Февраль - это один из самых приятных месяцев для студентов и преподавателей, ведь зимняя сессия уже позади, и теперь есть время заняться своими любимыми делами. Эй, ученики, вы всё ещё помните своё обещание учиться как следует в новом семестре? Постарайтесь не пропускать пары.
В данный момент открыт общий сюжет "Новогоднее Представление", приглашаем всех людей поучаствовать!
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается потрясающий и многоликий Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: жителем города, спортсменом, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам! Место найдётся для каждого!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Ethan Miller и Adeline Oldridge
Итана и Эдли сложно назвать адекватной влюбленной парой. Кандидат в мэра города и владелица салона красоты вообще не слишком хорошего мнения друг о друге, зато их словесные перепалки продолжают радовать нас уже не первый месяц. Ну что, будем надеяться, что это приведет к настоящей романтике и истинной любви?
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Stacie MacKinnon
Всегда бойкая и веселая Стейси по праву становится лучшим игроком начала 2018 года! Еще бы, ведь она успевает всегда и везде: и пошататься с другом по гетто, и закрыть хвосты по учебе, и сплясать на новогоднем представлении. Поздравляем, малышка, и желаем, чтобы твой задор еще долгие годы вселял в нас улыбку!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Schwarzbald
Шанди... Он не мог о ней не думать. Шанди заполняла все его мысли. Он был пропитан ей и её именем до мозга и костей. По правде, только она не давала Шварцбальду окончательно кануть в бездну или сойти с ума. Она была далеко от него и в то же время близко. Больше всего пёс мечтал зарыться чёрным носом в её белоснежную шерсть, вдохнуть сладкий запах и, тихо посапывая, уснуть рядом с ней. Но он не хотел, чтобы подруга оказалась здесь. Увидь Шанди его в таком виде, она бы пришла в ужас. Это был не тот пёс, который когда-то на том самом причале встал на её защиту и отбился от двух дворняг. Это был не тот пёс, который после провел с ней весь день, помогая добраться до конюшни....
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Winnie the Pooh
Винни — наш очаровательный и добрый плюшевый гигант, который способен и в выездке отличные результаты показывать, и учить новичков азам конного спорта. Он отлично воспитан, терпелив и умен, за что успел забраться в сердце каждого, с кем повстречался на пути. Здоровяк, продолжай и дальше радовать нас своими добрыми постами!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Tyler Blackburn и Ecuador
Тайлер и Эквадор — молодые напарники, которым еще только предстоит притереться друг к другу. С другой стороны, оба они амбициозны, веселы и готовы ко всевозможным приключениям, только мнение у них на этот счет разное. Желаем вам, чтобы вы меньше получали нагоняя от тренера, и лучше понимали друг друга!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
В Ванкувер весна приходит не по расписанию. Вот уже сейчас за окном теплеет, и высокие сугробы, которыми город пресытился за январь, превращаются в бодрые журчащие ручьи. Ветер с океана уже не кажется таким холодным и неприветливым, а температура в пределах города поднимается в среднем до +9°C. Ночи всё ещё холодные и, к тому же, очень ветренные. В солнечную погоду лошадей начинают выпускать в левады на подольше, да и всадники с радостью меняют тесные манежи на крытые плацы и бескрайние поля за забором. Главное, не забывайте прогреть лошадку в солярии после долгой работы на улице.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Салон красоты «Curls»

Сообщений 1 страница 7 из 7

1

http://s0.uploads.ru/3fVHv.jpg
Уютный салончик, оборудованный по последнему слову техники ежедневно приносит своему владельцу неплохую прибыль, ведь все услуги здесь могут с легкостью потянуть вас за карман, но даже самый капризный клиент уйдет удовлетворенным и, разумеется, красивым.

0

2

Стояло раннее утро. Такое промозглое, что вылезать из своей мягкой уютной постели было особенно противно. За окном, сметая границы дорог и газонов, шёл привычный канадцу мокрый снег, но Итан не обращал на эти пушистые белые хлопья, кружащиеся в воздухе на уровне крыш внимания: смена сезонов для него оставалась на третьем плане, он жил, не считая дней в календаре. Когда смотрел в окно, видел только город, живущий своей бурной жизнью, какая уж разница — шёл ли дождь или снег, зеленела или опадала ли листва? Немного откинув край серого струящегося одеяла, брюнет мгновенно промёрз, и с неудовольствием вынужден был признать, что все запланированные им на сегодня хлопоты будут омрачены холодом, который ждёт его за пределами подушки. Он поморщился, но лениво привстал. Опаздывать Миллер не любил. Он иногда мог задержаться только по очень серьезной причине, но обычно прибывал точно в срок и не терял ни своего, ни чужого время даром. Хорошо, что время, спущенное на едва знакомую ему девицу, он всерьёз не считал потерянным. Скорее полезным вкладом в будущее. Вчера, засидевшись до позднего часа перед ноутбуком, мужчина много-много раз пробежался по строчкам в письме, которое единственное висело прочитанным на его переполненной электронной почте. Факты, цифры, слова — в конце концов они стали перемешиваться и путаться, когда его голова просто перестала отличать прочитанную строчку от новой, и тогда он наконец уснул, блаженно улыбаясь. Спасибо постаравшемуся на славу помощнику — теперь, проспавшись, он мог заручиться полученными данными на его новую знакомую и выйти на охоту.
Единственный выходной за последний месяц. Как он, оказывается, отвык от такой роскоши, чтобы просто поспать в своё удовольствие и никуда не торопиться, посвятить время своим мыслям, тишине, но даже сегодня ему нужно было вставать и куда-то идти, правда, эту необходимость он придумал себе сам. Мужчина громко заскрипел, приводя тело, застывшее за время сна, будто мрамор, в движение, лениво потянулся к потолку руками и бессильно опал обратно, стараясь заставить себя подняться на ноги. Всё было распланировано по минутам и давно подготовленно. Все многочисленные пункты сошлись воедино, и ничто не могло испортить такого отличного наперёд продуманного плана. Многочисленная информация хранилась в чертогах его памяти, как на жёстком диске компьютера, и Итан знал, что теперь может распоряжаться ей настолько свободно, насколько это вообще возможно. Правда, продумывая план наступления на Эделин, он и не допускал, что таким образом спугнёт её. Если бы кто-то другой оказался на его месте в тот дождливый день, когда во время случайной прогулки по магазинам он столкнулся с мисс Олдридж, наверное, этот кто-то уже бы давно успокоился и обо всём забыл, отпустив образ светловолосой девушки из головы. Но Миллер был слишком упёрт и горделив, чтобы спустить ей с рук жесткий отказ. Выбирая одежду, он расслабленно улыбался, вспоминая то, с каким сладким довольством она подбирала слова, чтобы задеть надоедливого незнакомца за живое. Жаль, что тогда девушка ещё не знала, что только усугубляет своё положение и ставит на себе жирную красную метку, за которой он теперь будет следовать по пятам до тех пор, пока его жертва не упадёт, подняв над головой белый флаг.
Хозяин квартиры, одиноко и плавно плывущий по холодному паркету, сделал потише музыку, сочащуюся из больших колонок, развешенных по всем комнатам, и, покрываясь мурашками от холода, проскользнул в ванную, увешанную тяжелым одноцветным кафелем цвета молочного шоколада. В чём-то даже он был совсем обычным приземлённым человеком, у него были и свои слабости, и свои предпочтения, и к счастью, за тяжёлыми дверьми его личной жизни об этом никто словно и не знал, словно это оставалось тайной за семью печатями — молодой предприимчивый Миллер, почти дорвавшийся до большой власти, так же мёрз, как и все остальные, так же ненавидел творчество Джастина Бибера, как и все остальные. Так же читал, пел в душе, любил поспать подольше и жил в мечтах, правда, они были куда масштабнее, чем у большинства простых смертных. Человеческие слабости были ему вполне доступны.
Собравшись к выходу, Ти ещё раз оглядел свою пустынную гостиную, в которую проникало так много света, сколько вообще могло поместиться в этом огромном помещении. Стеклянная отвесная стена, граничащая с балконом, была непозволительно грязная, заляпанная разводами от шедших без перерыва осенних дождей. В погоне за большими делами, он жил, не видя того, что творилось у него прямо под носом: как домработница стала халтурить, всё реже проходясь тряпкой по обеденному столу, которым Итан  почти не пользовался, как личный помощник стал подворовывать из его кармана, надеясь на удачу, как возле подъезда всё чаще стали дежурить папарацци, готовые достать его грязное бельё и выпотрошить людям на смех. Итан упал на заднее сиденье уже давно ожидающего его мерседеса и, коротко кивнув водителю, назвал адрес: Рэдбар-лэйн, 12. Только побыстрее, можем опоздать, — он на всякий случай сверился с часами на своём запястье — половина одиннадцатого. Для работников среднего звена день начался ещё задолго до его пробуждения, но проныра Итан, раскопавший за прошедший вечер информацию, которую невозможно было найти ни в одном открытом источнике, узнал, что некая Эделин Олдридж, англичанка 23 лет, является владелицей салона красоты на пересечении Западной 12-й авеню и Вайн-стрит, а значит — иногда спит подольше и по вторникам приезжает проверить как идут дела в её заведении около одиннадцати часов утра, с чашкой латте и каплей миндального сиропа наперевес.
Его черный мерседес остановился в квартале от пункта назначения, и молодой, недавно взявшийся за работу, но уже хорошо успевший изучить привычки своего начальника водитель, мельком глянул в зеркало заднего вида, пересекаясь с господином Миллером робким покорным взглядом. Подать машину к входу? — в ответ ему брюнет коротко качнул головой: Сначала кое-что ещё. Без объяснений он вышел из салона, мягко хлопнув дверью, и сразу же погрузился в шумную тревожную жизнь канадского мегаполиса: тут не было ни одного квадратного метра, на котором не стояла бы машина, не ходили бы люди, не светились бы вывески и билборды. Он недовольно поморщился, пряча лицо в шарф, который закрывал его шею, и торопливо пересёк проезжую часть широкой оживленной улицы, заскочив в магазин. Ужасно всполошились его появлением двое продавцов, давно сидящих без работы, они закопошились рядом, не дыша и не моргая, чтобы только не вспугнуть потенциального клиента, правда, тот шёл слишком уверенно и целенаправленно к дальнему помещению, так что сразу было видно, что с пустыми руками он уже не уйдёт, правда, если только им удастся угодить его капризным требованиям. Застеклённая комнатка с тяжелой дверью была заставлена цветами всех видов, и если внизу, в вазах поменьше, стояли самые простенькие розочки для нищих студентов, то его интересовали лишь те, что гордо возвышались над остальными в углу, красуясь своими душистыми огромными бутонами, что под собственной тяжестью клонились к земле — нежно-сиреневые пионы в зелёной листве, будто только что срезанные с клумбы самого заботливого садовника. Мне нужно тридцать три. Мужчина, прислонившись боком к высокому столу, за которым собирали букеты, поёжился от легкого холодка, который стоял в помещении, удовлетворяя потребности даже самых капризных и редких цветов. И вот уже через пару минут, он вышел с огромным букетом наперевес, заторопился к своей машине. Ровно одиннадцать, мистер Миллер. Сверившись с часами, Ти медленно вдохнул аромат, который наполнил весь салон, впитываясь в нежную крашеную кожу кресел, и, увидев, как возле нужного крыльца выходит из такси знакомая девушка, он хитро улыбнулся. Прокатись пока. Я позвоню.
Высокий брюнет тихо зашёл внутрь, поднявшись по скользким, заметенным снегом ступенькам. Дверь коснулась стопора, но не было ни этого назойливого вездесущего колокольчика, ни привычной толпы посетителей, ожидающих в очереди на диванчиках. Люди тут медленно плыли мимо, каждый по своим делам, и вокруг стоял лёгкий рабочий беспорядок. Шелестели острые ножницы, отсекающие всё, что попадает под лезвие, чувствовался запах краски и улыбчивая молодая леди с высоким модным пучком чуть ли не больше в обхвате, чем её собственная голова, поприветствовала вошедшего господина. Я к мисс Олдридж. Она тут же, деликатно кивнув и стрельнув взглядом в сторону букета, застучала своими тонкими шпильками и исчезла в соседней двери. Миллер устало осмотрел своё отражение в зеркале, наклонив голову вниз, чтобы в него поместиться целиком. Во всём этом царстве миниатюрных женщин он один смотрелся по-настоящему неуместно. Поправив задранный рукав своей рубашки нежно-кофейного цвета, застегнутой на все пуговицы, кроме первой, осмотрелся. Уютно, минималистично, не вычурно. Слишком просто на его вкус, однако, мило. Мужчина, выросший в другом обществе, привыкший к жизни совсем другого качества, обычно сторонился заведений «попроще», впрочем, как и людей. Однако, как же заветная должность мэра? Сейчас как никогда ему стоило начать контактировать с гражданами любых социальных статусов и принципов. От этой мысли он поморщился, прищурившись, и потёр подбородок. Сегодня он был гладко выбрит, и лишь легкий зуд под ладонью напоминал Итану о том, как в последнее время он себя распустил. А, мисс Олдридж, — Итан вышел ей навстречу, держа букет в охапку возле груди. Рад встрече. Надеюсь, не сильно отвлекаю? Не уделишь мне пару минут? — он строго улыбнулся, опустив голову вниз и глядя девушке в лицо. Смесь тех эмоций, которые отразились на нём была непередаваемо интересна ему и захватывающа, Итан ловил каждый взмах ресниц, слушая не слова, но знаки, которое подавало её тело. Всё же даже на детекторе лжи редкий наученный счастливчик мог грамотно скрыть своё волнение. Брюнет нетерпеливо переступил с ноги на ногу, подходя на шаг ближе и протянул Эдли букет. А! Это тебе.

+2

3

Эделин сидела в своем кабине на втором этаже салона красоты, замерев в большом кожаном кресле с открытой перьевой ручкой, так и не дотянувшейся до бумаг. Голова была повернута совсем не в сторону стола, а, наоборот, к большому, но не панорамному окну, за которым на входящий в зиму Ванкувер обрушивался декабрьский снегопад. Затянутое светло-серой пеленой туч небо не погружало город в темноту, как обычно это случается при пасмурной прохладной погоде, ведь на сей раз все до горизонта было застелено несчетным количеством снежинок, ровным строем падающих с небес и ложившихся на улицы объемным одеялом. Наконец столбик термометра замер на легкой минусовой температуре, и весь снег, что сейчас обрушился на город, не таял при прикосновении к земле и асфальту, а это уже радовало. Улицы начинало заметать, и машины двигались плавно, казалось, что даже нескончаемый их поток чуть рассеялся, будто никто уже не торопился на работу или в центр. Сразу заметно посветлело, ведь больше не было видно темной земли и мокрого асфальта, местами забрызганного грязью, а голые ветви деревьев преобразились, укрытые в праздничный наряд.
Эдли любила такую погоду, любила зиму, пусть даже и приходилось одеваться в слои разнообразной одежды. И при виде всей той красоты, что воцарилась на улице, где-то внутри ее светлой головушки проснулись воспоминания о славных деньках, когда не приходилось сидеть целый день на работе, пусть и любимой, когда можно было гулять, играть в снежки со знакомыми, творить самые несуразные вещи и быть счастливой просто так. Мысли о документах на столе сразу отошли на второй план, и появилось едва ли не преодолимое желание бросить все к черту и окунуться в ту атмосферу, которая воцарилась за окном, оставить все как есть. Но она ведь уже была взрослой девочкой, о чем не переставала себе постоянно напоминать, серьезной и самостоятельной, и следовало продолжить делать то, что она делала все время до этого. Вот только совсем перехотелось.
Закрыв и отложив ручку в сторону, англичанка откинулась на спинку кресла и глубоко выдохнула, закрыв глаза. Совсем разные мысли мгновенно заселили ее голову, превращая все спокойствие в хаос, в котором совершенно невозможно работать. Мгновение, и девушка встает из-за стола, берет из сумки пачку сигарет и телефон и выходит прочь из своего кабинета. Она спускается вниз, кивая стилистам и посетителям, перекидывается с кем-то из девушек-клиенток парой слов и улыбкой, дружелюбной, но не слишком-то естественной. Окидывает взглядом один из залов салона, в котором вовсю кипит жизнь, и выходит на улицу, где на крыльце можно спокойно покурить, вдохнув сначала свежий морозный воздух Ванкувера. Зажигалка звонко чирикает, выдавая огонь, и Олдридж затягивается как можно сильнее, переводя взгляд на детишек, играющих неподалеку. Эта часть города радовала Эду куда больше, нежели центр, ведь тут не было столько напыщенности и праздности, свойственной светским львам и львицам. Более спокойные люди и уютная обстановка, чуть меньше уровень пафоса, и вроде уже можно жить. Вот только девице нашей все равно успевала наскучить подобная обстановка. Она, выдохнув дым вверх, прямиком навстречу падающему с неба снегу, повернулась в сторону салона, чуть нахмурив брови вглядываясь в одно из окон.
Казалось бы, что могло ее не радовать? Собственное дело, любимое, ведь в случае особого настроения даже сама Олдридж могла создать кому-то собственный стиль, не зря же столько училась и работала стилистом. Собственный салон был куда лучше, чем работать в Шотландии на напыщенного дизайнера, пусть они и ладили, но все равно оставался внутри какой-то неприятный осадок: Кёрлс становился все более популярным, аде сюда захаживали известные в городе и статусные дамы, от которых так и разило пресыщенностью и тупостью. Стилистов салона все чаще приглашали на светские мероприятия для составления образов, и то, что шло на пользу салону, все больше и больше раздражало Эдли. Наверное, ей нужно было просто проще смотреть на мир, но в ее светлую головку так и не укладывалось, что ее мнение и мнение ее работы бывают разными.
Еще одна затяжка. Нужно привести мысли в порядок и вновь вернуться к работе. За углом хорошая кофейня, в которую англичанка, не долго думая, и отправилась, чтобы перевести дух и возвратиться обратно с новыми силами. Взять себе очередной латте с миндальным сиропом, сделать большой глоток, и все сразу становится капельку лучше. Эделин до сих пор не могла понять, какое же у нее сегодня настроение: с одной стороны, с утра она была совершенно работоспособна, все эти небольшие заботы только радовали ее, но теперь, с изменением погоды, стало до ужаса хотеться вырваться куда-то подальше, чтобы отвлечься от всей этой ежедневной суеты. От этого, наверно, ее настроение и падало, что грозило всем вокруг гневными взглядами и колкими речами, но пока девушка сдерживалась, а кофе подавлял всю злость, возвращая в рабочее состояние. Вернувшись обратно, светловолосая проверила обстановку с записями на сегодня и поднялась на второй этаж, чтобы продолжить разбираться с документами.
В какой-то момент она поняла, что все не так уж и плохо. Если разобраться с с делами пораньше, то можно оставить за главного администратора и поехать развлекаться или попросту гулять в одиночестве. Надо отметить, что Эда так и не завела себе большого количества друзей в городе, в особенности подруг, ведь наша англичанка считала, что все это не для нее. Так что, наконец вернувшись мысленно к делам, она разобрала финансовый отсчет за месяц, с удовольствием улыбаясь, понимая, что не так давно открытый бизнес выходит в плюс. Для нее все это было в новинку, учитывая, что ан сей раз она не прибегала к помощи родителей, которым давно дала понять, что не хочет жить по их правилам, и от которых уехала на другой континент. Когда почти все это было закончено, в дверь постучала блондинка-администратор, и Эделин уже успела представить себе, что какая-нибудь клиентка недовольна чем-то, что с ней придется разбираться и все в таком духе. Однако Элис лишь растерянно отметила, что ее ожидает какой-то неизвестный молодой человек, который не успел представиться. И это уже не слишком порадовало нашу юную леди.
Впрочем, кивнув, что сейчас она спустится, англичанка дочитала последний документ и отложила всю стопку в сторону, постучав пальцами по столу. И кого могло занести к ней сегодня? Поставки шли по плану, а сегодня не было никаких встреч. Впрочем, все-таки нужно было встретить гостя, что Олдридж и пришлось сделать. Спустившись вниз, она плавно подошла к стойке администратора, и только после взгляда на Элис перевела глаза на человека, что стоял рядом. И была сильно удивлена. Молодой человек подошел к ней ближе, приветствуя, и девушка слегка сощурилась, пытаясь понять, кто же это такой. Лицо его казалось знакомым, словно они где-то виделись раньше, вот только понять бы, где именно. И, слегка напрягаясь, ей все-таки вспомнить. Не так давно этот же высокий мужчина успел славно ей поднадоесть в одном из дорогих бутиков города, и знакомство, если его можно таковым назвать, было у них не самое приятное. Посему, стоило ей только осознать, кто перед ней стоит, как удивление возросло в несколько раз. Какого черта он вообще здесь делает?
— Добрый день, — помедлив, спокойно ответила она. — я как раз собиралась выйти на улицу.
Сложно было отрицать, что его спокойная, сдержанная улыбка даже сейчас начинала подбешивать нашу заносчивую даму. Мало того, что она до сих пор не могла понять, что этот незнакомый молодой человек тут делает, так еще и какое-то наглое озорство в его взгляде вовсе было не по духу нашей Эдли. Она, холодно посмотрев на него, уже собиралась отправиться к выходу, чтобы поговорить с ним на улице и заодно покурить, как вдруг он успел еще и выдать ей букет из светло-сиреневых пионов, что и вовсе могло заставить до этого почти улыбчивую англичанку послать всех к чертям. Но она же леди, маман учила всегда быть учтивой с людьми.
— Эл, поставь букет, пожалуйста, — холодно попросила администратора она, накидывая на себя объемную светло-розовую шубу и выходя в двери салона.
Черт ее знает, почему она так вела себя с совершенно незнакомым человеком. Вероятнее всего потому, что он был хорош собой, и все в его виде говорило, что он был из тех высших слоев общества, откуда происходила и она, а ей подобные экземпляры были слишком скучны. Тем более прущая из него уверенность всегда подхлестывала девушку показать всем вокруг, что уверенность эта ложная, и каждого можно заткнуть. Впрочем, сейчас же она только разогревалась, не стараясь кого-то подколоть или обидеть, а лишь держалась на позиции нейтралитета, когда к ней лучше просто не подходить. Вот только сигареты она забыла наверху, и это сейчас совсем не радовало.
— У вас не будет сигареты? — переведя взгляд на мужчину, спросила Олдридж так, словно это ее вовсе не волновало. Хотя покурить бы было в самый раз. — Вы, кажется, забыли представиться и рассказать, какого дьявола забыли в моем салоне.
Почему-то Эдли всегда ругалась слишком забавно, когда не была зла. Это, наверно, остались английские замашки, которые даже на другом конце света никак не исправить. Впрочем, она дождалась, когда молодой человек найдет у себя пачку, хотя и на его лице проскользнуло изумление, и сделала шаг назад, чтобы не стоять слишком рядом с ним. Ладно, он просто был слишком высок, чтобы смотреть на него вблизи с презрением, ведь для этого ей не хватало роста.

+2

4

Змея какая, а, — он улыбнулся, потянув краешек губы вверх, и, кто бы мог подумать — его лицо вдруг украсили славные ямочки. Этой внешней мягкости и покладистости можно было бы поверить и потерять на пару мгновений бдительность, если бы наружу, минуя всю обёрточную мишуру, пестрящую и привлекающую к себе повышенное внимание, не лез его истинный скверный характер. Ты такая отвратительно-прямолинейная, что хочется тебе всечь. То ли от этой мысли, то ли от взгляда на эту ровную, совершенно лишённую изъянов фигурку перед собой, он улыбнулся ещё шире, а потом расслабленно вздохнул. Нет, на Эдли у него были совсем-совсем другие, куда более изощрённые планы расправы. Глубоко не залезая в своё подсознание, Ти даже, пожалуй, и не понимал чем так не угодила, а может, наоборот, взбудоражила его эта блондинка, да и зачем ему были нужны подробности и оправдания? Просто он так хотел.
Итан привык обращаться с людьми так, как они того заслуживают. Зачастую в его понятии это значило, что окружающие скорее представляют из себя разнородный обслуживающий персонал — чуть более успешный, чуть менее, не важно. Сопутствующие факторы, вот кто такие были для него коллеги, люди, которых язык не поворачивался назвать друзьями, родственники. В том, как он держался и вел себя рядом с ними всегда была какая-то подоплёка, какая-то выгода, а ещё ему нравилось играть с чувством необоснованного страха, которое он вызывал у тех, кому, заглядывая в самую глубину глаз, мог рассказывать о чём-то совершенно посредственном или, наоборот, крайне важном. Нравилось и то, что он буквально кожей ощущал дикое удовлетворение в эти моменты, когда люди в его присуствии чувствовали себя подавленно, напряжённо, будто видели какой-то постоянный подвох, скрывающийся даже за самой лучезарной улыбкой.
Пионы хороши, тебе под стать, я... — он не договорил, обрываясь на полуслове, ведь гадюка, набросившая на себя невинно-розовую шубку, вильнула хвостом прямо у его лица и, отдав распоряжение администратору, вышла на улицу из стеклянных дверей салона. Эл, поставь букет, пожалуйста. Он проводил стук её шагов позади себя не спадающей с лица улыбкой проигравшего, но не побеждённого. Такой, какую можно было увидеть на лице мужчины только когда его обставила баба в его же хитрой игре. Правда, Миллера ужасно заводила такая жёсткая игра, а с её стороны это конечно был скорее отказ, чем завуалированный флирт. Впрочем, отказов он не принимал. Никогда. Да и намёки, как большинство мужчин, понимал слабо, а может только притворялся. Славный день. Не задался? Итан вышел следом, захлопывая за собой медленно закрывающуюся на доводчике дверь. Их разговор уже готовы были слушать любопытные стилисты, сбившиеся в стайку у входа изнутри здания, будто дикие зверьки, ожидающие корма, хлеба и зрелищ, и даже уборщица, привыкшая к тому, что к её недоступной начальнице на кривой кобыле не подъедет ни один мужик. Уши греть собрались? Молодцы, потом обсудите её за чашкой чая. Бабы... Он несколько раз медленно моргнул, уставившись сквозь стекло, отражающее его сосредоточенное лицо, на девушку, спрятавшуюся за пышный букет пионов и иногда выглядывающую из-за него, будто осматривая зал, а на самом деле лишь с любопытством пялясь на стоящих на улице Эделин и Итана. У вас не будет сигареты? — мужчина, лениво потянувшись, вынул из кармана почти полную пачку. Ему не часто хотелось закурить, а ещё чаще, когда всё-таки хотелось, поблизости было слишком много посторонних глаз. Ему всё чаще стало казаться, что каждый неловкий шаг в его жизни словно записывается на плёнку и потом тщательно перемалывается чужими злыми языками, изворачивая наизнанку истины, которые очевидны любому. Чем выше он поднимался, подминая под себя власть, тем большим жертвовал ради этой идеи своим личным жизненным пространством. Например, маленькими человеческими слабостями вроде сигареты в зубах в конце тяжелого дня. И всё же, Итан носил эту редко пустеющую до конца пачку с собой, в знак того, что ещё не до конца поддался чьему-то указу. Вы, кажется, забыли представиться и рассказать, какого дьявола забыли в моем салоне.
Миллер немного отвлёкся, разглядывая девушку, но быстро вернулся в реальность, в которой она пока что наслаждалась своим острословием. Ишь ты. Её, такую маленькую и хрупкую, даже не смущало то, что незнакомый мужчина ростом и в ширь куда крупнее неё, глотал эти насмешки с неизменно мягким, даже игривым выражением лица, и что в любой момент всё могло ему надоесть настолько, что он, пожалуй, мог бы не сдержаться и сделать что-нибудь неправильное. Конечно, как могла она только допустить такую мысль? Она, воспитанная в светской семье, в обществе, где кавалеры подают свой локоть, чтобы проводить даму до машины, до которой она сама вполне в состоянии дойти... Было ли ей известно, что такое жестокость, ей, этой пигалице, возомнившей, что за её внешность, а может другие качества характера, ей будут всю жизнь прощать жёсткую прямолинейность и несдержанность? Итан Миллер. Будущий мэр этого города, — он едко улыбнулся, пропуская через себя её наигранное пренебрежение и довольствуясь им. Любая эмоция — это энергетика, которой Ти подпитывался, и иногда ему хватало тёплых чувств, но всё чаще мужчина стал замечать, что негатив усваивается его организмом куда как лучше. Это был такой своего рода защитный механизм, оберегающий его с самого детства и по сей день, даже теперь, когда весь мир стоило, наоборот, защищать от него.
Он прислонился к шершавой кирпичной стене крыльца и, сложив мыски своих ботинок вместе, наклонил голову вбок, к плечу. А ты Эделин Олдридж, для друзей, которых у тебя нет — просто Эдли. Хочу быть твоим другом. Мужчина поднёс к её лицу маленький огонёк, который раскачивался на ветру, то резко падая в сторону, то снова выпрямляясь. Вот такой капризный был этот декабрь, но, впрочем, Итану не было до непогоды никакого дела. Его занимали лишь дела, которые надо было решать, и сегодня его делом стала вот эта славная малышка, которая, должно быть, ещё и сама не понимала, в какой просак попала, случайно встретившись господину Миллеру на пути. Кофе, кстати, тоже тебе. Латте, что-то там с миндальным сиропом, — спохватившись чуть позже, чем надо, произнёс он со своим истинно канадским глубоким акцентом, очень похожим на тот, который можно было бы принять за британский, но чуть более грязный, летящий, с примесью американской свободолюбивости и безалаберности.
Так, давай к делу, у меня мало времени, а у тебя терпения, — дав девушке сделать пару затяжек, он наконец заговорил о цели своего визита, хотя, Эдли не стоило рассчитывать, что незнакомец прямо сейчас выложит перед ней все карты на стол. Ты пей, пей. Так. Предлагаю тебе на денёк сменить образ недоступной принцессы и прогуляться со мной.

+3

5

Затянувшись более тяжелой сигаретой, Эделин слегка расслабилась. До сих пор в ее светлой головушке бушевало негодование, что какой-то наглый напыщенный паренек из высшего общества посмел заявиться к ней просто так, да еще и с букетом цветов, хотя и в первый раз ему дали понять, что общения с ним не желают. Именно эта уверенность в своих собственных силах и своих деньгах и раздражало нашу юную леди, а, как известно, раздражать ее не стоит. Посему нашему самовлюбленному красавчику стоило бы отправиться восвояси уже после конкретного намека около фирменного бутика одежды, но он почему-то решил иначе. И посему, кажется, вскоре предстояло этим двоим еще большее веселье.
Впрочем, Эделин вновь затянулась сигаретой, обдумывая тот факт, что не стоит обращать столько своего царского внимания на каких-то спесивых мужланов. Ее взгляд медленно прошелся по новому знакомому, который до сих пор светился довольной улыбкой, и она едва ли удержалась от того, чтобы не высказать ему все свое недовольство в лицо — уж слишком он был радостный. Но, кажется, он ее опередил, ведь начал спокойно и самоуверенно отвечать на вопрос, словно его ответом действительно кто-то интересуется.
Ты ж пуся какая, — злорадно ухмыльнулась англичанка на неожиданное заявление мужчины.
Мэр, серьезно? Столь броское заявление на секунду даже вызвало на лице Олдридж улыбку — это же насколько надо быть напыщенным и уверенным в своих силах, чтобы мечтать подмять под себя целый город? Нет, чтобы думать о благополучии бездомных животных, участвовать в благотворительности, нет — подобным ребятам нужно было всем управлять. Вот только в уверенном взгляде Итана Миллера, как он сам представился, на самом деле плескался тот самый огонек предназначения, словно он сможет добиться всего, чего только пожелает, и не важно, какими способами — собственными деньгами или же всевозможными ухищрениями. И, будь наша Эда чуть более умна или чуть менее уперта, она должна была бы свалить как можно дальше от подобного человека, а не продолжать целеустремленно с ним припираться, но ведь тогда это была бы не она. Так что, легким движением пальцев скинув пепел с сигареты, она состроила заинтересованное выражение своего худенького личика, даже слегка повернувшись к пареньку.
— А город об этом знает? — с наигранным удивлением спросила Эдли, слегка поджав губы от недовольства.
Ей богу, ну почему на ее пути постоянно встречались какие-то не самые адекватные люди. Стоило ей только отказаться от всех привилегий своей семьи, свалить от них на другой континент, а все равно ее везде преследуют образцы того самого ненавистного ей общества, причем порой довольно настойчиво преследуют. Как этот молодой человек, который, в принципе, был даже слишком хорош собой, да и для других дамочек оказался бы настоящим принцем на белом коне (или же на черном ламборджини), высоким, красивым и даже очаровательным. Вот только наша злобная и непреклонная Эделин почему-то считала, что все эти принцы на самом деле — те еще засранцы, и уж тем более не стоит тратить на них свое время. Последний ее молодой человек только укрепил в светлой головушке англичанке эту уверенность.
Быть может, именно поэтому наш голубоглазый Итан, источающий уверенность и притягивающий к себе взгляды всех работниц салона, которые столпились у окон в надежде поймать на себе и его взгляд, не мог понравиться Олдридж — она с самого начала настроила себя совсем на другую волну. Впрочем, уже давно. И уж тем более не стоило ему, пытающемуся завести с ней хотя бы светскую беседу, говорить ей следующие слова.
— Как романтично, — безынтересно ответила она на выданное ей досье. — люблю, когда незнакомые мужчины что-то узнают про меня. Так и хочется продолжить с ними общение.
Девушка холодно посмотрела в глаза Миллера, видимо, пытаясь понять, что вообще этот здоровяк пытался только что сделать. Задеть ее за живое? Подобная затея казалась сложновыполнимой. Эдли никогда не переживала из-за того, что у нее почти нет друзей — девушки всегда казались ей слишком глупыми и думающими только о своем жалком мирке, а кажущиеся достойными мужчины зачастую оказывались тупоголовыми бизонами, прущими только в нужном им направлении. От этого нашей юной даме начинало становиться скучно, а ведь в ее сердечке до сих пор еще оставалось место для приключений, которых с работой и взрослой жизнью становилось все меньше и меньше. Возможно, именно поэтому ее бывший тренер по конному спорту однажды запихнул ее в багажник своей машины, а бывший молодой человек вообще пытался заставить делать то, что ему только захочется: в поисках приключений англичанка слишком часто забывала о том, что вокруг находятся одни мудаки. Но Итан показал, как ей казалось, свою сущность сразу же, посему и не нужно было слишком сильно обороняться — к нему у девушки и так практически не было никакой симпатии. И тем более призрачной казалась перспектива дружить с этим напыщенным снобом, что уж тут говорить.
Тем не менее, мужчина продолжил свой сомнительный диалог, который скорее казался монологом, и каждое его слово в очередной раз подтверждало, что паренек хочет получить кулаком по своему симпатичному лицу. И Олдридж, вместо этого, по-настоящему рассмеялась, причем неожиданно и заливисто.
— С чего ты решил, что я должна куда-то с тобой пойти? — все еще смеясь, задала прямой вопрос светловолосая.
О, кажется, Миллер действительно начинал сильно раздражать нашу холодную особу, а это ее всегда забавляло. Она выкинула недокуренную сигарету и полностью повернулась лицом к красавчику, состроив даже какую-то более-менее доброжелательную мину на лице. Ей становилось интересно, действительно ли он настолько непроходимый тупица, или же только старается таким казаться. Но в слегка нахмуренных его бровях, в поджатых, но улыбающихся губах, в серьезном и прямом взгляде все говорило о том, что паренек решил играть в какую-то более хитросплетению игру, и, будь Эда чуть менее холодна, то ей бы стало даже интересно, чем все это может закончиться. И, будем честны, она даже почувствовала желание это узнать, но резко откинула эту мысль в сторону, ведь обычно все это плохо заканчивается. Так что, собрав всю свою терпеливость и дружелюбие в кулак, Эделин выдавила из себя спокойную улыбку, чтобы не показаться совсем отпетой стервой, сделала шаг навстречу молодому человеку, который резко сменил тактику действий, и попыталась начать говорить более милым тоном.
— Прости, эм, Итан, — наконец ее голос приобрел привычные холодные нотки. — но я думаю, что тебе лучше вернуться к своим делам и найти себе более подходящее развлечение.
Надо отметить, что она постаралась сказать это не так едко, как говорила жо этого, но получилось у нее так себе. Так что, обдав мужчину холодным ледяным взглядом, она уже собиралась было отправиться обратно в салон, как увидела, что все незанятые работницы все так же стоят у окна, дожидаясь, чем же это представление закончится. И в этот момент она действительно захотела убить не только Миллера, который вообще посмел к ней заявляться и отвлекать ее от важных (не очень) дел, но и всех этих маленьких куриц, которые черт знает что себе там надумали. И это осознание заставило ее вновь развернуться к молодому человеку, нахмурив брови и слегка сжав челюсть.
— Раз уж мы перешли к делу, — холодно и кратко отметила Олдридж, сложив руки крестом на груди. — какого черта ты от меня хочешь?
Кажется, разговор затягивался, и это точно не к добру.

+1

6

Чаще всего понять, что Итану не интересен разговор можно было просто обратив внимание на язык его жестов. Порой не замечая очевидного, люди, которым приходилось общаться с Миллером в деловых и неформальных беседах, перегибали палку, и тогда он, нервно посматривая на наручные часы, всё время переступал с ноги на ногу, а мог, заправив руки в карманы брюк, постукивать мыском ботинка по полу. Он не любил терять времени даром, ведь прекрасно знал, что каждая его минута стоит денег, а смывать драгоценную валюту в унитаз было не в его правилах. Возможно, всего лишь возможно, что сегодня он впервые переступил за границу этого самозапрета, когда заставил (ей-богу, прямо физически заставил) себя остаться на этом самом месте, а не уйти, гордо развернувшись на пятках, туда, куда его и мечтала отправить Эделин. Она всеми силами так давила на свою независимость и так прилежно строила из себя недотрогу, что это, честное слово, даже смешило мужчину. Играй и ломайся, малютка, пока можешь, ведь скоро тебе всё равно придётся смириться с мыслью, что ты стала его игрушкой. Уж если Итан захотел приобрести чьё-то внимание, он обязательно добудет его любой ценой, пусть даже она будет непомерно высока и неоправданна.
Миллер тоже улыбнулся, смотря на Эдли, что залилась громким смехом, артистично отведя в сторону руку, которая сжимала тонкую сигарету между её длинными пальчиками. Ну как здесь было не порадоваться, что здоровое чувство юмора ещё не растерялось девушкой в дебрях её нудной английской жизни, о которой, кажется, он узнал уже достаточно, чтобы позволить себе делать какие-то выводы. Надо признать, при всех её очевидных минусах вроде ядовитой несговорчивости, девушкой она была... завораживающей и необычной, как раз такой, чтобы капризный Итан выбрал себе именно её. С того, что всё всегда происходит так, как я хочу, — не задумываясь выдохнул он, переступая через одну ступень лестницы, на которой стоял. Он оглядел собеседницу, которой хотелось, должно быть, провалиться сквозь землю из-за его давления, и мысленно поставил ей пятёрку за непробиваемость, которая внешне не выдавала ни единой лишней эмоции. А ведь это непросто — не испугаться, когда незнакомец преследует тебя до работы, поджидает с букетом любимых цветов и настойчиво требует внимания. От этих мыслей Итан невольно улыбнулся, прищурившись, и отключил звук на вибрирующем в руке телефоне. Решай быстрее, мне пора идти. Скажи она сейчас "нет" прямым текстом, Миллер не сдвинулся бы ни на сантиметр с этих пор, но, ожидая скорого и колкого ответа он чувствовал, что её согласие уже не за горами.
Спасибо за совет, — юноша в костюме не сдержался, чтобы не сделать кислое скучающее лицо, ведь показать раздражение было бы куда фатальнее и неуместнее, а уж голой злости в нём всегда хватало с лихвой, тем более, когда женщина пыталась внушить ему чувство собственной несостоятельности и глупости. Научи меня жизни, конечно. Но всё-таки я подожду твоего ответа. Если ты, конечно, найдёшь что сказать. Они как-то слабенько перекидывались язвительными подколами, и делали это не столько болезненно, сколько с нескрываемым отвращением, будто мазали руки в болотной грязи. Для Итана всё было игрой, пока что, конечно, в удовольствие, пусть и сомнительное, а вот что чувствовала Эдли ему было не понять. Жаль, что в голову и душу человеку нельзя влезть так же бесцеремонно и просто, как в его личную жизнь, даже имей ты хорошие связи.
Его слова не стали примирительным белым флагом над головой; надо думать, ведь они были резки и неотёсаны, как весь его грубый, хамоватый нрав, спрятанный под дорогой одеждой и намётками светского воспитания. Как говорится, от самого себя не сбежишь. Девушка, отвернувшись, вдруг собралась уйти, и Итан тоже сделал шаг следом за ней, но Олдридж остановилась, глядя сквозь стекло витрины, чем заставила всех тайных наблюдателей застыть без дыхания. Мужчина проследил за её задумчивым отражением. Терпение должно было вознаградиться, и он покорно ждал, готовый, тем не менее, к любому непредсказуемуму исходу. Какого чёрта нужно? — возмущённо переспросил Ти, внутренне надавливая на свою злобу и отсекая её от внешнего мира, — Хочу чтобы ты справилась со своим скверным характером и сходила со мной прогуляться. Это в твоих силах, или? После трудной рабочей недели ему не хватало только тратить последние нервы на нелепые препирания. Мужчина, одёрнув края своей куртки, ещё раз посмотрел на экран вибрирующего телефона. Ничего не поменялось, его по-прежнему вызванивал юрист, готовый оборвать любые концы, лишь бы достать из-под земли своего важного клиента, и, тогда, порешив повисшую в воздухе нелепую паузу, Итан первый нарушил молчание, сделав выбор самостоятельно: Сегодня около шести. Спорю, что ты испугаешься и сольёшься. Он, учтиво кивнув англичанке, ошарашено наблюдающей снизу вверх за изменяющимся выражением его лица, соскользнул с последней ступеньки на землю и, развернувшись, в несколько прыжков перескочил через плотный поток машин на другую сторону дороги, где его по-прежнему ждал его тёплый автомобиль и сонный водитель в своём чёрном расстёгнутом пиджаке. В ратушу. Быстрее, пожалуйста, — процедил он сквозь зубы, усаживаясь на просторное заднее сидение и выдыхая тот плотный ком, вставший поперёк горла. Он потерял с этой убийственной блондинкой достаточно времени, чтобы теперь сильно злиться, но в конце концов даже Ти понимал, что в угоду своих желаний порой чего только не сделаешь. И иногда нужно только немного подождать...
--->Национальный парк<---

+1

7

Стоять на улице без дела становилось прохладно. Каждый северянин знает, что в снежную погоду становится теплее, но это не отменяет того, что при минусовой погоде без отсутствия движения тело начинает замерзать. Так и Эделин, вышедшая из салона в своей пушистой светло-розовой шубе, все отчетливее начинала понимать, что этот разговор слишком сильно затянулся, а результат точно того не стоит. Она смотрела на совсем незнакомого, но успевшего порядочно ей надоесть человека, который сменил любезную улыбку на выражение более скучающее и серьезное, и не понимала, как можно было вообще подумать о том, чтобы заявиться на ее порог. И ладно бы он хотя бы продолжал улыбаться, тогда бы на его лицо можно было бы полюбоваться, но нет, вот это выражение ума ему совсем не шло.  Ну да, именно из-за скуки ты тут и стоишь, а вся эта болтология нужна мне, — криво усмехнулась девушка, потушив сигарету об снег на вершине мусорки.
— Видимо, долго тебе придется ждать, — с напускной задумчивостью ответила англичанка, стараясь говорить как можно более сдержано.
Как приятно было подмечать, что прекрасный принц с почти идеальными манерами превращается в обыкновенного засранца, сразу же показывая, что у него там внутри. Впрочем, сегодня нашей Эдли было совершенно плевать, кто перед ней стоит и каким окажется на самом деле. Она спокойно слушала его слова, чуть приподняв одну бровь в изумлении, и пыталась понять, совсем ли он не понимает самых открытых намеков, или же просто настолько упертый баран, привыкший любым способом добиваться того, что взбрело в его головушку. Ах да, он же уже сказал. Англичанка все же была воспитанной девушкой, и маман не раз учила ее, что нужно оставаться леди в любой ситуации, поэтому она решила тактично промолчать вместо того, чтобы напрямую засмеяться после слов молодого человека. Быть может, только манеры и сдерживали ее от того, чтобы в эту же секунду развернуться и пойти обратно в свой офис, так и не окончив разговор. Нет, ну точно он пробьется в мэра города с такой нескрываемой наглостью. Там таких и любят.
Через расстояние, отделяющее их, и сквозь непрекращающийся снег Эда услышала жужжание телефона, и была рада понять, что это не ее. Быть может, столь продолжительный звонок наконец вернет Итана к своим собственным делам, а девушке же позволит отправиться восвояси, чтобы покончить с документами и спокойно отправиться домой или на обед в какой-нибудь ресторан. О да, мысль о том, что совсем скоро со всеми делами будет покончено, а половина дня останется абсолютно свободной, начинало так приятно греть изнутри, что светловолосая даже тихо улыбнулась на мгновение. Но, увы, Олдридж была наивна, и ее новый нежелательный знакомый продолжил говорить, пытаясь уловить, в каком же тоне нужно вести беседу, чтобы все-таки выпытать нужный ответ.
— Или, — кратко ответила она, стерев наконец улыбку со своего лица.
Светловолосая пристально смотрела на мужчину, пытаясь понять, какого же черта он решил доставать именно ее. Он не выглядел как человек, который может запасть на первую встречную, да и отсутствия внимания к нему со стороны женского пола не могло и быть. И уж тем более можно было найти более сговорчивых и более милых дам, чем наша англичанка, которая всем своим видом говорила, что ей точно не нужна компания. Его компания. Хотя, она вообще уже не была уверенна, что чье-то общество ей было нужно: в последнее время деловые обеды и ужины сильно сказались на ее желании общаться с людьми. Но, боги, этот паренек был настолько назойлив и борз, что еще бы чуть-чуть, и она сказала бы что угодно, лишь бы избавиться от его присутствия и заняться своими делами.
К счастью, Итан первый не выдержал в этой раздувшейся словесной перепалке, но отступил в свойственной всем мужчинам манере — сделав вид, что он победил. В его голосе прозвучал вызов, а именно это так одновременно любила и ненавидела Ада. Каждый раз, когда кто-то выводил ее на спор, она, будучи тем еще азартным человеком, чувствовала прилив сил и энергии. Не может же у нее выиграть какой-то очередной красавчик. Однако на сей раз она сдержалась и лишь одарила Миллера ледяным взглядом, отчетливо говорившим, что он идиот.
— Не нужно спорить там, где точно проиграешь, — ядовито ухмыльнулась Эделин, помахав на прощание мужчине ручкой.
Развернувшись в сторону салона и не дождавшись еще каких-то слов, девушка направилась внутрь, думая, стоит ли ей принимать этот глупый вызов или нет. В окне она вновь увидела толпу, и это ей совсем не понравилось. Честно говоря, весь этот разговор порядочно подпортил ее настроение, которое и так не назовешь слишком хорошим в последнее время. Посему, стоило ей зайти внутрь, как она готова была убить каждого, кто попадется на ее пути. А бедные стилистки и прочие работники этого, видимо, не поняли, ведь кучка из них так и осталась стоять у окна, задумчиво что-то обсуждая. Плохое решение.
— Не могу понять, у нас такой переизбыток персонала, что пора отправить в заслуженный отпуск всех, сидящих без дела? — холодным тоном с деловой нотой задала риторический вопрос Олдридж, оглядывая не успевших разбежаться работниц салона.
Еще секунду она стояла на месте, переходя взглядом с одной девушки на другую, пока те не опустили головы и не разошлись по своим рабочим местам. Нет, серьезно, почему даже самые адекватные девушки, которых она принимала на работу, так быстро попадали под влияние первого видного мужчины, который оказывался рядом? Хотя, это все наивная женская натура, которая и бесила Эдли во всех остальных. Она не стала вешать шубу в гардероб, а прошла в ней до своего кабинета, где кинула на кресло — дел осталось не так много, а вид верхней одежды должен был ускорить всю работу. Задумавшись в процессе, она отложила перьевую ручку в сторону: нет, все-таки не поедет она сегодня в ресторан, лучше домой. И так слишком много общения с неуместными персонажами у нее выдалось за сегодняшний день, после такого надо принять горячую ванну и почитать славную книгу, иначе можно заразиться отвратительными манерами и такой же непробиваемой наглостью.

———> Национальный парк <———

+1


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC