С ДНЕМ РОЖДЕНИЯ ROYAL RED! 6 СЕНТЯБРЯ ФОРУМУ ИСПОЛНИЛСЯ РОВНО ГОД! ПОЗДРАВЛЯЕМ ВСЕХ ИГРОКОВ И ЖЕЛАЕМ НЕ ОТСТАВАТЬ ОТ ЗАДАННОГО РИТМА! ДАВАЙТЕ И ДАЛЬШЕ РАЗВИВАТЬСЯ ВМЕСТЕ!
ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В ВЕЛИКОЛЕПНУЮ И ПОЛНУЮ ОСЕННИХ КРАСОК КАНАДУ!
Сентябрь
ещё радует нас
тёплой погодой: зелень
не пожелтеет до
середины месяца, а
количество осадков даже
к 20-м числам останется
минимальным. К сожалению,
лето всё же кончилось,
и вода в заливе, а также в
озёрах и прудах уже не прогревается
как следует. Температура
днём около 19°С,
ночью примерно 12°С.
АКТИВИСТ
Юджин
ФЛУДЕР
Lacus
ЛУЧШИЙ ПОСТ НЕДЕЛИ
Amy Floud
...-Вы старшекурсник,- скорее резюмировала, чем спросила она,- и у Вас.. У тебя... Уже есть лошадь?-Спросила Эми, вопросительно слегка наклонив голову на бок. Это было ещё одним свойственным ей движением, когда она была чем-то очень заинтересованна. И это именно такой момент. Но наготове были уже и другие подобные вопросы, она расспросила и про соревнования, и про тренировки, пожелав как-нибудь посмотреть на них, про экзамены, и учёбу. Казалось бы, мелочь, рутина, но для Эми всё было интересно, важно, и всё, что говорил ей этот парень, она слушала очень внимательно, и даже сама не заметила, как перестала нервничать, начав наконец-то улыбаться от упоминания Меем, например, какой-то забавной подробности…
АКТИВИСТ
Swallow follows wind
АКТИВИСТ
Mistral Hojris
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Strahlung
Вороная красавица Шталунг, трудолюбивая и строгая, попала на факультет мистера Энтвунда не случайно. Во-первых, он явно подбирает лошадей по цветовой гамме, во-вторых, настоящие спортивные кони всегда на вес золота. Остаётся пожелать ей сработаться со своей новой всадницей и вместе покорять вершины конкурного олимпа.
ПОБЕДИТЕЛЬ КОНКУРСА
Имбирь
Чувство стыда в полной мере обрушилось на парня, когда пришли по его хулиганскую душу, если у рыжих вообще есть душа. Ему не было стыдно перед охранником, полицией, но один только разочарованный вид опекуна заставил опустить взгляд вниз и не поднимать его ещё полпути от участка. - Ри…- куда-то пропадало всё его красноречие, когда девушка расстраивалась. Чаще всего он был причиной её огорчений. Джо ненавидел себя в такие моменты, зная, что Валери не заслужила терпеть и расхлебывать его проделки. Она взяла Рыжего под опеку ещё подростком, таким же придурком, как сейчас, но ни разу не сказала грубого слова, хотя и была порой строга(иначе с ним не справиться), никогда не угрожала вернуть обратно в приют. А он, выходит, скотина неблагодарная…
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Kang Chi Min и Letti Montana
История стара как мир: хорошие девочки западают вовсе не на принцев, а на похитивших их огненных драконов. Летти, рыбка моя, он не понравится твоей семье, да и слишком непредсказуем, чтобы показывать его в приличном обществе. "Играй, пока играется", - скажет себе красноволосый негодяй, обращая чью-то невинную душу в свою собственную веру, приоткрывая дверь в мир, полный опасных соблазнов и страстей.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Luiza Kowalski и Adam Murphy
Жизнь может быть очень непредсказуемой, а судьба - жестокой. Шутка ли, в двадцать пять лет начать всё с чистого листа, при этом полностью позабыв все знакомые лица, да даже своё имя... Возможно, люди из той, прошлой, истории помогут найти Лу себя настоящую. Какую роль сыграет пожилой тренер в судьбе своей ученицы?
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Li Hyun Jun
Почему-то (шатен сам не мог понять почему), он не мог относиться к ней с равнодушной холодностью, как будто его чувственному диапазону дозволено метаться только из крайности в крайность, а весь срединный спектр отсутствует. Хён Джун хотел в себе разобраться, вот только пока это не представлялось возможным, так как хотя бы намёк на симпатию к этой девушке им всячески отрицался, хотя он понимал, что чисто эстетически ему вот нравятся её тонкие щиколотки, высовывающиеся из-под закатанных штанин, густые волосы, в которых играет ветер. Это пока она молчит. И со спины...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Окрестности Академии » Лесные тропы


Лесные тропы

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

http://s6.uploads.ru/bm9Lk.jpg
Лесные тропинки исчертили огибающие академию территории, поросшие густой чащей. Вы можете ехать по оборудованным и освещённым дорожкам или свернуть в другую сторону, погрузившись в атмосферу дикой и (почти) неизведанной природы. Блуждать здесь можно очень долго, но главное не потерять бдительность, иначе можно с лёгкостью заблудиться среди одинаковых тропинок и кустов.

0

2

Когда со сборами было наконец-то покончено, о  чем свидетельствовало то, что девушка начала отвязывать веревки, удерживающие жеребца на привязи, тот мгновенно собрался, и навострил уши, став чем-то похож на настороженную овчарку. Даску было интересно, куда же они «пойдут гулять», и когда рыжая девушка потянула его за повод, призывая следовать за собой, конь послушно зашагал следом. Дорогу от денника  до развязок он знал прекрасно, и мог сам спокойно дойти до место наведения красоты и седловки, но вот дальше жеребец предпочитал идти за человеком, не ведая его дальнейших мыслей, ведь они могли направится и на плац, и в манеж, или же просто в леваду. Спокойно, но быстро шагая по красивым каменным дорожкам, которые пронизывали всю территорию академии, и по которым можно было добраться до любого места на территории, жеребец смотрел по сторонам и ржанием приветствуя лошадей, которые со своими всадниками так же шагали по дороге.
Но вот они стали отходят всё дальше от конюшни, людей им на пути попадалось все меньше, а они никуда не сворачивали с дорожки. И вот они подошли к широким воротам забора, за которым начиналось поле, и сразу за ним виднелся и лес, где иногда, в качестве развлечения и отдыха, гуляли ученики академии, и гости проката.  Даск был здесь всего несколько раз, и во всем его виде отразился мгновенный душевный подъем. Гнедой зашагал немного быстрее, теперь сам подгоняя Камиллу которая, кажется, испытывала схожие чувства, и это сближало их. Вид простора, без всяких ограждений и заборов будоражил коня, ему сразу вспоминалось его детство, которое он провел на таком же приволье, его резвые игры с другими жеребятами и убегание от видимой «опасности».
Резво шагая по тропинке, протоптанной многими другими копытами и сапогами людей, жеребец с интересом вертел головой, иногда широко раздувая ноздри и принюхиваясь, замедляясь, чтобы всмотреться в даль и тут же нагоняя Кэм. Жеребцу уже нетерпелось хоть немного пробежаться, и вот они уже подходили к лесу, все так же ступая по довольно широкой тропинке. Даже здесь чувствовалась приложенная рука человека, так как то тут, то  там можно было заметить мусор, явно не природного происхождения. Но чем дальше они двигались, тем все вокруг казалось более диким, первозданным, чистым.
Вот девушка остановилась, и конь тоже встал чуть позади. Он чувствовал, сейчас будет скачка, и точно, услышав долгожданное «галоп!» со стороны седока, жеребец тут же сорвался с места, проскакав пару темпов рысью, и плавно перейдя на галоп, скача всё быстрее и быстрее. Ветер свистел в ушах, копыта отбивали ровный темп в три такта, и будто стараясь оторваться от земли, взлететь, а деревья мелькали мимо, сливаясь в один смазанный водоводот. На пути им даже попалось недавно упавшее дерево, которое ещё не успели убрать, а может никогда и не уберут влвсе, и конь легко перепрыгнул это поистине для него пустяковое препятствие, несясь дальше. Но как бы резво он не бежал, он помнил, что на нем ещё сидит девушка которая хоть и неплохо держится в седле, но все же давало какую-то ответственность, как это было в понимании жеребца. Вскоре он почувствовал, как Камилла слегка натянула повод, что уже на уровне рефлекса заставило его замедлиться и перейти на резвую, летящую рысь, и приятный голос сказал команду «шагом». Ещё пара темпов, и Даск перешел на шаг, громко и довольно фыркнув после бега. Он чувствовал, как все его мышцы избавились от тяжести, а самому ему было легко. Жеребец выплеснул накопившуюся в нем энергию в скачке, и теперь спокойно шагал, немного опустив голову, так как Камилла не тянула повод, за что жеребец был ей безмерно благодарен. Слегка отведя уши назад, он прислушался к голосу девушки, которая о чем-то ему рассказывала. К сожалению, как бы он не старался ,много конь просто не понимал, но все же просто слушать её разговор было приятно, он быстро успокаивался, лишь иногда прихватывая губами веточку с листьями, не потому что был голоден, а просто так, чтобы пожевать.
В то время настал уже глубокий вечер, на небе можно было бы увидеть первые звезды, но они были скрыты тёмными, тяжелыми тучами. Они и не замети, как быстро сумерки сменились темнотой. Теперь многое из окружающих предметов можно было увидеть только по очертаниям. Конечно конь, в отличие от человека, видел все намного лучше, и он продолжал довольно спокойно шагать дальше, где тропинка была уже узкая и ухабистая.
Гром. Ещё далёкий, глухой, но уже предвещающий сильнейший ливень, тем более когда весь день до этого была сильнейшая духота.  Жеребец тут же вскинул голову и напрягся, прислушиваясь к далеким раскатам . Ещё до этого он чувствовал в воздухе изменения, и теперь гнедой жеребец понял, что это было предвестие грозы.  Жеребец глухо захрапел, складывая уши назад и обращая внимание на девушку, будто спрашивая её решения, двигаться ли им дальше, сам же продолжая медленно шагать. Обходя и перешагивая ямы и ухабы.

+1

3

Академия «Кавалькада»

Эта летняя ночь выдалась относительно теплой, а всё огромное небо было усыпанное​ небольшими мерцающими звёздами, но всему рано или поздно приходит конец - и прекрасным звёздам тоже. На небе начали собираться тяжелые грозовые тучи, поднимался нешуточный ветер и шелестел в кронах больших старых деревьев. Приближался дождь, скорее всего, сильный - и рыжеволосая девушка, и гнедой конь понимали это, бросая тревожные взгляды по сторонам. Но никакой ливень не мог испортить им обоим удовольствие - страх лишь придавал смелости, если так можно выразиться, будоражил кровь молодых. Наконец все звезды стали скрыты тёмными, тяжёлыми тучами. Конь, пофыркивая, захватил мягкими губами небольшую ветку, и, пожевав её, вскоре выплюнул - девушка несильно тронула повод, подгоняя своего жеребца. Даск послушно, хотя и не сразу, двинулся быстрее, теша самолюбие Камиллы, решившей сейчас, в этой повисшей внезапно тишине, вдруг раскомандоваться. Лучше леса может быть только лес. Другого Камилла понять не могла. Особенно прекрасны старые, могучие деревья были сегодня, в этот вечер. Темное небо в некоторых местах странно и жутковато блестело каким-то сверхъестественным, просто волшебным розовым светом, а сами деревья так высоко упирались в небо, что было сложно понять, где их ветви, а где освещённые прощальными лучами закатного солнца свиноцово-серые облака. Великолепие леса во всей красе предстало сегодня перед девушкой и её спутником-конем, наполняя их сердца восторгом. Даск тем временем широким мягким шагом уходил прочь от завораживающей картины в не менее чудесное место — к горной реке. В тот момент, когда стройная огненноволосая всадница и гнедой мускулистый конь, залюбовавшись дикой природой, ступили из тьмы леса на более светлое пространство предгорья, где-то не так далеко от них грянул гром. До этого времени походка молодого жеребца была неторопливая, мягкая и плавная. Когда же копыта голштинского коня коснулись поверхности каменистой дороги, он вскинул голову и напрягся, прислушиваясь. Даск резко остановился, прядя бархатистыми чуткими ушами, и глухо напуганно захрапел, перебирая ногами на месте. На фоне наивности Камиллы голштинский жеребец казался гораздо старше своих лет, проницательнее, мудрее. Конь прекрасно сочетал в себе образы могучего, массивного телохранителя, словно каменного защитника-великана, и одновременно нежного и преданного друга, бережно относящегося к Кэм, как к малому дитю и всей душой любящего её.
Девушка же была как диковинный цветок, выращенный в ежовых рукавицах, но рукавицах заботливых, оберегающих её практически не познавший настоящего горя разум. Её мимолётный взгляд через плечо, задорное сверкание глубоких красивых глаз, нежный звенящий голосок, уверенность, что бояться ей нечего, были так нежны и по-детски наивны. Ещё один раскат грома, на этот раз ужасающе близкий к ним, легким касанием прошёлся по ушам рыжеволосой девушки, вызвав мурашки по телу. То, что её могучий жеребец боится грозы, она уже давно поняла, заметив его чуть зашуганный взгляд и прижатые в страхе уши. Да, поначалу Рыжую это удивляло, ведь она-то не боится ни грома, ни молний, ни чего-либо ещё, присутствующего при грозе. Зачем их бояться, они же не причинят коню вреда? Но Даск пугливо шарахался в сторону и поминутно дергал головой, вырывая повод из рук Камиллы. Мгновенно на это среагировав, всадница, присвистнув, резким движением шенкеля подняла испуганного жеребца в неторопливую, но довольно активную рысь, поднабрала провисший повод (конь обязан был чувствовать то, как сильно возмущена она была его действиями, и что делала это ради него самого, а не ради того, чтобы ублажить себя любимую), и направила коня к горной реке, что текла неподалёку. Правда, сейчас её обычно довольно громкое журчание заглушал вой ветра, свирепствовошего в кронах деревьев.
– Вперёд, Даск, - недовольно пробурчала Кэм. И повторила специально для тугослышащих: – Даск, а ну-ка! Рысью, жи-и-и-ивее.
Дорога эта была знакомой для Камиллы: девушка без труда могла бы пройти её и с закрытыми глазами. В хорошие дни она даже позволяла себе любить эту тропу и наслаждаться видом того, как из-под снега выглядывают первые ростки очнувшихся от долгого зимнего сна растений, тянущихся к солнцу. В дни, когда всё было плохо, Камилла всей душой презирала каждый камушек на своём пути. В плохие дни она не знала, чего хотела и что чувствовала: злость и отчаяние обуревала её одно за другим, и Рыжая полностью терялась в том, что, как и почему происходило с ней. Она часто ходила здесь, ведя лошадь в поводу, но сегодня предпочла ехать верхом на Даске - на нём она чувствовала себя гораздо, гораздо увереннее, не смотря на том, что голштинский жеребец тут ни разу ещё не был. Ощущая испуг и зажатость коня, Рыжая сложила губы в тонкую полоску и опустила голову, нервно сжимая в тонких пальцах повод. Ветер завыл громче, снова загрохотал гром. Девушка хотела прикрикнуть на коня, но её горло отказалось выдавать любое подобие членораздельного звука. Даск, видимо почувствовав её смятение, начал выходить из себя и нервно тряхнул головой в её сторону. Инстинкт Камиллы отвечать агрессией на агрессию проснулся сразу же, благо, первый страх прошёл и горло поддалось, разрешив девушке издавать любые звуки: она отчаянно крикнула на него в ответ, пытаясь вложить в этот звук всю свою беспомощность, чтобы жеребец понял её ощущения и перестал так сильно давить. К сожалению, такое бывало только в дурацких людских книжках, а не в жизни: гнедой голштинец явно лишь испугался сильнее. Придумав план, Кэм сама себе кивнула так быстро и коротко, что почти упустила собственное движение, и взяла курс по тропе рядом (их было две, одна более крутая и каменистая, а вторая проще, и Кэм выбрала простую). Успокаивая оглаживанием коня, в своей голове она ещё долгое время слышала комментарии о собственной беспомощности и бесполезности, надуманные её мозгом.
— Н-но! - пронзительный голос Камиллы заставил гнедого жеребца вздрогнуть: он на рефлексе втянул голову в плечи, ожидая жгучего удара хлыста, которым обычно его награждала Кэм, заставляя идти быстрее, но сегодня девушка была без «оружия»; обе её руки спокойно придерживали повод. Высота становилась всё головокружительнее, порывы холодного ветра набирали силу, заставляя коня прижимать уши. Девушка и лошадь направлялись к горной реке, не обращая внимания на начавший накрапывать мелкий дождик, грозящий перерасти в ливень. Здесь, ближе к речке, дышалось свободнее, это место было избавлено от неискренности, запутанности и вязкой тяжести, концентрация которой в конюшне порой давила и вызывала головную боль. По сравнению с прошлым посещением Кэм горной речушки, сегодня погода явно не благоприятствовала. Капельки дождика оседали на кончиках волос Камиллы, таинственно посверкивая в тускловатом лунном свете. Неизменный плюс в жизни студента «Кавалькады» — тебя не гонят спать с закатными лучами, ты можешь гулять и вернуться глубокой ночью, главное — вернись, а на утро будь готов к мелким поручениям. Жеребец, наконец, закончил восхождение, ступив на ровную площадку перед самой рекой. Свист ветра в ушах до этого мешал Кэм услышать голоса или иные звуки, но зато теперь юная "леди" могла разглядеть и услышать быстро приближающуюся грозу. И вот в следующую секунду на темном, почти алом небе, вспышкой сверкнула молния. Через пару минут дождь уже лил, словно из ведра. Небо то и дело освещали яркие молнии. Создавалось ощущение, что молния попадает в горизонт, разделяя тем временем небо на две половины. Казалось бы, гроза — это плохая погода, но какими красками разрисовывала она темное небо! Молнии все сверкали в сопровождении раскатов грома, а Даск, храпя, едва ли не вставал на дыбы, и лишь Камилла с трудом удерживала его от этого, крича сквозь грохот и шум:
— Тише, Даск, успокойся, мой мальчик! Ти-и-ихо! Ти-и-ихо!

Горная речка

Отредактировано Camille Gerber (2018-07-16 19:48:01)

0

4

---Левада для кобыл и жеребят---
Али, оторвавшись от выдранного с таким остервенением вместе с землёй клочка травы, с неудовольствием отметила тот прискорбный факт, что в поле её зрения по прежнему оставались двое надоедливых соплеменников. На кой чёрт только они попёрлись следом за рыжей бунтаркой? Разве привитая веками работы над грамотной селекцией привязанность к людям не должна была отвадить от одной мысли о побеге и скромную молодую кобылку, и бестактно появившегося в запретном для жеребцов уголке латвийца? Иди куда шёл, и воблу эту аморфную с собой забери. Чистокровка смотрела на эту обязанность всегда следовать за людьми скептически: у неё в голове не срабатывал давно покрытый ржавчиной механизм привязанности к месту и обстоятельствам, хотя по всем правилам ей должно было точно так же хотеться и вкусно обедать, и спать в чистом убранном деннике, а не бродить по своим делам из одного угла академии в другой, пока не нарвётся на наказание. Но ещё не позабылась ей одна старая наука: когда ты уже стоишь на той стороне забора, надо быть уверенной, что повернуть назад ты не собираешься, а то так всю жизнь и проживёшь послушной овцой, и цена тому — крепость собственной шеи, на которую обязательно взберётся при первой же возможности любой двуногий.
От вредной рыжей кобылы всегда всегда можно было ждать какой-нибудь подлости. Одно время единственным её развлечением было стучать по пластиковой подвесной кормушке, что болтами фиксировалась к стенке денника, однако когда на вид крепкий материал стал давать трещину за трещиной, откалываясь по краям острыми кусками, а Диабло, нарочито громко отбивая по нему запястьями, стала обдирать себе кожу до глубокий рваных ран, этой радости её лишили, заменив кормушку на резиновое ведро, которое приносили и, с трудом вытащив из логова дракона, уносили обратно после каждой кормёжки. Но в последнее время промышляла Диабло другим членовредительством. Всё же даже её скудного ума хватало, чтобы в нём с трудом, но таки шёл процесс развития, к сожалению — совсем не в правильное русло. Таким образом, после полночного обхода, который совершал конюх, она высовывала свою мало симпатичную голову в проход и, цепляя замок на своей двери, тягала его туда-сюда до тех пор, пока сильные губы не совладают с щеколдой, научившись находить то положение, из которого раскрыть её легче легкого. И уж с тех пор понеслось: то среди ночи дежурного конюха будили душераздирающие крики из понячника, где англичанка буйствовала над мирно спящими детскими лошадками, то, как получилось в прошлый раз —  с боем доставали из ведра, наполненного вкусными (чужими!) угощениями.
Вали отсюда, что увязался? — пока что довольно лояльная к повисшему “хвосту”, Диабло вслух огрызнулась на маячащего позади неё жеребца. Вороную Ласточку ей видеть вообще почти не приходилось всё это время, ибо плелась она чуть позади, ещё не успев нагнать убегающих в чуть приоткрытую створку ворот соплеменников. Таких как ты едят на завтрак, не запивая. Зачем вообще прёшься? Ты вообще кроме манежа-то хоть что-то в своей жизни видела? Злобная ли, несговорчивая, попросту опасная — так или иначе, но для своих спутников Альенто сейчас предстала в роли вожака. Как это ни странно, но чем больше она пыжылась за независимость, ещё больше при этом её страшно чёрствое сердечко желало вселенского признания и поклонения, ну прямо доморощенное адское зло во плоти. И для других лошадей, по всем существующим законам природы, именно морально сильная, пусть и не одарённая большим умом, кобыла была лидером, ведущим маленький табун чёрт знает куда. А жеребец, мешающийся под ногами к трону предводителя не имел ровным счётом никакого отношения. Когда родишься бабой, тогда и приходи примерить корону.
Мысли Али стремились сейчас в другое место, туда, где она могла бы оторваться от надоедливой компании, рвануть широким галопом вперёд, оставляя этих двоих, предоставленных друг другу, далеко позади себя. Внутри неё, вырвавшись на свободу, пусть она и омрачалась приставучими незванными гостями, бушевало одновременно две реки: одна звалась спокойствием, которое кобыла испытывала перед лицом неизведанных приключений, новой местности, опасностей, что таились за забором привычной одомашненной жизни, и в то же время — буйство горячей крови, что закипала как подогретый в кастрюле суп, жадно бурля от нетерпения. Не зря когда-то давно она была неподражаемой, хоть и совершенно отвратительной склочной ипподромной звездой: ей на роду было написано летать, когда другие могли только ползать, и это страшное и даже чуточку утомительное ожидание и поиск взглядом подходящей для этого прямой дорожки, в котором Али чесала вдоль кромки огибающего Кавалькаду леса, была сродни пузырькам шампанского, что пеной поднимались из-под хлопнувшей пробки.
Со всей своей пустоголовой опрометчивостью Диабло не замечала очевидного: в её табуне присутствовал вполне ярко обозначающий себя поведением жеребец, и прогулки с ним могли стоить кому-то здоровья. Впрочем, конечно же не ей, ведь, выдыхая на опущенной к земле шее ноздрями горячий пар, идущий словно копоть из самых её легких, Али строго и непримиримо сжимала уши на затылке: Только подойди, дебил. Все кости тебе пересчитаю. О, уж за этой гнидой не заржавеет, ведь в её послужном списке драк не было, кажется, ещё ни одной проигранной, разве что если не считать те моменты, когда, зажав рыжую в угол, её на пару стегали хлыстами конюха, доведённые до ручки вызывающим поведением бунтарки. Да и, пусть ловелас Додж этого не знал, один такой Казанова уже однажды уехал со случки прямо в ветклинику, надеялась она, что на эвтаназию. Въебу тебе щас, даун, — Ди злобно клацнула зубами возле глаза латвийца, что крайне игриво изъявлял своё желание познакомиться, и, неназойливо намекая, что весь свой пикап-талант он может пока ещё без потерь направить в сторону Ласточки, англичанка свистанула в его сторону обеими задними ногами, ловко и почти по-каскадёрски оттолкнувшись ими от твёрдой почти камнем застывшей под копытами земли: Я тебя последний раз предупреждаю.
Всё, её терпение уже стояло за красной отметкой, и удивительно, что Диабло вообще была сейчас такой умиротворённой. Она, отвадив от себя Вайпера, с яростью отбила под ногами чечётку всеми четырьми подковами, как бы только им было не оторваться и не потеряться после такой прогулки. Галоп, почти не похожий на привычный человеческому глазу, наблюдающему за дрессированными манежными лошадками, аллюр, такой злой, такой экспрессивный и буйный, подобно пламени, что разгорается тем сильнее, чем больше кислорода получает в своё распоряжение, он уносил чистокровку широким махом всё дальше от её спутников, и, казалось, сейчас она потеряет сцепление с землёй, потеряет всяческую гравитацию, удерживающую её в плоскости, и вот-вот, сжимаясь всеми мышцами, а потом выпуская их вперёд как растянутую и звенящую от напряжения пружину, выбросит в полёт. Наверное хотя бы только ради вот этих мгновений, очаровывающих наблюдающих, её терпели столько лет на ипподромме. А потом почему терпели, когда началась новая жизнь? А, дьяволу одному известно. Но с красотой её мощи было не поспорить и не потягаться, пожалуй, на один миг даже красота холёных, начищенный и накачанных тел её заклятых приятелей перестала так насыщать, это на Диабло хотелось смотреть, пока она, минуя небольшую поляну, так опасно изрытую ямами, не пропала из виду за деревьями в чаще леса, где, спуская тормоза, наконец перешла в резвый трот, а затем и вовсе в шаг. Кажется, преследователи остались где-то позади.
Но стоило ей расслабиться, опуститься шеей к ближайшему зелёному кусту орешника, чтобы понюхать его и с привередливым недовольством отвернуться прочь от невкусной ей листвы, как торопящиеся вдогонку Вайпер и Ласточка подоспели, появляясь из светлой берёзовой рощи, которая чуть дальше вглубь превращалась в тёмный и густой лес. Рыжая, недовольно и часто дыша, почти по-звериному рыча то ли от раздражения, то ли с непривычки от быстрого бега, развернулась на приближающуюся молодую ганноверку, словно бык встречая её взглядом исподлобья. О, Али совсем не волновали намерения жеребца, которому, казалось, она предельно чётко дала понять, что спариваться в её жизненные планы не входит, зато самое настоящее бабское чувство собственничества, оно разрывало Ди изнутри при одном только взгляде на то как изворачивалась перед носом латвийца Ласточка, как восторженно повизгливала, раздувая свои аккуратные ноздри перед мужчинкой. В этом была вся она. Собака на сене, злая, с острыми клыками и огромной сильной пастью. Логика и последовательность поведения были её самыми очевидными врагами, но так уж Альенто была устроена, и спорить с волей рыжей стервы было не просто страшно, а по-настоящему опасно, ведь за своей злостью на всё живое она не видела берегов. Щас познакомимся, да? Альенто дель Дьабло. Выбью на лбу копытом, если с первого раза не получится запомнить. Отошла в сторону, шустро.

Отредактировано Aliento del Diablo (2018-09-15 00:53:33)

+2


Вы здесь » Royal Red » Окрестности Академии » Лесные тропы


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC