ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Августовские
ночи - самые теплые,
поэтому горожане не
сидят дома. Выходите к заливу,
погуляйте по набережной и
искупайтесь в теплой воде.
Днем на улице слишком
жарко: температура не опускается
ниже 28°С, и в центре
города лучше не
гулять в полдень.
АКТИВИСТ
Sofia White
ФЛУДЕР
Stubborn
ФЛУДЕР
Lacus
АКТИВИСТ
Letti Montana
АКТИВИСТ
Ninel Moreau
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Bitter
АКТИВИСТ
Amber Hawkins
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Paul Antwood и Hyuna Ten
Никак не складывается у этих двоих. Казалось бы, уже который год идёт между ними война за чувства. Тем не менее, этой паре действительно удаётся удерживать сохранными (пусть и огромными усилиями) те узы, которые прошли с ними сквозь время и расстояние. Пройдут ли они проверку большими деньгами — это нам и предстоит узнать.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Шэрон и Dodge Viper
Частному коню главного конкуриста академии нельзя расстраиваться, худеть, стоять на грязных опилках и получать заслуженных люлей от конюхов. Зато можно открывать любые замки на двери денника, бродить по газонам, вытаптывая их, когда вздумается, а ещё издеваться над наивными детьми, потому что "весь в папу". Шэрон обнаруживает незнакомого коня, который тихонько подъедает дороговалютную траву на опушке академии, надо бы отвести его назад в конюшню...
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Kang Chi Min
Ну, что ещё? - полицейский раздражённо стукнул тыльной стороной ладони по двери, на которую опирался локтём. Дело в том, что высокий квадратный автомобиль, за которым следовал его служебный Додж Чарджер, засветил красными огнями, тормозя, а потом и вовсе останавливаясь. Встала и вся растянувшаяся колонна. Рация, беззаботно валяющаяся на соседнем сидении, шумно кашлянув, сообщила голосом подполковника: “Дальше дороги нет, пешком”. Что-то пробурчав себе под нос, Чиро закрепил рацию на специальное крепление на бронежилете, проверил наличие в кобуре табельного оружия и вышел из машины. После уютного салона погода за бортом казалась куда более неприветливой, чем при созерцании из-за стекла. Тихо и быстро выгружался спецназ; туманный лес локально наполнился звуками несвойственной для столь раннего часа жизни. Хотя, Чи был готов биться об заклад - жизни в этом богом забытом месте и в дневные часы не очень-то много. Заросшая колея уткнулась в стволы вековых деревьев - считай тупик; дальше им предстояло идти к месту предполагаемого удержания заложницы на своих двоих...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Госпиталь «Riverview»


Госпиталь «Riverview»

Сообщений 31 страница 35 из 35

1

http://s2.uploads.ru/yCIL4.jpg
Старое здание госпиталя было перестроено в 2010 году и теперь готово принять больше пациентов. На данный момент в больнице работает около ста врачей разной практики и регулярно проходят обучение интерны. Внутри просторных палат всегда чисто и спокойно, однако, если вам хочется уединения и особого надзора медсестёр - придётся заплатить. Надеемся, ваша страховка покроет остальные расходы?

0

31

В операционной так чисто, что Хон довольно улыбается. Ему это по душе - сам он чистоплюй еще тот. Пока я жив - она в безопасности. Поэтому ей незачем скрываться. - на эти слова мужчине оставалось только незаметно покачать головой. Уверенный в себе этот док. Конечно, для дела это очень хорошо - кому бы захотелось оперироваться у дилетанта, у которого кроме недостатка мозгов еще и руки дрожат? Страх слегка подступал к горлу, но Дже Хон умел с ним справляться.
Столько раз он был в ситуации на грани жизни и смерти. Хотя сейчас все по-другому. Раньше ему приходилось рассчитывать только на себя - эта ситуация вполне его устраивала. А сейча придется слепо довериться в руки человеку, который наверняка мечтает его убить после всех этих угроз. Не посмеет, - успокаивающий твердый голос в голове был весьма настойчивым, но все-таки умом кореец понимал - это не гарантия. Кто его знает, этого астеничного мрачного корейца, который сейчас с ледянм спокойствием набирает какие-то лекарства в шприц?
Конечно, Хону хотелось верить, что в случае его смерти ребята отомстят за него - в отложенном письме он все подробно объяснил. Только вот липкие лапы сомнений все равно не отпускали его. Не так уж и открыт он был со своей бандой. Нищий мигрант, которому поначалу поручали всю грязную работу - вот кем они его узнали. Да и потом его закрытый характер и нежелание вступать в тесный контакт сделали свое дело. И, положа руку на сердце, Дже Хон точно знал - если они и будут мстить, то только ради репутации самой банды.
Шэр, я скоро приду. Помоги ему раздеться до пояса и лечь на стол. Найди зелёный катетер-бабочку и инфузионную систему. Капельную, то есть. - внезапный звук отвлек Джуна. Надеюсь, ему не придется так бегать, когда он распашет мне руку. Ощущая нарастающее беспокойство, Хон испытал моментальную потребность отвлечься и заняться делом. Уже скоро он погрузится в сладкий сон. И если ему повезет - даже проснется после. Неловко - по большому счету, из-за больной руки - он запрыгнул на высокий операционный стол, оттолкнувшись здоровой рукой.
Девочка безразлично стала расстегивать многочисленные мелкие пуговицы на его рубашке. Хон закатил глаза и здоровой рукой пытался ей помочь. Чувствую себя каким-то педофилом, - от этой мысли ему стало еще более некомфортно и он поежился, стараясь, чтобы девчонка не заметила этого. Избавившись от рубашки, Хон помог ей стянуть майку, наклонившись вперед.  Рана открылась во всей красе - красная, опухшая, местами сочащаяся гноем и лимфой. Зрелище не из приятных. Заметив удивленный взгляд Шэрон, он только криво усмехнулся. Не ходите, дети, в Африку гулять...
Да и потом, нужна ли ему эта месть? Глядя на эту девочку, которая не бледнела, не краснела и не падала в обморок при виде отратительных ран, безразлично взирая на невозмутимого Джуна, Хон вдруг пришла одна странная и нелепая мысль в голову. Даже если они и не справятся... Кому будет толк от их смерти? Действительно, вопрос. Ведь они УЖЕ провалятся, какой смысл убивать еще и их? Сейчас, глядя на то, как вернувшийся док колдует с препаратами, Токко стало горько. Ему так сильно захотелось жить - хотя бы и потому, что сестра не догадается залезть в его почту в первые несколько суток и отменить письма. Ощущая во рту кислый привкус, он вдруг понял, что сейчас его вырвет - то ли от страха и волнения, то ли от интоксикации.
Я ввожу седацию и миорелаксант. - эти слова ни о чем не говорили Хону, который спокойно разлегся на столе, поборов приступ тошноты. Вскоре напряжение в мышцах стало уходить. Спокойный разум ждал, когда вскоре в глазах потемнеет и можно будет избавиться от навязчивых мыслей. Ватные конечности уже почти не чувствовались - мысли тоже стали какими-то тяжелыми, веки чуть опустились, только краем глаза Хон подолжал следить за обстановкой, фиксируя в голове все, что происходило вокруг. Миорелаксант действует как надо. По восходящей от ног отключатся все мышцы, кроме сердца. Поэтому скоро будем интубировать.
Чего делать? - вялое сознание отчаянно не желало соображать - все как сквозь толщу воду. Сил сопротивляться лекарству уже не было - до шеи анастезия тоже добралась и теперь Хон видел только мечущиеся тени на белом потолке, который сейчас почему-то показался ему грязным. Ровное и спокойное дыхание стало прерывистым - это испугало Хона, но как-то очень вяло. Сейчас он ощущал себя как приемник, на автомате фиксируя все происходящее вокруг. Я не сплю, - думалось ему, хотя все мысли сейчас казались какими-то тупыми и неправильными.
Суета вокруг него длилась уже долго, хотя для него все время текло еще дольше. Он ничего не чувствовал, ничего не видел, кроме теней на потолке. Только мир звуков оставался доступен, хотя Дже Хон периодически отключался и от него. Все страхи ушли, мир восстановился и теперь ему хотелось спать, но он не мог - натура все равно не позволяла ему совсем потерять контроль над ситуацией, даже под успокоительными и наркозами. Хотя все слова он слышал, но отчета себе почти не отдавал. В какой-то момент ему стало трудно дышать - снова. Но даже тогда кореец умудрился остаться спокойным. Это все лекарства, не иначе. А то на вопль твою мааать! он непременно бы запаниковал. Но не сейчас. С Днём Рождения, Хон.
Праздник? Да, сегодня действительно какой-то праздник. Силясь с мыслями, Токко перенесся в своих воспоминаниях на родину, там праздники были совсем другие. Да и дома он еще что-то праздновал. Только после переезда совсем это дело забросил, нехорошо как-то. Даже на Новый Год и Рождество елочку не наряжал. Может быть, потому что ее некуда было поставить? Или потому что не с кем было праздновать. Кажется, в операционной прибыло народу. За всеми этими мыслями Хон и не заметил, что кто-то еще вошел - голос незнакомый, зато акцент вполне узнаваемый. Канада - корейская мекка.

+1

32


С возрастом становится всё меньше того, что может впечатлить пресытившуюся душу, становится меньше нового - и дело не в том, что этот город ты знаешь уже как сотню раз пройденные локации любимой компьютерной игры, посмотрел на всего его красоты и уродства. Ведь впечатления чисто эмоциональные тоже имеют тот самый “первый раз” этим они и ценны. Чиро прекрасно помнил свой первый поцелуй - по-взрослому, с языком, когда он ещё на каком-то году обучения в школе распластал по парте вяло сопротивляющуюся больше для “порядка" одноклассницу с уродской густой и прямой чёлкой, которая тогда ему почему-то нравилась. А может дело было и не в чёлке, а в не по годам отросшим приятным женским округлостям. Странное дело: вот знойно расстегнутые пуговицы на дешёвой белой блузке он помнил, а как её звали - совсем выветрилось из головы. И вспоминать, признаться, не хотел, и увидеть кем она стала сейчас - тем более. А тот самый первый раз? Неловкий, когда он ещё стеснялся что ли обнаженного тела и своего и чужого. Ах, как молоды мы были!
Тот день освобождения заложницы, пожатая судьёй рука и слова из уст этого мужчины, по щекам которого текли слёзы счастья: Вы настоящий герой. Спасибо вам. Огромное. - это стало ещё одной яркой, новой картинкой, отпечатавшейся в памяти. Возможно именно по этому, Чимин, возвратившись с успешно выполненной операции, никак не мог забыть большие карие глаза пленницы, её красивые губы, говорящие с ним по-испански. И эти эмоции не омрачал даже тот факт, что полковник высказал ему про беспечно забытую в машине Чарджера каску, про то, что надо во всех непонятных ситуациях ждать подкрепление и всё такое прочее, что в другой раз заставило бы Чиро изойтись всеми известными ругательствами, едва оставшись в одиночестве. Но не в тот вечер, когда он лишь с глупой улыбкой на лице, лежал на спине, глядя в глянцевый натяжной потолок своей квартиры. И ему не хотелось ни выпивать, празднуя свой триумф, ни даже хвастаться отцу - ещё успеется. А пока он лишь прокручивал и прокручивал особенно лакомые сцены сегодняшнего дня, обсасывая их, разглядывая, находя или надумывая всё больше оттенков и мелких подробностей.
Спасти жизнь - не сказать, чтобы Чи с особым трепетом относился к этому понятию. Наверное, это очень плохо, но ему нравилось чувствовать свою силу и власть, он легко переступал через моральный барьер, не колеблясь ни на долю секунды, когда направлял дуло пистолета на живого человека. Это не личность со своей драмой, историей, радостями и печалями - это всего лишь мишень. Спасение - как результат работы; оно бывает разным, но в общем-то бледные тела в синяках и ссадинах, опухшие от слез глаза, и выражение благодарности - всё это Чимин видел и слышал далеко не впервые. Но прозвучавшие слова “вы настоящий герой”, конечно, сильно польстили его самолюбию.
Эта девушка никак не выходила у него из головы, Чи вертелся в постели всю ночь, никак не желая, наконец, угомониться и поспать перед грядущим рабочим днём.
На удивление нормально поднявшись с утра с кровати, а не с тридцать пятого будильника, переводимого каждый раз на “ещё пять минут”, Чимин собрался и приехал на работу, где его поздравили со вчерашним успехом сослуживцы, дав дополнительный заряд бодрости и положительного настроения, когда рабочий день ещё только в самом начале. Посидев над одним из текущих дел, в котором всего-то надо было заняться бумажной волокитой для передачи его в суд, Кан младший всё-таки отпросился у начальника -  желая значительно увеличить свой обеденный перерыв. Разузнав, в какой больнице должна находиться сейчас Летти, Чимин поехал туда, чтобы навестить её, по дороге купив букет конечно красных больших гербер и совершенно дурацкую корзину с фруктами. А то вроде бы с пустыми руками, наверное, не прилично.
Подогнав на стоянку госпиталя свой служебный Додж, кореец без каких-либо промедлений направился в стеклянные двери. Чего мяться то? Каких-то особых романтических настроений он не испытывал и сложно сказать, испытывал ли хоть когда-то вообще нечто подобное, окромя ослепляющей похоти и желания обладать. Чиро был при параде - в полицейской форме, даже мундир и фуражку с гербом ванкуверской полиции не позабыл как обычно в салоне машины.
Объяснив на дежурном посту ситуацию, ему подсказали, что дочь судьи в вип-палате на верхних этажах госпиталя. Туда-то кореец и направился, загрузившись в лифт с двумя медсёстрами, которые болтали между собой на непонятном ему языке медицинских терминов, а потом вышли на несколько этажей ниже, чем ему было нужно.
У палаты дочери заботливый отец организовал целый контрольно- пропускной пункт, видимо на время, пока шерстили город на случай того, что кто-то ещё мог быть причастен к этому похищению и пока остался на свободе.
Перекинувшись парой слов с коллегами, среди которых была даже одна смутно знакомая рожа, Чимин прошёл в палату даже не сдав табельного оружия, которое вообще-то на всякий случай могли с него и снять, впуская к такому ценному объекту. В момент, когда кореец перешагнул порог огромной и дорого обставленной палаты, он глянул на свой веник и фрукты и подумал, что может он вот это вообще зря всё затеял? Надумает ещё себе, что он - красавчик Чиро, влюбился в неё. Ещё и эти подношения: зачем вообще купил? Лучше бы просто так пришёл.
Без бахил и халата, такой оторванный от правил, словно они для него одного не имели здесь ровно никакой ценности, Чимин подошёл к постели, болтая руками и не зная, куда деть всю эту хрень, принесённую с собой. Девушка спала, делая его здесь присутствие ещё более нелепым. Избавившись наконец от цветов и фруктов, оставив их на столике, поставленном для трапез, чтобы высокопоставленным пациентам не приходилось никуда ходить (господи, да здесь даже душ и туалет были “прям в номере”), он подошёл ближе непосредственно к Летти, почти бесшумно опускаясь на стул около изголовья кровати. Стянув с головы фуражку, Чимин на пальце левой руки небрежно качал свой головной убор, а правой рукой, собранной в кулак, попирал нижнюю челюсть, пристально глядя на лицо спящей девушки - такое умиротворённое, даже безмятежное.
Наконец, она проснулась от ощущение присутствия чужого человека, и Чиро, довольно улыбнувшись, встряхнул головой, оживляя красные пряди волос, что взметнувшись языками пламени, сразу же улеглись обратно.
Hola!* Как дела? Ах, каким же чужеродным он казался в этой палате в своей чёрной форме с нашивками, кобурой с пистолетом, этой дурацкой фуражкой. Кстати, в мундире становилось жарко и Чи выразительно глянул на закрытое окно. Вот уж врачи садюги. Тут же задохнуться можно. Может я окно открою? Предложил он, резко прекратив вертеть фуражку на пальце левой руки и глянув в упор в карие большие глаза Летти. Теперь, когда она проснулась, Чимин уже не чувствовал себя настолько не к месту и был вполне расслаблен, ничуть не стесняясь ни этой девушки, ни обстоятельств. Собственно, он сделал то, что хотел - зашёл, чтобы ещё раз глянуть на неё и убедиться, что в память врезалась история с ней связанная, а в самой девушке ничего удивительного нет.  Баба как баба.

Перевод

*hola - привет

+1

33

Сколько времени нужно, чтобы забыть нечто, оставившее на сердце глубокую рану? Чтобы перестали сниться одни и те же кошмары, одни и те же лица, врезавшиеся в память? Чтобы темнота перестала угнетать, а одиночество и тишина собственного дома — казаться обманкой. Год? Полгода? Месяц? У Летти был лишь один день. Сутки, которых ей, конечно, не хватило, чтобы забыться и отпустить охвативший её страх. Но ни минутой больше, потому что появившийся на пороге в обед нового дня человек, необдуманным и лёгким движением руки сорвал только что подсохшую болячку, которая снова начала кровоточить.
За этот день Летти мало приходила в себя. Она всё время спала, и её организм всеми способами пытался справиться со слабостью и восстановить баланс своих сил. Температура скакала как ей вздумается, но пару раз, когда врачи уже готовы были перевести девушку на капельницы, ей вдруг легчало, и все показатели постепенно возвращались в положенную им норму. А ночью возле её постели дежурила семья. Убедить маму пострадавшей, что дочери кроме уединения и покоя пока больше нечем помочь, было невозможно. Их забота казалось преувеличенной, и даже сквозь сон слыша их голоса, Летиция мечтала, чтобы её просто оставили в одиночестве.
С утра, оставшись наконец одна, когда родители разъехались по своим рабочим делам и выстроили перед дверью её палаты целый батальон солдат, Летти ненадолго проснулась. Она слышала негромкую речь за стеной, и ей искренне жаль было этих ребят. Что за цирк папа тут устроил. Ещё бы национальную гвардию сюда привёл. И палата эта, как у президента. Она посмотрела в раскрытые настежь шторы, что пропускали внутрь её стерильной комнаты теплый солнечный свет, и почувствовала блаженное облегчение, потому что наконец-то она ощутила, что ей и правда стало лучше. Голова, что трещала по швам всю ночь, сейчас лишь изредка побаливала, скорее напоминая девушке, что ей по прежнему нужен здоровый сон и как можно меньше волноваться, правда, какие тут могли быть тревоги: нянечки и медсестры носились с ней, как с писаной торбой, а на телефон весь день только и сыпались сообщения от друзей с пожеланиями скорейшего выздоровления. Казалось, эта история не обошла стороной ни одного человека в Ванкувере. В каждом доме и офисе, на любом этаже из телевизора и радио только и разговоров было, что об этом похищении и о чудесном спасении заложницы. Летти не хотела себе такой известности, и не желала (по крайней мере сейчас, когда на кону стояло её здоровье) беспокоиться о том, что теперь будут думать и говорить о ней люди при встрече. Ей не нужна была чужая слава, но получалось вечно так, что её никто и никогда не знал как хорошую девчонку Летти Монтану, журналистку, активистку, весёлую и целеустремленную молодую девушку. Для незнакомых людей она была чем-то вроде «знакомьтесь, это Летиция — дочь Его Чести».
До обеда она продолжала спать. Больше в больничной палате и правда нечем заняться. Её сон наконец стал менее чутким, и шатенка, просыпаясь, перестала пугаться чужого присутствия. Возле неё постоянно кто-то крутился, то подкладывая под голову подушки, то убираясь, то принося еду. Поэтому, в конце концов, Летти перестала слышать эти шорохи вокруг себя, она наконец крепко спала, погружаясь в тревожный дневной сон, который возвращал её к пережитой ночи, ко всем событиям, что рано под утро случились в её спокойной и размеренной жизни. Ей некогда было думать о том пареньке, который вынес спасённую на своих руках из сырого подвала, но, вероятно, Летти обязательно захотела бы встретиться с ним после того, как полностью встанет на ноги, и как-нибудь отблагодарить. Он всего лишь делал свою работу, не выдумывай, — останавливала она себя, когда мыслями начинала возвращаться к его образу, вспоминая его лицо, плывущее у неё в глазах и тембр его уверенного голоса. Самое нелепое — влюбиться в своего спасителя, но не в этом ли все мы, девочки? Нет, Монтана не позволяла себе так думать, и всякий раз, когда, глядя в потолок, она начинала вспоминать о Чиро, она строго оговаривала себя, напоминая, что его поступок стоит оценить в денежном эквиваленте, и не придумывать ничего лишнего, да и вообще пока что следует заботиться только о своём выздоровлении.
И всё равно, не получалось. В какой-то момент она с ужасом понимала, что проявляет высшую степень глупости, думая о незнакомом ей человеке вот уже столько времени, но, открыв после сна глаза, Летиция никак не готова была встретиться с тем самым взглядом карих глаз, которые смотрели на неё сверху вниз, как наяву. Шатенка невольно вздрогнула, щупая матрас под рукой и сжимая его в кулаке. Нет, он не растворился от этого, как мираж. Летти слабо приподняла голову, смотря на полицейского, так бесшумно проникшего в её палату, во все глаза. Чиро? — бывшая пленница с непониманием покосилась на прикрытую дверь, за которой дежурила приставленная к дочери судьи охрана. Она, не желая скрывать своё приятное удивление, улыбнулась ему, растянув заметно порозовевшие с последней их встречи губы в улыбке. Видимо, ребята плохо работают. Канадка никогда прежде не верила в судьбоносность некоторых встреч, но сейчас ей по крайней мере захотелось поверить в то, что некоторые её мысли способны претвориться в жизнь. За последние сутки, сама того не понимая, она думала о Чиро больше, чем обо всём остальном случившемся, и вот он — сидел над кроватью пациентки, будто так и должно было быть, ярким красным пятном, в этой своей форме, почему-то необъяснимо ему идущей, будто даже делающей куда брутальнее и серьезнее, чем было на самом деле. Иду на поправку, — призналась она, вспоминая сколько лекарств сунули в неё за этот день. Удивительно, прошли всего сутки, но сейчас эта ночь казалась ей какой-то поганой выдумкой, будто фильм посмотрела, и он так крепко впился ей в память, что все его события морально перенесла на себя. И, наверное, если бы не появление этого красноволосого юноши, так бы и решила, что сходит с ума, придумывая небылицы. Может я окно открою? Дышать ей и правда было нечем, но сварливые медсестры настаивали, что на сквозняке верхнего этажа больницы больной лежать не следует. Они только и делали, что бегали и выключали в её палате кондиционер, а уж о том, чтобы раскрыть без их ведома окно и речи быть не могло. Представить себе лицо медперсонала и сделать наоборот — вот что действительно подняло бы Летти настроение. Она хитро приподняла брови, и пусть вид её пока ещё был не слишком здоровый, живая мимика, возвращающаяся вместе с силами на её лицо, делали его в разы красивее, естественнее и ярче. Да, открой. Они меня тут как в изоляторе держат. Что-то, наверное, невероятно притягательное в Летти всё же было. Может, её пухлые губы, очерченные ярким контуром, может — огромные глаза, которые могли быть и добрыми, и расстроенными, и очень, очень упрямыми, как и сама шатенка. По крайней мере на ней хотелось задержаться взглядом, и Летти немного смущалась сейчас этого самого взгляда, который на себе ловила, потому что деться от него никуда не могла.
Ты как тут оказался? Только не говори, что тебя папа купил, чтобы мне сопли подтирать. Она, строго поджав губы, постучала ладонью по своей белоснежной перине. Как знать, что ещё за спектакль мог устроить её заботливый отец, и каких клоунов пригласить, чтобы окружить ребёнка ненужной ей заботой. Летти, конечно, было ужасно грустно сидеть тут в одиночестве, но ещё хуже было ждать, когда в двери ворвётся нанятый ансамбль с песнями и плясками, хотелось, наверное, простого человеческого общения, а теперь, когда такая возможность ей предоставилась, Монтана восприняла появление Чиро в штыки. Извини, — махнув рукой, она повернула голову в сторону и положила подбородок себе на плечо, — Поболтай со мной, тут просто смертельная скука, хоть стреляйся. Пистолет принёс? Разбавить бы всё это шутками, да только получались они какие-то грустные, неудобно было даже посмеяться. Летти нащупав взглядом лишний пестрый элемент на столике возле своей койки, который изучила за это время, наверное, уже не хуже чем собственное лицо в отражении зеркала, обнаружила там оставленные без вазы цветы. Пушистые красные герберы, такие же яркие, как и юноша, что посетил её в башне, где держал её в заточении папаша-дракон. Ничего себе, — улыбнулась спасённая пленница, протягивая к ним руки и прижимая букет к своей больничной белой сорочке, — Спасиииибо. Какие красивые. Ну что за прелесть, эта Летти. Когда девушка может радоваться таким простым вещам, это как-то невольно делает её трогательнее и милее. Amo el color rojo,* — произнесла шатенка, не поднимая взгляда. Запах цветов и влага, собравшаяся на кончиках обрезанных стеблей, дарили ей умиротворение и спокойствие. Она, с трудом подняв руку, поймала корейца за запястье и настойчиво потянула на себя: Сядь, я хотела с тобой поговорить. Пора было расправиться с мыслями, которые Летиция копила в себе. Они, к сожалению, давили на неё так сильно, что места на что-то другое внутри уже не оставалось, и Чиро, этот парень, он занимал собой львиную долю того, о чем были все её мысли, — Я не знаю, что надо в таких случаях говорить, — Монтана внимательно всматривалась в кожу на запястье юноши, которую сжимала всеми пальцами, — Простого «спасибо» тут, наверно, недостаточно. Я не знаю, как теперь вернусь домой, как будто спать по ночам. Не всю же жизнь сидеть в палате под охраной... Казалось бы, ну кому нужны были эти откровения, и зачем она с такой силой сжимала мужскую руку, будто та могла защитить её от всех бед на свете. А ведь Чиро всего лишь исполнял свой профессиональный долг и больше ничем не был Летти обязан. Шатенка, поняв, что слишком долго и настойчиво держит в руках чужое запястье, разжала хватку, отпуская молодого человека и пристально глядя ему в лицо. В прошлый раз ей не удалось разглядеть старшего лейтенанта как следует, зато сегодня, в свете дня и при других обстоятельствах, у Летиции было время присмотреться к красноволосому как следует, и что-то внутри неё разрывалось на две противоположные половины. Одна говорила, что нет в нем ничего такого уж привлекательного, и что он — всего лишь один из тысячи прохожих, которые каждые день снуют мимо, а другая вглядывалась в черты его необычного лица с внимательным трепетом, отмечая, что есть что-то интересное в его тёмных больших глазах, и что красные волосы, какими бы странными и необычными они не казались, ему очень идут. No importante.**

Перевод

* Мне нравится красный
** Не важно

+1

34


Девушка общалась с ним приветливо, кажется, она была рада его видеть, разрешила открыть окно. Поднявшись со стула, Чимин небрежно оставил на нём фуражку, а сам направился к широким окнам, чтобы повернуть до упора белую длинную ручку и открыть тяжёлую раму. За ней всё равно стояла мелкая москитная сетка, но воздух, конечно, проник в палату, обдувая лицо стоящего на его пути человека. Чиро чуть прикрыл глаза, когда порывы свежего ветерка ласкали его угловатое лицо, остужая и делая пребывание в палате куда более комфортным.
Вернувшись к постели Летти, лейтенант снова присел на стул, не забыв вовремя вытащить из-под задницы фуражку, чтобы ненароком её не сплющить. Он вальяжно протянул свои ноги под эту супер койку, которая управлялась специальным пультом, который  сразу привлёк к себе его пристальное внимание и больше не отпускал - Чи то и дело косился на него своим лукавым хитрым взглядом.
Ты как тут оказался? Только не говори, что тебя папа купил, чтобы мне сопли подтирать. - тем временем продолжала диалог Летти, и пока Чиро туго соображал, что ему сказать, уже успела отмахнуться и даже извиниться. Сам захотел - нахально заявил кореец, в упор глядя в её большие карие глаза, словно хотел передать по невидимым каналам связи часть своей живой взбалмошности, чтобы она выздоровела побыстрее.
Поболтай со мной, тут просто смертельная скука, хоть стреляйся. Пистолет принёс?  А то! - ответил он, правда не понял шутки и к чему она вообще это спросила. Но табельное оружие у него действительно было с собой в полной боеготовности.
А вот и цветы нашла, очаровательно лапая эти огромные, мать их, красные ромашки. Кстати, именно так он их и нарёк, когда увидел на витрине цветочного магазина, решив, что именно вот это и будет тематичнее всего.
Amo el color rojo. Bueno* - улыбнулся в ответ Чиро, приподнимаясь со стула, сам не зная зачем. Наверное, собирался рассмотреть поближе инструкцию по управлению койкой, но девушка, придержав его за запястье, произнесла: Сядь, я хотела с тобой поговорить. И Чимин послушно опустился на прежнее место, добродушно глядя в глаза девушки. Не сказать, чтобы он испытывал к ней жалость, но вроде как она болеет и ей нужно уступать, а сам он был и не против.
Я слушаю - улыбнулся он, ожидая пока девушка соберётся с мыслями. Я не знаю, что надо в таких случаях говорить. Ну придумала бы сначала, а. - подумал кореец, между чем не изменяя своему приветливому выражению лица, и накрывая её тонкие слабые пальцы своей рукой, которая казалась большой на фоне её изящной кисти. Простого «спасибо» тут, наверно, недостаточно. Я не знаю, как теперь вернусь домой, как будто спать по ночам. Не всю же жизнь сидеть в палате под охраной… - девичьи страхи - решил Чиро, куда уж ему было примерить на себя её чувства и эмоции, тем более вот так - без долгих раздумий и самокопаний. Шатенка отпустила его руку, и лейтенант, задумчиво произнёс: Да забей, всё будет хорошо. Его палец уже потянулся к пульту и зажал одну из кнопок; в ответ, отозвавшись на команду и издавая тихий “бжжжж” кровать трансформер стала поднимать выше ту часть, которая была у Летти под ногами. Посмеиваясь, Чиро потом разобрался как опустить её назад, но на этом не успокоился и вскоре сложил из койки гигантский стул, тем самым принудив девушку сесть. Так - подмигнув Летти, он зашуршал пакетом, в который была обвёрнута его дурацкая корзина с фруктами. Не договорившись с бантиком на короткой серебристой ленте, полицейский просто разорвал упаковку. Теперь нужно мандаринку. Достав фрукт, кореец решил его любезно почистить, но попав пальцем в небольшую противную вмятину на кожуре и немного разозлившись, что ему попался такой некачественный мандарин, Чиро возмутился: Что-то он какой-то хуёвый. И недолго думая метнул через плечо в окно, позабыв про москитку, которую пущенный им снаряд легко выбил и с треском обрушил на асфальт, достигнутый спустя краткое время полёта. Повернувшись к Летти, он постучал пальцами по своим губам, мол ай как нехорошо говорить такие слова при девушке. Блэт, сейчас меня отсюда выведут.
На тумбочке полицейский нашёл какую-то бумажку и ручку, соединив эти два предмета при помощи своей великой умственной деятельности, Чимин написал на ней свой номер, вложив его затем в какую-то беспомощную слабую руку Летти. Звони… если что. Я буду тебе рад. А сейчас - Чи выразительно глянул на часы, у меня кончается обеденный перерыв. Кореец нахлобучил на голову фуражку, а  потом ласково провел пальцем по её щеке, заправляя прядь волос за её маленькое аккуратное ушко. Выздоравливай.
Так и не удосужившись разложить обратно Летти с кроватью, Чимин поспешил на выход, в дверях столкнувшись с медсестрой, очень вежливо с ней поздоровался и просочился как песок сквозь решето, пока никто не связал выбитую москитную сетку с его здесь появлением. Кажется, его хорошее настроение теперь стало просто отличным.

Перевод

*Bueno - хорошо

+1

35

Ох ты ж блин! - невольно подал голос Шин, посмотревший вниз на операционное поле. Мельком стрельнув глазами вверх на своего коллегу, шатен снова вернулся вниманием к тем действиям, что осуществляли сейчас его руки. Это старый огнестрел, на коленке зашитый, разворотило до такого состояния. - сказал он, откладывая в сторону скальпель. Шэр, подай пакет запаянный с дренажами, пожалуйста - сказал он, не спеша оставить уставшего ребёнка в покое. Они ведь сегодня вдруг стали коллегами и должны выдержать эту операцию как испытание плечом к плечу. Трубочки такие белые силиконовые. - пояснил он, понимая, что девчонка стоит над столом чуть дольше, чем могла бы. Вскрой упаковку, дай мне ещё средний пинцет. Нет, поменьше. Действительно, чтобы понимать его с первого раза нужно было или выучить все специфические названия, или обладать способностью к экстрасенсорике, ведь между самым маленьким и самым большим пинцетом существовало очень много средних. Аллергия на дешевый шовный материал всё усугубила - задумчиво произнёс кореец, опять обращаясь как бы к Шину, но не поднимая взгляда.
Шатен достав пинцетом длинную светлую трубочку, аккуратно уложил её на дно раневой области, выводя конец вверх. Ассистент, возьми ножницы и обрежь дренажную трубку на 3 сантиметра от поверхности тела. Да, здесь. Теперь подай отдельный лоток, там где нити, иглы - всё сразу сюда давай. Медик установил второй нижний дренаж и теперь был готов к финальной части операции - зашиванию раны. Для внутренних швов он взял саморассасывающиеся нити, кропотливо и внимательно сшивая плоть, разошедшуюся в результате гнойной инфекции. Закончив очередной маленький шовчик, шатен обернулся на капельницу, что неумолимо подходила к концу. Могу не успеть и придётся шить на живую… Вернувшись к операционному полю, Джун взял уже обычные нити, начиная накладывать верхние швы, которые потом нужно будет снимать (а ещё вдобавок дополнительно подшивать края раны, когда придёт время снять дренажи). Зазвонил телефон - как не вовремя. Шэр, кто там, посмотри. Айден… Поднеси мне к лицу и прими вызов.
Вот маленькая ручка в свободной для неё хирургической синей перчатке оказалась рядом, сжимая в уставших пальцах знакомый чёрный смартфон. Я ещё на операции, тебя встретит мой ассистент. Всё хорошо, всё по плану. - сказал кореец в динамик телефона, а потом выжидающе глянул на Шэрон: Из двери направо и до конца коридора - там пожарный выход, он сейчас открыт. Встреть Айдена и приведи сюда. - раздав указания, Джун опять принялся за дело, мысленно торопя себя - осталось не так много времени до того момента, как кончится капельница и часа, когда к концу смены вернётся дежурный врач.
Минут на пять они с Шином остались наедине с пациентом, только Хён Джуну было сейчас совершенно не до разговоров; ему нужно было сделать такой шов, чтобы он в последующем не разошёлся - слишком много сейчас зависело от его мастерства.
Объёмная работа, которую выполнил Джун, была сделана ничуть не хуже, чем если бы это сделали хирурги, только у них бы всё это прошло, конечно, куда более спокойно и без меньшего урона для организма пациента, ведь в их случае им бы не приходилось задумываться насчёт капельниц, анестезии и прочего - это забота врача-анестезиолога, отсутствующего на сегодняшнем мероприятии. Прости, что я втянул тебя в это. Не всё пошло по плану. - счёл нужным сказать кореец, не отрываясь взглядом от зажима, которым держал нить.
За спиной в очередной раз хлопнула дверь; шатен обернулся через плечо, чтобы убедиться в том, что хоть здесь его план идёт своим чередом. Спасибо - сказал он, попытавшись ненатурально ободряюще улыбнуться Уиллиамсу, который, стало быть, пребывал в шоке от всего здесь происходящего.
Шэрон, поменяй перчатки, найди Вольтарен в ампулах на 3мл и набери полную в шприц. Тем временем, по инфузионной системе ползли последние капли; заставляя Джуна торопиться. Впрочем, он уже делал последние стежки, соединяя кожу, плавно огибающую две выходящие из раны вверх и вниз трубочки. Тем временем, до этого полностью подконтрольный живой организм стал оживать - кончилась капельница, а вместе с ней и постоянно подаваемый в вену миорелаксант. Мелко подёргивающиеся мышцы - лицевые, сгибатели пальцев на руках, свидетельствовали о том, что пациент приходит в себя. Шин, вынимай эндотрахиальную трубку, уже сможет дышать сам. - решил медик, тем временем закрепляя выходящие дренажи к телу медицинским пластырем для большей надёжности.
Шэр, подай вольтарен. Джун аккуратно взял из рук ассистентки поданный ему шприц и, на секунду задумавшись, поднял взгляд на коллегу, стоящего всё там же - у головы Хона, и задал ему вопрос, потому что хотел найти подтверждение своим действиям. Ты бы на моём месте тоже не вводил сильного обезболивающего? Если не будет болеть - не будет осторожничать со швом. Возможно, это идёт вразрез с понятием гуманизма, но полная осознанность действий придёт к пациенту ещё не скоро, а инстинкт избежать боли - один из сильнейших, он поможет Хону не потревожить заживающие швы. Джун ввёл содержимое шприца через катетер, а потом принялся накладывать на рану повязку, стараясь сделать максимально надёжно, чтобы её не повредили при транспортировке. Айден, Шэр… - устало позвал кореец, вставая со стула и потягивая затёкшую спину. Шатен разблокировал стопор на колёсиках стола, который после этого действия сразу же смог выступать в роли каталки, а потом аккуратно накинул расстегнутую рубашку поверх своего пациента. Вдевать сейчас конечности в рукава - слишком опасное занятие, да и шатен накрепко примотал правую руку пациента бинтом к телу, чтобы максимально ограничить подвижность. С громкими щелчками стаскивая с себя перчатки, маску, да и вообще всё хирургическое обмундирование, он взглядом намекнул ассистентке поступать так же. Айден, вот ключи от моей машины и записка с адресом. Это восточный район, пятиэтажка без лифта. Вам нужен третий этаж. Сейчас на каталке до выхода, дальше на руках. Газон там неровный, на колёсиках будет только хуже. Думаю, что лучше разложить максимально переднее сидение, чтобы он почти лежал. Ооооочень осторожно с правым плечом, могут разойтись швы и тогда… Мне пиздец. Кореец посмотрел в упор в зелёные глаза друга, ведь порой можно донести куда больше не произнеся ни слова, чем тысячью наставлений. Надо чтобы не разошлись. В квартире лучше положить на твёрдое. Шэрон - Джун перевёл взгляд на девочку. Поедешь с ними. Ты видела, как я присоединял капельницу. Вот тебе пакет - там ещё одна. Когда положите его дома, поставишь её; это важно. Катетер уже стоит. Просто откручивай от него крышечку и присоединяй трубку инфузионной системы. В резинку самой бутылки сделаешь укол антибиотика - это вот этот маленький шприц. Просто снимешь колпачок с иглы, проколешь резинку и выпустишь в физраствор, я уже всё набрал в нужной дозировке, тебе просто ввести. Я как сдам смену - сразу приеду. Если что звоните.
Медик сдвинул каталку с места, чтобы затем вывезти её в коридор, через двери пожарного выхода и на улицу. Светало, но ещё горят фонари, кажущиеся сейчас такими блёклыми. Спасибо, друзья… Хмм… сестра его будет истерить, скажите, что ему не стало хуже, он просто под седацией и будет “вообще не алё” ещё часов двадцать. Удачи…
Возвратившись вместе с Шином и каталкой в процедурный кабинет, Джун со всей навалившейся усталостью обрушился на стул, чтобы, оттолкнувшись ногами, проехаться по небольшому помещению. Никогда бы не хотел работать хирургом. Совсем не время для отдыха - нужно было ещё всё убрать до того, как сюда вернётся дежурный врач, поэтому посидев пару секунд, шатен поднялся, принимаясь складывать на лотках инструменты, засовывать в мусорный пакет использованные упаковки и шприцы. Прости, Шин, что я во всё это тебя втянул. У меня отказал аппарат ИВЛ, пришлось взять Амбу, а Шэр до конца бы с ним не достояла, ты сам видел…Я же… Кореец поднял тяжелое эмалированное ведро, в которое во время операции сливался экссудат и частицы отсечённых тканей. Не ради денег оперировал. Этот человек - член преступной группировки и меня заставили его починить, шантажируя жизнью Шэрон. Если я сейчас… провёл операцию недостаточно хорошо, нам с ней не долго осталось. Хочу верить, что выкарабкается; организм сильный. Кореец, надев свой обычный халат, подошёл к Шину вплотную, крепко пожимая ему руку. Спасибо, что выручил, я очень благодарен.

+3


Вы здесь » Royal Red » Огни большого города » Госпиталь «Riverview»


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC