рожон, сыпать оскорблениями на огромного мужика и даже ни секунды при этом не сомневаться в том, что мне никто и никогда не посмеет причинить зла. Надо поговорить об этом с Ричи, может он хоть объяснит что это за мода такая — таскать девок из клуба за руку когда заблагорассудится?!
Сердце билось в бешеной истерике, и даже глядя в глаза подруге, что абсолютно трезво уверяла меня в том, что всё в порядке, я не могла отдышаться от злости. Меня распирало от любопытства и гнева. Кто это? Что за причины были у этого петуха увести Эдли с нашей маленькой вечеринки? Проследив за взглядом Эдли, я уткнулась в свой клатч. Оказывается, мой телефон истерично вибрировал всё это время, но смс я так и не услышала. Стойте. Не вздумайте уходить! — уткнувшись в смартфон, я надула губки и нахмурилась. Казалось, что моё лицо изменилось в своём выражении раза три за тот момент, пока я всё-таки смогла прочитать написанные строчки, которые прислала мне Эдли, и понимание происходящего, такое медленное и рассеянное, пришло только спустя минуту после того, как дверь за ними закрылась, и я осталась одна стоять в темноте, посреди клуба. Что. Блять. Только что. Произошло. Ещё раз, чтобы разобраться, я перечитала сообщение, и, опустив руку с телефоном вниз, растерянно посмотрела по сторонам. Глаза мои вдруг округлились и сделались ещё больше, еще глупее, чем до этих пор. ОООООН?? Вот так сука-судьба. Ну ладно. Тогда всё в порядке. Он подарил ей лошадь, он её знает, и у него большой член. Пусть тогда идут. Тааааааак. Дружок, давай-ка сделай мне ещё текилы. Сейчас будем пить с пупка!

+2


Вы здесь » Royal Red » Сердце города » Ночной клуб «Polar Sun»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC