В Ванкувер пришла настоящая зима! Город в преддверие праздников одевается в новогодние гирлянды, повсюду царит атмосфера приближающегося праздника. На улицах города открываются рождественские ярмарки, и каждый желающий может взять себе стаканчик согревающего грога или глинтвейна. Спортсмены утепляют своих лошадей в теплые попоны, а студенты академии вовсю готовятся к окончанию семестра и началу сессии.
Добро пожаловать в Канаду!
Присаживайся, возьми чашку горячего чая, ведь перед тобой открывается осенний Ванкувер. Твое право выбирать, кем ты станешь: великим спортсменом, жителем города, просто любителем конного спорта или студентом академии. А может, ты захочешь быть полицейским? Лошадью или другим животным? Выбирай и присоединяйся к нам!
занятые внешности нужные персонажи финансы акции
правила гостевая о мире факультеты вакансии и зарплаты
ЛУЧШАЯ ПАРА
Richard Wagner и Amber Hawkins
Конфетно-букетный период и рутина зарождающихся отношений этой паре и не светят, но сложно отрицать, что между Ричи и Эми пробежала искра. Готовьте огнетушители, жители Ванкувера, будете тушить тех, у кого подгорает от вида двух разгильдяев, шастающих вместе.
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Paul Antwood
Кто в академии не знает Пола Энтвуда? От его имени студенты впадают в затяжную депрессию, коноводы уходят в запой, а корейцы меняют национальность. Пол становится лучшим игроком ноября и за это получает полный карт-бланш на использование рукоприкладства в воспитательных целях. Берегитесь, студенты!
ЛУЧШИЙ ПОСТ
Aaron Love
Накинув теплую ветровку с большим капюшоном, я вышел на улицу и как раз проходил мимо плаца в сторону трибун, когда молодая всадница, на не менее молодой лошади прошли уже пару препятствий. Сейчас я даже не смотрел в сторону Евы, меня насторожила траектория движения всадницы, она была странной, нутро чуяло, что дело кончится плохо. Поворот был слишком резкий для такого грунта, задние ноги кобылы уже не справлялись с песком, который все глубже затягивал в себя её копыта, а всадница явно вместо того чтобы сократить её и выровнять, наоборот стала еще больше её подстегивать и ускорять. Как итог — повал. Воедино смешалось все: лошадь, брусья, всадница, песок, все это вместе сейчас напоминало один огромный ком...
ЛУЧШИЙ ИГРОК
Frejya
Белоснежная Фрея, как лучик света, ворвалась в стены академии и обосновалась тут, став новой звездой и любимицей людей. Разумеется, этого не могли не заметить её собратья, и милашка Фрея тут же обзавелась не только друзьями, но и недругами. Желаем в декабре утереть нос вредной соседке и обрести своего человека!
ЛУЧШИЙ ТАНДЕМ
Hwang Min May и Mayrin
Глядя на Мин Мэя, трудящегося без перерывов на сон и обед, нельзя сказать, что ему не хватает приключений, но иногда они сами его находят и застают врасплох. Так случилось и в день его знакомства с Мэри. Эти двое всё ещё в поисках общего языка, но уже сейчас им удалось найти некоторое взаимопонимание, пусть это было и нелегко. Удачи вам, и не попадайтесь на глаза Энтвуду!

Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya


Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo


Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Настоящая зима пришла в Ванкувер! Декабрь принес с собой пушистый снег и первые сугробы, которые, к счастью, не торопятся растаять. За окном воцарились небольшие морозы, и погода днем держится от -2 до -5 градусов, а ночью же возможно похолодание до -10. Погода довольна изменчива: то снегопад приносит с собой небольшое потепление, заметая город накануне праздников, то царит ясный солнечный день, сошедший со строк Пушкина. На дорогах советуем быть аккуратнее: после резкого изменения температуры может появиться гололед. Конники же в большинстве предпочитают теплые отапливаемые манежи, однако некоторые одевают своих четвероногих друзей потеплее и отправляются на прогулки по снегу.

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Салон красоты «Curls»

Сообщений 1 страница 3 из 3

1

http://s0.uploads.ru/3fVHv.jpg
Уютный салончик, оборудованный по последнему слову техники ежедневно приносит своему владельцу неплохую прибыль, ведь все услуги здесь могут с легкостью потянуть вас за карман, но даже самый капризный клиент уйдет удовлетворенным и, разумеется, красивым.

0

2

Стояло раннее утро. Такое промозглое, что вылезать из своей мягкой уютной постели было особенно противно. За окном, сметая границы дорог и газонов, шёл привычный канадцу мокрый снег, но Итан не обращал на эти пушистые белые хлопья, кружащиеся в воздухе на уровне крыш внимания: смена сезонов для него оставалась на третьем плане, он жил, не считая дней в календаре. Когда смотрел в окно, видел только город, живущий своей бурной жизнью, какая уж разница — шёл ли дождь или снег, зеленела или опадала ли листва? Немного откинув край серого струящегося одеяла, брюнет мгновенно промёрз, и с неудовольствием вынужден был признать, что все запланированные им на сегодня хлопоты будут омрачены холодом, который ждёт его за пределами подушки. Он поморщился, но лениво привстал. Опаздывать Миллер не любил. Он иногда мог задержаться только по очень серьезной причине, но обычно прибывал точно в срок и не терял ни своего, ни чужого время даром. Хорошо, что время, спущенное на едва знакомую ему девицу, он всерьёз не считал потерянным. Скорее полезным вкладом в будущее. Вчера, засидевшись до позднего часа перед ноутбуком, мужчина много-много раз пробежался по строчкам в письме, которое единственное висело прочитанным на его переполненной электронной почте. Факты, цифры, слова — в конце концов они стали перемешиваться и путаться, когда его голова просто перестала отличать прочитанную строчку от новой, и тогда он наконец уснул, блаженно улыбаясь. Спасибо постаравшемуся на славу помощнику — теперь, проспавшись, он мог заручиться полученными данными на его новую знакомую и выйти на охоту.
Единственный выходной за последний месяц. Как он, оказывается, отвык от такой роскоши, чтобы просто поспать в своё удовольствие и никуда не торопиться, посвятить время своим мыслям, тишине, но даже сегодня ему нужно было вставать и куда-то идти, правда, эту необходимость он придумал себе сам. Мужчина громко заскрипел, приводя тело, застывшее за время сна, будто мрамор, в движение, лениво потянулся к потолку руками и бессильно опал обратно, стараясь заставить себя подняться на ноги. Всё было распланировано по минутам и давно подготовленно. Все многочисленные пункты сошлись воедино, и ничто не могло испортить такого отличного наперёд продуманного плана. Многочисленная информация хранилась в чертогах его памяти, как на жёстком диске компьютера, и Итан знал, что теперь может распоряжаться ей настолько свободно, насколько это вообще возможно. Правда, продумывая план наступления на Эделин, он и не допускал, что таким образом спугнёт её. Если бы кто-то другой оказался на его месте в тот дождливый день, когда во время случайной прогулки по магазинам он столкнулся с мисс Олдридж, наверное, этот кто-то уже бы давно успокоился и обо всём забыл, отпустив образ светловолосой девушки из головы. Но Миллер был слишком упёрт и горделив, чтобы спустить ей с рук жесткий отказ. Выбирая одежду, он расслабленно улыбался, вспоминая то, с каким сладким довольством она подбирала слова, чтобы задеть надоедливого незнакомца за живое. Жаль, что тогда девушка ещё не знала, что только усугубляет своё положение и ставит на себе жирную красную метку, за которой он теперь будет следовать по пятам до тех пор, пока его жертва не упадёт, подняв над головой белый флаг.
Хозяин квартиры, одиноко и плавно плывущий по холодному паркету, сделал потише музыку, сочащуюся из больших колонок, развешенных по всем комнатам, и, покрываясь мурашками от холода, проскользнул в ванную, увешанную тяжелым одноцветным кафелем цвета молочного шоколада. В чём-то даже он был совсем обычным приземлённым человеком, у него были и свои слабости, и свои предпочтения, и к счастью, за тяжёлыми дверьми его личной жизни об этом никто словно и не знал, словно это оставалось тайной за семью печатями — молодой предприимчивый Миллер, почти дорвавшийся до большой власти, так же мёрз, как и все остальные, так же ненавидел творчество Джастина Бибера, как и все остальные. Так же читал, пел в душе, любил поспать подольше и жил в мечтах, правда, они были куда масштабнее, чем у большинства простых смертных. Человеческие слабости были ему вполне доступны.
Собравшись к выходу, Ти ещё раз оглядел свою пустынную гостиную, в которую проникало так много света, сколько вообще могло поместиться в этом огромном помещении. Стеклянная отвесная стена, граничащая с балконом, была непозволительно грязная, заляпанная разводами от шедших без перерыва осенних дождей. В погоне за большими делами, он жил, не видя того, что творилось у него прямо под носом: как домработница стала халтурить, всё реже проходясь тряпкой по обеденному столу, которым Итан  почти не пользовался, как личный помощник стал подворовывать из его кармана, надеясь на удачу, как возле подъезда всё чаще стали дежурить папарацци, готовые достать его грязное бельё и выпотрошить людям на смех. Итан упал на заднее сиденье уже давно ожидающего его мерседеса и, коротко кивнув водителю, назвал адрес: Рэдбар-лэйн, 12. Только побыстрее, можем опоздать, — он на всякий случай сверился с часами на своём запястье — половина одиннадцатого. Для работников среднего звена день начался ещё задолго до его пробуждения, но проныра Итан, раскопавший за прошедший вечер информацию, которую невозможно было найти ни в одном открытом источнике, узнал, что некая Эделин Олдридж, англичанка 23 лет, является владелицей салона красоты на пересечении Западной 12-й авеню и Вайн-стрит, а значит — иногда спит подольше и по вторникам приезжает проверить как идут дела в её заведении около одиннадцати часов утра, с чашкой латте и каплей миндального сиропа наперевес.
Его черный мерседес остановился в квартале от пункта назначения, и молодой, недавно взявшийся за работу, но уже хорошо успевший изучить привычки своего начальника водитель, мельком глянул в зеркало заднего вида, пересекаясь с господином Миллером робким покорным взглядом. Подать машину к входу? — в ответ ему брюнет коротко качнул головой: Сначала кое-что ещё. Без объяснений он вышел из салона, мягко хлопнув дверью, и сразу же погрузился в шумную тревожную жизнь канадского мегаполиса: тут не было ни одного квадратного метра, на котором не стояла бы машина, не ходили бы люди, не светились бы вывески и билборды. Он недовольно поморщился, пряча лицо в шарф, который закрывал его шею, и торопливо пересёк проезжую часть широкой оживленной улицы, заскочив в магазин. Ужасно всполошились его появлением двое продавцов, давно сидящих без работы, они закопошились рядом, не дыша и не моргая, чтобы только не вспугнуть потенциального клиента, правда, тот шёл слишком уверенно и целенаправленно к дальнему помещению, так что сразу было видно, что с пустыми руками он уже не уйдёт, правда, если только им удастся угодить его капризным требованиям. Застеклённая комнатка с тяжелой дверью была заставлена цветами всех видов, и если внизу, в вазах поменьше, стояли самые простенькие розочки для нищих студентов, то его интересовали лишь те, что гордо возвышались над остальными в углу, красуясь своими душистыми огромными бутонами, что под собственной тяжестью клонились к земле — нежно-сиреневые пионы в зелёной листве, будто только что срезанные с клумбы самого заботливого садовника. Мне нужно тридцать три. Мужчина, прислонившись боком к высокому столу, за которым собирали букеты, поёжился от легкого холодка, который стоял в помещении, удовлетворяя потребности даже самых капризных и редких цветов. И вот уже через пару минут, он вышел с огромным букетом наперевес, заторопился к своей машине. Ровно одиннадцать, мистер Миллер. Сверившись с часами, Ти медленно вдохнул аромат, который наполнил весь салон, впитываясь в нежную крашеную кожу кресел, и, увидев, как возле нужного крыльца выходит из такси знакомая девушка, он хитро улыбнулся. Прокатись пока. Я позвоню.
Высокий брюнет тихо зашёл внутрь, поднявшись по скользким, заметенным снегом ступенькам. Дверь коснулась стопора, но не было ни этого назойливого вездесущего колокольчика, ни привычной толпы посетителей, ожидающих в очереди на диванчиках. Люди тут медленно плыли мимо, каждый по своим делам, и вокруг стоял лёгкий рабочий беспорядок. Шелестели острые ножницы, отсекающие всё, что попадает под лезвие, чувствовался запах краски и улыбчивая молодая леди с высоким модным пучком чуть ли не больше в обхвате, чем её собственная голова, поприветствовала вошедшего господина. Я к мисс Олдридж. Она тут же, деликатно кивнув и стрельнув взглядом в сторону букета, застучала своими тонкими шпильками и исчезла в соседней двери. Миллер устало осмотрел своё отражение в зеркале, наклонив голову вниз, чтобы в него поместиться целиком. Во всём этом царстве миниатюрных женщин он один смотрелся по-настоящему неуместно. Поправив задранный рукав своей рубашки нежно-кофейного цвета, застегнутой на все пуговицы, кроме первой, осмотрелся. Уютно, минималистично, не вычурно. Слишком просто на его вкус, однако, мило. Мужчина, выросший в другом обществе, привыкший к жизни совсем другого качества, обычно сторонился заведений «попроще», впрочем, как и людей. Однако, как же заветная должность мэра? Сейчас как никогда ему стоило начать контактировать с гражданами любых социальных статусов и принципов. От этой мысли он поморщился, прищурившись, и потёр подбородок. Сегодня он был гладко выбрит, и лишь легкий зуд под ладонью напоминал Итану о том, как в последнее время он себя распустил. А, мисс Олдридж, — Итан вышел ей навстречу, держа букет в охапку возле груди. Рад встрече. Надеюсь, не сильно отвлекаю? Не уделишь мне пару минут? — он строго улыбнулся, опустив голову вниз и глядя девушке в лицо. Смесь тех эмоций, которые отразились на нём была непередаваемо интересна ему и захватывающа, Итан ловил каждый взмах ресниц, слушая не слова, но знаки, которое подавало её тело. Всё же даже на детекторе лжи редкий наученный счастливчик мог грамотно скрыть своё волнение. Брюнет нетерпеливо переступил с ноги на ногу, подходя на шаг ближе и протянул Эдли букет. А! Это тебе.

+2

3

Эделин сидела в своем кабине на втором этаже салона красоты, замерев в большом кожаном кресле с открытой перьевой ручкой, так и не дотянувшейся до бумаг. Голова была повернута совсем не в сторону стола, а, наоборот, к большому, но не панорамному окну, за которым на входящий в зиму Ванкувер обрушивался декабрьский снегопад. Затянутое светло-серой пеленой туч небо не погружало город в темноту, как обычно это случается при пасмурной прохладной погоде, ведь на сей раз все до горизонта было застелено несчетным количеством снежинок, ровным строем падающих с небес и ложившихся на улицы объемным одеялом. Наконец столбик термометра замер на легкой минусовой температуре, и весь снег, что сейчас обрушился на город, не таял при прикосновении к земле и асфальту, а это уже радовало. Улицы начинало заметать, и машины двигались плавно, казалось, что даже нескончаемый их поток чуть рассеялся, будто никто уже не торопился на работу или в центр. Сразу заметно посветлело, ведь больше не было видно темной земли и мокрого асфальта, местами забрызганного грязью, а голые ветви деревьев преобразились, укрытые в праздничный наряд.
Эдли любила такую погоду, любила зиму, пусть даже и приходилось одеваться в слои разнообразной одежды. И при виде всей той красоты, что воцарилась на улице, где-то внутри ее светлой головушки проснулись воспоминания о славных деньках, когда не приходилось сидеть целый день на работе, пусть и любимой, когда можно было гулять, играть в снежки со знакомыми, творить самые несуразные вещи и быть счастливой просто так. Мысли о документах на столе сразу отошли на второй план, и появилось едва ли не преодолимое желание бросить все к черту и окунуться в ту атмосферу, которая воцарилась за окном, оставить все как есть. Но она ведь уже была взрослой девочкой, о чем не переставала себе постоянно напоминать, серьезной и самостоятельной, и следовало продолжить делать то, что она делала все время до этого. Вот только совсем перехотелось.
Закрыв и отложив ручку в сторону, англичанка откинулась на спинку кресла и глубоко выдохнула, закрыв глаза. Совсем разные мысли мгновенно заселили ее голову, превращая все спокойствие в хаос, в котором совершенно невозможно работать. Мгновение, и девушка встает из-за стола, берет из сумки пачку сигарет и телефон и выходит прочь из своего кабинета. Она спускается вниз, кивая стилистам и посетителям, перекидывается с кем-то из девушек-клиенток парой слов и улыбкой, дружелюбной, но не слишком-то естественной. Окидывает взглядом один из залов салона, в котором вовсю кипит жизнь, и выходит на улицу, где на крыльце можно спокойно покурить, вдохнув сначала свежий морозный воздух Ванкувера. Зажигалка звонко чирикает, выдавая огонь, и Олдридж затягивается как можно сильнее, переводя взгляд на детишек, играющих неподалеку. Эта часть города радовала Эду куда больше, нежели центр, ведь тут не было столько напыщенности и праздности, свойственной светским львам и львицам. Более спокойные люди и уютная обстановка, чуть меньше уровень пафоса, и вроде уже можно жить. Вот только девице нашей все равно успевала наскучить подобная обстановка. Она, выдохнув дым вверх, прямиком навстречу падающему с неба снегу, повернулась в сторону салона, чуть нахмурив брови вглядываясь в одно из окон.
Казалось бы, что могло ее не радовать? Собственное дело, любимое, ведь в случае особого настроения даже сама Олдридж могла создать кому-то собственный стиль, не зря же столько училась и работала стилистом. Собственный салон был куда лучше, чем работать в Шотландии на напыщенного дизайнера, пусть они и ладили, но все равно оставался внутри какой-то неприятный осадок: Кёрлс становился все более популярным, аде сюда захаживали известные в городе и статусные дамы, от которых так и разило пресыщенностью и тупостью. Стилистов салона все чаще приглашали на светские мероприятия для составления образов, и то, что шло на пользу салону, все больше и больше раздражало Эдли. Наверное, ей нужно было просто проще смотреть на мир, но в ее светлую головку так и не укладывалось, что ее мнение и мнение ее работы бывают разными.
Еще одна затяжка. Нужно привести мысли в порядок и вновь вернуться к работе. За углом хорошая кофейня, в которую англичанка, не долго думая, и отправилась, чтобы перевести дух и возвратиться обратно с новыми силами. Взять себе очередной латте с миндальным сиропом, сделать большой глоток, и все сразу становится капельку лучше. Эделин до сих пор не могла понять, какое же у нее сегодня настроение: с одной стороны, с утра она была совершенно работоспособна, все эти небольшие заботы только радовали ее, но теперь, с изменением погоды, стало до ужаса хотеться вырваться куда-то подальше, чтобы отвлечься от всей этой ежедневной суеты. От этого, наверно, ее настроение и падало, что грозило всем вокруг гневными взглядами и колкими речами, но пока девушка сдерживалась, а кофе подавлял всю злость, возвращая в рабочее состояние. Вернувшись обратно, светловолосая проверила обстановку с записями на сегодня и поднялась на второй этаж, чтобы продолжить разбираться с документами.
В какой-то момент она поняла, что все не так уж и плохо. Если разобраться с с делами пораньше, то можно оставить за главного администратора и поехать развлекаться или попросту гулять в одиночестве. Надо отметить, что Эда так и не завела себе большого количества друзей в городе, в особенности подруг, ведь наша англичанка считала, что все это не для нее. Так что, наконец вернувшись мысленно к делам, она разобрала финансовый отсчет за месяц, с удовольствием улыбаясь, понимая, что не так давно открытый бизнес выходит в плюс. Для нее все это было в новинку, учитывая, что ан сей раз она не прибегала к помощи родителей, которым давно дала понять, что не хочет жить по их правилам, и от которых уехала на другой континент. Когда почти все это было закончено, в дверь постучала блондинка-администратор, и Эделин уже успела представить себе, что какая-нибудь клиентка недовольна чем-то, что с ней придется разбираться и все в таком духе. Однако Элис лишь растерянно отметила, что ее ожидает какой-то неизвестный молодой человек, который не успел представиться. И это уже не слишком порадовало нашу юную леди.
Впрочем, кивнув, что сейчас она спустится, англичанка дочитала последний документ и отложила всю стопку в сторону, постучав пальцами по столу. И кого могло занести к ней сегодня? Поставки шли по плану, а сегодня не было никаких встреч. Впрочем, все-таки нужно было встретить гостя, что Олдридж и пришлось сделать. Спустившись вниз, она плавно подошла к стойке администратора, и только после взгляда на Элис перевела глаза на человека, что стоял рядом. И была сильно удивлена. Молодой человек подошел к ней ближе, приветствуя, и девушка слегка сощурилась, пытаясь понять, кто же это такой. Лицо его казалось знакомым, словно они где-то виделись раньше, вот только понять бы, где именно. И, слегка напрягаясь, ей все-таки вспомнить. Не так давно этот же высокий мужчина успел славно ей поднадоесть в одном из дорогих бутиков города, и знакомство, если его можно таковым назвать, было у них не самое приятное. Посему, стоило ей только осознать, кто перед ней стоит, как удивление возросло в несколько раз. Какого черта он вообще здесь делает?
— Добрый день, — помедлив, спокойно ответила она. — я как раз собиралась выйти на улицу.
Сложно было отрицать, что его спокойная, сдержанная улыбка даже сейчас начинала подбешивать нашу заносчивую даму. Мало того, что она до сих пор не могла понять, что этот незнакомый молодой человек тут делает, так еще и какое-то наглое озорство в его взгляде вовсе было не по духу нашей Эдли. Она, холодно посмотрев на него, уже собиралась отправиться к выходу, чтобы поговорить с ним на улице и заодно покурить, как вдруг он успел еще и выдать ей букет из светло-сиреневых пионов, что и вовсе могло заставить до этого почти улыбчивую англичанку послать всех к чертям. Но она же леди, маман учила всегда быть учтивой с людьми.
— Эл, поставь букет, пожалуйста, — холодно попросила администратора она, накидывая на себя объемную светло-розовую шубу и выходя в двери салона.
Черт ее знает, почему она так вела себя с совершенно незнакомым человеком. Вероятнее всего потому, что он был хорош собой, и все в его виде говорило, что он был из тех высших слоев общества, откуда происходила и она, а ей подобные экземпляры были слишком скучны. Тем более прущая из него уверенность всегда подхлестывала девушку показать всем вокруг, что уверенность эта ложная, и каждого можно заткнуть. Впрочем, сейчас же она только разогревалась, не стараясь кого-то подколоть или обидеть, а лишь держалась на позиции нейтралитета, когда к ней лучше просто не подходить. Вот только сигареты она забыла наверху, и это сейчас совсем не радовало.
— У вас не будет сигареты? — переведя взгляд на мужчину, спросила Олдридж так, словно это ее вовсе не волновало. Хотя покурить бы было в самый раз. — Вы, кажется, забыли представиться и рассказать, какого дьявола забыли в моем салоне.
Почему-то Эдли всегда ругалась слишком забавно, когда не была зла. Это, наверно, остались английские замашки, которые даже на другом конце света никак не исправить. Впрочем, она дождалась, когда молодой человек найдет у себя пачку, хотя и на его лице проскользнуло изумление, и сделала шаг назад, чтобы не стоять слишком рядом с ним. Ладно, он просто был слишком высок, чтобы смотреть на него вблизи с презрением, ведь для этого ей не хватало роста.

+2


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Салон красоты «Curls»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC