ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Апрель на дворе!
Время капелей и ручей-
ков прошло, и на улице
воцаряются настоящие весен-
ние деньки. День становится
все длиннее, вечера — теплее, ведь
перепад температуры почти сошел
на нет. Столбик термометра все чаще
показывает приятные +15, а на солнце
поднимается до едва ли не летней темпе-
ратуры. Ночью же гуляк радуют приятные +10,
так что о теплых куртках можно точно забыть. Но
не убирайте плащи в шкафы — дожди еще заглянут в Ванкувер к середине месяца
ФЛУДЕР
Шэрон
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Betelgeuze Чудесный здоровяк с длинным и красивым именем Бетельгейзе совсем недавно попал в Кавалькаду, но уже успел запасть в душу всем: и своей новой хозяйке, и суровому на первый взгляд тренеру, и всем конюхам и коноводам в округе. Еще бы, ведь как можно не влюбиться в его шкодливый детский характер и очаровательный нрав?
ФЛУДЕР
Alf
АКТИВИСТ
Hwang Min May
АКТИВИСТ
Tyler Blackburn
АКТИВИСТ
dr.cockroach
АКТИВИСТ
Ramsay Crowly
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Paul Antwood и Hyuna Ten
Пол и Хёна знают друг друга долгие годы, но повернется ли язык назвать их счастливой парой? Сложно сказать. Судьба то разводила их в совсем разные стороны, то соединяла вновь в самые неожиданные моменты, одним из которых и стал предновогодний вечер. Возможно, это начало нового витка их отношений?
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Aiden Williams и Stacie McKinnon
Куда может завести судьба таких странных, отчасти разных, но похожих в глубине души друзей? То на темные улицы гетто, то к заброшенному заводу, который хранит в себе так много тайн и загадок. Может, он и есть лучшим местом, чтобы поделиться не только обывательскими радостями, но и самыми темными секретами?
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Adeline Oldridge
А ты сама чего хочешь-то? Еще один вопрос, ответа на который не подразумевается в принципе. Спокойствия, — ответила самой же себе девушка, когда автомобиль наконец подъехал к нужной высотке. И даже не соврала в этот момент, ведь, по сути, до сих пор держала перемирие, которое сама и должна была нарушить. Но в этом и была вся прелесть — смотреть, как они оба так ждут, когда наконец все станет как прежде, но не дают этому произойти...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Салон красоты «Curls»

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://s0.uploads.ru/3fVHv.jpg
Уютный салончик, оборудованный по последнему слову техники ежедневно приносит своему владельцу неплохую прибыль, ведь все услуги здесь могут с легкостью потянуть вас за карман, но даже самый капризный клиент уйдет удовлетворенным и, разумеется, красивым.

0

2

Стояло раннее утро. Такое промозглое, что вылезать из своей мягкой уютной постели было особенно противно. За окном, сметая границы дорог и газонов, шёл привычный канадцу мокрый снег, но Итан не обращал на эти пушистые белые хлопья, кружащиеся в воздухе на уровне крыш внимания: смена сезонов для него оставалась на третьем плане, он жил, не считая дней в календаре. Когда смотрел в окно, видел только город, живущий своей бурной жизнью, какая уж разница — шёл ли дождь или снег, зеленела или опадала ли листва? Немного откинув край серого струящегося одеяла, брюнет мгновенно промёрз, и с неудовольствием вынужден был признать, что все запланированные им на сегодня хлопоты будут омрачены холодом, который ждёт его за пределами подушки. Он поморщился, но лениво привстал. Опаздывать Миллер не любил. Он иногда мог задержаться только по очень серьезной причине, но обычно прибывал точно в срок и не терял ни своего, ни чужого время даром. Хорошо, что время, спущенное на едва знакомую ему девицу, он всерьёз не считал потерянным. Скорее полезным вкладом в будущее. Вчера, засидевшись до позднего часа перед ноутбуком, мужчина много-много раз пробежался по строчкам в письме, которое единственное висело прочитанным на его переполненной электронной почте. Факты, цифры, слова — в конце концов они стали перемешиваться и путаться, когда его голова просто перестала отличать прочитанную строчку от новой, и тогда он наконец уснул, блаженно улыбаясь. Спасибо постаравшемуся на славу помощнику — теперь, проспавшись, он мог заручиться полученными данными на его новую знакомую и выйти на охоту.
Единственный выходной за последний месяц. Как он, оказывается, отвык от такой роскоши, чтобы просто поспать в своё удовольствие и никуда не торопиться, посвятить время своим мыслям, тишине, но даже сегодня ему нужно было вставать и куда-то идти, правда, эту необходимость он придумал себе сам. Мужчина громко заскрипел, приводя тело, застывшее за время сна, будто мрамор, в движение, лениво потянулся к потолку руками и бессильно опал обратно, стараясь заставить себя подняться на ноги. Всё было распланировано по минутам и давно подготовленно. Все многочисленные пункты сошлись воедино, и ничто не могло испортить такого отличного наперёд продуманного плана. Многочисленная информация хранилась в чертогах его памяти, как на жёстком диске компьютера, и Итан знал, что теперь может распоряжаться ей настолько свободно, насколько это вообще возможно. Правда, продумывая план наступления на Эделин, он и не допускал, что таким образом спугнёт её. Если бы кто-то другой оказался на его месте в тот дождливый день, когда во время случайной прогулки по магазинам он столкнулся с мисс Олдридж, наверное, этот кто-то уже бы давно успокоился и обо всём забыл, отпустив образ светловолосой девушки из головы. Но Миллер был слишком упёрт и горделив, чтобы спустить ей с рук жесткий отказ. Выбирая одежду, он расслабленно улыбался, вспоминая то, с каким сладким довольством она подбирала слова, чтобы задеть надоедливого незнакомца за живое. Жаль, что тогда девушка ещё не знала, что только усугубляет своё положение и ставит на себе жирную красную метку, за которой он теперь будет следовать по пятам до тех пор, пока его жертва не упадёт, подняв над головой белый флаг.
Хозяин квартиры, одиноко и плавно плывущий по холодному паркету, сделал потише музыку, сочащуюся из больших колонок, развешенных по всем комнатам, и, покрываясь мурашками от холода, проскользнул в ванную, увешанную тяжелым одноцветным кафелем цвета молочного шоколада. В чём-то даже он был совсем обычным приземлённым человеком, у него были и свои слабости, и свои предпочтения, и к счастью, за тяжёлыми дверьми его личной жизни об этом никто словно и не знал, словно это оставалось тайной за семью печатями — молодой предприимчивый Миллер, почти дорвавшийся до большой власти, так же мёрз, как и все остальные, так же ненавидел творчество Джастина Бибера, как и все остальные. Так же читал, пел в душе, любил поспать подольше и жил в мечтах, правда, они были куда масштабнее, чем у большинства простых смертных. Человеческие слабости были ему вполне доступны.
Собравшись к выходу, Ти ещё раз оглядел свою пустынную гостиную, в которую проникало так много света, сколько вообще могло поместиться в этом огромном помещении. Стеклянная отвесная стена, граничащая с балконом, была непозволительно грязная, заляпанная разводами от шедших без перерыва осенних дождей. В погоне за большими делами, он жил, не видя того, что творилось у него прямо под носом: как домработница стала халтурить, всё реже проходясь тряпкой по обеденному столу, которым Итан  почти не пользовался, как личный помощник стал подворовывать из его кармана, надеясь на удачу, как возле подъезда всё чаще стали дежурить папарацци, готовые достать его грязное бельё и выпотрошить людям на смех. Итан упал на заднее сиденье уже давно ожидающего его мерседеса и, коротко кивнув водителю, назвал адрес: Рэдбар-лэйн, 12. Только побыстрее, можем опоздать, — он на всякий случай сверился с часами на своём запястье — половина одиннадцатого. Для работников среднего звена день начался ещё задолго до его пробуждения, но проныра Итан, раскопавший за прошедший вечер информацию, которую невозможно было найти ни в одном открытом источнике, узнал, что некая Эделин Олдридж, англичанка 23 лет, является владелицей салона красоты на пересечении Западной 12-й авеню и Вайн-стрит, а значит — иногда спит подольше и по вторникам приезжает проверить как идут дела в её заведении около одиннадцати часов утра, с чашкой латте и каплей миндального сиропа наперевес.
Его черный мерседес остановился в квартале от пункта назначения, и молодой, недавно взявшийся за работу, но уже хорошо успевший изучить привычки своего начальника водитель, мельком глянул в зеркало заднего вида, пересекаясь с господином Миллером робким покорным взглядом. Подать машину к входу? — в ответ ему брюнет коротко качнул головой: Сначала кое-что ещё. Без объяснений он вышел из салона, мягко хлопнув дверью, и сразу же погрузился в шумную тревожную жизнь канадского мегаполиса: тут не было ни одного квадратного метра, на котором не стояла бы машина, не ходили бы люди, не светились бы вывески и билборды. Он недовольно поморщился, пряча лицо в шарф, который закрывал его шею, и торопливо пересёк проезжую часть широкой оживленной улицы, заскочив в магазин. Ужасно всполошились его появлением двое продавцов, давно сидящих без работы, они закопошились рядом, не дыша и не моргая, чтобы только не вспугнуть потенциального клиента, правда, тот шёл слишком уверенно и целенаправленно к дальнему помещению, так что сразу было видно, что с пустыми руками он уже не уйдёт, правда, если только им удастся угодить его капризным требованиям. Застеклённая комнатка с тяжелой дверью была заставлена цветами всех видов, и если внизу, в вазах поменьше, стояли самые простенькие розочки для нищих студентов, то его интересовали лишь те, что гордо возвышались над остальными в углу, красуясь своими душистыми огромными бутонами, что под собственной тяжестью клонились к земле — нежно-сиреневые пионы в зелёной листве, будто только что срезанные с клумбы самого заботливого садовника. Мне нужно тридцать три. Мужчина, прислонившись боком к высокому столу, за которым собирали букеты, поёжился от легкого холодка, который стоял в помещении, удовлетворяя потребности даже самых капризных и редких цветов. И вот уже через пару минут, он вышел с огромным букетом наперевес, заторопился к своей машине. Ровно одиннадцать, мистер Миллер. Сверившись с часами, Ти медленно вдохнул аромат, который наполнил весь салон, впитываясь в нежную крашеную кожу кресел, и, увидев, как возле нужного крыльца выходит из такси знакомая девушка, он хитро улыбнулся. Прокатись пока. Я позвоню.
Высокий брюнет тихо зашёл внутрь, поднявшись по скользким, заметенным снегом ступенькам. Дверь коснулась стопора, но не было ни этого назойливого вездесущего колокольчика, ни привычной толпы посетителей, ожидающих в очереди на диванчиках. Люди тут медленно плыли мимо, каждый по своим делам, и вокруг стоял лёгкий рабочий беспорядок. Шелестели острые ножницы, отсекающие всё, что попадает под лезвие, чувствовался запах краски и улыбчивая молодая леди с высоким модным пучком чуть ли не больше в обхвате, чем её собственная голова, поприветствовала вошедшего господина. Я к мисс Олдридж. Она тут же, деликатно кивнув и стрельнув взглядом в сторону букета, застучала своими тонкими шпильками и исчезла в соседней двери. Миллер устало осмотрел своё отражение в зеркале, наклонив голову вниз, чтобы в него поместиться целиком. Во всём этом царстве миниатюрных женщин он один смотрелся по-настоящему неуместно. Поправив задранный рукав своей рубашки нежно-кофейного цвета, застегнутой на все пуговицы, кроме первой, осмотрелся. Уютно, минималистично, не вычурно. Слишком просто на его вкус, однако, мило. Мужчина, выросший в другом обществе, привыкший к жизни совсем другого качества, обычно сторонился заведений «попроще», впрочем, как и людей. Однако, как же заветная должность мэра? Сейчас как никогда ему стоило начать контактировать с гражданами любых социальных статусов и принципов. От этой мысли он поморщился, прищурившись, и потёр подбородок. Сегодня он был гладко выбрит, и лишь легкий зуд под ладонью напоминал Итану о том, как в последнее время он себя распустил. А, мисс Олдридж, — Итан вышел ей навстречу, держа букет в охапку возле груди. Рад встрече. Надеюсь, не сильно отвлекаю? Не уделишь мне пару минут? — он строго улыбнулся, опустив голову вниз и глядя девушке в лицо. Смесь тех эмоций, которые отразились на нём была непередаваемо интересна ему и захватывающа, Итан ловил каждый взмах ресниц, слушая не слова, но знаки, которое подавало её тело. Всё же даже на детекторе лжи редкий наученный счастливчик мог грамотно скрыть своё волнение. Брюнет нетерпеливо переступил с ноги на ногу, подходя на шаг ближе и протянул Эдли букет. А! Это тебе.

+2

3

Эделин сидела в своем кабине на втором этаже салона красоты, замерев в большом кожаном кресле с открытой перьевой ручкой, так и не дотянувшейся до бумаг. Голова была повернута совсем не в сторону стола, а, наоборот, к большому, но не панорамному окну, за которым на входящий в зиму Ванкувер обрушивался декабрьский снегопад. Затянутое светло-серой пеленой туч небо не погружало город в темноту, как обычно это случается при пасмурной прохладной погоде, ведь на сей раз все до горизонта было застелено несчетным количеством снежинок, ровным строем падающих с небес и ложившихся на улицы объемным одеялом. Наконец столбик термометра замер на легкой минусовой температуре, и весь снег, что сейчас обрушился на город, не таял при прикосновении к земле и асфальту, а это уже радовало. Улицы начинало заметать, и машины двигались плавно, казалось, что даже нескончаемый их поток чуть рассеялся, будто никто уже не торопился на работу или в центр. Сразу заметно посветлело, ведь больше не было видно темной земли и мокрого асфальта, местами забрызганного грязью, а голые ветви деревьев преобразились, укрытые в праздничный наряд.
Эдли любила такую погоду, любила зиму, пусть даже и приходилось одеваться в слои разнообразной одежды. И при виде всей той красоты, что воцарилась на улице, где-то внутри ее светлой головушки проснулись воспоминания о славных деньках, когда не приходилось сидеть целый день на работе, пусть и любимой, когда можно было гулять, играть в снежки со знакомыми, творить самые несуразные вещи и быть счастливой просто так. Мысли о документах на столе сразу отошли на второй план, и появилось едва ли не преодолимое желание бросить все к черту и окунуться в ту атмосферу, которая воцарилась за окном, оставить все как есть. Но она ведь уже была взрослой девочкой, о чем не переставала себе постоянно напоминать, серьезной и самостоятельной, и следовало продолжить делать то, что она делала все время до этого. Вот только совсем перехотелось.
Закрыв и отложив ручку в сторону, англичанка откинулась на спинку кресла и глубоко выдохнула, закрыв глаза. Совсем разные мысли мгновенно заселили ее голову, превращая все спокойствие в хаос, в котором совершенно невозможно работать. Мгновение, и девушка встает из-за стола, берет из сумки пачку сигарет и телефон и выходит прочь из своего кабинета. Она спускается вниз, кивая стилистам и посетителям, перекидывается с кем-то из девушек-клиенток парой слов и улыбкой, дружелюбной, но не слишком-то естественной. Окидывает взглядом один из залов салона, в котором вовсю кипит жизнь, и выходит на улицу, где на крыльце можно спокойно покурить, вдохнув сначала свежий морозный воздух Ванкувера. Зажигалка звонко чирикает, выдавая огонь, и Олдридж затягивается как можно сильнее, переводя взгляд на детишек, играющих неподалеку. Эта часть города радовала Эду куда больше, нежели центр, ведь тут не было столько напыщенности и праздности, свойственной светским львам и львицам. Более спокойные люди и уютная обстановка, чуть меньше уровень пафоса, и вроде уже можно жить. Вот только девице нашей все равно успевала наскучить подобная обстановка. Она, выдохнув дым вверх, прямиком навстречу падающему с неба снегу, повернулась в сторону салона, чуть нахмурив брови вглядываясь в одно из окон.
Казалось бы, что могло ее не радовать? Собственное дело, любимое, ведь в случае особого настроения даже сама Олдридж могла создать кому-то собственный стиль, не зря же столько училась и работала стилистом. Собственный салон был куда лучше, чем работать в Шотландии на напыщенного дизайнера, пусть они и ладили, но все равно оставался внутри какой-то неприятный осадок: Кёрлс становился все более популярным, аде сюда захаживали известные в городе и статусные дамы, от которых так и разило пресыщенностью и тупостью. Стилистов салона все чаще приглашали на светские мероприятия для составления образов, и то, что шло на пользу салону, все больше и больше раздражало Эдли. Наверное, ей нужно было просто проще смотреть на мир, но в ее светлую головку так и не укладывалось, что ее мнение и мнение ее работы бывают разными.
Еще одна затяжка. Нужно привести мысли в порядок и вновь вернуться к работе. За углом хорошая кофейня, в которую англичанка, не долго думая, и отправилась, чтобы перевести дух и возвратиться обратно с новыми силами. Взять себе очередной латте с миндальным сиропом, сделать большой глоток, и все сразу становится капельку лучше. Эделин до сих пор не могла понять, какое же у нее сегодня настроение: с одной стороны, с утра она была совершенно работоспособна, все эти небольшие заботы только радовали ее, но теперь, с изменением погоды, стало до ужаса хотеться вырваться куда-то подальше, чтобы отвлечься от всей этой ежедневной суеты. От этого, наверно, ее настроение и падало, что грозило всем вокруг гневными взглядами и колкими речами, но пока девушка сдерживалась, а кофе подавлял всю злость, возвращая в рабочее состояние. Вернувшись обратно, светловолосая проверила обстановку с записями на сегодня и поднялась на второй этаж, чтобы продолжить разбираться с документами.
В какой-то момент она поняла, что все не так уж и плохо. Если разобраться с с делами пораньше, то можно оставить за главного администратора и поехать развлекаться или попросту гулять в одиночестве. Надо отметить, что Эда так и не завела себе большого количества друзей в городе, в особенности подруг, ведь наша англичанка считала, что все это не для нее. Так что, наконец вернувшись мысленно к делам, она разобрала финансовый отсчет за месяц, с удовольствием улыбаясь, понимая, что не так давно открытый бизнес выходит в плюс. Для нее все это было в новинку, учитывая, что ан сей раз она не прибегала к помощи родителей, которым давно дала понять, что не хочет жить по их правилам, и от которых уехала на другой континент. Когда почти все это было закончено, в дверь постучала блондинка-администратор, и Эделин уже успела представить себе, что какая-нибудь клиентка недовольна чем-то, что с ней придется разбираться и все в таком духе. Однако Элис лишь растерянно отметила, что ее ожидает какой-то неизвестный молодой человек, который не успел представиться. И это уже не слишком порадовало нашу юную леди.
Впрочем, кивнув, что сейчас она спустится, англичанка дочитала последний документ и отложила всю стопку в сторону, постучав пальцами по столу. И кого могло занести к ней сегодня? Поставки шли по плану, а сегодня не было никаких встреч. Впрочем, все-таки нужно было встретить гостя, что Олдридж и пришлось сделать. Спустившись вниз, она плавно подошла к стойке администратора, и только после взгляда на Элис перевела глаза на человека, что стоял рядом. И была сильно удивлена. Молодой человек подошел к ней ближе, приветствуя, и девушка слегка сощурилась, пытаясь понять, кто же это такой. Лицо его казалось знакомым, словно они где-то виделись раньше, вот только понять бы, где именно. И, слегка напрягаясь, ей все-таки вспомнить. Не так давно этот же высокий мужчина успел славно ей поднадоесть в одном из дорогих бутиков города, и знакомство, если его можно таковым назвать, было у них не самое приятное. Посему, стоило ей только осознать, кто перед ней стоит, как удивление возросло в несколько раз. Какого черта он вообще здесь делает?
— Добрый день, — помедлив, спокойно ответила она. — я как раз собиралась выйти на улицу.
Сложно было отрицать, что его спокойная, сдержанная улыбка даже сейчас начинала подбешивать нашу заносчивую даму. Мало того, что она до сих пор не могла понять, что этот незнакомый молодой человек тут делает, так еще и какое-то наглое озорство в его взгляде вовсе было не по духу нашей Эдли. Она, холодно посмотрев на него, уже собиралась отправиться к выходу, чтобы поговорить с ним на улице и заодно покурить, как вдруг он успел еще и выдать ей букет из светло-сиреневых пионов, что и вовсе могло заставить до этого почти улыбчивую англичанку послать всех к чертям. Но она же леди, маман учила всегда быть учтивой с людьми.
— Эл, поставь букет, пожалуйста, — холодно попросила администратора она, накидывая на себя объемную светло-розовую шубу и выходя в двери салона.
Черт ее знает, почему она так вела себя с совершенно незнакомым человеком. Вероятнее всего потому, что он был хорош собой, и все в его виде говорило, что он был из тех высших слоев общества, откуда происходила и она, а ей подобные экземпляры были слишком скучны. Тем более прущая из него уверенность всегда подхлестывала девушку показать всем вокруг, что уверенность эта ложная, и каждого можно заткнуть. Впрочем, сейчас же она только разогревалась, не стараясь кого-то подколоть или обидеть, а лишь держалась на позиции нейтралитета, когда к ней лучше просто не подходить. Вот только сигареты она забыла наверху, и это сейчас совсем не радовало.
— У вас не будет сигареты? — переведя взгляд на мужчину, спросила Олдридж так, словно это ее вовсе не волновало. Хотя покурить бы было в самый раз. — Вы, кажется, забыли представиться и рассказать, какого дьявола забыли в моем салоне.
Почему-то Эдли всегда ругалась слишком забавно, когда не была зла. Это, наверно, остались английские замашки, которые даже на другом конце света никак не исправить. Впрочем, она дождалась, когда молодой человек найдет у себя пачку, хотя и на его лице проскользнуло изумление, и сделала шаг назад, чтобы не стоять слишком рядом с ним. Ладно, он просто был слишком высок, чтобы смотреть на него вблизи с презрением, ведь для этого ей не хватало роста.

+2

4

Змея какая, а, — он улыбнулся, потянув краешек губы вверх, и, кто бы мог подумать — его лицо вдруг украсили славные ямочки. Этой внешней мягкости и покладистости можно было бы поверить и потерять на пару мгновений бдительность, если бы наружу, минуя всю обёрточную мишуру, пестрящую и привлекающую к себе повышенное внимание, не лез его истинный скверный характер. Ты такая отвратительно-прямолинейная, что хочется тебе всечь. То ли от этой мысли, то ли от взгляда на эту ровную, совершенно лишённую изъянов фигурку перед собой, он улыбнулся ещё шире, а потом расслабленно вздохнул. Нет, на Эдли у него были совсем-совсем другие, куда более изощрённые планы расправы. Глубоко не залезая в своё подсознание, Ти даже, пожалуй, и не понимал чем так не угодила, а может, наоборот, взбудоражила его эта блондинка, да и зачем ему были нужны подробности и оправдания? Просто он так хотел.
Итан привык обращаться с людьми так, как они того заслуживают. Зачастую в его понятии это значило, что окружающие скорее представляют из себя разнородный обслуживающий персонал — чуть более успешный, чуть менее, не важно. Сопутствующие факторы, вот кто такие были для него коллеги, люди, которых язык не поворачивался назвать друзьями, родственники. В том, как он держался и вел себя рядом с ними всегда была какая-то подоплёка, какая-то выгода, а ещё ему нравилось играть с чувством необоснованного страха, которое он вызывал у тех, кому, заглядывая в самую глубину глаз, мог рассказывать о чём-то совершенно посредственном или, наоборот, крайне важном. Нравилось и то, что он буквально кожей ощущал дикое удовлетворение в эти моменты, когда люди в его присуствии чувствовали себя подавленно, напряжённо, будто видели какой-то постоянный подвох, скрывающийся даже за самой лучезарной улыбкой.
Пионы хороши, тебе под стать, я... — он не договорил, обрываясь на полуслове, ведь гадюка, набросившая на себя невинно-розовую шубку, вильнула хвостом прямо у его лица и, отдав распоряжение администратору, вышла на улицу из стеклянных дверей салона. Эл, поставь букет, пожалуйста. Он проводил стук её шагов позади себя не спадающей с лица улыбкой проигравшего, но не побеждённого. Такой, какую можно было увидеть на лице мужчины только когда его обставила баба в его же хитрой игре. Правда, Миллера ужасно заводила такая жёсткая игра, а с её стороны это конечно был скорее отказ, чем завуалированный флирт. Впрочем, отказов он не принимал. Никогда. Да и намёки, как большинство мужчин, понимал слабо, а может только притворялся. Славный день. Не задался? Итан вышел следом, захлопывая за собой медленно закрывающуюся на доводчике дверь. Их разговор уже готовы были слушать любопытные стилисты, сбившиеся в стайку у входа изнутри здания, будто дикие зверьки, ожидающие корма, хлеба и зрелищ, и даже уборщица, привыкшая к тому, что к её недоступной начальнице на кривой кобыле не подъедет ни один мужик. Уши греть собрались? Молодцы, потом обсудите её за чашкой чая. Бабы... Он несколько раз медленно моргнул, уставившись сквозь стекло, отражающее его сосредоточенное лицо, на девушку, спрятавшуюся за пышный букет пионов и иногда выглядывающую из-за него, будто осматривая зал, а на самом деле лишь с любопытством пялясь на стоящих на улице Эделин и Итана. У вас не будет сигареты? — мужчина, лениво потянувшись, вынул из кармана почти полную пачку. Ему не часто хотелось закурить, а ещё чаще, когда всё-таки хотелось, поблизости было слишком много посторонних глаз. Ему всё чаще стало казаться, что каждый неловкий шаг в его жизни словно записывается на плёнку и потом тщательно перемалывается чужими злыми языками, изворачивая наизнанку истины, которые очевидны любому. Чем выше он поднимался, подминая под себя власть, тем большим жертвовал ради этой идеи своим личным жизненным пространством. Например, маленькими человеческими слабостями вроде сигареты в зубах в конце тяжелого дня. И всё же, Итан носил эту редко пустеющую до конца пачку с собой, в знак того, что ещё не до конца поддался чьему-то указу. Вы, кажется, забыли представиться и рассказать, какого дьявола забыли в моем салоне.
Миллер немного отвлёкся, разглядывая девушку, но быстро вернулся в реальность, в которой она пока что наслаждалась своим острословием. Ишь ты. Её, такую маленькую и хрупкую, даже не смущало то, что незнакомый мужчина ростом и в ширь куда крупнее неё, глотал эти насмешки с неизменно мягким, даже игривым выражением лица, и что в любой момент всё могло ему надоесть настолько, что он, пожалуй, мог бы не сдержаться и сделать что-нибудь неправильное. Конечно, как могла она только допустить такую мысль? Она, воспитанная в светской семье, в обществе, где кавалеры подают свой локоть, чтобы проводить даму до машины, до которой она сама вполне в состоянии дойти... Было ли ей известно, что такое жестокость, ей, этой пигалице, возомнившей, что за её внешность, а может другие качества характера, ей будут всю жизнь прощать жёсткую прямолинейность и несдержанность? Итан Миллер. Будущий мэр этого города, — он едко улыбнулся, пропуская через себя её наигранное пренебрежение и довольствуясь им. Любая эмоция — это энергетика, которой Ти подпитывался, и иногда ему хватало тёплых чувств, но всё чаще мужчина стал замечать, что негатив усваивается его организмом куда как лучше. Это был такой своего рода защитный механизм, оберегающий его с самого детства и по сей день, даже теперь, когда весь мир стоило, наоборот, защищать от него.
Он прислонился к шершавой кирпичной стене крыльца и, сложив мыски своих ботинок вместе, наклонил голову вбок, к плечу. А ты Эделин Олдридж, для друзей, которых у тебя нет — просто Эдли. Хочу быть твоим другом. Мужчина поднёс к её лицу маленький огонёк, который раскачивался на ветру, то резко падая в сторону, то снова выпрямляясь. Вот такой капризный был этот декабрь, но, впрочем, Итану не было до непогоды никакого дела. Его занимали лишь дела, которые надо было решать, и сегодня его делом стала вот эта славная малышка, которая, должно быть, ещё и сама не понимала, в какой просак попала, случайно встретившись господину Миллеру на пути. Кофе, кстати, тоже тебе. Латте, что-то там с миндальным сиропом, — спохватившись чуть позже, чем надо, произнёс он со своим истинно канадским глубоким акцентом, очень похожим на тот, который можно было бы принять за британский, но чуть более грязный, летящий, с примесью американской свободолюбивости и безалаберности.
Так, давай к делу, у меня мало времени, а у тебя терпения, — дав девушке сделать пару затяжек, он наконец заговорил о цели своего визита, хотя, Эдли не стоило рассчитывать, что незнакомец прямо сейчас выложит перед ней все карты на стол. Ты пей, пей. Так. Предлагаю тебе на денёк сменить образ недоступной принцессы и прогуляться со мной.

+3

5

Затянувшись более тяжелой сигаретой, Эделин слегка расслабилась. До сих пор в ее светлой головушке бушевало негодование, что какой-то наглый напыщенный паренек из высшего общества посмел заявиться к ней просто так, да еще и с букетом цветов, хотя и в первый раз ему дали понять, что общения с ним не желают. Именно эта уверенность в своих собственных силах и своих деньгах и раздражало нашу юную леди, а, как известно, раздражать ее не стоит. Посему нашему самовлюбленному красавчику стоило бы отправиться восвояси уже после конкретного намека около фирменного бутика одежды, но он почему-то решил иначе. И посему, кажется, вскоре предстояло этим двоим еще большее веселье.
Впрочем, Эделин вновь затянулась сигаретой, обдумывая тот факт, что не стоит обращать столько своего царского внимания на каких-то спесивых мужланов. Ее взгляд медленно прошелся по новому знакомому, который до сих пор светился довольной улыбкой, и она едва ли удержалась от того, чтобы не высказать ему все свое недовольство в лицо — уж слишком он был радостный. Но, кажется, он ее опередил, ведь начал спокойно и самоуверенно отвечать на вопрос, словно его ответом действительно кто-то интересуется.
Ты ж пуся какая, — злорадно ухмыльнулась англичанка на неожиданное заявление мужчины.
Мэр, серьезно? Столь броское заявление на секунду даже вызвало на лице Олдридж улыбку — это же насколько надо быть напыщенным и уверенным в своих силах, чтобы мечтать подмять под себя целый город? Нет, чтобы думать о благополучии бездомных животных, участвовать в благотворительности, нет — подобным ребятам нужно было всем управлять. Вот только в уверенном взгляде Итана Миллера, как он сам представился, на самом деле плескался тот самый огонек предназначения, словно он сможет добиться всего, чего только пожелает, и не важно, какими способами — собственными деньгами или же всевозможными ухищрениями. И, будь наша Эда чуть более умна или чуть менее уперта, она должна была бы свалить как можно дальше от подобного человека, а не продолжать целеустремленно с ним припираться, но ведь тогда это была бы не она. Так что, легким движением пальцев скинув пепел с сигареты, она состроила заинтересованное выражение своего худенького личика, даже слегка повернувшись к пареньку.
— А город об этом знает? — с наигранным удивлением спросила Эдли, слегка поджав губы от недовольства.
Ей богу, ну почему на ее пути постоянно встречались какие-то не самые адекватные люди. Стоило ей только отказаться от всех привилегий своей семьи, свалить от них на другой континент, а все равно ее везде преследуют образцы того самого ненавистного ей общества, причем порой довольно настойчиво преследуют. Как этот молодой человек, который, в принципе, был даже слишком хорош собой, да и для других дамочек оказался бы настоящим принцем на белом коне (или же на черном ламборджини), высоким, красивым и даже очаровательным. Вот только наша злобная и непреклонная Эделин почему-то считала, что все эти принцы на самом деле — те еще засранцы, и уж тем более не стоит тратить на них свое время. Последний ее молодой человек только укрепил в светлой головушке англичанке эту уверенность.
Быть может, именно поэтому наш голубоглазый Итан, источающий уверенность и притягивающий к себе взгляды всех работниц салона, которые столпились у окон в надежде поймать на себе и его взгляд, не мог понравиться Олдридж — она с самого начала настроила себя совсем на другую волну. Впрочем, уже давно. И уж тем более не стоило ему, пытающемуся завести с ней хотя бы светскую беседу, говорить ей следующие слова.
— Как романтично, — безынтересно ответила она на выданное ей досье. — люблю, когда незнакомые мужчины что-то узнают про меня. Так и хочется продолжить с ними общение.
Девушка холодно посмотрела в глаза Миллера, видимо, пытаясь понять, что вообще этот здоровяк пытался только что сделать. Задеть ее за живое? Подобная затея казалась сложновыполнимой. Эдли никогда не переживала из-за того, что у нее почти нет друзей — девушки всегда казались ей слишком глупыми и думающими только о своем жалком мирке, а кажущиеся достойными мужчины зачастую оказывались тупоголовыми бизонами, прущими только в нужном им направлении. От этого нашей юной даме начинало становиться скучно, а ведь в ее сердечке до сих пор еще оставалось место для приключений, которых с работой и взрослой жизнью становилось все меньше и меньше. Возможно, именно поэтому ее бывший тренер по конному спорту однажды запихнул ее в багажник своей машины, а бывший молодой человек вообще пытался заставить делать то, что ему только захочется: в поисках приключений англичанка слишком часто забывала о том, что вокруг находятся одни мудаки. Но Итан показал, как ей казалось, свою сущность сразу же, посему и не нужно было слишком сильно обороняться — к нему у девушки и так практически не было никакой симпатии. И тем более призрачной казалась перспектива дружить с этим напыщенным снобом, что уж тут говорить.
Тем не менее, мужчина продолжил свой сомнительный диалог, который скорее казался монологом, и каждое его слово в очередной раз подтверждало, что паренек хочет получить кулаком по своему симпатичному лицу. И Олдридж, вместо этого, по-настоящему рассмеялась, причем неожиданно и заливисто.
— С чего ты решил, что я должна куда-то с тобой пойти? — все еще смеясь, задала прямой вопрос светловолосая.
О, кажется, Миллер действительно начинал сильно раздражать нашу холодную особу, а это ее всегда забавляло. Она выкинула недокуренную сигарету и полностью повернулась лицом к красавчику, состроив даже какую-то более-менее доброжелательную мину на лице. Ей становилось интересно, действительно ли он настолько непроходимый тупица, или же только старается таким казаться. Но в слегка нахмуренных его бровях, в поджатых, но улыбающихся губах, в серьезном и прямом взгляде все говорило о том, что паренек решил играть в какую-то более хитросплетению игру, и, будь Эда чуть менее холодна, то ей бы стало даже интересно, чем все это может закончиться. И, будем честны, она даже почувствовала желание это узнать, но резко откинула эту мысль в сторону, ведь обычно все это плохо заканчивается. Так что, собрав всю свою терпеливость и дружелюбие в кулак, Эделин выдавила из себя спокойную улыбку, чтобы не показаться совсем отпетой стервой, сделала шаг навстречу молодому человеку, который резко сменил тактику действий, и попыталась начать говорить более милым тоном.
— Прости, эм, Итан, — наконец ее голос приобрел привычные холодные нотки. — но я думаю, что тебе лучше вернуться к своим делам и найти себе более подходящее развлечение.
Надо отметить, что она постаралась сказать это не так едко, как говорила жо этого, но получилось у нее так себе. Так что, обдав мужчину холодным ледяным взглядом, она уже собиралась было отправиться обратно в салон, как увидела, что все незанятые работницы все так же стоят у окна, дожидаясь, чем же это представление закончится. И в этот момент она действительно захотела убить не только Миллера, который вообще посмел к ней заявляться и отвлекать ее от важных (не очень) дел, но и всех этих маленьких куриц, которые черт знает что себе там надумали. И это осознание заставило ее вновь развернуться к молодому человеку, нахмурив брови и слегка сжав челюсть.
— Раз уж мы перешли к делу, — холодно и кратко отметила Олдридж, сложив руки крестом на груди. — какого черта ты от меня хочешь?
Кажется, разговор затягивался, и это точно не к добру.

+1

6

Чаще всего понять, что Итану не интересен разговор можно было просто обратив внимание на язык его жестов. Порой не замечая очевидного, люди, которым приходилось общаться с Миллером в деловых и неформальных беседах, перегибали палку, и тогда он, нервно посматривая на наручные часы, всё время переступал с ноги на ногу, а мог, заправив руки в карманы брюк, постукивать мыском ботинка по полу. Он не любил терять времени даром, ведь прекрасно знал, что каждая его минута стоит денег, а смывать драгоценную валюту в унитаз было не в его правилах. Возможно, всего лишь возможно, что сегодня он впервые переступил за границу этого самозапрета, когда заставил (ей-богу, прямо физически заставил) себя остаться на этом самом месте, а не уйти, гордо развернувшись на пятках, туда, куда его и мечтала отправить Эделин. Она всеми силами так давила на свою независимость и так прилежно строила из себя недотрогу, что это, честное слово, даже смешило мужчину. Играй и ломайся, малютка, пока можешь, ведь скоро тебе всё равно придётся смириться с мыслью, что ты стала его игрушкой. Уж если Итан захотел приобрести чьё-то внимание, он обязательно добудет его любой ценой, пусть даже она будет непомерно высока и неоправданна.
Миллер тоже улыбнулся, смотря на Эдли, что залилась громким смехом, артистично отведя в сторону руку, которая сжимала тонкую сигарету между её длинными пальчиками. Ну как здесь было не порадоваться, что здоровое чувство юмора ещё не растерялось девушкой в дебрях её нудной английской жизни, о которой, кажется, он узнал уже достаточно, чтобы позволить себе делать какие-то выводы. Надо признать, при всех её очевидных минусах вроде ядовитой несговорчивости, девушкой она была... завораживающей и необычной, как раз такой, чтобы капризный Итан выбрал себе именно её. С того, что всё всегда происходит так, как я хочу, — не задумываясь выдохнул он, переступая через одну ступень лестницы, на которой стоял. Он оглядел собеседницу, которой хотелось, должно быть, провалиться сквозь землю из-за его давления, и мысленно поставил ей пятёрку за непробиваемость, которая внешне не выдавала ни единой лишней эмоции. А ведь это непросто — не испугаться, когда незнакомец преследует тебя до работы, поджидает с букетом любимых цветов и настойчиво требует внимания. От этих мыслей Итан невольно улыбнулся, прищурившись, и отключил звук на вибрирующем в руке телефоне. Решай быстрее, мне пора идти. Скажи она сейчас "нет" прямым текстом, Миллер не сдвинулся бы ни на сантиметр с этих пор, но, ожидая скорого и колкого ответа он чувствовал, что её согласие уже не за горами.
Спасибо за совет, — юноша в костюме не сдержался, чтобы не сделать кислое скучающее лицо, ведь показать раздражение было бы куда фатальнее и неуместнее, а уж голой злости в нём всегда хватало с лихвой, тем более, когда женщина пыталась внушить ему чувство собственной несостоятельности и глупости. Научи меня жизни, конечно. Но всё-таки я подожду твоего ответа. Если ты, конечно, найдёшь что сказать. Они как-то слабенько перекидывались язвительными подколами, и делали это не столько болезненно, сколько с нескрываемым отвращением, будто мазали руки в болотной грязи. Для Итана всё было игрой, пока что, конечно, в удовольствие, пусть и сомнительное, а вот что чувствовала Эдли ему было не понять. Жаль, что в голову и душу человеку нельзя влезть так же бесцеремонно и просто, как в его личную жизнь, даже имей ты хорошие связи.
Его слова не стали примирительным белым флагом над головой; надо думать, ведь они были резки и неотёсаны, как весь его грубый, хамоватый нрав, спрятанный под дорогой одеждой и намётками светского воспитания. Как говорится, от самого себя не сбежишь. Девушка, отвернувшись, вдруг собралась уйти, и Итан тоже сделал шаг следом за ней, но Олдридж остановилась, глядя сквозь стекло витрины, чем заставила всех тайных наблюдателей застыть без дыхания. Мужчина проследил за её задумчивым отражением. Терпение должно было вознаградиться, и он покорно ждал, готовый, тем не менее, к любому непредсказуемуму исходу. Какого чёрта нужно? — возмущённо переспросил Ти, внутренне надавливая на свою злобу и отсекая её от внешнего мира, — Хочу чтобы ты справилась со своим скверным характером и сходила со мной прогуляться. Это в твоих силах, или? После трудной рабочей недели ему не хватало только тратить последние нервы на нелепые препирания. Мужчина, одёрнув края своей куртки, ещё раз посмотрел на экран вибрирующего телефона. Ничего не поменялось, его по-прежнему вызванивал юрист, готовый оборвать любые концы, лишь бы достать из-под земли своего важного клиента, и, тогда, порешив повисшую в воздухе нелепую паузу, Итан первый нарушил молчание, сделав выбор самостоятельно: Сегодня около шести. Спорю, что ты испугаешься и сольёшься. Он, учтиво кивнув англичанке, ошарашено наблюдающей снизу вверх за изменяющимся выражением его лица, соскользнул с последней ступеньки на землю и, развернувшись, в несколько прыжков перескочил через плотный поток машин на другую сторону дороги, где его по-прежнему ждал его тёплый автомобиль и сонный водитель в своём чёрном расстёгнутом пиджаке. В ратушу. Быстрее, пожалуйста, — процедил он сквозь зубы, усаживаясь на просторное заднее сидение и выдыхая тот плотный ком, вставший поперёк горла. Он потерял с этой убийственной блондинкой достаточно времени, чтобы теперь сильно злиться, но в конце концов даже Ти понимал, что в угоду своих желаний порой чего только не сделаешь. И иногда нужно только немного подождать...
--->Национальный парк<---

+1

7

Стоять на улице без дела становилось прохладно. Каждый северянин знает, что в снежную погоду становится теплее, но это не отменяет того, что при минусовой погоде без отсутствия движения тело начинает замерзать. Так и Эделин, вышедшая из салона в своей пушистой светло-розовой шубе, все отчетливее начинала понимать, что этот разговор слишком сильно затянулся, а результат точно того не стоит. Она смотрела на совсем незнакомого, но успевшего порядочно ей надоесть человека, который сменил любезную улыбку на выражение более скучающее и серьезное, и не понимала, как можно было вообще подумать о том, чтобы заявиться на ее порог. И ладно бы он хотя бы продолжал улыбаться, тогда бы на его лицо можно было бы полюбоваться, но нет, вот это выражение ума ему совсем не шло.  Ну да, именно из-за скуки ты тут и стоишь, а вся эта болтология нужна мне, — криво усмехнулась девушка, потушив сигарету об снег на вершине мусорки.
— Видимо, долго тебе придется ждать, — с напускной задумчивостью ответила англичанка, стараясь говорить как можно более сдержано.
Как приятно было подмечать, что прекрасный принц с почти идеальными манерами превращается в обыкновенного засранца, сразу же показывая, что у него там внутри. Впрочем, сегодня нашей Эдли было совершенно плевать, кто перед ней стоит и каким окажется на самом деле. Она спокойно слушала его слова, чуть приподняв одну бровь в изумлении, и пыталась понять, совсем ли он не понимает самых открытых намеков, или же просто настолько упертый баран, привыкший любым способом добиваться того, что взбрело в его головушку. Ах да, он же уже сказал. Англичанка все же была воспитанной девушкой, и маман не раз учила ее, что нужно оставаться леди в любой ситуации, поэтому она решила тактично промолчать вместо того, чтобы напрямую засмеяться после слов молодого человека. Быть может, только манеры и сдерживали ее от того, чтобы в эту же секунду развернуться и пойти обратно в свой офис, так и не окончив разговор. Нет, ну точно он пробьется в мэра города с такой нескрываемой наглостью. Там таких и любят.
Через расстояние, отделяющее их, и сквозь непрекращающийся снег Эда услышала жужжание телефона, и была рада понять, что это не ее. Быть может, столь продолжительный звонок наконец вернет Итана к своим собственным делам, а девушке же позволит отправиться восвояси, чтобы покончить с документами и спокойно отправиться домой или на обед в какой-нибудь ресторан. О да, мысль о том, что совсем скоро со всеми делами будет покончено, а половина дня останется абсолютно свободной, начинало так приятно греть изнутри, что светловолосая даже тихо улыбнулась на мгновение. Но, увы, Олдридж была наивна, и ее новый нежелательный знакомый продолжил говорить, пытаясь уловить, в каком же тоне нужно вести беседу, чтобы все-таки выпытать нужный ответ.
— Или, — кратко ответила она, стерев наконец улыбку со своего лица.
Светловолосая пристально смотрела на мужчину, пытаясь понять, какого же черта он решил доставать именно ее. Он не выглядел как человек, который может запасть на первую встречную, да и отсутствия внимания к нему со стороны женского пола не могло и быть. И уж тем более можно было найти более сговорчивых и более милых дам, чем наша англичанка, которая всем своим видом говорила, что ей точно не нужна компания. Его компания. Хотя, она вообще уже не была уверенна, что чье-то общество ей было нужно: в последнее время деловые обеды и ужины сильно сказались на ее желании общаться с людьми. Но, боги, этот паренек был настолько назойлив и борз, что еще бы чуть-чуть, и она сказала бы что угодно, лишь бы избавиться от его присутствия и заняться своими делами.
К счастью, Итан первый не выдержал в этой раздувшейся словесной перепалке, но отступил в свойственной всем мужчинам манере — сделав вид, что он победил. В его голосе прозвучал вызов, а именно это так одновременно любила и ненавидела Ада. Каждый раз, когда кто-то выводил ее на спор, она, будучи тем еще азартным человеком, чувствовала прилив сил и энергии. Не может же у нее выиграть какой-то очередной красавчик. Однако на сей раз она сдержалась и лишь одарила Миллера ледяным взглядом, отчетливо говорившим, что он идиот.
— Не нужно спорить там, где точно проиграешь, — ядовито ухмыльнулась Эделин, помахав на прощание мужчине ручкой.
Развернувшись в сторону салона и не дождавшись еще каких-то слов, девушка направилась внутрь, думая, стоит ли ей принимать этот глупый вызов или нет. В окне она вновь увидела толпу, и это ей совсем не понравилось. Честно говоря, весь этот разговор порядочно подпортил ее настроение, которое и так не назовешь слишком хорошим в последнее время. Посему, стоило ей зайти внутрь, как она готова была убить каждого, кто попадется на ее пути. А бедные стилистки и прочие работники этого, видимо, не поняли, ведь кучка из них так и осталась стоять у окна, задумчиво что-то обсуждая. Плохое решение.
— Не могу понять, у нас такой переизбыток персонала, что пора отправить в заслуженный отпуск всех, сидящих без дела? — холодным тоном с деловой нотой задала риторический вопрос Олдридж, оглядывая не успевших разбежаться работниц салона.
Еще секунду она стояла на месте, переходя взглядом с одной девушки на другую, пока те не опустили головы и не разошлись по своим рабочим местам. Нет, серьезно, почему даже самые адекватные девушки, которых она принимала на работу, так быстро попадали под влияние первого видного мужчины, который оказывался рядом? Хотя, это все наивная женская натура, которая и бесила Эдли во всех остальных. Она не стала вешать шубу в гардероб, а прошла в ней до своего кабинета, где кинула на кресло — дел осталось не так много, а вид верхней одежды должен был ускорить всю работу. Задумавшись в процессе, она отложила перьевую ручку в сторону: нет, все-таки не поедет она сегодня в ресторан, лучше домой. И так слишком много общения с неуместными персонажами у нее выдалось за сегодняшний день, после такого надо принять горячую ванну и почитать славную книгу, иначе можно заразиться отвратительными манерами и такой же непробиваемой наглостью.

———> Национальный парк <———

+1

8

Пятница. Ну разве не прекрасное слово? Не такое очаровательное, как суббота, конечно, но ведь тоже чудесное. Особенно в мартовский солнечный день, когда понурые свинцовые тучи хоть ненадолго разошлись, открывая городу лазурное небо, озаряя серые дома ярким теплым светом. Жаль, что на деревьях нет листьев, а то бы настроение точно пошло бы прямиком наверх, что его ни одно жизненное препятствие не собьет. В такой день хотелось сбежать куда-то загород, на природу, или же гулять по Ванкуверу просто так, без особой цели, заходя то в одно место, то в другое, нежиться на солнце, греться после долгой зимы. Но пятница на то и была хуже субботы, что до того, как пуститься в отрыв, нужно было поработать на славу. Поэтому и наша Эделин сидела на втором этаже своего салона, отвлекаясь по большей степени не на работу и сверку графиков, а на погоду за окном.
Вообще, настроение у нее сегодня было крайне благосклонное. Даже в тот момент, когда одна из стилистов пришла плакаться ей на ужасную клиентку, которая, будучи и сама знатоком в бьюти-сфере, начала ей что-то злостно так рассказывать про последние тренды, что едва ли не окрестила деревней. И Эдли, со свойственной ей британской воспитанностью, не послала свою подчиненную ко всем чертям собачим, сразу же высказав, что деревня и есть деревня, а почти даже душевно выслушала, аккуратно так объяснив, что надо быть терпеливее. Она ведь была, даже почти не вкладывая в свои тонкие шутки со стилисткой яд, значит той точно должно было быть еще легче. Видели, какая сдержанность? Вот и англичанка сама от себя такого не ожидала, поэтому, стянув улыбку сразу же, как только дверь за работниками закрылась, почувствовала, что от столь продолжительной милости у нее чуть челюсть не заклинило. Нет, всего должно быть в меру. На самом деле, мыслями она уже была полностью в будущем, хотя бы в вечере, который проведет наедине с самой собой, за бутылочкой вина — бокальчиком же тут точно не обойдешься, — наслаждаться обществом себя и какого-нибудь сладкого фильма ужасов. Но, не будем кривить душой, с каждым новым взглядом в окно, где так очаровательно прогуливались парочки, да просто люди шли медленнее, чем обычно, ведь не надо было торопиться спрятаться от холода и снега, наша Олдридж понимала, что надо бы, на самом деле, провести этот вечер веселее, чем лежа у себя дома. Ведь и вид у нее сегодня был подобающий этой чудной весенней погоде: черная облегающая юбка, желтый кожаный кроп-топ с глубоким вырезом, высокие замшевые ботфорты, да еще и чокер для поддержания образа. Словом, все в этом мире так и шептало англичанке, что надо идти в отрыв.
И, когда почти все документы были проверены и подписаны, а мысли о новых договорах уже просто записаны и разосланы вместе с деловой перепиской, которая у нашей не всегда слишком деловой девушки велась порой даже в мессенджерах, Эдли, крутя в руках новый здоровый телефон, смотрела на него, придумывая в своей светлой голове, какой бы досуг сегодня себе устроить. Как ей повезло, что резервная копия прошлого айфона осталась на ноутбуке, ведь после событий почти недельной давности (ну, чуть меньше, допустим), ее бедная семерочка уже больше не могла бы даже вытянуть из себя информацию для своего потомка. На самом деле, наверно, англичанка должна была злиться на все произошедшее, но она в свойственной ей одной манере забила на всю чертовщину, происходящую в ее жизни, словно это не что-то из ряда вон выходящее. Словно так, в принципе, и должно быть, поржали и достаточно. И, конечно, это было совсем неправильно, но вместо того, чтобы злиться или думать о молодом человеке, мнение о котором она могла переменить слишком много раз, она решила откинуть все ненужные мысли в сторону, разблокировав свой телефон. О, как там моя любовь поживает? — довольно, словно ребенок, улыбнулась она, с предвосхищением тыкая пальчиками по контактам, чтобы найти самый нужный и самый важный. Номер Эми, конечно же! Ведь с кем еще она могла лучше всего на свете провести свое время? Понятное дело, ни с кем. Так что, быстро потыкав ногтями по кнопочкам, она с неимоверно довольной и злорадной улыбкой отправила подруге первое сообщение, чтобы вообще узнать, жива ли ее старушка, не убили ли они там друг друга с ее норвежцем с именем дорогой собаки.
От мыслей о Хокинс на душе Эделин стало еще теплее. Ей-богу, если бы сейчас ей сказали, что срочно надо ехать к кому-то из заказчиков, ссориться с кем-то и разбираться с порой слишком истеричными работниками, то она бы преспокойно это приняла, даже не обругав никого самыми злостными ругательствами. И, получив ответ от подруги, она так умилительно гадко улыбнулась от их отвратительных шуток, что сразу же принялась отвечать. Жаль только, что в этот момент всю их романтичную переписку, достойную награды за лучший эпистолярный жанр, прервал стук в дверь, а за ним сразу же вошедшая красивенькая блондинка-администратор, пусть и сделала она это неимоверно тихо и тактично, чтобы не пробудить всю силу нашей злостной гарпии.
— Мисс Олдридж, вас внизу ожидают, — как-то чертовски плохо пряча смущенную улыбку, прошелестела около двери Элис, пусть и опустив взгляд, но все равно слегка искоса поглядывая на свою начальницу.
— У меня не было запланировано встреч, — оторвала неимоверно серьезный нахмуренный взгляд светловолосая от телефона, чтобы недовольно и даже удивленно посмотреть на администраторшу, которая, несомненно, что-то скрывала, ведь была слишком уж радостной в этот момент. Нет, все-таки, Эделин ужасно порой раздражали девицы: вот что у этой блондинки в голове? Стоит себе, даже покраснела от чего-то, причем еще до того, как зашла в кабинет. Влюбилась что ли? — злостно ухмыльнулась англичанка, возвращая взгляд к телефону. А ее подчиненная лишь пожала своими плечиками, мол, видимо, есть. — Ладно, сейчас подойду. Иди уже.
Ехехех, ну ты и похабщина, Эм, — довольно оскалилась Олдридж прежде, чем подняла взгляд на все еще несколько потерянную в пространстве Элис. Жаль, конечно, что Эдли была сейчас слишком сильно занята мыслями о своей любимой подруге, ведь иначе бы подметила странный загадочный смущенный взгляд своей администраторши, ее слегка блестящие глаза, которые в ином случае точно бы подсказали хозяйке салона, что что-то идет не так. Но она, лишь злостно кивнув в сторону двери, вновь опустила взгляд своих серых глаз к телефону, чтобы радостно договориться со второй мегерой о завтрашней грандиозной тусовке, в которой, конечно же, будет алкоголь литься рекой, а город должен быть поставлен на уши. Ох, Эда, не радовалась бы ты раньше времени.
Закончив со столь важной перепиской и отложив все остальные сообщения от важных клиентов и партнеров, англичанка все-таки вспомнила, что ее внизу кто-то ждет. И даже попыталась вспомнить, не назначила ли с кем-то встречу, но в голову так ничего и не пришло, а хорошее настроение так и подсказывало — плевать, сейчас быстро разберемся и поедем домой отмокать до завтра. И, подхватив маленькую черную сумочку, в которой валялись сигареты и ключи от дома, девушка все-таки нехотя вышла из кабинета, чтобы вскоре спуститься по лестнице и наконец-таки узнать разгадку: кто посмел потревожить ее спокойствие в столь благодатный день. И ее сразу же насторожило щебетание внизу, слышное даже со второго этажа, через длинный коридор и лестницу, ведущую вниз. При этом за дверьми на втором этаже не было ни звука, что тоже как-то напрягало. Куда все эти курицы подевались? Обед уже, что ли? Наверно, — все еще пребывая в слишком благоприятном настроении духа, предполагала наша девушка, подходя к стеклянной лестнице. И непонятный унисон голосов, женских, преимущественно, не давал различить, что же все-таки происходит. И тогда Эделин очень щедро решила оповестить о своем приходе заранее, давая девушкам возможность замолкнуть еще до ее личного появления.
— Какого черта тут такой гомон? — звонко и медленно стуча каблуками по лестнице, прошипела Олдридж, хотя еще не успела увидеть, из-за чего поднялся такой сыр-бор. — Работы не...
Наконец спустившись так, что можно было увидеть стойку администратора и просторный зал, Эдли все-таки подняла взгляд, и тут же застыла на месте, так и не договорив своей то ли угрозы, то ли очередной злорадной шутки. Лицо ее, до этого весьма даже улыбающееся и показывающее, что она очень сегодня довольна, отразило нескрываемое удивление, резко убравшее добрый оскал с ее лица. Что могло так резко изменить боевой настрой нашей девицы? А то, что практически весь ее персонал, да и даже несколько клиенток, стояли в зале, окружив собой явственно высокую фигуру, от которой у англичанки едва ли челюсть не хрустнула. В центре всей этой разномастной толпы красивых и не очень девиц стоял никто иной, как сам Итан Миллер, улыбающийся своей чертовой очаровательной улыбкой и даже что-то говорящий несмотря на то, что наша маленькая звездочка, спускаясь, успела рявкнуть на всех собравшихся. И когда ее серый удивленный взгляд встретился с его хищными голубыми глазами, девушка наша даже слегка подрастерялась, так и оставаясь на своем месте и впиваясь рукой в металлический поручень лестницы. Ты что тут забыл, идиот? Говоря честно, даже англичанка со всей свойственной ей британской сдержанностью слегка растерялась, пытаясь в своей голове обдумать, как посмел он еще раз явиться к ней на работу. И, чтобы собраться и выдать что-нибудь такое, чтобы все вокруг не поняли ее заминки, она злорадным взглядом посмотрела с высоты своей ступеньки на всех собравшихся. Дамы, к счастью, замолчали, а бедная Элис, что до этого так славно строила глазки канадцу, даже отошла от него чуть в сторонку, как-то до ужаса виновато смотря на свою начальницу. То-то же, тебя я вообще скоро уволю, — удовлетворила свою злость светловолосая, подмечая, что персонал понял, что надвигается буря, и начал копошиться, чтобы поскорее уйти из эпицентра событий. Но не тут-то было, ведь наша девочка уже придумала новый виток развития событий.
— Стоять! — хладнокровно обвела собравшихся девиц наша ведьма взглядом, заставляя действительно прекратить все свои попытки все-таки вернуться на рабочие места. Некоторые, правда, на самом деле и не хотели куда-то уходить, поэтому смиренно поворачивали голову то на владелицу салона, то на мужчину, все еще продолжавшего обаятельно улыбаться. Эдли же, еще раз сурово оглянув своих работниц, перевела взгляд на Итана, плавно так, с чувством и расстановкой. — Выбрал себе какую-нибудь, honey? — нарочито ласково улыбнулась она шатену, плавно кивнув в знак приветствия. Вот только сразу же это почти даже нормальное выражение лица перешло в куда более привычную ехидную ухмылку. — Если да, то забирай и не мешай мне работать.
Ох, горгона наша прелестная. Олдридж, спустившись наконец-таки с лестницы, кинула безучастный победный взгляд на всех собравшихся, словно потеряв к ним интерес, как и к Итану, что все еще, гад эдакий, улыбался столь славно, что хотелось тут же ему горло перегрызть. Но Эделин же была девочкой злой и гордой, поэтому, повернувшись к гардеробу и отвернувшись от всей толпы, потянулась за своим массивным черным бомбером, чтобы потом, чуть позже, надеть его и выйти курить. Но пока этот черт же точно должен был как-то выкрутиться из ситуации, вот и англичанка честно давала ему еще пару секунд своего промедления.

Вид

http://funkyimg.com/i/2Dnbx.jpg

Отредактировано Adeline Oldridge (2018-03-15 14:54:27)

+1

9

Да уж, пятница... И правда прекрасное слово. Для Итана в том числе. Он ведь тоже умел иногда отдыхать, а в последнее время, если вспомнить по-честному, вообще стал делать это слишком часто. Так и расслабиться было не долго, а уж этого ему ну никак нельзя было допустить. Ведь в своих цепких лапах этот молодой, на вид совершенно обычный мужчина, держал целый город за грудки, и всё ближе и ближе подбирался к горлу изо дня в день. Скоро, если всё пойдёт как надо, его старания окупятся, и будет время посмаковать победу в бою за место мэра, но пока ему по-прежнему не хватало нескольких деталей в пазле, без которых картинка никак не хотела складываться. И за одним из этих кусочков сегодня, в чудесную солнечную пятницу, он выехал из дома, натянув на своё прекрасное лицо, какое могло бы быть ещё краше и симпатичнее, не прячься за ним жутчайший сволочной характер, с каким он и сам стал всё реже справляться, самую самодовольную и самую обезоруживающую из всех своих улыбок. Было бы глупо предполагать, что ему поможет этот заискивающий блеск в глазах, ведь никакой его очаровательности не хватило бы, чтобы добиться нужного ему результата. О нет, будь на месте его жертвы кто-нибудь другой, поглупее да попроще, всё бы вышло гораздо легче и быстрей, однако что касалось Эделин, здесь ему давно пришлось перейти к тактике жёсткого, бескомпромиссного наступления. И, кажется, кое-какие результаты всё же наметились в этой игре, которой не было ни конца, ни края. Правда, к сожалению, по-прежнему каждый день начинался с того, что Ти не мог с точностью предположить: будет ли сегодня у них всё хорошо или плохо, но именно эта качка и была основополагающей чертой их взаимоотношений, которые были похожи на беспокойный, полный опасностей океан.
"У них", что это за словосочетание такое? От этих мыслей становилось даже как-то душно. Ведь Итан, хоть и шёл напролом к цели подмять под себя эту холодную девицу, всё равно не отдавал себе отчёт в том, что делает это непроизвольно, что нет на самом деле в его голове никакой больной грандиозной идеи, что просто она настолько сильно посадила его на крючок своей внутренней притягательностью, что он попался, будто безмозглая рыба. "У них" — это было не про Эдли и Ти. Они вообще никак и никогда, ни при каких обстоятельствах не должны были рассматриваться как пара, ведь одна только эта мысль была столь абсурдна, что даже смеяться было сложно без слез на глазах. И в глубине души-то канадец это отчётливо понимал, поскольку ему, возможно даже настолько же сильно, как и блондинке, была противна мысль связать себя отношениями, любыми, хоть даже маломальски похожими на настоящие. Однако из раза в раз, от случая к случаю, от встречи к встрече, он только и делал, что самыми разными способами, самыми своими изворотливыми действиями внушал девушке мысль, нет, даже не мысль — факт, что теперь она не принадлежит ни себе, ни кому-либо ещё, потому что права на неё полностью отошли в его загребущие руки.
И вот сегодня, следуя за новым зовом своего ревнивого сердца, которое не готово было делить Эдли ни с её друзьями в грядущий пятничный вечер, ни с её работой, Ти ехал через весь город с важной деловой встречи как раз туда, где его вряд ли ждали с распростёртыми объятиями. О, он прекрасно понимал, что ни одна даже самая благородная его затея не встретится с доброжелательным одобрением, и что, как ни пытайся он даже сегодня, встав с нужной ноги, казаться самым адекватным на свете мужчиной, Эдли-то ни за что не поверит в эти сказки. В руке, убранной в карман, мужчина сжимал билеты на сегодняшний матч НХЛ — чёрт знает, почему захотелось именно на хоккей. Кто вообще водит девушек на хоккей?! Ну, обычных девушек может и не сводишь, а Эдли, у неё всё не как у людей. Он, переодевшись ещё перед выездом, наконец снял с себя душную рубашку и галстук, пиджак и брюки. Всё, хватит, пора было хотя бы на срок до понедельника забыть что это такое — всё время вышагивать в костюме, будто ему далеко за сорок, и жизнь его идёт под откос, хоть это и совсем не так. Блин, да ведь его душа самодовольного мальчишки, стянутая оковами обязательств взрослого, тоже иногда просила передышку. И, каким бы его не представляли себе люди, на самом деле и Итан тоже умел отдыхать, веселиться и быть хотя бы недолго нормальным парнем. Не без своих заморочек, конечно. Правда, жаль, что всё его спокойствие неизбежно разбивалось вдребезги при попадании в поле зрения Олдридж, ведь ехал к ней он весьма одухотворённый, размеренный и даже задумчивый, глядя в окно на проносящийся мимо город, а когда чёрный мерседес с тонированными стёклами подъехал к порогу уже известного ему салона красоты, всё настроение в миг поменяло своё направление, превратившись в сгусток безудержной дерзости и нахальности, которая могла если не заставить улыбнуться, то точно свести с ума даже стойкого человека. Ну попросту не мог Миллер ощущать ничего нормального, когда их с Эдли полюса оказывались друг рядом с другом. Словно сильное электромагнитное излучение, девушка вырубала все его чутко настроенные приборы, и тогда приходилось делать всё вручную, предполагая и иногда ошибаясь в выборе следующего шага. Но он и не был из тех, кто после первого, третьего и даже сотого провала отступится от затеи и перестанет пытаться — это уже даже Эдли, не желающая признавать лидерство Итана, знала лучше, чем таблицу умножения. Поэтому, когда он вышел из машины, сунув руки в карманы своей легкой кожаной куртки, накинутой поверх обтягивающего тонкого свитера с овальным горлом, шатен даже довольно хмыкнул: Уже чувствую надвигающийся пиздец. Ну, по-крайней мере он не льстил себе хотя бы сейчас, ведь прекрасно понимал, что за стеклянными дверьми салона хозяйка не встретит незванного гостя добрым словом. Но пусть даже так, Итана это нисколечко не расстраивало, потому что предвкушение от прекрасного плана на день перекрывало собой все возможные препятствия, которые встретятся у него на пути.
Добрый день, — обозначив своё появление этой негромкой фразой, сказанной вслух таким интригующе глубоким тоном, что все невольные слушатели не смогли на него не обернуться, мужчина широкими шагами прошёл к стойке ресепшена, чтобы, облокотившись на неё левым локтём, свеситься немного вниз, к лицу сидящей там блондинки. Конечно, не той, что ему была нужна. Уныло было от мысли, что все девки стали какими-то совершенно пресными на вкус после того, как он распробовал Эделин. А ведь раньше ему нравились такие: глупенькие зайки, хлопающие накрашенными ресницами в попытках очаровать мужчину если не своим интеллектом, то хотя бы умением наносить макияж на лицо. Мне нужна ваша хозяйка, — канадец, облизнув верхнюю губу, учтиво улыбнулся администратору, и она, бедняга, почти выронила свой телефон, приставленный к уху. Простите, я вам перезвоню. О, добрый день! — замешкавшись со словами, которые, видимо, суетливо разбегались от нее в стороны, стоило только протянуть руку в попытке их поймать, девушка замерла на месте, не шевеля даже бровями, А она... просила не беспокоить. Ох, каких усилий ему сейчас стоило удержать себя в рамках должного приличия, чтобы не рассыпаться злобным смешком. Да, она же у нас такая занятая. Но вместо того, чтобы сделать что-то в своём духе, Итан вдруг оскалился ещё шире, ещё прелестнее, обнажая морщинки в уголках прищуренных глаз. И всё же? Попросите её спуститься... Элис. Пожалуйста. В принципе одного этого «пожалуйста» и должно было хватить, ведь каждое слово Ти по обыкновению выверял с ювелирной точностью, и они, зная куда прицелиться и на какую кнопку нажать, стреляли в упор. Бедная девчонка, она залепетала что-то себе под нос ещё невнятнее, чем прежде, и вся покраснела в лице, но для Итана это значило лишь то, что даже самые строгие приказы мегеры-начальницы перевесила на чаше весов его включившаяся как по щелчку пальцев обаятельность. И тогда, проводив быстро семенящие вверх по лестнице каблучки лукавым взглядом, канадец посмотрел наконец по сторонам. В прошлый раз ему не удалось разглядеть деталей. Да и сейчас не было интересно чем живёт бизнес Олдридж, ведь все его мысли уже были на важной увлекательной игре. И сейчас, стоя в этом чужом месте с настолько наглой, настолько раскрепощённой улыбкой на лице, будто и не было ничего такого в его названном появлении, будто, можно подумать, он уже выиграл раунд, который не успел начаться, Итан лишь скучающе вздохнул, краем глаза уловив движение в свою сторону и, обернувшись к подошедшим сбоку девушкам, заметил: Рабочий день в самом разгаре? Молодой парикмахер, русоволосая девушка лет 22-х, держащая в руках плошку с разведённой краской, стала ещё усиленнее перемешивать её большой плоской кистью для волос, и всё ещё пыталась делать вид, будто подошла поближе вовсе не из-за появления в салоне этого красивого мужчины, надушенного своим лёгким ненавязчивым парфюмом, что перебивал собой другие запахи, а просто так, интереса ради заглядывая в лежащий на столе журнал записи клиентов. Да, сегодня отбоя от посетителей нет, — игриво хихикнула безымянная девчонка, а Ти, прислонившись животом к стойке, понимающе, медленно кивнул: Зачем красивым девушкам вообще-то работать? — он подпер свой покрытый аккуратной лёгкой щетиной подбородок пальцами, и загадочно посмотрел в потолок. Ахаха, ой, ну что вы, бросьте,Да я ещё даже не начинал, котик. Это же я не про тебя. Мужчина с выжиданием взглянул туда, откуда должна была появиться с минуты на минуту Эделин, но на втором этаже по-прежнему было предательски тихо. Не слышалось гневных криков, а значит, Олдридж ещё не оповестили о его появлеии. И что, вам нравится здесь работать? Дабы не показаться совсем уж невоспитанным, Итан встал спиной к столу, чтобы видеть, как обступившие его со всех сторон девушки, шелестя своими распущенными волосами и громко призывно и вопиюще неприлично хихикая, начинают щебетать вокруг. Этот гомон должен был заставить его почувствовать удовлетворение от своей превосходно работающей тактики на грани безобразного обольщения простушек, не имеющих ни мозгов, ни чувства гордости, однако все эти взгляды и вопросы, на которые, улыбаясь будто бы по-настоящему, он отвечал, были лишь развлечением в антракте главного спектакля.
Ему уже всё равно было не уйти отсюда без подмоги, ведь кольцо поклонниц этого таинственного незнакомца, всё чаще появляющегося в дверях салона и заставляющего их строгую хозяйку ругаться пуще, чем она делала это обычно, стало сужаться, окружая со всех сторон, но помощь эта подоспела как раз вовремя, когда сверху наконец послышались сначала шаги, а затем голос, который заставил Итана улыбнуться ещё шире, ещё агрессивнее и алчнее, чем прежде. Ага. А вот и ты, принцесса. Ти, обернувшись через плечо на вошедшую в холл девушку, игриво вскинул брови, потому что, наверное, даже сам не ожидал такого: она была просто прелесть как хороша в своём вызывающе дерзком костюмчике, в этой жёлтой кожаной маечке, едва достающей до пупка, во всём своём дерзком и классном, существующем на грани подросткового гранжа, элитного богемного лоска и бог знает чего ещё, стиле. Он даже чувствовался в её надменном недовольном взгляде, которым она опалила каждого стоящего в холле человека, и хотя обычно это Эдли тыкала Итана носом в его неумение сдерживаться с подчинёнными, сама-то вряд ли была ангелом с крыльями. Ведь в глазах её девчонок, этих маленьких гадких утят, затерявшихся со всеми своими прическами, макияжами, смешками, на фоне появившейся в дверях хозяйки, скользнул не то откровенный страх, не то глубокое почтение к каждому её движению и слову. И окрик, заставивший девиц остановиться, когда она прервала их попытки бежать с места преступления, всколыхнул даже Миллера, заставив его одобрительно хмыкнуть: Что за маленький фюррер. Выбрал, — утвердительный кивок, почти даже серьёзный, обращённый к блондинке. Он готов был поспорить, что Эда ему обязательно когда-нибудь припомнит это, — Так что тебе придётся поехать со мной. Не обижайтесь, девушки. Выпутавшись из обступивших его работниц салона, плавно обойдя их замершие, словно статуи, фигуры, шатен сделал шаг навстречу Эдли, что стояла у зеркала с чёрным бомбером в руках.
Мужчина лучше неё знал, как раздражает его непосредственность, которую он выражал, приезжая к Олдридж на работу. Ведь всё-таки что этот салончик, что её собственный дом — всё это было её личным, сокровенным миром, куда не стоило ломиться без приглашения. Но, возможно, Ти только потому и был в выигрыше, что не подчинялся чужим правилам и диктатуре. Ему, вообще-то, было глубоко фиолетово что там думает себе Эдли. Вот хоть бы раз, — он сделал ещё шаг по направлению к англичанке под неодобрительные, полные то ли злой женской зависти, то ли отчаянья перед неминуемым наказанием, взгляды, и, придержав блондинку за подбородок двумя пальцами, поцеловал в губы, постаравшись не смазать её невкусную помаду, а затем, закрыв от сотрудниц своей спиной, легонько потянул вниз замочек молнии на её груди и, гнусно хохотнув, тут же вернул в исходное положение, — ты встретила меня по-человечески. Я может быть скучал? Есть одна и правда классная идея. Чёрт, настроение Ти было настолько фееричным, что даже злословие его пассии не вызвало внутри ни доли разочарования. Может быть он просто привык к такого рода общению? Возможно, возможно. А, — спохватился Миллер, подхлопав рукой по пакетику, висящему у него на запястье, — это тебе. Замаливаю грехи. Вот подлец, ему ведь в этот момент только дьявольских рожек не хватало, а так — ну прямо вылитый демон, лукаво хихикающий и раскрепощённый до безобразия. Маленькая сумочка, внутри маленькая коробочка, и вот — новый телефон взамен разбитого старого. И пусть он даже знал, что за целую неделю девица уже точно приобрела себе другой, его это нисколечки не волновало. Значит будет ходить с двумя.
Он мельком взглянул на часы, собираясь начать подгонять Эдли, ведь времени у них было не так уж много, а дорога предстояла неблизкая. К тому же, пристальные взгляды в спину начинали его раздражать, и чтобы сейчас не сорваться на них, не растерять своё чудесное настроение, Итан решил, что пора начинать переходить в активное наступление. Давай, кури, раздавай указания и поехали, — он почти отобрал у неё из рук верхнюю одежду, чтобы накинуть на плечи девушки самостоятельно. И возьми чёртов телефон, говорю.

Отредактировано Ethan Miller (2018-03-16 09:23:06)

+1

10

А если взять не бутылочку вина, а две, будет ли это считаться алкоголизмом? — отвлекала себя мыслями Эделин, отправив вешалку обратно в большой зеркальный гардероб. Право слово, она была в некоем замешательстве до сих пор, ведь стоя спиной ко всем собравшимся, должна была почувствовать прилив негодования от каждого взгляда, направленного в ее сторону, от так и не ушедших на свои рабочие места девиц, чьи мозговые потуги в эту секунду можно было услышать в повисшей в зале салона тишине, от присутствия названного гостя, который в очередной раз даже не думал о том, что его, быть может, вообще и не ждали. И настроение должно по наклонной было скатиться вниз, так резко и бесповоротно, что даже на хорошеньком личике владелицы салона должно было показаться праведное негодование. Но вот ведь беда: настроение никак не хотело меняться, и до ужаса довольная ухмылка, мотив которой даже дьявол не смог бы разобрать, все еще красовалась на лице, и хорошо, что никто ее не видел в эту секунду. Говорили же мы, что порой с душевным подъемом девушки не могла справиться и она сама. Да и мысли о винишке почему-то не слишком отвлекали, поэтому надо было переключиться на что-то еще более гадкое, ведь надо в любом случае держать марку, особенно перед своим персоналом, да?
Выбрал. Олдридж, ядовито и неимоверно довольно ухмыльнувшись, словно вновь начала подзаряжаться от любого слова, кинутого ей как вызов, развернулась на месте, не выпуская из рук бомбер, и с наигранным удивлением посмотрела на мужчину, будто бы и на самом деле ждала, кого же из девочек, обрадовавшихся даже на мгновение, ей придется сегодня отдать в жертву. Ну конечно, выбрал, ты же умный мальчик, — сверкнула взглядом она, даже, быть может, на секунду понадеявшись, что Итан за те несколько дней, что они не виделись, неожиданно поумнел и решил бросить все свои выдающиеся попытки доказать нашей девчушке, что ее мнение вообще ничего не значит. Но, конечно, Эдли всегда была чрезмерно наивна в своей святой вере, что люди умнее и проницательнее, чем они есть, поэтому она даже опечалено поджала губы, когда канадец продолжил свой ответ. Ну что же ты такой скучный, никакой интриги.
Вот казалось бы, по обыкновению Эделин должна была быть очень зла, что этот урод посмел явиться сюда, собрать вокруг себя всех этих тайно любимых сердцем англичанки курочек, которых она, порой, только порой, холила и лелеяла, да еще и смел шутковать тут, ведь своеобразный юмор был тут в полном владении только нашей девушки, которая могла язвить сколько угодно. Но нет, даже его ответ не вызвал должного эффекта ударившей в дерево молнии, заставив только ухмыльнуться на него, мол, засчитано. Наверняка это все магнитные бури, неизвестный доселе парад планет, вспышки на солнце и прочие вещи, которые столь неожиданно и резко зарядили светловолосую зарядом хорошего настроения на день, что она была неимоверно спокойна и даже благосклонна ко всем вокруг. Ну, конечно, в своей манере, но тут и этому нужно радоваться. Ведь она даже не ответила на этот выпад, лишь с заговорщическим взглядом смотря на подходящего к ней мужчину, словно только и выжидала очередной попытки вывести ее из себя. Может, ей просто не хватало очередных перепалок, чтобы пополнить запас всей своей ехидности. Но Эдли ведь у нас была леди немножко отбитой, поэтому, даже когда молодой человек подошел слишком близко, не почувствовала никакой опасности, так же злорадно смотря на его лицо. Может, это, конечно, все ее образ, ведь нельзя же перед подчиненными показывать хоть какие-то неуверенные эмоции, но получалось у нее действительно достойно. Ровно до того момента, как канадец легко приподнял ее полное ехидности личико за подбородок, чтобы в следующий момент без спросу поцеловать. Она же даже опешила от такой наглости, замерев на месте на секунду и едва не выронив из рук бомбер, но, быстро прийдя в себя, легко прикусила его нижнюю губу зубами, не сильно, но ощутимо. Не суйся. Нет, ну все равно же хорош, гаденыш, надо отдать ему должное. И Эда, в первый момент собирающаяся почти даже залепить ему по лицу со свойственной ей остервенелостью, все-таки мирно дослушала фразу до конца, усмехнувшись над словом "скучал". Нет, в ее головке не было запрограммировано такое чувство, и тем более она была уверена, что у шатена и подавно. Им ведь и так весело живется, даже сейчас, пока работники салона все еще изумленно и выжидающе смотрят в широкую спину Итана, пытаясь все-таки понять, что там за ней творится.
— Что такое "по-че-ло-ве-чес-ки"? — беззвучно ударив мужчину по пальцам, все еще державшим замок ее топе, удивленно вскинула брови Эдли, выговаривая слово по частям с каким-то удивительным акцентом, словно впервые его слышала. Нет, ну зараза же, не может хоть на секунду прекратить ехидничать. — И разве можно применить это слово в одном предложении с тобой?
Будь Эделин все-таки нормальным человеком, она могла бы даже признать, что, возможно, где-то в глубине души скучала по их ехидному перебрасыванию злостными фразами, но она, конечно, сделать этого не могла, поэтому лишь ласково улыбнулась, ведь подобное выражение на ее лице казалось куда более зловещим, чем вся ненависть и ярость. И сложно сказать, заинтриговало ли ее слово "идея" или заставило еще больше взбрыкнуть, ведь, по негласно установленному обычаю, любая попытка куда-то вытащить девушку оборачивалась сначала ссорами и отказами, а потом... Ну, потом тоже ссорами и скандалами, правда уже не в пользу самой Олдридж. Поэтому она, будучи сегодня очень благосклонной и мудрой, пропустила эти слова мимо ушей, ведь упорно делала вид, что она вообще-то очень занята и не очень заинтересована в обществе самого канадца. Она же честно надеялась, что он заберет сейчас какую-нибудь из ее девочек, получив ее одобрение, конечно же, и все вернутся к своим делам, в особенности сама мегера, которая сразу же отправилась бы в магазин за вином, чтобы продолжить тешить свой алкоголизм в одиночестве. Но, конечно, одно появление Итана на пороге ее салона явственно кричало, что уже не получится посидеть дома в тишине и спокойствии, тут нечего кривить душой. Но ведь надо же было сохранить интригу хотя бы красивой прелюдией, которая на самом деле неплохо развлекала обоих.
Взгляд Эдли, несколько омраченный, плавно спустился к небольшому пакетику в руке мужчины, и на лице отразилось некое недовольство, ведь в головке англичанки уже успела закрепиться мысль о том, что подарки приводят ее к плохим последствиям. Ох, Ти, твои грешки вряд ли вообще можно замолить. И вместо того, чтобы хотя бы спросить, что там в пакете, девушка так же спокойно вернула взгляд на лицо молодого человека, даже на секунду умиляясь его злорадному и очаровательному виду, этой наглой улыбке, словно не ненавидели они уже так сильно друг друга, что могли даже немножко понаслаждаться обществом. Хотя, конечно, сложно сказать наверняка, ведь в глазах обоих, на мгновение совершенно позабывших про всех остальных людей, так никуда и не ушедших, вновь начинал играться этот злостный огонек. Но Итан, наш нетерпеливый мальчик, всегда куда-то слишком сильно спешил, и на сей раз его терпение не выдержало первое, честно отдавая несколько очков в пользу англичанки, преспокойно стоявшей на месте даже не смотря на близость мужчины. Он, в свойственной ему наглой и хамоватой манере, в очередной раз намекая, что никаких отлагательств не потерпит, посмотрел на свои дорогущие часы, чтобы в следующий момент поторопить англичанку, которая, в принципе, и не собиралась куда-то спешить, и уж тем более бросать запланированную попойку в одиночестве даже ради воодушевляющих ссор с этим чудовищем. Хотя соблазн был, да. Но она пропустила приказ с телефоном мимо ушей, причем во второй раз, честно отдавая канадцу свой бомбер и даже не зашипев, когда тот накинул его на ее плечи, потому что в ее голове уже зрели новые злостные ответы, которые точно должны были подстегнуть обоих к очередным военным действиям.
— О, мне так бы не хотелось тебя расстраивать, — драматично нахмурила брови англичанка, даже голос сделав грустным, мол, я вообще была бы так рада, но увы, судьба против нас. — Но так много важных дел, никак не могу. Возьми кого-нибудь из девочек. — черт, даже в нарочито милом голоске англичанки было столько яда, что он, плескаясь до самых краев, заставлял ее так довольно улыбаться. Ведь, на самом-то деле, быть может где-то глубоко-глубоко в душе, даже она соскучилась по перепалкам, и сейчас ликовала, прекрасно осознавая, что тут-то с ней сложно поспорить: разгар рабочего дня. И все было бы хорошо, если бы не тонкий, едва не перешедший на писк голос Элис из-за стойки регистрации: "Мисс Олдридж, на сегодня встреч больше нет."
Ох, тут не выдержала даже наша сдержанная англичанка. Замерев на секунду в оцепенении от наглости, которую позволила себе блондинка-администратор, она даже картинно открыла рот, переваривая в своей светлой головушке всю оказию, которую внезапно создала ее подчиненная, и, наконец осознав масштаб бедствий, понуро склонила голову, прикладывая ладонь ко лбу в настолько красочном фейспалме, что едва ли мир видел его настолько эмоциональным. Она даже головой покачала, так трагично и разочарованно. Господь, да за что же ты такая тупенькая у меня выросла? В общем, Эдли, конечно же, была очень сбита с толку в этот момент, ведь уже чувствовала на себе ехидный взгляд Миллера, который, кажется, даже тактично молчал, что делало обстановку еще хуже, пресекая все старания нашей воинственной валькирии на корню. Она даже не знала, чего в этот момент ей хочется больше: свернуть шею Элис, наорать на всех присутствующих так громко и бесчеловечно, или же сбить кулаком все еще слишком очаровательную улыбку с лица канадца, что стоял перед ней. Так много вопросов, так мало ответов, что англичанка, так и не разобравшись со своими эмоциями, которые в данную секунду словно бы слились в одно непонятное нечто, все-таки убрала руку от лица, собираясь все-таки с мыслями и даже как-то вопросительно смотря снизу вверх на Итана, словно сейчас он должен был подсказать ей решение всех ее проблем, даже в его собственном лице. Но даже его обаятельный оскал сейчас не злил девушку настолько сильно, чтобы выплеснуть весь яд только на него, поэтому она, спокойно выдохнув, вернула на лицо привычную гримасу раздражения.
— Подожди секунду, sweetheart, — холодно кивнула она мужчине, делая шаг вбок, чтобы наконец персонал салона увидел ее начинающий становиться злобным взгляд, который до этого момента был скрыт за широкой мужской спиной. — Я вот все не могу понять, кто больше хочет остаться без работы: стилисты, которые отошли от клиентов, или администратор, который за этим не следит. Как считаешь?
Взгляд серых глаз даже как-то примирительно упал на лицо канадца, пусть и в пол-оборота, и девушка вопросительно распахнула глаза, словно действительно хотела знать его мнение. Нет, конечно, это было совершенно ей не интересно, но ведь нужно хоть на мгновение создать иллюзию, что не такая-то она стерва, как всегда кажется. И правильно, она еще хуже. Хотя со стороны это смотрелось очень даже неплохо: будто бы нет между ними никакой войны, а, наоборот, негласное согласие, и все их перепалки смотрелись так лаконично, словно демоны в их головах спелись на мгновение, чтобы поерничать над простыми смертными в угоду своего развлечения. И слова Эделин все-таки возымели эффект, и занятые стилисты, понурив головы, потому что понимали, что не перепадет им сегодня ничего, направились вразброс по своим местам, пусть и парочка из них осталась без дела стоять на месте, ведь у них было свободное время. Бедная маленькая Элис же все продолжала смотреть на владелицу салона и канадца, что так и не сдвинулись с места, хотя пора было, и честно пыталась выбрать правильную сторону, но обаятельная улыбка Итана не давала ее головке работать в полную силу. А Олдридж... А что Олдридж? Она, увидев этот растерянный взгляд, лишь еще ехиднее ухмыльнулась, понимая, что тут уж ничего не поделаешь, и развернулась обратно к молодому человеку, коварно посмотрев ему в глаза.
— У меня есть телефон, и если бы ты на него позвонил, то не пришлось бы ехать черт знает сколько, чтобы получить отказ, — помахав перед лицом канадца бедным восьмым айфоном как красной тряпкой, заботливо ответила Олдридж, внезапно даже для самой себя потянувшись рукой к шее канадца, замерла губами около его уха, чтобы конец фразы услышал только он. — подари кому-нибудь другому.
Злорадно ухмыльнувшись, она легко и едва заметно поцеловала его в щетинистую щеку около уха и мгновенно сделала шаг назад, поправляя бомбер и разворачиваясь на месте. Может, и пора было остановиться в своих вечных попытках огрызнуться, но ведь делать это было так приятно, что красный свет все еще не загорался. И Эделин, кратко кивнув администраторше, чтобы та не расслаблялась, не дожидаясь каких-либо еще слов от всех присутствующих в светлом зале салона, вышла на улицу, чтобы наконец насладиться хорошей погодой и остановиться закурить прямо у больших панорамных окон, так и держа в руках телефон. Опрометчиво? Может быть, но весь ее довольный гордый за свою очередную выходку вид, да и только поднимающееся настроение заставляли соответствовать, картинно выдохнув сигаретный дым.

Отредактировано Adeline Oldridge (2018-03-16 13:50:23)

+1

11

Со стороны могло казаться, что Итану просто скучно. Что его стремление портить другим людям кровь исходит от того, что ему просто нечем заняться в силу своей избалованности жизнью, такова уж она была. Тяжело удивить человека, у которого и так есть всё, что ему нужно и даже чуточку больше, ведь если другие проживают новый день ради каких-то больших и маленьких целей, то его уже давно достигнуты к его молодым годам. И потому, на самом деле просто сходя с ума от рутины, он нашёл себе другое, гораздо более красочное, долгосрочное и интересное развлечение: мешать жить Эдли. И, возможно, так оно и было на самом деле, ведь Итан и правда поймал какой-то безумный раш, гоняясь за химерами своих фантазий, но сейчас, сегодня, приехав в маленький салончик на Западной авеню с самым распрекрасным настроением, какое только могло у него быть, понял, что на самом деле вся игра затянулась настолько сильно, что ему и самому уже не понять скучал ли он по этой мегере с её злыми шутками, вечно стоящими на грани фола, или просто он, паразит каких стоит ещё поискать, давно не подпитывался этими гадкими эмоциями, которых так не хватало ему для жизни, которые они с Эделин изливали друг на друга. И было бы враньём сказать, что канадцу не нравилось, как сегодня благосклонно было русло, в котором плыл их разговор, пусть как обычно не обошлось и без ругани. Нет, сегодня всё было иначе, как будто с наступлением на улице весны внутри каждого из них появилась долгожданная лёгкость, и мыслей, которые грузят и тянут к земле, стало куда меньше. Ещё более странным было и то, что случился этот праздник хорошего настроения одновременно у них обоих, словно наконец произошла долгожданная синхронизация. О, не будь так наивен. Час — не больше, и всё снова вернётся на круги своя. Даже улыбка мужчины, эта вечно коварная, мерцающая хитрыми огоньками, стала сегодня чуточку добрее, человечнее, будто он вообще не держал зла на Эдли за её фразочки, да так, наверное, оно и было. Словно она, как ребёнок, изворачивалась со всей своей английской упёртостью, чтобы аккуратно завести Итана в тупик, а он, пожав плечами, продолжал игнорировать эти попытки и подбирался к своей цели.
Даже он сам понимал чем закончится этот спор. Тем же, чем и обычно, ведь Олдридж, как и всегда, не могла просто молча согласиться. Ей нужно, нет, необходимо было для начала устроить красочный разбор полётов, вывести и самого Миллера на эмоции, на неудобство, которое он доставлял ей самой, чтобы объяснить и вбить в его глупую голову хоть какое-то понимание его неправоты. Итан в глубине души понимал откуда это исходит. Ведь и сам чувствовал неуверенность того, что их совместное времяпровождение — такой уж приятный досуг. Он, да-да, тоже порой удивлялся самому себе: И зачем она мне нужна? Но тем не менее, от своего шатен никогда не отступал — это было заложено у него в подкорках сознания, и чем больше сопротивления он встречал, тем больше ему хотелось сделать по-своему. Вот и сегодня мужчина совсем не думал о том, к чему всё идет, и даже снисходительно кивал головой в ответ на её провокации, призванные, чтобы разрушить его спокойствие, будто, если уж ей и придётся с ним общаться, то Эделин чувствовала бы себя куда привычнее, если б он кричал и был зол, чем вот так, совсем по-настоящему добр и терпелив к её фокусам. А шло всё именно к тому, что, по обыкновению поругавшись, поскандалив за независимость своих решений, девушка всё равно в итоге оказалась бы в его машине, и всё равно, как ни крути, поехала бы с ним куда ему заблагорассудится, ведь этот сценарий они вместе проходили уже сотню раз. Поэтому, расслабившись с самого начала, Итан и не торопился особо, давай англичанке время чтобы собрать необходимый ей праведный гнев, обозначить границы, которые он нагло перешагивал, в конце концов просто сделать вид, что ей совсем не инетересно что же он задумал. Но да ладно, такой уж она была, эта гадюка, ничего с ней не поделаешь. Пожалуй он всё чаще думал о том, что как бы не наседал на блондинку со своими правилами, на самом деле переделывать её не хотел, да и не смог бы. Потому что тогда потерялся бы весь этот отвратительный шарм их перепалок, и всё, что заставляло их проявлять друг к другу нездоровый интерес, растворилось бы в обыденности, которую и Итан, и Эдли, по жизни избегали.
Что такое "по-че-ло-ве-чес-ки"? — на тыльной стороне его ладони отпечатался удар, который вместо должной реакции отступления вызвал у Миллера лишь сдержанный смешок. Этот звук заставил стоящих позади девушек, которые, с интересом заглядывая ему за спину, пытались понять что же такое интересное там происходит, закопошиться и начать перешёптываться. И от этого он прищурился ещё сильнее, и улыбнулся шире, ведь был очень доволен тем, что Эдли сама поставила себя в неловкое положение перед подчинёнными. Что, на самом деле будь она чуточку умнее, села бы в его машину без всяких споров и, так уж и быть, устроила бы Итану головомойку вдали от чужих глаз и ушей, но раз уж выбрала открытую войну с нотками загадочности, которую они активно нагоняли на окружающих, то так тому и быть. И разве можно применить это слово в одном предложении с тобой? А с тобой? Тебе оно тоже не знакомо?
О, эта славная игра, в которой никто не давал противнику ни одного шанса даже на секунду выдохнуть, как долго она могла длиться? Наверно, ровно до тех пор, пока один из них не убил бы второго. Но времени тянуть кота за хвост сегодня и правда не было, ведь чудесный хоккейный матч, на который Итан собирался любой ценой попасть с этой ужасно упрямой девицей, вряд ли бы подождал. И потому, надев на Эдли её верхнюю одежду, мужчина поменял тактику, возвращая себе свою природную нетерпеливость во всей своей красе. Но вместо того, чтобы молча сделать как ей было велено, змея снова изворачивалась, и снова шипела, пусть и так тихо, почти убаюкивая: О, мне так бы не хотелось тебя расстраивать, но так много важных дел, никак не могу. Возьми кого-нибудь из девочек.
Ты такая ненормальная, — шептал почти что вслух, улыбаясь, его внутренний демон, немного смягчившийся, подобревший, прикормленный с руки. Сегодня, если постараться, его можно было бы даже приласкать на груди, и он не укусил бы в ответ, но, зная, как шатко бывает перемирие в этих безобразно нестабильных взаимоотношениях, думать наперёд не хотелось: мало ли, что успеет случиться за время из совместного досуга, к чему эти предположения? Ведь возможно, да и даже вполне вероятно, что кто-то один из них обязательно всё испортит, и, как обычно, сделает шаг в сторону, который нарушит границы допустимого, которые видоизменялись и становились всё шире из раза в раз, и наконец осечётся, попав под обстрел другого. Правда ненормальная. Он распрямился, чуть нахмурившись, и со всем своим вниманием обратился взглядом на Элис, в чьих глазах на мгновение, когда они пересеклись со взглядом мужчины, мелькнул испуганный огонёк. Девчонка, конечно, и не знала кого бояться больше: его, этого незнакомца, который своей неписанной наглостью заставил даже Эдли немного потеряться, или же всё-таки свою хозяйку, гнева которой хватило бы, чтобы не просто выгнать неугодных с работы, но и испепелить с поверхности земли. И, конечно, с её стороны ответ был очевиден: Итан и сам боялся бы Олдридж, не будь он таким же отбитым, как и она сама, но в этот момент блондинка за стойкой допустила ошибку, поддавшись давлению взглядя холодно-голубых глаз канадца, и, вспыхнув новой волной смущения, произнесла тихо, но настолько слышно, чтобы следом по залу прошёлся дружный короткий смешок подчинённых: Мисс Олдридж, на сегодня встреч больше нет.
Впору было бы рассмеяться, с издёвкой глядя на провалившуюся в своём вранье Эдли, но вместо этого Ти лишь покачал головой, прикрыв глаза. А я думал ты самая большая дура из всех, которых я встречал. Подожди секунду, sweetheart. Он всё ещё ехидно улыбался, ведь теперь победа была у него в рукаве, и, просто поджав губы, чтобы не ляпнуть чего-нибудь опрометчиво-опасного, развёл руками в стороны: Действуй. Итан и сам был тем ещё безумным шляпником, ему, чтобы разойтись и начать злиться, не нужно было даже повода, и его-то подчинённые получали гораздо, гораааааздо чаще, чем эти растерянные девочки, которых Эделин отчитывала прямо перед гостями салона с таким воодушевлением, будто могла отыграться на них за всё, что не по силам было выссказать своему наглому ухажёру и заставить его так же трепетать перед своими злыми взглядами. Но даже ему сейчас было чуточку жаль Элис, что виновато опустила глаза в пол, выслушивая замечание своей хозяйки. Да да, она та ещё сука, я знаю, котик. И в этот момент, словно вторя его мыслям, словно, почувствовав их направление и желая долить масла в огонь, сказать, мол, да, чёрт тебя подери, я именно такая и есть, Олдридж развернулась на мужчину, с вызовом, сквозящем в прищуре её серых глаз, и задрала голову, чтобы резко обрубить его наглую улыбку своими словами: У меня есть телефон, и если бы ты на него позвонил, то не пришлось бы ехать черт знает сколько, чтобы получить отказ, — ну, было бы глупо предполагать, что этого не случится. И тем не менее, даже зная об этом наперёд, он купил и привёз упрямице эту чёртову коробку, с этим чёртовым телефоном, и всё ждал теперь, ждал, когда она наконец скажет ему, что не нуждается ни в каких подарках. Потому что она делала именно так. П р е д с к а з у е м о. Он мельком взглянул на покачивающийся перед его лицом телефон, а потом медленно перевёл взгляд на фурию, которая, чуть поутихнув в голосе, приблизилась к его уху: Подари кому-нибудь другому. Мягко чмокнув его в щеку, девушка отстранилась и, обойдя своим взглядом персонал, уже разбежавшийся по своим рабочим местам, выскочила в двери на крыльцо. Вот ты, — усмехнулся Ти, приоткрыв от удивления рот, — гадина. И ему показалось даже очень странным то, что в этот момент его не прошибло холодной злостью, что он не почувствовал желания опять накричать или насильно вручить Эдли этот долбаный смартфон. Но имидж есть имидж, и дабы не терять навык, не дать Олдридж даже на секунду подумать, что ей дастся отделаться от него просто так, хоть и хотелось сейчас просто опустить новенький айфон в помойку прямо возле выхода, он, кивнув девушкам головой и обворожительно улыбнувшись, вышел следом за блондинкой на улицу. Не помнишь где припарковала свою метлу? — пройдясь хитрым взглядом по её спине, оценив каждый сантиметр тела, стоящего на краю ступеней, он сунул руки в карманы куртки и, подождав, пока дверь за его спиной захлопнется, с издёвкой выдохнул: Как думаешь, какова вероятность, что я сейчас сяду в машину и уеду без тебя? — Ти, улыбаясь, заглянул в лицо девушки, что, кажется, даже театрально закатила глаза. Ему нравилось как она изворачивается, когда ей задают неудобные вопросы, как нравилось и видеть то, как на её лице в это мгновение появляются мысли, что очень быстро нужно преобразовать в слова. И Эдли это удавалось прекрасно, как никому другому. Признаться, ему иногда казалось, что ей это даётся куда лучше, чем ему, и что поучиться этому всё же стоит, ведь не так уж она на самом деле и глупа. Но этот вопрос не был призван, чтобы подтолкнуть Эдли к мысли о неминуемости её участи, нет. Он был, скорее, как затравка перед тем, как Итан спустился на пару ступеней ниже англичанки, встал к ней лицом, поставив правую ногу выше, и улыбнувшись потому, что заметил как несколько пар любопытных глаз выглядывают сквозь стёкла на улицу, поинтересовался, делая тот самый искренне заинтересованный свой взгляд, какой только был в его арсенале: Значит, телефон ты уже купила? — он наигранно нахмурился, протянув руку с раскрытой ладонью вперёд, зная, что Эдли не сможет сказать ему "нет", не сможет не принять вызов и показаться трусихой, — Не думаешь, что я могу разбить и его? Хочешь? И вновь эта ужасно лукавая, голодная улыбка, какой он мог бы прожечь даже стену, но которой в силу своего характера не поддавалась блондинка, смотрящая на него сейчас с таким злобным испытующим взглядом, будто думала действительно ненормальный ли он или только прикидывается. И вроде бы всё было так легко и непринуждённо, ведь они оба смеялись над дуростью другого, над тем, как нелепо было всё это представление. Но тем не менее, его ожидания оказались как никогда верны, и Эдли, протянув ему свой телефон, всё же не смогла хоть разочек в жизни поступить как надо, как поступил бы любой другой адекватный человек. Ну давай. И тогда, взяв в руки её айфон, он покрутил его в руках, будто оценивал степень прозорливой глупости его владелицы, переглянулся с девушкой, выжидающе смотрящей на него с высоты верхней ступеньки, и, вздохнув, отправил в полёт через своё плечо назад. Несчастный смартфон, с проворотом взлетев в воздух, проскочил над головами гуляющих по улице людей и, чудом не угодив ни в кого, ударился о ствол дерева и упал на асфальт, рассыпавшись на две части. Ну что же он был за самодовольный придурок, этот Итан. И, твою мать, как хорошо ему давалось поступать по-идиотски, при этом оставаясь чертовски милым душкой, раз уж настроение его было таким славным и приподнятым сегодня. Ну ты и идиот, конечно, — Олдридж, с долей нескрываемого удивления за напускным спокойствием, выдохнула ему в лицо сигаретный дым, и он прищурился, вдыхая его в себя, от чего сразу захотелось курить. Сам симку доставай.
Если признаться честно, Ти не хватало этого безумия всю неделю. Словно с понедельника прошло не 5 коротких дней, улетевших в никуда из-за скоротечности времени, проведенного за важными, неотложными делами, что выпили из него не мало крови, а куда больше, столько, сколько было нужно, чтобы захотеть снова окунуться в этот котёл кипящих страстей. И вот уж он вопрос: не мазохист ли он на самом деле, или, наоборот, садюга, каких стоит поискать? Мужчина признательно поклонился, прижав правую ладонь к груди и, выпустил Эдли, которая уверенной походкой на своих каблуках направилась в сторону его машины, будто и не выкобенивалась перед ним всё это время, а была согласна ехать с самого начала. Вот и молодец. Почему, блять, с тобой так сложно, женщина?
Всё же, как бы ему не хотелось идти на поводу у её капризов, он спустился за телефоном и поднял его, убрав в карман. Она же поддалась его правилам? Ну, что ж, он тоже мог разочек. Ти, может быть, был бы и совершенно не против почаще улыбаться как сейчас, без всякого злого умысла, а лишь потому, что сам начал понимать абсурдность их общения. Однако, по понятным причинам, сделать этого канадец не мог. Ведь не всегда наши желания соответствуют возможностям. Поэтому, просто согласно сказав самому себе «Итан, ты дебил», он усмехнулся и, обернувшись лицом к крыльцу салона, помахал рукой столпившимся у окон девушкам. Забери, милая, будь так добра, — не успев залезть в машину и только распахнув дверь, шатен протянул Эдли пакет с новым телефоном, который поставил ей на колени и трогательно улыбнулся ей, мол, ты уж не серчай, — Стив, ради бога, поехали, пока я не передумал. Или пока не убил её. Угнездившись на своём сидении, в пол-оборота к девушке, Ти с прищуром посмотрел на Олдридж, собираясь что-то сказать, но она, опередив его в своей хитрости, сволочуга такая, окликнула водителя и наклонилась к нему, прильнув к пустому переднему сидению, будто и не было никакого Миллера, будто ему и не нужно было уделить хотя бы немного внимания. Конечно, Итан ожидал любого выкрутаса с её стороны, но всё равно почему-то удивлённо, даже растерянно приоткрыл рот, так и застыв без всяких слов, глядя то на блондинку, то на затылок водителя, который, будучи явно смущённым от обрушившегося на него внимания, старался не открывать взгляда от дороги и даже не смотреть в зеркало заднего вида, зная, что одобрения в глазах своего начальника не встретит. Но, чёрт, сегодня даже этот фокус шатен готов был спустить ей с рук, если только Эдли, воспользовавшись моментом, не перегнет палку и не обернёт это блаженное спокойствие в новый виток войны. Ти вызывающе усмехнулся, отвернувшись к окну и только в пол-уха слушая чужой разговор, будто не акцентируя внимание на том, что не касалось его самого. И только когда провокационный вопрос, заданный нарочито громко, с неким вызовом, прозвучал на всю машину, вроде бы предназначаясь только Стиву, канадец, не удержав в себе любопытства, обернулся на мужчину, ожидая его ответ. Ну, пожалуйся, я разрешаю.
Ладно, Олдридж, серьезно, — молчание его затягивалось, пусть было даже забавно понаблюдать за Эдли со стороны, просто послушав, как она изгаляется, пытаясь делать вид, что ей так необходим весь этот разговор с водителем. Но ведь, возможно, в нём было даже больше смысла и толка, чем во всех тех, которые происходили между ней и Итаном, пусть встречались они гораздо чаще и уже должны были обсудить ещё хоть что-то кроме своих извечных склок, которые они сначала устраивали, а потом припоминали друг другу. Просто, теперь, когда они преодолели почти весь путь, пришло время наконец что-то выяснить: Тебе правда не интересно, куда мы едем? Он, ухмыльнувшись, наклонил голову к плечу, но не сильно рассчитывал на ответ. Ему уже казалось, что будет даже интересно попытаться выиграть у неё в молчанку, но, конечно, на то он был и мужчина — нетерпеливый, не умеющий выжидать зверёк. Стив, к третьему подъезду.
--->Стадион «Olympic»<---

+1


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC