ДОБРО ПОЖАЛОВАТЬ В КАНАДУ!
ПРИСАЖИВАЙСЯ, ВОЗЬМИ ЧАШКУ ГОРЯЧЕГО ЧАЯ, ВЕДЬ ПЕРЕД ТОБОЙ ОТКРЫВАЕТСЯ ПОТРЯСАЮЩИЙ И МНОГОЛИКИЙ ВАНКУВЕР. ТВОЕ ПРАВО ВЫБИРАТЬ, КЕМ ТЫ СТАНЕШЬ: ЖИТЕЛЕМ ГОРОДА, СПОРТСМЕНОМ, ПРОСТО ЛЮБИТЕЛЕМ КОННОГО СПОРТА ИЛИ СТУДЕНТОМ АКАДЕМИИ. А МОЖЕТ, ТЫ ЗАХОЧЕШЬ БЫТЬ ПОЛИЦЕЙСКИМ? ЛОШАДЬЮ ИЛИ ДРУГИМ ЖИВОТНЫМ? ВЫБИРАЙ И ПРИСОЕДИНЯЙСЯ К НАМ! МЕСТО НАЙДЁТСЯ ДЛЯ КАЖДОГО!
Августовские
ночи - самые теплые,
поэтому горожане не
сидят дома. Выходите к заливу,
погуляйте по набережной и
искупайтесь в теплой воде.
Днем на улице слишком
жарко: температура не опускается
ниже 28°С, и в центре
города лучше не
гулять в полдень.
АКТИВИСТ
Sofia White
ФЛУДЕР
Stubborn
ФЛУДЕР
Lacus
АКТИВИСТ
Letti Montana
АКТИВИСТ
Ninel Moreau
ЛУЧШИЙ КОНЬ
Bitter
АКТИВИСТ
Amber Hawkins
ЛУЧШАЯ ПАРА:
Paul Antwood и Hyuna Ten
Никак не складывается у этих двоих. Казалось бы, уже который год идёт между ними война за чувства. Тем не менее, этой паре действительно удаётся удерживать сохранными (пусть и огромными усилиями) те узы, которые прошли с ними сквозь время и расстояние. Пройдут ли они проверку большими деньгами — это нам и предстоит узнать.
ЛУЧШИЙ СЮЖЕТ:
Шэрон и Dodge Viper
Частному коню главного конкуриста академии нельзя расстраиваться, худеть, стоять на грязных опилках и получать заслуженных люлей от конюхов. Зато можно открывать любые замки на двери денника, бродить по газонам, вытаптывая их, когда вздумается, а ещё издеваться над наивными детьми, потому что "весь в папу". Шэрон обнаруживает незнакомого коня, который тихонько подъедает дороговалютную траву на опушке академии, надо бы отвести его назад в конюшню...
ЛУЧШИЙ ПОСТ:
Kang Chi Min
Ну, что ещё? - полицейский раздражённо стукнул тыльной стороной ладони по двери, на которую опирался локтём. Дело в том, что высокий квадратный автомобиль, за которым следовал его служебный Додж Чарджер, засветил красными огнями, тормозя, а потом и вовсе останавливаясь. Встала и вся растянувшаяся колонна. Рация, беззаботно валяющаяся на соседнем сидении, шумно кашлянув, сообщила голосом подполковника: “Дальше дороги нет, пешком”. Что-то пробурчав себе под нос, Чиро закрепил рацию на специальное крепление на бронежилете, проверил наличие в кобуре табельного оружия и вышел из машины. После уютного салона погода за бортом казалась куда более неприветливой, чем при созерцании из-за стекла. Тихо и быстро выгружался спецназ; туманный лес локально наполнился звуками несвойственной для столь раннего часа жизни. Хотя, Чи был готов биться об заклад - жизни в этом богом забытом месте и в дневные часы не очень-то много. Заросшая колея уткнулась в стволы вековых деревьев - считай тупик; дальше им предстояло идти к месту предполагаемого удержания заложницы на своих двоих...
Amber Hawkins
Повелительница банхаммера и учебного процесса. Расселяет студентов, следит за тем, чтобы все просьбы и пожелания игроков были выполнены.
Связь: vk.com/aliento_del_diablo
Li Hyun Jun
Смотритель ролевой. Следит за соблюдением правил, повелевает счетами игроков, вечный активист и примиряющая сторона во всех конфликтах.
Связь: vk.com/id22716769
Richard Wagner
Барин и негодяй. Следит за порядком, отмечает активистов и появляется везде, где нужно что-то сделать. Выглядит грозно, но в душе любит всех игроков и готов помочь в любую секунду.
Связь: vk.com/kazanskaya
факультеты
гостевая
о мире
вакансии и зарплаты
правила
акции
занятые внешности
Нужные персонажи
финансы

Royal Red

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Royal Red » Территория Академии » Терраса


Терраса

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

http://sd.uploads.ru/2CS6U.jpg
Терраса на свежем воздухе предназначена для отдыха всех посетителей академии. Удобные кресла, маленькие столики и аппарат с разным кофе и чаем располагают расслабиться и обсудить предстоящие или прошедшие тренировки.

0

2

. начало.

Ведро упало на бетонный пол и с ужасающим шумом покотилось по проходу. Ты не могла спокойно устоять на месте на столь страшный шум. Поджимая свой редкий хвост под себя и так же сильно вжимаясь в угол денника, ты старалась растровиться в этой стене чтобы никто не увидел. -Что это? Выстрел?! Взрыв?! Что это !!! В голове столько мыслей, внутри тебя паника. Твои глаза совершенно забыли, что такое спокойный сон, они все время были широко раскрыты и старались ничего не упустить. Страх навсегда застыл в этих зеркалах души. Правду говорят, стоит заглянуть в глаза животного, человека, любого живого существа и там вы увидите то о чем невозможно сказать, объяснить, научить. Твои же глаза говорили о том всем ужасе который пришлось пережить, некие шрамы на теле так же напоминали о том роковом забеге который забрал множество безвинных душь.
Громко дыша, широко раздувая ноздри ты нервно перебирала ногами на месте и все время терлась грудью о шершавую стену денника. Вот такое поведение было уже привычным для тебя и работников, которые уже научились не обращать на это свое драгоценное внимание. Множество людей просто проходили мимо даже не глянув в твою сторону. Ты была лишь очередной дилемой, ненужной проблемой которую никто не желал решать. Проще было отложить все это на потом, их же не волновало твое душевное состояние, для них ты просто лошадь, которая пока не подлежит для выполнения свои обязанностей.
Просто минут десять. Ты все еще громко и нервно дышала, но тело могло немного расслабиться и передохнуть перед очередным приступом страха. Ведро давно подняли и поставили в стороне. Ты же перестала "насиловать" стену и пройдя к центру денника, навострила уши и уставилась на людей которые снуют здесь с самого утра и до позднего вечера. Так же твои соседи-лошади покидали и возвращались в денники один за другим, но только ты оставалась в нем уже долгое время. У тебя и не было желания покидать этот уютный уголок, где ты была в безопасности хоть немного.
- Мейрин! Грубый голос произнес твое имя. Уши автоматично повернулись в сторону человека которому принадлежали эти слова. Он нарушил тишину, нарушил твой покой и такое привычное одиночество. Странно вообще, что кто-то знает твои имя и произносит его.
Тело напряглось, ты не знала к чему он зовет тебя, для чего идет к деннику и так нагло заходит в него. Поджав хвост и высоко задрав голову, ты попятилась назад пока не уперлась репицей хвоста в стену.
- Тише, я не сделаю тебе ничего плохого. Мужчина потянулся рукой в карман, а ты еще больше напряглась. - Что ты хочешь достать? Оружие? Для чего ты полез в карман. Очередная паника в глазах, но рука протянула тебе кусочек моркови. Мм, давно уже никто не угощал чем-то кроме овса и сена. Ты учуяла этот слащавый запах морковки и сама потянулась к протянутой ладони человека. Дрожащими губами ты взяла угощение и в ту же секунду подорвалась разворачиваясь к мужчине боком. Голова была задрана до максимума, глаза косились на человека ожидая с его стороны чего-то ужасающего, но тот оставался стоять на месте. Он был так спокоен, так уравновешен, что возле него ты казалась еще большей психичкой.
- Ну же Мери, тебе нужно выйти побегать. Знаю, ты не любишь левады, но хоть где-то тебе нужно размять ноги. Его голос был спокойным, добрым и даже понимающим. Часто конюхи которым приходилось вытаскивать тебя из денника, чаще орали и бросали в тебя недоуздками совершенно не понимая, что этим они делают еще хуже.
- Иди девочка, я не обижу. Мужчина достал еще один кусок моркови. Ты поддалась его спокойствию и пусть неуверенно, осторожно подойдя к нему, взяла лакомство. Человек плавно провел ладонью тебе по лбу и плавно опустился к носу. Он так немного постоял, нежно поглаживая твою запыленную голову. От его движений остались такие себе "дорожки" на гнедой морде, а твоя отметина посветлела из-за убранной с нее пыли. Ты прикрыла глаза и немного успокоила дыхание. Человек аккуратно подошел и так же плавными движениями зацепил недоуздок у тебя на голове. Пока ты была спокойная и разрешила это сделать. Видимо этот мужчина знал какой подход нужен к такого типажа лошадям как ты. А ведь приятно находится с человеком, который сам адекватен,а  не только требует это от тебя.
- Умница. Теперь давай пойдем прогуляемся. Мужчина потянул тебя за чембур. Сначала кожаная часть потянулась вперед, а следом за ней и цепь к которой крепился карабин чембура. Ты почувствовала как недоуздок вдавливался в голову и чувствуя посыл со стороны человека, пошла вперед, пока вы не дошли до порога денника. Двери были широко раскрыты, в проходе тихо, но так же неизведано. Ты остановилась у порога и неохотно потянула головой на себя. Мужчина обернулся к тебе и вновь потянул чембур на себя, подзывая к себе.
-Не бойся. Конюх достал лакомую морковь и стал манить ею в проходе. Ты долго думала, но он не подгонял. У этого человека было крепкое терпение, но только таким и стоило с тобой работать. Уловка человека дала свои плоды. Сначала ты осмотрелась по сторонам, после осторожно переступила порог денника и вышла в проход. Тонкие ноги задрожали, копыта застучали по полу. Оказавшись в огромном проходе конюшни, ты забыла об моркови и навострив уши начала прислушиватся к малейшему шороху. Голова нервно смотрела по сторонам, глаза наливались страхом. Мужчина шел около тебя иногда придерживая за чембур. Он не желал тебя останавливать ведь такая редкость, что ты вообще вышла из денника. Сейчас он скорее всего думал " Пусть идет пока идется".
Свет от солнца заслепил тебя. Прищурив глаза, ты нервно отпрыгнула в сторону и громко захрапела. Хвост напрягся как и все другие части тела. Резко натянутый чембур остановил тебя и твое тело застыло на месте, только уши ходили по сторонам и прислушивались ко всему.
- Ти-и-ише. Человек протянул руку и мягко огладил ею по твоей гнедой шее. Взгляну на него, ты одернула головой и зарысила вперед. Твои движения были скованными, напряженными. Тонкие ножки сменяли друг друга в прибавленном темпе, шаги были маленькими и мелкими. Хвост и грива развивались от порывов осеннего ветра, глаза не успевали осмотреть все. Конюх старался быть спокойным ведь он понимал, что только на собственном примере сможет хоть как-то успокоить и тебя. Пока что ты не спешила угомониться, но и не делала ничего плохого.
Вдали повели лошадь, где-то послышалось ржание других и тут ты вновь застыла. Все тело натянулось как струна на скрипке. Уши застыли в одном положении, ты уставилась в точку. Сейчас можно было услышать как дико стучит твое сердце, пусть внешне просто сосредоточенная кобыла. Наверное только конюх понимал, что стоит чего-то ожидать.
Здарова Рон! Ты "присела" от внезапного крика из стороны но осталась стоять на месте. Твой конюх сильнее сжал чембур и ты чувствуешь это.
- Грег, вали давай дальше.
-Это Мейрин? Ничего себе ты даже вывел ее из денника? Сколько парней тебе помогали? Другой человек не понимал, что лучше и правда было пройти мимо. Он продолжал что-то там говорить и подходить все ближе, лениво передвигая своими ногами. Ты напряглась еще больше, от этого мышцы задрожали, еще секунда, две..где-то на парковке раздался удар чего-то об асфальт. Ну вот, здесь мужчина какой-то орет, там что-то упало, еще дальше ржут лошади и ты доходишь до придела.
Задрав голову и поджав хвост, ты начала резко пятится назад потащив за собой Рона. Тот упирался ногами в асфальт, но его сил не достаточно чтобы перетащить столь большое и сильное животное как ты.
Грег завидев, что его друг не справляется начал бежать к  вам и этим сделав еще хуже. Ты среагировала не в лучшую сторону и теперь точно решила, что прогулки достаточно. Тебе было плевать куда вы направлялись, ты желала вернутся в денник и только.
- Мерйин стой, тише! Рон старался говорить спокойно, но все же это давалось с трудом. Грег уже был слишком близко и почти успел ухватить за чембур как в эту секунду ты рванула в сторону и вырвала жалкий кусок кожи из человеческих рук. Остаться на месте не было желания, ты хотела побыстрее скрыться в тихом уголке и там отдышаться.
- Стой!!! Только и слышалось позади, но ты уже во всю набирала скорость.
Сначала ты уверенно бежала в сторону входа в конюшню, но там тебя ожидал сюрприз. У самого входа стоял грузовик который возможно что-то привез из рода сена, овса или опилок. Глаза дико выпялились. Резко остановившись ты решила искать другой вход и позади бежали уже трое конюхов. Времени долго думать не оставалось.
Выдав козел, ты помчалась куда глаза глядят. Сердце билось как у бедного зайка за которым состоялась погоня охотничьих собак. Сейчас ты была этим зайцем и совершенно не понимала как дальше быть. Чембур болтался между ног и в один момент ты случайно наступила на него. Карабин потянул за недоуздок и ты зарыла носом в траву. Хорошо, что в этом момент ты не бежала по асфальту.
Резко поднявшись и теперь перепугавшись еще больше ты полетела с невероятной скоростью черт знает куда. Голова была в земле, щека даже слегка кровила. Кажется, при падении ты таки умудрилась поранится, но сейчас это не волновало. Глаза наполненные страха метались из стороны в сторону, ноги перебирали с такой скоростью, что казалось они бежали впереди твоего тела.
Пробежав не один открытый плац, не одну леваду ты таки узрела что-то более менее тихое. Направившись в сторону веранд, ты еще не догадывалась, что там на тебя ждала встреча которой суждено перевернуть всю твою жизнь еще раз.

+1

3

начало игры


Мисс Дэвенпорт легко и живо вылезла из белого "Рэндж Ровера", сладостно подставляя своё лицо ярким лучам солнца, которые неустанно грели воздух. Сегодня было тепло и ясно. Казалось, сама природа улыбалась всем вокруг, как, в принципе, и всегда. Пусть даже небеса сейчас бы проливали слёзы, девушка с такой же радостью подставила бледное личико холодным каплям дождя.
Девушка снова внимательно осмотрела свой внешний вид, стряхивая невидимую грязь. Тёмно-зелёная камуфляжная футболка, которая стала неотъемлемой частью гардероба рыжеволосой девушки (скажем "Спасибо!" папе!), была чистой и опрятной, но вот весь красивый вид портило небольшое, но хорошо заметное пятно на бежевых штанах. Добираясь сюда, Джесс, уже по привычке, заскочила в полюбовавшуюся ей кофейню, где захватила с собой эспрессо. И надо же было одному идиоту подрезать её на каком-то перекрёстке. Резко вдавив по тормозам, половина стакана вылилось на кресло и на штаны. Джессика, которая всегда была улыбчива и радостна в тот момент вспомнила все слова, которыми ругаются отцовские армейские дружки, когда играют в покер.
Джессика жалела, что не возила с собой запасную одежду. Протерев рукой ещё раз пятно, она махнула рукой и вовремя вспомнила про пакет сочных зелёных яблок, что лежал на заднем сиденье. Взяв в руку один из плодов и захватив все остальные, девушка захлопнула дверь машины и двинулась по дороге, которая вела к главному корпусу и другим строениям академии.
Джесс внимательно осматривалась по сторонам, жонглируя яблоком в одной руке и шурша пакетом в другой. Несколько дней назад её приняли сюда на работу в качестве главного тренера по скачкам, и через пару дней мисс Дэвенпорт должна была приступить к своей должности. Но Джессика никогда не была тем человеком, который мог сидеть без дела. Сперва она поездила по городу, познакомилась с местными красотами, походила по магазинам и кафешкам, прогулялась в парках и на причале, но душа всё равно рвалась на конюшню.
Она каждый день приезжает сюда и гуляет по территории. Наслаждается здешней тишиной и запахом сена и конюшни, — таким знакомым и родным, что мурашки по телу. Это место сильно отличалось от всех тех в городе, где рыжая успела побывать. Оно словно обладало незримым волшебством. Любое место, где была лошадь, становилось каким-то другим, непохожим на прежнее. Джесс помнила, как в детстве постоянно задавалась вопросом, почему лошади вызывают такие ощущения и неустанно донимала мать, которая не могла дать ответа, аргументируя это тем, что "вряд ли стоит искать ответ, надо наслаждаться". Рыжей уже тридцать пять, но вопрос так и не покидает её. "Мама была права..." Она улыбнулась с печальной грустью, и тут же отогнала посторонние мысли.
Джесс верным шагом приближалась к одной из конюшен и могла отчётливо слышать знакомое ржание, перебиваемое тихими разговорами людей. Пара ребят вышло из ворот и, улыбнувшись, кивнули рыжей в знак приветствия. Девушка ответила тем же. Интересно, кто из этих ребят будет со мной работать?
Как бы сильно она не старалась отвлечься, все её мысли были просто забиты о предстоящей работе. Кто её студенты? Каковы остальные преподаватели? Приветливые ли и примут ли они её в коллектив? Единственное, что она успела узнать, это что все остальные тренера были мужчинами. Джессику это даже веселило. С одной стороны было забавным, что она была единственным тренером-женщиной да ещё по скачкам: место, где женщины не особо пользовались успехом (честно говоря, рыжая с трудом верила, что её вообще примут на работу). А с другой стороны — она будто не уезжала из дома от отца и его армии. Там кругом мужчины, а теперь и здесь. Видимо, это моя судьба! Джесс выдавила раздражительный смешок из себя и остановилась.
Она огляделась по сторонам, выискивая место куда податься, но в итоге решила идти туда, куда понесут ноги.
Но переживая не хотели отпускать. Волноваться было нормально, да и вечный оптимизм придавал ей сил и помогал справиться с трудностями, но Джессика никогда не забывала слова своего отца: "Смелости без страха не бывает". Хм, забавно это было слышать от него!..
..От человека, который всегда учил тебя быть сильной и не боятся НИ-ЧЕ-ГО!.. — вслух процедила она с ноткой презрения в голосе. Джесс уважала своего отца и то, что он делал, но порой считала его одержимым армией, дисциплиной и всеми чертовыми правилами, которые он всю жизнь диктовал дочери. Она глубоко вдохнула прохладный воздух, тряхнула рыжими локонами, которые горели ярким пламенем на солнце, так же выдохнула и уверено зашагала дальше.
Девушка никак не могла выкинуть из головы мысли о недавней новости от отца, которая, как лавина, обрушилась на неё и брата. Вторая семья?! СЕРЬЁЗНО, ПАПА?! Ей хотелось кричать и кричать, но это был не выход. Она лишь надеялась, что её брат поскорее свалит из Балтимора, уедет от отца к старшей сестре и сможет спокойно заняться любимым делом, как и она. Да, их отец был в своём репертуаре: всегда знал, что "лучше" для его детей. Джессика скривилась в кислой гримасе, неумело скрывая печаль и гнев.
К чёрту его и его новоявленную семейку! Сейчас главное — лошади.
Джесс порой так сильно уходила в свои мысли, что забывалась где она, что делает или куда направляется. Вот и сейчас рыжая даже не заметила, как ноги сами привели её к большой террасе. Дэвенпорт не единожды вглядывалась в это место, но каждый раз проходила его стороной, обещая себе, что в следующий раз обязательно сюда заглянет. И теперь очень жалела, что не сделала этого раньше.
Здесь, как и в любом другом месте академии, было уютно, тихо и спокойно. Яркие лучи солнца местами падали на плетённую мебель с мягкими подушками, придавая этому месту ещё больше притягательности. Оно буквально взывало приютиться на одном из кресел, взять чашечку горячего чая и, почитывая книжку, отдохнуть душой и наслаждаться этим прекрасным местом.
Веранда пустовала, хоть по близости и слышались чьи-то голоса. Что ж, отлично! От компании я не откажусь. Заодно, и познакомлюсь с кем-нибудь.
Рыжая недолго выбирала между мягкими креслами и твёрдыми ступеньками, что поднимали к веранде. Она села, спустив ноги на нижнюю ступень, и положила возле себя пакет с яблоками. Джессика вновь протёрла ладонью пятно на штанах и достала из заднего кармана складной чёрный нож. Его ей подарил отец. Одна из немногих вещей, за которую девушка была ему действительно благодарна. Он множество раз спасал её в обыденной жизни и был незаменимой вещью в любым походах. Отрезав кусок яблока, она закинула его в рот и улыбнулась, когда почувствовала кисло-сладкий привкус во рту.
С одной из конюшен доносилось громкое ржание и голоса людей. То ли какой-то жеребец взбунтовался, то ли ещё что. Джесс решила после отправиться к лошадям, взглянуть на тех, с кем ей предстоит работать. Её уже успели предупредить, что большинство скаковиков ещё те кадры.
Ха, не удивительно! — радостно она ответила тогда. Джессика обожала общаться и работать с такими строптивыми и неугомонными лошадьми с горячей кровью. Вероятно потому, что считала себя похожими на них: перечить отцу и выводить его на нет буквально было её смыслом жизни, пока она наконец не покинула родительский дом. Но её папа обладал потрясающим умением достать своё любимую дочурку где угодно. Это стало одной из главных причин переезда в Канаду. Джессика надеялась свалить от отца и быть поближе не только к родине, но и лошадям.
Доев яблоко, она откинулась назад, оперевшись на локти и подставив лицо тёплому солнышку.
Но вдруг шум, доносившийся со стороны конюшни, стал усиливаться и приближаться. Джессика привстала и в следующий момент увидела, как в её сторону несётся чудеснейшее создание, переполненное страхом. Вдалеке за ней уже неслись несколько людей, зовя кобылу по имени.
Мейрин?
Лошадь неслась прямо на девушку, и, испугавшись, Джесс резко подскочила с места. Она понимала, что, влети лошадь на веранду, в таком испуге она способна принести себе ещё больший вред, чем свободна беготня по территории академии. Джессика убрала нож обратно, схватила яблоко из пакета и мигом подскочила. Оказавшись лицом к лицу с огромным создание (которое действительно было не малых размеров), девушка медленно, без резких движений одну руку выставила вперёд, указывая бедняге притормозить, а другой показала яблоко, надеясь, привлечь её внимание и хоть как-то успокоить.
Джесс улыбалась своей милой улыбкой, но дикий страх в глазах животного вызывал дикую боль в сердце. Она сразу же подметила в этой кобыле скаковую лошадь, правда размеры её были невообразимыми. Дэвенпорт не мало повидала скаковиков: малых и больших, красивых и неказистых. Но эта отличалась от всех. Вау! Удивление сменялось грустью. Сколько ей довелось повидать сломленных, отчаянных и просто побитых жизнью скаковых да и других лошадей из мира спорта. Вот и ещё одна такая предстала перед девушкой. Сколько же было в ней страха. Казалось, она будто слеплена из него.
Мейрин, да? — Джесс очень надеялась, что правильно расслышала имя, и слегка кивнула, когда сумела разглядеть выгравированное имя на табличке недоуздка в беспокойном мотании головой. — Тише, девочка. Спокойно. Всё хорошо, — она говорила максимально спокойным и мягким голосом. Дэвепорт аккуратно протянула яблоко и стала ждать, когда лошадь успокоиться и проявит интерес с угощению. Главное не спугнуть. И не спешить. Фух. Всё хорошо. Она повторяла это в голове снова и снова, как мантру. Джессика не сразу, но заметила местами взъерошенную шерсть и слегка ободранный нос. Болтающийся недоуздок дополнил всю картину произошедшего.
Джесс устремила взгляд за беснующуюся кобылу туда, откуда за ней бежали люди. Она указала им рукой остановиться, в надежде, что те её увидят, и им хватит ума не приближаться, а тем более не подходить к лошади сзади. Не хватало, чтобы она ещё ненароком накинулась на кого-то или вновь убежала.
Мейрин, спокойно, — девушка как можно мягче протягивала слова.
Рыжеволосая жокей не отличалась высоким ростом, но даже в холке кобыла превосходила её, а в полный рост и вовсе казалась огромной. Её ярко-белая проточина притягивала взгляд, а два чулка на задних ногах идеально дополняли образ тёмно-гнедой кобылы.
Какая же ты красавица! — Джессике трудно было сдержать своё восхищение, поэтому выпалила это вслух.

Отредактировано Jessica Davenport (2017-12-21 08:42:24)

+1

4

Бежать, было единственным, что ты могла делать когда раздался взрыв и уламки трибун, ипподрома поднялись в небо словно перъинки птиц. Тот шум просто оглушил всех, люди падали на землю, кто-то в панике покидал свои места, а лошади слетали с ног будто кегли сбитые шаром на дорожке. Тебе тогда повезло, что отделалась лишь осколками в теле и поврежденной психикой. Тогда множество работников обрадовались узнав, что ты не получила особых повреждений, но радость была не долгой. Вскоре все заметили твой застывший страх в глазах, уставали вытаскивать из денника и перевозили только под воздействием сильных успокоительных. Люди не могли смотреть на твои мучения, но и чем помочь не знали. Вся эта история имела грустный конец и он продолжается по сегодня. К сожалению, владельцы решили, что не могут еще хоть как-то облегчить страдания лошади и потому решили продать тебя, даже отдать наверное. Вообще странно, что никто не сдал на бойню, наверное из-за уважения к твоим победам, решили подарить жизнь, но разве это так? Тяжело назвать твое существование жизнью, ведь ты давно забыла все ее радости. Можно сказать, что люди предали тебя? Нет, скорее просто устали и ты могла их понять и давно простила за поступок. Возможно они думал, что смена обстановки пойдет на пользу, но к сожалению все лишь ухудшилось. Здешние люди не понимали как нужно себя вести с тобой, не знали, что от их криков и лишнего шума тебе становится только хуже. Жизнь становилась все более несносной, но ты не в силах принимать решения.
Вот так и сегодня из-за незнания, непонимания всей ситуации тебя вновь довели до срыва. Разве они понимают, что ты это делаешь не со зла? Не потому что у тебя противный характер и ты желаешь смерти всему роду людскому? Нет, им просто стоит понять и принять тебя, возможно тогда, ты сможешь кому-то довериться. Возможно...тебе стоит поделиться с кем-то своими демонами внутри, которые не дают покоя все это время? Хотелось бы верить, что когда-то ты хоть немного исправишься, научишься воспринимать мир по новому, вообще научишься его воспринимать. Сейчас все слишком плохо.

Влетев на ровненький газон который уже по немного примялся к земле, ты увидела впереди себя девушку. Сначала ты не успела особо разглядеть ее. Она чуть отскочила в сторону дабы ты не внеслась прямо в нее, но так как впереди были ступени, что подымались на веранду, ты решила, что пора жать стоп кран. Упираясь тонкими ногами в землю и оставляя за собой следы торможения на сорванной траве, ты успела остановиться прямо перед человеком. Как не странно, но она не бросилась ловить тебя, пытаться ухватить за недоуздок, ничего такого не было в ее поведении.
- Мэйрин, да? Уши вздрогнули услышав свое имя. Ты громко и часто дышала, мышцы вспомнили каково это - бежать. Приятные ощущения пробежались под гнедой шкурой, что переливалась под лучами солнца. Ты напряженно оставалась на месте, разглядывая женщину перед собой. Она была совершенно не большого роста, ну по крайней мере для тебя. Светлые штаны, темная футболка и что это в руке, яблоко?
— Тише, девочка. Спокойно. Всё хорошо. Голос был спокойным, не похожим на крики, которые ты слышала все чаще, особенно в свою сторону. Сочный на вид фрукт красовался в руке девушки. Ее волосы были огненного цвета, черты лица приятными, как и запах исходящий от нее. Ты не спешила подходить к женщине, пусть и не было страха перед людьми, скорее ты боялась того, что в случае чего не успеешь убежать, скрыться в укромном месте да и в последнее время именно от работников и персонала издавался шум, крики, что пугало тебя. Сейчас было иначе.
Выровняв дыхание хоть немного, ты сделала аккуратный и осторожный шаг к девушке, как вдруг уловила шаги людей, что бежали за тобой еще от конюшни. Тело натянулось как струна, ты обернулась в их сторону, как те начали сбавлять темп. Один уже еле дышал и оперся руками на чуть согнутые колена, второй покраснел, видимо так много бегать им не часто приходиться.
- Дамочка, будьте осторожны с ней. Прокричал один из них, вытирая рукавом пот со лба. Вновь высокая интонация, ты не любишь ее. Нервно замотав головой, ты вновь посмотрела на рыжеволосую. Она снова произнесла твое имя. - Мэйрин, спокойно. Ее голос был нежным, слова лились медленно и четко. Яблоко все еще влекло к себе. У тебя оставалось несколько вариантов выхода из данной ситуации. За спиной стоят двое конюхов, которые еле дышат, но они попытаются тебя поймать из последних сил. Впереди приятная девушка с лакомым яблоком. Так же был еще один путь, но он пугал тебя не меньше этих двух.
Громко фыркнув, ты сделала несколько осторожных и медленных шагов к фигуре рыжеволосой женщины, которая сейчас более походила на статую. Она улыбалась, ее глаза были добрыми и лучились светом. Отведя уши назад, ты согнула шею и вытянувшись словно стрела, потянулась губами за яблоком. Не успев нормально ухватить скользкую шкуру фрукта, ты уронила его на землю. Вздрогнув и задрав голову, ты посмотрела на реакцию женщины. Она оставалась на месте.
— Какая же ты красавица! Восхищение чувствовалось в ее словах. Раньше тебе часто говорили подобные слова, но сейчас они все реже проскакивали сквозь уши.
Глубоко выдохнув, ты подошла ближе к человеку, аккуратно дотрагиваясь носом к ее рукам и изучая запахи. Спустя пару минут обнюхивания девушки, ты посмотрела на лежащее яблоко. Опускать голову так низко было рисковано, но ты не чувствовала что-то плохое от этой барышни. Она выглядела весьма милой и доброй. Прижимая уши к затылку, ты опустила голову и подняла яблоко, довольно разкусивая во рту и наслаждаясь кисловатым соком фрукта, который немного полился по губам.
- Кто ты? Вытянув шею, ты вновь потянулась мордой к женщине, на этот раз ощущая теплое и мягкое прикосновение к телу. В этот момент ты совершенно забыла о двух конюхах позади. Они кстати не ушли еще и возможно даже обдумывали план поимки, но не мешали этой незнакомке. Кто она? Они ее знают? Очередная птица высокого полета?
Рука человека прошлась по содранной щеке, ты чуть прищурила глаза, дыхание стало ровным, более спокойным. Было приятно ощущать столь приятное оглаживание, которое не  несло в себе грубости. Даже когда рука девушки легла на ремень недоуздка ты оставалась стоять на месте без резких движений. Стало тихо.

+1

5

Какая же она красивая! Джессика осматривала кобылу, как маленькое дитё, которому подарили долгожданную игрушку. Рыжая бы не сказала, что в мире скачек она вертится уже много времени (хотя, кто знает, сколько это — много), но Мэйрин отличалась от всех. Вблизи она казалось ещё больше и массивнее. Её упругие мышца явно проглядывали сквозь тонкую кожу и вырисовывали чёткие линии рельефа. Всё её тело покрылось паутиной проступающих венок и было напряжено до предела. Джесс смотрела на гнедую и боялась, что от такого напряжения лошадь просто лопнет.
Девушка внимательно следила за кобылой и смиренно ждала, когда та осмелеет, чтобы взять предложенное угощение. Через несколько минут неуверенности и чрезмерной осторожности, то ли жажда, то ли любопытство, то ли ещё что преодолело страх, и кобыла забрал с руки сочный фрукт. Она жадно хрустела им, пока Джесс протягивала руку к её морде.
Всё хорошо. Молодец, — она повторяла и повторяла эти слова, словно мантру. Тихо и размеренно, успокаивая лошадь.
Мужчины, что минутами раннее пытались её поймать, теперь сбавили темп и, не торопясь, приближались к ним. Джессика бросила на них пристальный и пытливый взгляд и несколько раз легонько мотнула головой. Прошу вас, не подходите! — между тем, что она говорила Мэйрин, в голове выкрикивала эти слова, как будто могла телепатически передать их тем глупцам. И, о, чудо, они услышали её зов. Тот, что подобрался ближе всех, вдруг остановилась, махнул назад рукой, приказывая остальным не приближаться.
Всё в порядке. — трудно было сказать, кому именно это было адресованы. Наверное, всем сразу: и гнедой, и тем людям и самой себе. Джессика осторожно захватила рукой болтающийся чембур и наблюдала, как яблочный сок вперемешку слюной стекал по мягким губами, а за щеками ещё похрустывало. Улыбаясь, девушка пыталась припомнить, когда последний раз работала с подобной лошадью, — избитой жизнью. Но это далось с трудом.
Крепко сжав повод в руке, другой она нежно, едва касаясь взмокшей шерсти, сначала дотронулась тёплого носа, затем провела вдоль всей головы и задержалась на щеке, где хорошо прощупывалась содранные участки кожи и небольшая рана, вокруг которой запеклись капли крови.
Ничего страшного, через несколько дней и следа не останется, — на какое-то время брови сочувственно сдвинулись, но Джесс вновь заулыбалась и продолжала смотреть в большие тёмные глаза. Рука наконец добралась до недоуздка и нащупала плотный кожаный ремень, и девушка аккуратно подобрала его пальцами, намериваясь, в случае чего, крепко ухватиться.
Один из конюхов отделился от своей группы и, вырисовывая огромный круг в большом радиусе от лошади, обошёл их со стороны и осторожно приблизился к Дэвенпорт сзади. Он делал два-три шага, останавливался и снова шагал вперёд, пока не очутился в опасной близости к девушке и кобыле.
Мисс, простите, что побеспокоили. Эта девочка любит побегать, правда, вытащить её из денника — отдельная песня, — он многозначительно хмыкнул и протянул мощную руку вперёд, намериваясь перехватить чембур, но Джесс вежливо его отдёрнула.
За это не переживайте. И, думаю, я справлюсь с ней. Пройдусь немного, успокою, а потом поведу обратно на конюшню, — она одобряюще поглаживала тёмный нос, — Если что, я Вас позову.
Пожалуйста, уйди, пока не случилось чего непоправимого! Мэйрин заметно расслабилась, после того, как ей скормили яблоко, и меньше всего Джессике хотелось, чтобы она вспылила с новой силой.
Хорошо, но будьте внимательны и осторожны.
Само собой, — девушка кивнула ему, и он удалился. Его предостережения она воспринимала с полной серьёзностью, но не упустила случая поёрничать, — Мужчины. И что они понимают в дамских капризах, верно? — из глотки вырвался короткий и ехидный смешок. Джесс проводила мужчину хитрым взглядом и обратила всё своё внимание на гнедую. Возможно, это был странный и весьма нестандартный способ переманить Мэйрин на свою сторону и тем самым завоевать её доверие, но иногда срабатывало. Девчонки ведь любят посплетничать!Давай прогуляемся немного, а потом домой.
Чембур туго натянулся, заманивая большое животное следовать за рыжей копной волос. Не хотя, но гнедая поддалась на безмолвные уговоры. Джессика шагала медленно, делая шаг каждые две секунды. Но тренер была не самого высокого роста, а потому и шаг небольшой, в отличие от высоченной чистокровки. Шаги Мэйрин быстро перебили такт, под который девушка старался двигаться слева от кобылы, и Джесс пришлось ускориться.
Несколько минут они гуляли по газонам и тропинкам, протянувшимися от террасы. Народ сюда почти не заходил, предпочитая прогуливаться вблизи конюшен, левад и рабочих зон, так что они могли спокойно провести время в полном одиночестве, лишний раз не нервируя друга друга и остальных. В очередной раз сделав круг и вернувшись к террасе, Джесс захватила пакет яблок, который остался лежать на ступеньках, и угостила свою спутницу ещё одним плодом.
Ты такая красивая и большая Мэйрин, прям загляденье! — всю дорогу Джессика разговаривала с ней, что-то рассказывала, в основном — забавные случаи из её жизни, связанные непосредственно с лошадьми. Она задорно смеялась, пытаясь отвлечь гнедую от каких-либо расстройств, и надеялась, что та с интересом слушает её.
Представляешь, однажды я работала на одной конюшне, и к нам пришёл репортёр из какой-то газеты с оператором. Они так долго крутились возле денника одного из фаворитов предстоящей скачки, что тому вскоре надоело их назойливое внимание, и он чуть не сломал камеру, сперва лизнув её, а потом и вовсе ухватив зубами. А затем обслюнявил дорогой костюмчик той женщины. Чертовы репортёры! — Джессика закатила глаза и негодующе мотнула головой. Возможно, это был не самый забавный случае на работе, но она всегда вспоминала его с улыбкой на лице. Одним нравилось красоваться и позировать на камеру, а кто-то терпеть не мог все эти вспышки и уйму вопросов, которыми тебя заваливают, как лавиной посреди заснеженных гор. — А ты что? Любишь репортёров, журналистов?
Они завернули на последний круг, и девушка повела поводом в сторону конюшню, когда народ на их пути более-менее рассосался.


+1

6


Дорога была долгой и утомительной, а день неустанно близился к завершению. Небеса заволакивало густыми кучевыми облаками. Яркие лучи солнце с трудом пробивались через них и весело играли на поверхности земли. С северных гор дул прохладный ветерок, ероша шерсть на загривке и завывая в ушах. Шварц ступал медленно и немного вразвалочку. напоминая с виду косолапого белого мишку. Он не переставал оглядываться на свою белую спутницу и время от времени останавливался, чтобы дать ей перевести дух и зализать раны.
Они давно отошли от города и преодолели немалое расстояние. Большая часть их пути пролегала по дороге, которая вела прям до порога академии. Ушло бы меньше времени, срежь они через холмы, поля и леса, но обе собаки были явно не в том состоянии, чтобы путешествовать по пересеченной местности. Последнее, что надо было, так это застрять где-то в глуши, ища укрытия от диких зверей.
Вскоре на горизонте показались верхушки зданий, а ещё погодя можно было без труда разглядеть пасущихся лошадей в левадах и паддоках и тренирующихся ребят на плацах. Оказавшись на знакомых и давно ставшими родными землях, Шварц не мог не радоваться. Его вечно хмурый взор повеселел, хвост завилял быстрее, чем прежде, а всё тело напряглось от возбуждения. Он шагал твёрдо и живо, прилично опережая белую овчарку и вовремя спохватился, пока вовсе не удрал от неё. Они преодолели парковку и лужайки, где встретили двух работников, которые бросили на них парочку косых взглядов, и подошли к террасе. Людей здесь не было, но за дверью, ведущей внутрь, отчётливо слышались голоса. Кобель остановился недалеко от ступенек и оглянулся на Шанди. Обычно он искал Джексона на конюшне или выжидал его здесь, прямо на этом месте, где сейчас стоял. Надеюсь, я не ошибся и Джексон где-то здесь... Кангал принюхался, надеясь уловить запах хозяина, но попытка не увенчалась успехов.
Всё то время, пока они шли, собаки провели в безмолвном молчании. Лишь иногда Шварцбальд решался нарушить эту нависшую и отчасти давящую тишину и интересовался состоянием Шанди, а потом вновь уходил в свои думы. Он не знал, что говорить, хотя вопросы ему были заданы. Авария... Их запах явно ещё не успел улетучиться с того места на автостраде, где он и она прошли часом или двумя раннее, и где было столкновение двух железных монстров.
Ты вроде спрашивала про аварию? Ничего страшного, всё обошлось. Меня лишь немного задело. — Шварц опустил ту часть, где его ударом, как маленького щенка, отбросило за обочину дороги. — Отделался ушибами и небольшой царапиной на ноге. Но мне повезло, — я повстречал Джексона. Тогда-то он меня подобрал и отвёз к себе. — От воспоминаний на месте старого ранения возникло неприятное ощущение. По правде, прошло не так много времени с того дня, и на коже можно было разглядеть чёткий рубец, который скрылся под густой палевой шерстью. Словно в ответ на воспоминания, Шварц припал на раненную ногу, но тут же выпрямился, и режущая боль на загривке ударила с новой силой. Он хорошенько встряхнулся и присел.
Мне жаль, что так вышло с твоим хозяином. Не хочу врать, я не знаю, есть ли твой человек на этой конюшне,.. — пёс сам погрустнел во взгляде, вспоминая как Шанди опечалили её слова о своей прежней потерянной жизни и теперешнем положении, — Но, как бы там ни было, я верю, что ты сможешь найти того, кто полюбит тебя всем сердцем и никогда уже не отпустит и не предаст. — Шварца легонько улыбнулся. — Ты красивая, здоровая и у тебя добрые глаза. Если уж я сумел найти хозяина, то ты и подавно! — он играючи боднул её носом и лизнул в лоб. Казалось Шварц, который всегда был скуп на подобные откровения, выложил всё, о чём думал на блюдечко с голубой каёмочкой. Как бы ни так.
Вдруг дверь отварилась и оттуда кто-то вышел. Шварц в миг замер, но прежде, чем человек появился у них на виду, и пёс с великим удовольствием кинулся тому в объятия, кобель уловил его запах. Нет, это был не Джексон. Мужчина спустился по ступенькам, ступив чёрными ботинками на холодные бетонные плиты, которым была проложена дорожка. Завидев рядом двух собак, он улыбнулся кончиком рта, слегка обнажая зубы, махнул рукой и выкрикнул приветственное "Хей!". Шварц несколько раз встречал его на конюшне, и тот даже приносил псу вкусные лакомства в виде костей и ломтиков бекона. Палевый гавкнул ему в ответ, вильнув хвостом, и проводил внимательным взглядом.
Щас Джексон подойдёт, жди, — выкрикнул он напоследок и исчез.
Отлично! Подождём здесь, пока он не объявится. И извини за мою чрезмерную молчаливость. Из меня фиговый собеседник, как ты уже успела заметить. — он громко выдохнул, будто освобождаясь от тяжёлой ноши, и внезапно начал разговор с ответа на вопрос овчарки о его бездомной жизни. — Да, я был дворовым псом и даже ни раз. Сперва сбежал из... От не очень хороших людей, — голос огрубел ещё сильнее, из глотки вырвалось гулкое, но устрашающее рычание. Щварц тут же осекся и виновато потупил взгляд, прижав уши. Хвост, который всё это время елозил по земле внезапно запер в напряжении. Меньше всего он хотел напугать Шанди. Ещё меньше хотел говорить о том времени. Ей ни к чему было знать подробности той его жизни, чередой которой были клетка и боевая арена. Жалости никто не просил. Гордиться тоже было нечем. Ему удалось пережить и выбраться оттуда, при этом не обезумев и не потеряв здравый смысл в конечном счёте, но рано или поздно срывался любой. Самыми жуткими и ужасными были воспоминания о тех тёмных днях, когда дикая сторона его сущности взяла вверх над рассудком. Кровавые образы и запахи... Звук острых клыков, прокусывающих тёплую плоть... Они были выжжены в памяти пса и по сей день никак не отпускали.
Щварц не заметил, как вновь зарычал.
Извини. — кангал сглотнул и продолжил, — В общем, сбежав, я оказался на улицах Харлема. Это город в Германии. Должен признаться, несмотря на все неприятные стороны бездомной жизни, о том месте у меня остались весьма хорошие впечатления. Постройки и сам город просто великолепны! Потом меня подобрал один из туристов и вскоре увёз сюда, в Канаду. Он же и дал мне имя Шварцбальд. — он хмыкнул, улыбаясь, и думал о том, как быстро имя, данное при рождении, улетучилось из памяти. — Но вскоре он умер, а я, после нескольких дней или недель блужданий, забрёл наконец в окрестности конной академии. Ночевал в амбаре. Днём бегал по территории. Как упоминал прежде, люди здесь добрые и радушные, — они накормили и напоили меня. В благодарность я стал следить за порядком. так сказать. А во время очередной прогулки забрёл слишком далеко и стал жертвой небольшой аварии на дороги. Дальнейшая история тебе уже известна.

+1

7

.причал.

Шанди и Шварц довольно долго шли улицами города, затем безграничной трассой и казалось этой дороге никогда не настанет конец. Овчарка быстро уставала из-за того, что ей приходилось скорее скакать нежели спокойно передвигать лапами. Розовый язык свисал над подбородком и туманный пар вырывался из собачьей пасти, после развеиваясь на прохладном воздухе.
Шанди никогда прежде не оказывалась в подобных ситуациях, она совершенно не была привычна к такому, но разве жизнь спрашивает нас как будет лучше? Она просто наносит удар и наблюдает как мы поднимемся и продолжим путь. Плюхе на самом деле крупно повезло, что в этот день ей повстречался этот большой и добрый кобель. Он казался ей очень храбрым и умным, она же по сравнению с ним смотрелась как маленький щенок, которому стоит еще поучиться у столь разумного пса.
Всю дорогу кобель вырывался вперед, но потом вспоминал еще и о своей спутнице, после чего останавливался и ждал пока Плюха допрыгает до него. Держать так раненную лапу дело не из простых, все время нужно напрягать ее и от этого силы истекали еще быстрее.
Когда Шанди подумала, что уже не может идти и хочет сделать небольшой привал, на их пути показались козырьки крыш академии. Ветер, что дул в их сторону, доносил запах лошадей, сена и сырости. Овчарка облизалась намочив свой нос и опустив голову, начала активнее продвигаться вперед. Шварц все так же молчал, но его хвост начал куда веселее вилять из стороны в сторону, а все тело возбудилось и зазывало Плюху двигаться еще быстрее.
Двое собак переступило порог территории и тогда запахи врезались в нос с новой силой. Шанди остановилась и осмотрелась по сторонам, здесь было не менее красиво нежели на предыдущей конной базе. Она чувствовала запахи лошадей, котов, которые наверное прижились здесь, а так же запах сигарет и просто разных людей. Как бы она не принюхивалась знакомого ей запаха так и не удалось учуять. Джея здесь не было, а значит она зря надеялась.
Повернувшись мордой к лапе, Шанди лизнула несколько раз присохшую рану и вновь последовала за Шварцем. Он знал куда идти и блондинка ему доверяла. Большой пес не пугал здешних людей,а  значит все его знали, на Шанди они косились с разными взглядами. Кто-то явно думал про себя "О, приволок с собой еще одну блохастую", кто-тоже подбадривающе говорил Шварцу "Молодец, какую девку себе нашел". Шанди не всегда понимала реплики людей потому не обращала на это внимание.  Она пыталась быть дружелюбной ко всем и даже к тем, кто явно не был рад ее визиту. Виляя своим пушистым хвостом, овчарка пыталась проявить свои хорошие намерения, но большинству на нее было все равно. В общем, как и в городе, когда она пыталась найти помощь у людей.
Вскоре кобель привел ее к очередному красивому зданию, где они пока что были одни. Красивый газон был притрушен пеленой снега, дорожки протоптаны сапогами людей и казалось, только они двое здесь единственные собаки, хотя подождите. Подняв чуть голову и принюхавшись, Шанди почувствовала запах других собак. Шварц был не единственным посетителем академии. Овчарка прижала уши и потупила взгляд в один из следов ботинка оставшийся на снегу.
Вдруг голос пса развеял тишину и решился ответить на давний вопрос подружки. Он рассказал об аварии, хотя особо много ничего не сказал. Плюха заметила на его лапе некий рубец, но решила промолчать пока. По правде говоря, она расстроилась отсутствием запаха своего временного хозяина. Наверное они больше не встретятся, но очень хотелось бы, чтобы ее нашла Лео. За этой рыжеволосой девушкой овчарка скучала больше всего. Ей не хватало игр с Флайтом, поучений Лорда и просто теплой домашней обстановки.
— Мне жаль, что так вышло с твоим хозяином. Не хочу врать, я не знаю, есть ли твой человек на этой конюшне,.. Шварц опустил взгляд.
- Его здесь нет. Грустно произнесла Шанди и все так же смотрела на снег.
Но, как бы там ни было, я верю, что ты сможешь найти того, кто полюбит тебя всем сердцем и никогда уже не отпустит и не предаст. — Шварца легонько улыбнулся. — Ты красивая, здоровая и у тебя добрые глаза. Если уж я сумел найти хозяина, то ты и подавно! Он ободряюще пнул ее носом и лизнул в лоб. Шанди посмотрела на кобеля и если бы собаки могли улыбаться именно это она бы и сделала. Забив хвостом по плитке терасы, Плюха уткнулась розовым носом в мохнатую шею пса и глубоко выдохнула. Ей было хорошо рядом с с этим мужчиной, пусть она еще молодая и никогда не испытывала чувств симпатии, но что-то она испытывала к нему, пусть сейчас совершенно не понимала, что это.
Пара сидела под крышей веранды, пока вдруг дверь не отворилась и на улицу вышел какой-то мужчина. Шанди мгновенно обернулась на звук шагов и активно забила хвостом по плитке, а из груди палевого вырвался одинокий "Гав".
- Щас Джексон подойдет, жди. Мужчина ушел прочь добавив еще несколько следов на тропинке.
Отлично! Подождём здесь, пока он не объявится. И извини за мою чрезмерную молчаливость. Из меня фиговый собеседник, как ты уже успела заметить. Блондинка вновь посмотрела на Шварца, он выглядел не совсем радостным. Шанди может и хотела что-то ему сказать в ответ, но после глубокого вздоха, пес начал свой рассказ о своей уличной жизни. Овчарка устала сидеть и от части напрягать лапу, потому медленно опустилась на плитку вытянув перед собой лапы.
Да, я был дворовым псом и даже ни раз. Сперва сбежал из... От не очень хороших людей, Внезапно из горла пса раздался рык, от чего Плюха вздрогнула. Она кинула на Шварца взгляд, как от прижал уши и перестал вилять хвостом. Она чувствовала, как его тело напряглось.  Шанди захотела спросить, что с ним, но вовремя сдержала себя и предпочла промолчать.
Спустя минуты молчания, пес вновь зарычал. На этот раз он был еще агрессивнее и мощнее. Легкая вибрация по полу исходила от тела кобеля и Шанди поднялась. Она поджала лапу к себе, уши навострила и в недопонимании смотрела на Шварца. Он спешно извинился и сглотнув, вновь начал говорить.
— В общем, сбежав, я оказался на улицах Харлема. Это город в Германии. Должен признаться, несмотря на все неприятные стороны бездомной жизни, о том месте у меня остались весьма хорошие впечатления. Постройки и сам город просто великолепны! Потом меня подобрал один из туристов и вскоре увёз сюда, в Канаду. Он же и дал мне имя Шварцбальд. Он замолчал, пока тем временем блондинка в уме повторила его имя. - Шварцбальд. Попробовав на "вкус" странное, но интересное имя пса, Плюха вновь обратила на него свое внимание.
Но вскоре он умер, а я, после нескольких дней или недель блужданий, забрёл наконец в окрестности конной академии. Ночевал в амбаре. Днём бегал по территории. Как упоминал прежде, люди здесь добрые и радушные, — они накормили и напоили меня. В благодарность я стал следить за порядком. так сказать. А во время очередной прогулки забрёл слишком далеко и стал жертвой небольшой аварии на дороги. Дальнейшая история тебе уже известна.
Шварц замолчал. Шанди на пару секунд задумалась переваривая информацию. Встряхнув головой, собака подсунулась поближе к кобелю и прижавшись боком к нему, ощутила его тепло. Прохладный ветер повеял в их сторону от чего собака прижмурила глаза и отвела уши назад.
- Я рада, что ты повстречал, Джексона, наверное он хороший. Я уже и не надеюсь найти своего хозяина, но больше всего я волнуюсь за свою Лео. Наверное у нее родился странный маленький человек, которого она любила еще до его появления. Не хочу чтобы она волновалась за меня. Вдруг Шанди ощутила внутри себя неистовую печаль. Она вспомнила как было, когда Шанди еще жила со всеми в доме Лео. Девушка любила их всех, три овчарки и когда она узнала о своем положении, долго решалась как поступить правильно со своими питомцами. Плюха была одной из самых активных собак из троицы и потому ее первую отдали. Хозяйка обещала ей, что вернется и заберет обратно, но теперь как она сможет найти ее? Теперь паника заискрилась внутри блондинки. Шанди вздрогнула от одной мысли, что никогда не увидит свою хозяйку. В голове начало мешаться много мыслей.
- Думаешь, мне разрешат здесь жить? Придя сюда, я почувствовала запахи других собак, ты здесь не единственный пес на территории? Шанди не желала иметь очередные проблемы с другими собаками и не всегда ей будет так везти, как к примеру, сегодня. Шварц же не всегда сможет быть рядом, у него есть свой дом, хозяин и некие обязанности, ведь мы все должны быть со своими хозяевами. Теперь и страх заглянул внутрь разума собаки.
Спустя несколько секунд, дверь здания вновь скрипнула и на улицу вышлел очередной мужчина. Шанди не обратила на него особо внимания, но почувствовала реакцию Шварца. Он поднялся и побежал к парню. Блондинка поднялась и поджимая травмированную лапу, поглядела на кобеля и его, хозяина? Может это был тот самый Джексон о котором говорил Шварц? Шанди опустила голову и прижимая уши, робко повиляла хвостом. Ее голубые глаза смотрели на человека, но она не спешила к нему подходить. Сейчас время принадлежало ее другу и его человеку. Она ждала пока ее подзовут или пес скажет, что она может подойти. Впервые за столько времени Плюха не сорвалась с места к человеку дабы кинуться в его объятия и расцеловать  его лицо. Она предпочла подождать.

+1

8

Стоял славный зимний полдень. Джексон в такие дни обыкновенно опаздывал, просыпаясь на час-другой позже положенного времени, но ему такая роскошь, в отличие отстудентов, была иногда позволена. И когда мороз за окном крепчал, тем приятнее было, обернувшись в одеяло и пригрев под боком большого тёплого пса, поваляться в кровати дольше положенного и о чём-нибудь подумать. Тем не менее, несмотря на приятное ленивое начало, день сегодня выдался насыщенный и активный, в бегах по работе старший тренер по выездке даже потерял счёт времени, а Шварцбальд, обычно рыскающий по окрестностям сам по себе, и вовсе не беспокоил блондина своим отсутствием. Джей стопроцентно знал: к вечеру, когда закончатся занятия, а лошади будут спать, уткнувшись носами в сено, палевый кобель объявится на парковке возле знакомой ему большой машины, а может - зайдёт в раздевалку, подтолкнув носом дверь, и обязательно стряхнёт с себя снег, оставив его таять на полу.
Шварца любили все обитатели конюшни, ни у кого не возникало мысли обидеть добряка кангала, когда он бродил сам по себе без присмотра. Даже пугливые дети рано или поздно обретали должное бесстрашие рядом с ним. Тем более теперь, когда на шее у Шварца красовался широкий кожаный ошейник с медальоном, на котором был выгравирован номер его хозяина, люди как-то даже с уважением почёсывали меж ушей его большую медвежью голову и бормотали, что ему, вообще-то, очень повезло обрести дом. Но честно говоря, не только кобель оказался в выигрыше от встречи с Эвансом. Мужчина и сам чувствовал, как ощутимо изменились его собственные ощущения и чувства к жизни, которую он привык проводить большую часть времени в одиночку.
Сейчас, закончив занятие, которое затянулось на долгих два часа, блондин шёл поступью тяжелых шагов в сторону холла, и целенаправленно выуживал из тугого кармана своих штанов непослушные маленькие монетки. Они, выскальзывая из-под едва пролезающих внутрь пальцев, катались туда-сюда и злили мужчину. Он некоторое время упорно пытался с ними справиться, но в конце концов попросту плюнул на это дело и вытащил сложенную втрое мягкую купюру, которая отправилась прямиком в автомат, раздающий пластиковые стаканчики с горячим растворимым кофе. Один из них, любимый Джексоном, с самым вкусным названием, согрел холодные ладони, которые Эванс успел обморозить в большом манеже. Блондин успел пристраститься к этому напитку, сделанному из дешевого рассыпного порошочка, и видел в нём гораздо больше смысла, чем в том кофе, которое можно было приобрести втридорога в каком-нибудь Старбаксе. В общем, в подобных вещах он был человеком совершенно непридирчивым и некатегоричным. Первый глоток смягчил раздражённое горло, что до сих пор неприятно саднило после не до конца пролеченной простуды, и тренер блаженно присел на краешек дивана, стоящего у стены, жаль, что ненадолго. Он был так увлечён чтением статьи на телефоне, что не услышал звонкий знакомый лай со стороны террасы. Кто-то то и дело шастал мимо, распахивая дверь на улицу, но глава факультета, не поднимая в ту сторону глаз, лишь морозился на сквозняке, вздрагивая плечами. Наконец, вошедший внутрь холла коллега, легонько ткнул Джея в плечо: Там Шварц на улице разоряется. Эванс, вздохнув, встал с дивана и, убрав телефон в карман, отпил ещё один большой глоток из опустевшего стаканчика. Шварц, - мужчина, оттолкнув тяжелую, вечно подстывающую снизу дверь на террасу, обратился к сидящему перед ним кобелю, - ты чего тут брешешь? Он мельком глянул на свои наручные часы, проходя к скамье возле перил маленького крыльца и усаживаясь туда. Время раннее ещё. Мужчина, обернувшись лежащим на подушке пледом, поёжился от холодного ветра, приносящего с собой снежинки, от которых неприятно покалывало кожу. Похлопав по колену, блондин подозвал пса к себе и, запустив руки в его промокшую потемневшую шерсть, внимательно посмотрел в умные глаза своего нарушителя тишины. Ты же знаешь, никакого шума в академии, - кажется, когда Джекс говорил со своей собакой, весь его вид приобретал крайне серьёзный оттенок, и ему самому порой казалось, что животные могут понимать куда больше, чем некоторые люди. Откуда кровь опять? Голос хозяина приобрёл нотки недовольства, но лишь потому, что он в принципе относился очень недоверчиво к образу жизни, который вёл его, теперь уже домашний, пёс. С большим сомнением он отпускал его шляться по улице только с одним единственным условием: кобель не будет находить неприятностей на свою шкуру, но рана на его холке говорила о том, что это правило кангал нарушил, чем заставил мужчину тревожиться.
Мельком скользнув взглядом по открытому помещению, которое на зиму становилось совсем безлюдным и голым, Джей осмотрел затянутые в полиэтиленовые чехлы креслица, занавески, свёрнутые рулонами в таких же пакетах в углу у стены, и на фоне заметённого снегом пола вдруг заметил вторую собаку, которая, пригнувшись к земле, едва отличалась от белоснежного фона природы. Ух ты, это у нас кто, - тренер, приосанившись, потрепал Шварцбальда по шее за ухом и, склонив голову набок, столкнулся взглядом с глазами незнакомой ему прежде собаки. Белёсая, похожая на овчарку сука, глядела на него издалека, распахнув ярко-голубые, прямо как у него самого, глаза и крайне приветливо, хоть и отстраненно, виляла человеку тяжёлым мокрым хвостом. Мужчина огляделся по сторонам, ища взглядом возможного хозяина, но кроме него на улице поблизости с академией не было больше ни одного человека. Это твоя подруга? - блондин присвистнул ей, подзывая поближе, и был на миллион процентов уверен, что перед ним девушка. Слишком уж утончённая и миловидная морда была у этой собаки. А вот ошейника, кстати, на ней не оказалось, как ни пытался прощупать его пальцами под шерстью спортсмен. Откуда ты взялась, бедняга? - ему всегда импанировали собаки, как-то так повелось с детства, да и сострадания в этом большом человеке хватало с лихвой. Спортсмену куда проще было бы пройти мимо человеческой беды, чем отказать во внимании животному. До кучи оказалось, что белоснежная овчарка поджимает одну из лап, пряча её под собой, и тогда, обеспокоившись этим фактом, Джекс осторожно, чтобы не нарваться на возможную агрессию, мягко взял её в свою руку и разогнул, чтобы в свете солнца рассмотреть проблему. К счастью или сожалению, искать долго не пришлось. Под тихий скулёж овчарки блондин осмотрел кровоточащую рану, изрезавшую мягкие подушечки на внутренней стороне её лапы и, встав на ноги, не сказав ни слова, быстрым бегом улетел в помещение. Уже через пару минут он вновь появился на крыльце, держа в охапку перед собой маленький пластиковый ящик, внутри и поторого красовался целый набор юного медика и, усевшись на своё место, Джексон внимательно посмотрел сначала на Шварца, затем на его подругу. Мужик, дамы вперёд, - человек, подозвав к себе суку, аккуратно обнял её сбоку: Не бойся, красавица, это не будет больно. Достав из своей прозрачной коробочки раствор антисептика, Джей не жалея вылил на кровоточащую дыру в лапе добрую половину пузырька, и тогда кровь, что вспенивалась и багровела, стала стекать на деревянные доски, устилающие пол и на белый снег, окропляя его своими каплями. Так, ну и где вы побывали? 

+3

9

С неба упала несколько крупных снежинок. Одна приземлилась на чёрный нос, и кангал нервно фыркнул, скаля верхние клыки. Ещё пара минут, и огромные хлопья снега медленно начали засыпать территорию Академии. Они кружились в изысканном танце, подхватываемые лёгким порывом горного ветра, и покрывали собачьи спины плотным слоем мокрого снега. Несмотря на весьма приятную погоду, лёгкая дрожь прошла по хребту, минуя рану, и шерсть на загривке встала дыбом, топорщась причудливыми иглами. Морозный воздух обдал мохнатые тела, и Шварц, съежившись, распушился, как одуван. В ушах ещё тихо завывало, но порывы удивительным образом рассеялись также быстро, как и появились. Пёс взглянул на овчарку, белая шерсть которой слегка очистилась под наваленной россыпью и практически сливалась со снежным покровом. Он хотел было спросить не замёрзла ли она, и, не дожидаясь ответа, сесть ближе, чтобы согреть, но Шанди первой проявила инициативу. Она прижалась к его богу, тряхнув головой, когда ветер вновь ударил в грудь. Шварц вильнул засыпанным хвостом, и прильнул к тёплому боку, ощущая весь жар её тела. Так действительно стало немного теплее и уютнее.
Я рада, что ты повстречал, Джексона, наверное он хороший. Я уже и не надеюсь найти своего хозяина, но больше всего я волнуюсь за свою Лео. Наверное у нее родился странный маленький человек, которого она любила еще до его появления. Не хочу чтобы она волновалась за меня.
Он правда хороший. Лучший, — уверенно и твёрдо заключил пёс и продолжил речь, — И я больше чем уверен, что ты найдёшь себе хозяина! Жалко, конечно, что тебе пришлось оставить прежний дом, но порой жизнь заставляет нас двигаться дальше. Так или иначе, я считаю, что всё что не делается — всё к лучшему. — Шварц старался подолгу не смотреть в её опечаленные глаза, скрывая свои эмоции. Но разве это могло быть для него проблемой? Он умело держал всё себе, ненароком выставляя на показ лишь мелкие крупицы своих чувств и переживаний. Такой выдержке можно было бы позавидовать, не знай, как сильно он может страдать в душе.
Думаешь, мне разрешат здесь жить? Придя сюда, я почувствовала запахи других собак, ты здесь не единственный пес на территории?
А почему нет? Я тут долго ошивался. Правда, поначалу тоже боялся, что прогонят, но нет. Конники — люди весьма великодушные и добросердечные. Если бы все городские бродяги знали об этом, тут бы уже можно было открыть собачий питомник! — пёс выдал короткий смешок своим глубоким голосом. Из глотки послышалось то ли урчание, то ли глухое рычание. Зубы обнажились в лёгкой улыбке. Шварц на секунду представил, как по окрестностям бегают десятки собак и не на шутку ужаснулся такой картине. Ни за что!Да, тут есть парочка собак, но они тебя не тронут. Каждый из нас, приходя сюда, надеется найти пару сосисок и немного людской любви, — кангал выдохнул, выпуская облачка пара, которые быстро рассеялись, и продолжал вглядываться на большие двери на террасе, изредка бросая косой взгляд на знакомую. — Здесь никому не нужны неприятности, но если вдруг будут проблемы, скажи мне, я разберусь, — он снова посмотрел на неё и ещё долго не мог отвезти взгляд от голубых глаз. Казалось, они стали ярче и обрели более насыщенный цвет. Шварц не на шутку поразился. Не помню, чтобы когда-то видел такие голубые глаза...
Пока кобель тонул в океане душевных очей, двери снова отворились, и наружу вышел человек.
Шварц, ты чего тут брешешь?
Знакомый голос, который до сих пор будоражил сознание, вывел пса из оцепенения, словно его пронзила молния. Собака резко вскинула голову. Хвост-калачиком забился о землю только набирая обороты. Если Шварц и научился скрывать на морде свои эмоции, то его хвост не намеривался подчинятся жёстким правилам и жил собственной жизнью. Этакий наглядный сигнал — радостный, возбужденный, злой или провинившийся. А если учесть немаленькие размеры этого мохнатого веника, то ему иногда удавалось завести в свой танец не менее мохнатый зад. Такой контрас между серьёзным "передом" и весёлым "задом" не мог не вызвать смех и умиление.
Джексон проследовал к скамье и усёлся. Похлопав по колену, он подозвал пса, но Шварц не нуждался в каких-либо командах, по крайней мере, в данный момент. Он был сильно рад видеть хозяина после такого тяжелого, пусть местами приятного, дня, поэтому только один голос, вид Джексона не давали ему спокойно сидеть на месте. Пёс резко подскочил, заодно вильнув хвостом Шанди, чтобы та следовала за ним, и рванул к любящим рукам, повсеместно отряхиваясь от снега. Одним большим прыжком он преодолел ступени, ведущие на террасу, и заскользил мокрыми ламами по холодным занесенным снегом половицам прямо к ногам Джексона, преданно усаживаясь перед его носом. Он ещё раз тряхнул шкурой. Белые снежинки слетели с палевой шерсти и, подхватываемые ветром, задувались на террасу и человека.
Время раннее ещё. Ты же знаешь, никакого шума в академии, — человек пристально вглядывался в карие глаза. Он дотронулся тёплыми руками до промокшей и холодной шерсти, нежно проводя вдоль её роста, и Шварц как-то по-детски качнул большой головой и уткнулся чёрным носом в ладони. Кобель быстро и учащенно дышал, высунув язык, но от серьёзного вида Джексона тут же сомкнул челюсти и возмущенно замычал с нотками рычания. Да я всего раз гавкнул, а они уже за головы хватаются?! И кто ещё, интересно, поднимает шумиху...
Откуда кровь опять?
Теперь очередь Джексона возмущаться. Хвост стал мельтешить медленнее, а купированные уши забавно отвели назад. Кангал гукнул и выдал одиночный утробный лай, испустив "ароматный" рыбный дух прямо в лицо хозяина. Одним таким гавком он говорил всё: приветствовал, негодовал в ответ на негодование человека, убеждал, что "всё хорошо, ничего страшного" и тут же пытался оправдаться. Слова были излишни. Пёс опустил нос, вжимая голову в шею, которая обросла плотным меховым воротником, и чётко ощутил, как ошейник прильнул к маленьким ранкам под нижней челюстью. Не хватало, чтобы ещё заметил и это ранение.
Ух ты, это у нас кто, — Джексон стрельнул голубыми глазами в сторону, и пёс облегчёно вздохнул. Пронесло.
Шварц выскользнул из рук и посмотрел на Шанди. Он попытался тихо гавкнуть, чтобы подозвать её поближе, но это было больше похоже на фырк.
Это твоя подруга? Откуда ты взялась, бедняга?
Да, это Шанди. Шанди, это Джексон — мой хозяин.
И почему мы говорим с людьми на разных языках?..
Шанди, хромая, приблизилась к ним. Пока Джексон её осматривал, и его внимание сразу же привлекла поврежденная лапа, кангал старался успокоить и приободрить овчарку.
Не бойся, он поможет. Повезло, что не пришлось долго ждать, — он мягко улыбнулся.
Вдруг Джексон подскочил и в миг скрылся за дверьми.
Хм, куда это он... — Шварц ещё минуту смотрел на захлопнувшуюся перед ними дверь, а затем вновь обратился к Шанди с беспокойным голосом, — Как лапа? До сих пор болит?Да уж, глупый вопрос. Ты просто гений, Шварц!
Кангал был бесконечно рад, когда Джексон также быстро вернулся, пока он не спорол ещё какую-нибудь глупость. Двуногий нёс в руках какой-то ящик, на котором красовался большой жирный красный крест. Он сел на скамейку, поминая плед, которым раннее был плотно закутан, и пригласил Шанди к себе.
Мужик, дамы вперёд. Не бойся, красавица, это не будет больно. — Джексон аккуратно обнял её и начал проводить какие-то процедуры. Шварц с завидным интересом и умными глазами наблюдал за происходящим.
Сказал же: всё со мной нормально. На мне заживает, как на собаке! — он ухмыльнулся и перевёл взгляд на Шанди, надеясь хоть как-то её отвлечь, потому что некоторые из действий человека не приводили её в восторг. Не зря я сторонюсь ветеринаров. Парадокс, но Шварц к ним так и не привык. Хотя, именно ветеринар не единожды спасал ему жизнь, так что палевый пёс в первую очередь должен был благодарен этим людям. Вот только запахи спирта, медикаментов и прочих лекарств вызывали раздражение, которое отдавалось сильным импульсом по всему телу. У собаки словно была аллергия на врачей и клиники.
Так, ну и где вы побывали?
Щварц высказался первым. Он снова негодующее замычал, зафырчал, попеременно скаля зубы, и под конец выдал ещё один глубокий лай, который могли услышать лишь они трое.
Всё же порой хорошо, что люди нас не понимают, иначе пришлось бы оправдываться. Будто он это не делала только что. Шварц не двигался с места, сидел, а его хвост громко отбивал о пол и разгонял наваливший снег в стороны. На террасе с новым порывом завыл ветер, и Щварц громко фыркнул, когда снег попал на нос и в открытую пасть. Джексон своевременно "поблагодарил" его за это. Пёс встал, отряхнулся, исподлобья с хитростью взглянув на Джексона, и вплотную подошёл к скамейке. Мёртвой хваткой вцепившись за край пледа, на котором сидел его хозяин, он потянул его на себя. Джексон возмутился, но Шварц и ухом не повёл. Наконец вытащив его, кангал победно прошествовал к другому краю скамьи, волоча в зубах большой плед, и высоко задрал пасть, чтобы накинуть его на Шанди, когда Джексон закончит обрабатывать рану.
Думаю, должно согреть, — буркнул он сквозь зубы. Кобель не отпускал плед, и слова прозвучали неразборчиво. Такое джентльменство не мог не заметить Джексон, — Как он закончит, попробую найти нам еду. — В этот раз получилось намного лучше, хотя в начале фразы он просто завывал.
Как только с лечением было закончено, Шварц бережно накинул плед на Шанди и лизнул её в лоб. Он внимательно осмотрел и обнюхал рану, будто проверяя, всё ли сделано правильно и по стандарту, а затем подошёл к Джексону. Пёс сильнее завилял хвостом, лукаво состроил глазки и несколько раз облизнулся, намекая хозяину, что неплохо было бы чем-нибудь перекусить. Дальняя дорого изрядно вымотала даже Шварца, и живот в очередной раз напоминал, что ему нужна пища.
Как поедим, поищем где тебя пристроить, — обратился он к Шанди, переводя взгляд на белую овчарку, греющуюся под пледом. Но Шварц уже знал, куда поведёт её. В амбаре всегда тепло и уютно, — отличное место, чтобы отдохнуть и восстановить силы.

Отредактировано Schwarzbald (2018-02-19 21:10:54)

+2

10

Интересно, люди вообще задумываются о том, что у собак может быть романтика? Они так же могут не сойтись характерами, обижаться друг на друга и долго-долго лежать прижимаясь друг к другу, ловя каждую минуту столь приятного времени. Эх, наверное людям просто не о чем думать о таких вещах. У них своих забот хватает. Вот к примеру даже Джей, он был столь хорошим другом для собаки, а потом, с появлением той девицы, совершенно потерял голову. Он позабыл об играх с Шанди, о том, что она тоже может ревновать и с головой бросился в обрыв под названием "любовь". Интересно, что это? Белая собака никогда ранее не ощущала этих чувств к кому, кроме своей хозяйки. Она часто вспоминала ее нежные руки, счастливую улыбку и веселые игры, которые они играли в парке. Ох, с каждым днем Шанди начинала забывать запах Лео, пусть как бы не пыталась это остановить. Спустя год или даже больше, она совершенно забыла как пахнули руки ее хозяйки, как пахнул Лорд и дуралей Флайт. Их ей тоже очень не хватало, но может быть Шварц прав и все, что происходит только к лучшему? Хотелось бы, чтобы это было так.
Глубок вздохнув, белая захотела зевнуть, ведь ее организм здоровски устал после столь насыщенного дня, но пока отдыхать было рано. Большое тело кобеля грело ее бок, а его присутствие - душу. Плюха уже не впервые за сегодня поймала себя на мысли, что ей слишком хорошо рядом с ним.
— А почему нет? Я тут долго ошивался. Правда, поначалу тоже боялся, что прогонят, но нет. Конники — люди весьма великодушные и добросердечные. Если бы все городские бродяги знали об этом, тут бы уже можно было открыть собачий питомник! В конце он даже хмыкнул. Да, наверное он прав. Так получается, что наша девушка еще не плохо попала? Да, на конюшнях часто прибивались дворовые собаки и их никто не гнал в шею, а даже любили. Собаки несли службу, охраняя территорию, а люди в свою очередь бросали кость в замен. Шанди не представляла, как она может охранять здесь что-то дабы возможно, заработать, на право проживания здесь. Она могла бы еще долго грузить себя этим вопросом, но голос кангала отвлек ее внимание от не самых приятных мыслей. Ее ушки стали торчком, а глаза с интересом смотрели на палевую морду пса.
— Да, тут есть парочка собак, но они тебя не тронут. Каждый из нас, приходя сюда, надеется найти пару сосисок и немного людской любви. Молочный пар поднялся в высь вырвавшись из пасти кобеля. Плюха облизала сухой нос, надеясь в глубине души, что он говорит правду на счет "тронут" или нет. Ей дико не хотелось бы оказаться еще раз в подобной ситуации, ведь за всю свою жизнь она никогда не стыкалась в драки и у нее всегда был кто-то, кто мог бы защитить собаку.
Здесь никому не нужны неприятности, но если вдруг будут проблемы, скажи мне, я разберусь.Шварц закончил с этим вопросом, завершив его на столь приятных для суки словах. - "Я разберусь". Она мысленно повторила слова кобеля и казалось бы, даже поплыла в облаках. Внутри что-то забилось, будто бабочки в животе. Блондинка смотрела в глаза кангала и понимала, что сейчас не удержится и залижет его от радости и благодарности. Правда, ей крупно повезло повстречать такого мужчину, который не только защитил ее от дворняг, но и продолжает быть опорой. Знали бы вы, как у нее скрутило от этого душу, она была готова подпрыгнуть от радости и задорно поиграть с ним, но потушив в себе эти детские мысли - осталась лежать на полу.
- Я так благодарна тебе...за все. Шанди потянулась носом к морде пса и еле дотянувшись до его подбородка, даже привстать пришлось, лизнула того в губу, правда хотела в щеку если что.  Отведя уши назад, она забила хвостом по полу, как вдруг дверь открылась и раздался мужской голос.
- Шварц. Блондин высокого роста обратился к кангалу, хвост которого уже  не знал как ему еще сильнее и быстрее вилять. Он прошел к скамейке, на которой лежал какой-то плед. Мужчина похлопал по колену, как Шварцбальд был уже возле него. Они так мило выглядели вместе: оба такие большие и оба, с доброй душой. Плюха чувствовала хорошую энергетику исходящую от хозяина пса. Она догадалась, что это он его владелец, но следом ее догадка, кангал подтвердил ее мысли, представив блондинка Джексоном.  Плюха завиляла хвостом, правда пока она вела себя не совсем уверенно.
Джексон обратил внимание на еще одну фигуру на заснеженной террасе и даже удивился, увидев неподалеку Шанди. Она старалась показать всем своим видом, что не несет в себе агрессии, ведь люди на улицах города так часто шарахались ее, а матери одергивали детей за руки. Знали бы они каково не приятно это было самой собаке, ведь Плюха всегда была самой доброй и целовательной девушкой.
Шварц сидел возле хозяина как тот присвиснул и подозвал ее к себе. Шанди сначала посмотрела на кангала, который кивнул ей, что можно подойти. Овчарка чуть опустила голову и все еще виляя хвостом, медленно подошла к мужчине, не опираясь на заднюю лапу. - Откуда ты взялась, бедняга? Его руки были теплыми, они прощупывали ее мокрую и холодную шерсть в поисках ошейника, но его давно там не было. Плюха прижимала уши и все время посматривала на Шварца. Вскоре Джексон обратил свое внимание на травмированную лапу и осторожно разогнув ее, хотел осмотреть. Шанди почувствовала легкую боль и тихо заскулила, после чего обернулась к человеку и начала лизать ему руки. Мужчина не долго рассматривал рану и поднявшись на ровные ноги, мельком пропал за дверью. Даже кангал удивился.
Как лапа? До сих пор болит? Вопрос со стороны пса был внезапным и отвлек внимание блондинки от двери, которая только что захлопнулась. Она обернулась на пса и прижимая невинно уши, негромко ответила: - Немного. Она была рада, что кобель сейчас с ней, что он все время поддерживал ее и в его присутствии, собака могла ни о чем не волноваться.
Джексон появился так же быстро как и ушел. Под рукой у него был небольшой ящик, открыв который, в нос ударили разные запахи медикаментов. Плюха недовольно отвернула морду и тихо чихнула. Резкий запах медикаментов таки защекотали в носу и она не смогла удержаться.
Не бойся, красавица, это не будет больно. Плюха взглянула на хозяина кангала. В руке у него был какой-то пузырек с чем-то похожим на воду. Другой рукой парень взял поджатую лапу овчарки и немного вылил вещества из баночки на рану. Шанди не совсем понимала, что сейчас должно произойти, потому начала лизать человеку руку. Это и правда оказалось не больно, но весьма странно. Кровь вместе с раствором скапывала на пол, а пока мужчина и собака были увлечены промыванием раны, Шварц зря времени не терял. Кобель притащил плед, которым ранее укрывался его хозяин, и как только процедура была закончена, кангал набросил на промокшее тело суки теплую ткань. И все же не все огромные и столь устращающие псы, могут быть плохими.
А тем временем Джей уже почти закончил, осталось только перемотать бинтом лапу дабы очередная грязь не попала в рану. Шанди  послушно терпела все необходимые процедуры, а Шварц пообещал, что раздобудет еды. Да, возможно у нее не бабочки в животе, а обычный голод? Хотя, если подумать, она даже не особо горела желанием что-то поесть, что тоже странно ведь за такое время она должна была целого кабана сейчас бы съесть, но нет, есть собаке совершенно не хотелось.
Вскоре с лапой было окончено, Джексон сложил все обратно в ящик, но потом задержал свой взгляд на холке кобеля. О да, ему бы тоже не мешало обработать рану и Шанди была очень даже согласна с мнением мужчины, а не Шварца, который все твердил, что и так заживет.
Пес же в свою очередь решил выпросить еды у хозяина, который скорее всего не оставит их голодными. Шварцбальд даже уже заикнулся о том, где Шанди сможет переночевать и отдохнуть в целом, как на горизонте террасы нарисовалась еще одна фигура. Это была девушка, ее волосы были такими же светлыми, как и бледная кожа. Плюха внимательно следила за двигающейся фигурой и даже сама не заметила, как закусила при этом верхнюю губу клыком. Наверное это будет очередной прохожий работник или просто посетитель комплекса, потому овчарка облизала нос  и перевела взгляд на массивное тело кангала. Странно, но сейчас Плюха стала как никогда тихой и даже не заваливала пса своими вечными вопросами.

офф: дальше очередь Эбби?)

+3

11

Учебный день наконец окончен. Есть ли на свете лучше чувство, чем когда ты понимаешь, что все оставшееся время ты свободен как птица? Что нет сегодня никакой работы, никаких больше тренировок, можно забиться в теплый плед и больше не думать ни о чем плохом, поддавшись своим собственным размышлениям в компании книги или хорошего теплого фильма, в котором, точно знаешь, все закончится хорошо, пусть и придется приложить для этого много сил. Но только что закончилась тренировка, и до дома еще так долго. Может, остаться сегодня в общежитии? Там, конечно, тишины не добьешься, ведь стоит только Мине войти в комнату, как все вокруг озаряется то ее смехом, то бесконечными разговорами. Нет, это не плохо, скорее даже хорошо, но почему-то в душе становится тоскливо: быть может, я просто завидую ей? Ее способности со всеми сходиться так просто и бесхитростно, ее общительности, вечной улыбке на лице? Нет, просто мы слишком разные, и судьба будто бы смеялась, поселяя нас в одной комнате. Наверно, надо поехать домой.
После тренировки, вычистив Пандемониума до блеска, чтобы он даже после работы казался самым красивым и ухоженным, смазав ему копыта маслом для укрепления, я переоделась в студенческой раздевалки из конной одежды в обычную. И вот уже из обычной девочки, почти не отличающейся от всех других студентов, если не считать почти белых волос и волчьего взгляда, я вновь становлюсь белой вороной, странной даже в выборе одежды. Может, надо пересмотреть свой гардероб, чтобы меньше внимания притягивать? Да черт с ними, какая им все-таки разница? Укутавшись в свой объемный и чрезмерно огромный, но при этом легкий светло-розовый пуховик, который так сильно контрастировал с черными колготками и черным платьем, да и сложно сказать, подходил ли под черные глянцевые мартенсы, я вышла на улицу, где все еще стояли сугробы, пусть подходящая весна с каждым днем уменьшала их высоту, расплываясь лужами по асфальту дорожек. "Каждую ночь я горы вижу, каждое утро теряю зренье;" — звучат в наушниках знакомые слова, вдруг поднимая столп мурашек, пусть и строка эта известна уже так давно. Не так ли с нами всеми происходит? Разве не все, ложась вечером в кровать, уносятся мыслями в далекие миры, в свою собственную галактику, где все чуть справедливее и прекраснее, чем в реальном мире, когда, просыпаясь с утра, уже не видишь всей красоты вокруг, ее, может, и нет вовсе, и взгляд скользит по монотонности будней, становясь каким-то стеклянным и безынтересным, как у людей в метро. Ночью, наедине с самим собой, каждый становится чуть честнее, и мечты в этот час куда красочнее и прекраснее, чем утренняя реальность, в которой так и хочется потупить взгляд. Или же это только я?
Нет, наверно, поеду все-таки домой сегодня. Общения со сверстниками и так хватало выше крыши: Рыжий сегодня почему-то был чрезмерно активен на тренировке, вновь делая вид, что мы с ним всегда дружили. Иногда так хотелось забрать документы или перевестись в другую группу, конкура или кросса, но разве это что-то исправит? Соберись, Бойд, тебе же точно плевать на всех этих глупых ребят. Да, точно поеду домой. Но перед этим можно покурить, ведь день был слишком длинным, и так хотелось хоть какого-то подобия спокойствия, уединенности. В Кавалькаде в зимнюю пору было одно такое чудесное место — большая уютная терраса, где в теплое время года не протолкнешься, так много там отдыхает народа. А вот в холода спортсмены и посетители не часто там задерживаются: холодно, снег залетает, ветер завывает наподобие старых фильмов ужасов. И в эту пору это укромное место и становилось в вечерний час небольшим убежищем, где можно просто спокойно покурить, не обращая внимания на прохожих, ведь все предпочитали ходить через теплые помещения. И, быстро семеня ногами прямо по лужам и наледи, ведь мартина отличались хорошей влагостойкостью, я, уже подходя к нужному месту, вытащила из черного небольшого рюкзачка пачку сигарет и старую-добрую зиппо, чтобы закурить. 
Наверно, я должна была услышать чужие голоса. Но извечная привычка постоянно ходить в наушниках, чтобы не слышать людей вокруг, всю эту суету и крики, да и просто погружаться в мир музыки, свой маленький уголок воображения, на сей раз поставили меня в совсем неловкое положение. Сильно затянувшись сигаретой, я ловко вскочила по ступенькам на террасу, смотря, конечно же, вниз, чтобы не поскользнуться и не споткнуться. И только подняв взгляд на кресла, в одно из которых и собиралась умоститься, открыла рот от удивления, ведь терраса была не пуста. Ох, какой я дурой наверно казалась в этот момент, замирая на месте как вкопанная, широко раскрыв глаза и почти испуганно смотря на двух разных собак и огромного мужчину, что отходил от них, чтобы сесть на скамейку. Взгляд не знал, на кого все-таки смотреть: на огромного пса, кажется, кангала, если мне память не изменяет, на белую овчарку с розовым носом, или все-таки на высокого блондина, который, кажется, был знаком. Да, точно, это же главный тренер факультета выездки! Его не сложно различить в академии: огромный, под два метра ростом, широкий и внушающий даже своим видом уважение, он, скорее, прекрасно бы смотрелся в фильмах про супергероев, играя главную роль, а не здесь, обучая таких оборванцев, как наши студенты. Я, так и стоя на месте, как-то слишком растеряно смотрела в его лицо, спокойное и какое-то даже слишком приятное, не заставляющее испугаться. Мы с ним, конечно, не были знакомы, но мне почему-то всегда казалось, что он очень славный, словно добрее других тренеров. Хотя откуда мне знать? Он повернулся на меня, тоже как-то с удивлением смотря на странную маленькую девицу, ведь, конечно, я как идиотка стояла с открытым ртом и ничего не говорила. Блин, Эбби, ну будь ты хоть иногда нормальной, скажи что-нибудь.
— М-мистер Эванс? Добрый вечер, — запнувшись, все-таки поздоровалась я с главным выездковым тренером, так и стоя на месте с потупленным вниз взглядом. — Не помешаю?
Да нет, конечно помешаю. Ну что за глупый разговор, Эбби? Тлеющая сигарета там и дымится в руке, и я ведь о ней совершенно забыла из-за этой неожиданной встречи. Вот же черт, вероятно, будет ругаться, или подумает, что малолетки совсем обнаглели — курят где попало, даже тренеров не боятся. Хотя он, конечно, даже не знает, кто я такая, и может пронесет. Черт, надо было уходить сразу же, чтобы не тревожить его, но я почему-то ждала, когда он сам меня пошлет прочь. Как-никак, он пришел сюда раньше, да и вряд ли бы хотел, чтобы его покой тревожила какая-то непонятная девка. И я, напрягшись и так и не убрав сигарету, уже собиралась было уйти, как тренер все-таки ответил, даже подвинувшись на своей скамейке, которую почти полностью занимал, словно разрешая мне присесть рядом. И тут я растерялась еще больше, до ужаса виновато потупив взгляд и присаживаясь чуть поодаль от него, чтобы не обращать на себя внимания.
Курить было как-то неловко, но он, кажется, даже ничего не сказал. А сигарета предательски медленно тлела, только недавно начавшись, и все-таки покурить хотелось слишком сильно, да и глупо было бы теперь бросать ее и убегать куда-то, только что прийдя. И, чуть наклонив голову вперед и вниз, я сделала новую затяжку, большую, в надежде, что это хоть как-то поможет отвлечься. В крепких сигаретах ведь была своя прелесть, они действительно отвлекали на себя внимание, и вот я, уже выдыхая вбок дым, чтобы он не попал на мистера Эванса, все-таки стеснительно перевела взгляд на собак. Огромный палевый пес с гордым, слегка суровым видом сидел на месте, громко дыша, а пушистая белая швейцарская овчарка, что находилась ближе всего ко мне, сидела как-то тихо. Может, тоже была не в своей тарелке? На самом деле, собаки были для меня куда привычнее, чем люди. С ними, как и с лошадьми, было легче найти понимание, но сейчас не хотелось тревожить и их, занятых своими делами. Оглядев белоснежку, я убрала упавшую на лицо прядь длинных волос, и все-таки с интересом продолжила на нее смотреть.
— Хэй, Красавица, что это с тобой произошло? — тихо спросила я белоснежную овчарку, медленно протянув к ней руку, чтобы не испугать. Ее забинтованная лапа, поджатая слегка под себя, сразу бросалась в глаза, и посему я, поборов хоть немного смущение, повернулась к тренеру, чуть выпрямившись. — Это ваши собаки? Похоже, они нарвались на неприятности.
На кангале был ошейник, а на овчарке нет, но, конечно, наверняка обе собаки были с самим тренером, ведь зачем ему тогда с ними сидеть? Черт, вот нафига я вообще раздражала этого огромного мужчину своим тонким тихим голосом? У него и так дел полно, а я мало того, что приперлась сюда, так еще и болтаю почем зря.

+3


Вы здесь » Royal Red » Территория Академии » Терраса


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC